Спор Кембриджей (Cambridge Controversies)- новые кембриджцы

Изменено: 07.08.2017 Posted on

Ниже- спор кембриджцев со времен Мальтуса и Рикардо, «Пустые ящики»  теории — фирмы Маршалла, заполнял и Гарвард (Шумпетер с 1932-го, президент эконометрического общества (1940—1941) и американской экономической ассоциации (1948 году[8] ) динамикой в противовес статике неоклассического направления[11] с распространением нововведений в различных сферах хозяйственной жизни, инноваций[12] и  экономических циклов, включая «длинные волны» Кондратьева (до 55 лет), средние промышленные циклы Жюгляра (до 10 лет), малые (денежные) циклы Китчина  3—4 года[15] (как и дестабилизирующие факторы монополии-конкуренции — факторы ускорения прогресса: борьба за сферы влияния, ограничительная деятельность фирм (реклама, патенты) не тормозят, а ускоряют долгосрочный процесс развития[15]. «Капитализм, социализм и демократия» показывает их смену, как среднего класса Аристотеля.

Амер.Кембридж-Гарвард и МИТ на русском см.экономика-от-а-до-я-авторы-тексты/ и наш а/р-теория-развития-96/. Англ.политэкономию — классиков обычно представляют по спорившему с Мальтусом Рикардо и Смиту, а не кембриджской школе с учившихся и преподававших там Мальтуса и Дарвина, через Маршала-Кейнса определяющей кейнсианцев, «неоклассиков» и большинство нынешних лауреатов. Идеи Мальтуса — основа англ.политэкономии и кембриджских школ, дарвинизма, нового утопизма – социализма и коммунизма,  «Капитала» Маркса и др. Связи с долгосрочным содержанием развития – отраслями в «теории длинных волн» Кондратьева-Шумпетера у нас известны как Техуклады Глазьева (сейчас все спорят, какой д.б. 6-й, нано-е-био или др.), отражают теорию-циклы Шумпетера  в амер.Кембридже 30-х и решение проблемы «Пустых ящиков эк.теории» 1К – Маршалла. Более общую связь отраслей и экономики дает обобщение статей ВЭД и ТН-технологии, наша «Программа развития через стадии импортозамещения-ПИИ-экспорта», через общие статьи ТН ВЭД и Гарм.Системы  Запада. Это обобщение статей ТН ВЭД дает возможность развития и защиты своих нац.интересов, но также важно в плане и философии как количественного измерения частных областей (где важнее не льготы – таможенные тарифы, ТТ, а информация об объемах – потребностях, половина бизнес-планов, главная недостающая, для маркетинга, в реальности измеряют таможенники на границе, до сумм потребителей – субъектов хозяйства). Как писал Леонтьев в амер.2К-Гарварде, это связано с фазами эк.оборота от П-Т-Д Маркса до схем Хайека и матриц экономики  СНС ООН (Стоуна – школы 1К) с обобщением их, что также в 2000-х развивали Стиглиц и др.нобелевские лауреаты, проблемы измерения и обобщения. Кембриджская школа и  Кейнс определили спор с Тинбергеном и математизацию кейнсианства Хикса, Самуэльсона и неокейнсианцев.

1 из спора «кембриджей»- Идея Капитала – накопления и сохранения, в материальном виде ограниченных ресурсов (средств существования – в борьбе и отборе их как основе развития — эволюции) в отличии от неограниченных («технологических») возможностей мысли, науки и информации, как и религии ранее, поэтому обесцениваемых во время кризисов умножения в геометрической прогрессии (Мальтуса) как «перепроизводства» их (в споре с Рикардо, не пережившим первый кризис 1820-х, сейчас главное ожидаемый 2020-х с обесцениванием амер.валюты подобно англ. 1929-30-х). Это включает и частные интересы, субъекты и «классы», классовый подход Маркса, как отношения (ПО), «борьбу за признание» «раба и господина» Гегеля.

Их отношение к религии, христианство и Запад  основаны на идее воплощения в таком материальном, ограниченном ресурсе, в отличии от абстрактного Бога евреев и ислама. Это дает реальные функции «вечного» сохранения и роста, через  накопление, материальное – средств Мальтуса в отличии от нематериальных ресурсов, умножаемых и обесцениваемых, как слова религии и информация. Отсюда теория эвол.-развития количественного и качественного, включая переоценки прежнего в новом, отбор и нематериального более ценного чем др. в меру умножения-производства до уравнения спроса-предложения и «прогрессий» Мальтуса.

Мальтус Роберт Т. (1766- Кембридж-мат.88- политэк.1805 — 1834) – создатель демографии, «Опыта о законе народонаселения и его воздействии…» (1798), теории роста-прогрессии и колебаний населения, борьбы и средств существования (с зарплатой) и отбора (эволюции Дарвина), экономики. Из ограниченности ресурсов и «закона убывающей отдачи» или арифметической прогрессии против неограниченного размножения- в геометрической прогрессии доказал необходимость «борьбы за существование» и отбора, бедности и войн, «нищеты и порока» (или «моральных ограничений») независимо от власти, вопреки вере «Просвещения», Руссо, Кондорсе, Годвина и отца. Но избыток населения влек за сознанием недостатка умножение средств – производства (и зарплат, хотя «реальные» — с продовольствием могли отличаться убывающей отдачей-прогрессией и быть мерой, как хлеб-зерно Рикардо), недостаток спроса и необходимость роста населения, т.о. давая теорию колебаний «Народонаселения», «Принципы…» и «Определения политэкономии» (1920, 27). Они стали основой «классики» Милля и Маршалла, циклы изучали с Жюглара, спрос — Кейнс через век (писавший, что мир и политэкономия при следовании Мальтусу были бы лучше, чем «классики»), «моральные ограничения» — викторианцы, неомальтузианцы, сексуальные же ограничения прямо связаны с моралью. Сам он выступал за «отбор», против средств «без разбора», умножающих худшее, бедных и беды, считая, как Мандевиль*, что средства для экономики, общественных работ или добровольные, выборочные, лучше прежних «законных», приходов и др., но не доказал это, догадывался, что «перегнул палку» и умер в год принятия Англией «его» закона о бедных, став «козлом отпущения», которого винили вместо Смита и Рикардо за «мрачную политэкономию» или «продажность», «услуги буржуазии» реформаторы и учение, как Маркс, Менделеев (17-й в семье!) и др. Не зная естественных наук-возможностей, он не мог предвидеть роста «средств существования», ВВП/душу по законам «растущей отдачи» Маршалла, Мура и др., но понимал, что с освоением всей Земли через пару веков пределы все равно исчерпаются. С кризисом роста цен ресурсов 1970-х рост населения в геометрической прогрессии действительно перешел к арифметический – ок.90 млн.в год за счет РС при вымирании «проигравших» ПРС («оси» Германии и б.СССР). Идея «не жениться без средств» требует соединения, например, Азии и Африки с освоением Океана и Космоса, религией, исламом и т.п. Главное же, эти законы и прогрессии могут описывать любой рост, кризисы и развитие – знаний, отраслей и т.д. См.Жид, Рист — ПессимистыБлауг М. Население, убывающее плодородие и рента

Ряд подобных положений ранее отмечали Ман Томас (1571-1641) – член Ост-Индской компании, защищал ее от обвинений в депрессии 1620 г. (Бэкингема-Бэкона) в «Рассуждение о торговле Англии с Ост-Индией. Ответ на различные возражения, которые обычно делаются против нее» (1621), в «Богатство Англии во внешней торговли или баланс нашей внешней торговилкакрегулятор нашего богатства» (1628, изд.1664),«правило: продавать иностранцам ежегодно на большую сумму, чем мы покупаем у них» (осуждая и роскошь из-за импорта), Смит назвал «фундаментальным принципом политэкономии»-меркантилизма, с ошибкой – отождествлением денег с капиталом, но вред дефицита баланса не учитывал и Кейнс.справка — Аникин … обыкновенный меркантилист («Юность науки»)

автор басни Б. Мандевиль. Взроптавший улей, или Мошенники, ставшие честными (1670- Голл., с 85- Англия — 1733) в Л. 1705, за век до Мальтуса (1766-1834) — и Кейнса, по «ОТ..» (1936), развил мысль Барбона, 1690, что Расточительность вредит человеку, но не торговле, в отличии от вредной обоим жадности. Предисловие к «Басни о пчелах»(1714-29) с подзаголовком «Частные пороки, общественные выгоды» (жадность пчел дает мед обществу улья) — сознает непреднамеренные последствия – связи обмена-РТ экономики. Это оправдывает пороки, капитализм и мир лучше «Теодиции» Лейбница, — обман, преступления, импорт как «Роскошь дает работу миллиону бедняков, гордость, Зависть и Тщеславие – слуги трудолюбия» (разделения труда), как и моды-изменения, «Находя и исправляя ошибки, своим непостоянством устраняли недостатки, непредвидимые» (сознание жизни как «постоянного обновления» Платона, «ротации» для «ПЯ ЭТ» Маршалла*). Но «частные пороки обращаемы в общие выгоды опытом-искусством политика» (см.09), «порок становится выгодным, когда он укрощен и связан правосудием…необходим как голод, что бы питаться».

Тюрго и Смит (1776) заменили и обман и ум политика конкуренцией (с полицией), усилили идеи невмешательства в те, «либеральный проект», заменяя или реализуя «невидимой рукой» Провидение Бога, для оптимальности сочетания жадности и блага Запада, но в ХХ веке Кейнс,Коуз (1910-91-), лауреаты НП 01-сознавали, что это лишь проект, как д.б., но «невидимая рука бессильна» без госмер и права, ближе М. В «Исследовании о происхождении моральной добродетели», «Опыте о благотворительности…» и «…природе общества» М.уточняет это, связывая с условиями времени и страны, о Петре – «России слишком мало знающих людей, а в Великобритании слишком много», требуя и «определенной доли невежества в хорошо организованной стране», против потери духа-веры (депрессии) рекомендуя долгосрочные меры, заботы о потомстве, общественные работы (из средств для бедных), что выразил и социализм.

М. Блауг. Бернард Мандевиль. (из Blaug M. Great Economists since Keynes.)
Луи Дюмон«Басня о пчелах» Мандевиля:экономика и мораль.

 

После Мальтуса (1898) «Богатство народов» А.Смита прочитал и Рикардо, развив выгоды обмена и специализации в производстве даже без абсолютных преимуществ, при условии сравнительных преимуществ при производстве предметов обмена. Выгоднее товары имеющие большую сравнительную эффективность. Он установил закон сравнительных преимуществ и специализации на производстве товаров с затратами труд меньше других товаров, даже большими, чем вне, за границей. Классическим стал его пример обмена английского сукна на португальское вино с выгодой обоих, даже если абсолютные издержки производства сукна и вина в Португалии ниже, чем в Англии. Абстрагируясь от транспортных расходов и таможенных барьеров, относительно более низкие цены сукна в стране А по сравнению с П объясняют его экспорт и относительно более низкую цену вина и экспорт П. Вывод, что свободная торговля ведёт к специализации в производстве каждой страны, развитию производства сравнительно преимущественных товаров, увеличению выпуска продукции во всём мире, а также к росту потребления в каждой стране. Вознаграждение и стоимость факторов включает процент на капитал, как условием и главный стимул их накопления; стоимость производства включает время применения капитала[6]:Различие в стоимости … происходит оттого, что прибыль является лишь справедливой компенсацией за время, в течение которого она не могла бы быть использована. Из аналогии с земельной рентой (Мальтуса), вначале происходит обработка наиболее плодородных земель («земель высшего качества») и весь доход распределяется в виде заработной платы и процента на капитал. По мере роста населения и спроса на продукты питания приходится обрабатывать земельные участки худшего качества с ростом затрат производства. При различии выручки с капиталов в различных условиях конкуренция между капиталистами требует выравнивания нормы прибыли и добавочный доход ресурсов более высокого качества будет поступать не капиталисту (владельцу средств производства, оборудования), а их владельцу, как землевладельцу в виде земельной ренты[6].Величина прибыли на капитал и уровень заработной платы будут определяться доходом от использования капитала в наихудших условиях, без ренты, далее весь доход за вычетом ее следует распределить между капиталистом и рабочими. Заработная плата определяется стоимостью средств необходимых для поддержания жизни рабочего и его семьи, растет с ценами на средства существования и влечёт предложение рабочей силы, возвращая к равновесному6].Только надежда на прибыль является мотивом сбережения капитала[6]. Теория сравнительных преимуществ стала осью всемирного экономического порядка и входит во все учебники экономического мейнстрима. Трудовая теория стоимости использована для обоснования перераспределения богатства социалистами, Маркса и др.

Милль Джон Стюарт (1806-Л.-1873) – сын,* философ и писатель, дал основной в 19 в. учебникПринципы политической экономии и некоторые их приложения к социальной философии(1848), синтез теории Рикардо и его критиков, Мальтуса, после «Системы логики» (1843) и ранних эссе «Дух эпохи» (1831) и «Определения политэкономии и метода» (1836, после Мальтуса), «Бентам» и «Колридж» (1838, 40). «Система логики, силлогистической и индуктивной» (A System of Logic, Rationative and Inductiv, 1843). — PDF

Расширив теорию сравнительных затрат Рикардо с учетом спроса – условий торговли, он тем определил цены (чего не учат студенты и сейчас), сформулировал «закон спроса и предложения» как уравнение, а не тождество, проблемы экономии масштаба, «молодых отраслей» (т.е.развития, защиты-протекционизмом, что развила Кембриджская школа) и сопроизводства для трудовой теории ценности, затраты из упущенных возможностей, теорию зарплат Смита при неконкурирующих группах.

в предисловии Principles of Political Economy (1848)-  задача обновить «Богатства народов» А. Смита, стала основным экономическим учебником англоязычного мира до выхода в 1890 г. «Принципов экономической науки» А. Маршалла[7]. На русский язык была частично переведена Н. Г. Чернышевским, 1 том был опубликован в журнале «Современник» с его комментариями в 1860 году, Сын и сослуживец в Ост-Индской К. Джеймса Милля, ведущего ученика и друга Рикардо и Бентама, как теоретик демократии и экономической, против рабовладения, в 1850 году отправил анонимный памфлет «К негритянскому вопросу» в ответ на анонимное же письмо Томаса Карлейля, защищавшего институт рабства, писал «О свободе» (1859), «An Examination of sir W. Hamilton’s Philosophy» (1865) — критический разбор философии Уильяма Гамильтона, греко-латинско-политэкономическое образование в «Автобиографии» (1873) Считал, что на протяжении истории «все лица женского» и «подавляющее большинство мужского пола» были рабами, поэтому последовательно выступал за женскую эмансипацию, в книге «Подчиненность женщины» (The Subjection of women, 1869, 4 издания, или «Подчинение женщин», 1861), первым из парламентариев подняв вопрос о женском избирательном праве.. Критиковал пороки буржуазного строя (имущественное неравенство, культ денег, низкий жизненный уровень рабочего класса), преодоление которого видел в социальном реформизме, надеясь, что капиталистические компании сменят рабочие кооперативы («рабочие ассоциации»),

«Маниакальный защитник» теории Мальтуса настаивал на оценке каждой меры и политики по влиянию на темп роста населения (веря в способность рабочих к добровольному ограничению семьи, но негласно одобряя меры контроля рождаемости среди бедных).

Жид Ш., Рист Ш. АПОГЕЙ И УПАДОК КЛАССИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ. СТЮАРТ МИЛЛЬ
Блауг М. Джон Стюарт Милль.

Маршалл Альфред (1842-Л. – Кембридж-65 – 77-жен.,р.У.Бристоля – Кем.85-08 -1924) – математик Кембриджа, в 1867 разработал графически анализ внешней торговли (Рикардо и Милля, с Курно и Тюненом), «не совокупности, а прирост количеств», как «предельный» прирост спроса уравновешивается приростом стоимости производства – непрерывно, в 1871 «Теория политэкономии» Джевонса опередила его в публикации понятий «маргинальной» («конечной» — «final») полезности (к 1 изд. «Принципов…»«Термин «предельный прирост» я позаимствовал из работы фон Тюнена, более правильный, а к§ 3,гл.VI,кн.III, «Понятие о точном измерении «потребительской ренты» — Дюпюи в 1844, в 1873 г. вместо публикации с Вальрасом дал ограничения 5 ч. «Принципов»), в 1875 г. изучил центры индустрии Америке с политикой протекционизма, с женой написал «Экономика промышленности» (1877) для «рабочей среды» (в т.ч.о торговых кризисах) и преподавал экономическую теорию в Кембриджском университете. В теории обмена и цен (The pure theory of foreign trade and the pure theory of domestic values) и промышленности (The Economics of Industry,1879, в соавторстве с женой Мэри Пэйли) он перевел идеи торговли Рикардо-Милля в строгие графики (Г.Сиджвик напечатал его доклады и разослал). Он издал «Принципы экономической науки» (Principles of Economics, 1890—1891), на десятилетия служившие основным учебником в США, Англии и др., ввел в 1903 в Кембридже впервые в мире специализацию по экономическим и политическим наукам (ранее экономика давалась в рамках специализации по «моральным наукам», значение). Он  соединил классические теории издержек производства и спрос «субъектов революции» маржинализма, в теории рыночного ценообразования из равновесия предельной полезности товара и предельных издержек на его производство, дав знаменитый график, т.н. «крест Маршалла» или «ножницы» Маршалла. «…Чем большим количеством какой-либо вещи человек обладает, тем меньше, при прочих равных условиях,… будет цена, которую он готов уплатить за небольшое дополнительное ее количество, или, другими словами, его предельная цена спроса на нее снижается» [60,142]. Кроме цены данного товара, на спрос влияют и другие факторы — цены товаров-субститутов и комплементарных благ, доход, вкусы и предпочтения потребителей. Изменение всех их отражает сдвиг кривой спроса и, может быть, изменение ее кривизны. В  зависимости от степени потребности, уровня дохода суммирования спросов отдельных лиц специфические особенности их потребностей уравновешивают друг друга,  формулирует общий закон спроса: «Чем больше количество товара, которое имеется в виду продать, тем ниже должна быть назначаемая на него цена, чтобы он мог найти себе покупателей»    Маршалл ввел«эластичность спроса» (и предложения) как скорости реакции (вероятности-реализации потенциала): «Степень эластичности (или быстрота реакции) спроса на рынке зависит от того, в какой мере его объем возрастает при данном снижении цены или сокращается при данном повышении цены» [60,148]. Она не постоянна, выше при высоких ценах, но по мере снижения цен сокращается и эластичность спроса. Основные факторы, влияющие на нее: уровень потребности в товаре, наличие товаров-субститутов, доля расходов на данный товар в потребительском бюджете, количество возможных способов употребления блага, продолжительность периода времени, в течение которого изменения цены. Она важна при анализе спроса на факторы производства.

Он ввёл категории «потребительский излишек», считал необходимой госпомощь в «сторонах жизни бедных рабочих, в которых им трудно обеспечить себя самим», иное оценивал как «ошибочное и безнравственное» с т. з. «общих» интересов[4].

  Он стал основателем школы — «В Кембридже возникла традиция устного изложения экономических концепций — лекции Маршалла, а затем…Пигу», Принципы экономической науки (1890) делали его доминирующим экономистом англо-американской науки, до ОТ (1936) написавшегоего некролог Кейнса*, при всей абстракции, этике и викторианстве. Пренебрежение к «маржиналистам» Джевонсу, Вальрасу, Менгеру и Бем-Баверку связано с лучшим понятием им «субъективной теории» (НКФ- «боготворя Канта, не мог продвинуться дальше его»), классиков с ценой спроса-предложения (как «ножниц», «креста М.»), математики (с предельной полезностью и производительностью, Курно и Тюнена), относя ее в сноски в надежде на понимание практиков, бизнесменов и теорию динамики-развития, как био-эволюции, включая законы и отрасли убывания и роста отдачи (издержек, внутренней и внешней экономии масштаба, см. 08) и их обложения-поддержки. Но не смог их установить, вызвав «предательство» последователей («Пустые Ящики Э.» Клэпхема*, 1922, ПЯЭ далее, связанные с понятием оценки и риска Найта и ПТ 73-87-01) и некролог Кейнса*.По сути тоже относится ко всем «кембриджцам» от «молодых отраслей» Милля, Сиджвика, до эффектов Пигу-чикагцев и т.д. Веря в преимущества частной собственности и рынка, с «бесконечным перечнем» оговорок, он признал несовместимость конкуренции и долгосрочных убывающих кривых предложения – совокупное благосостояние можно всегда увеличить налогообложением отраслей с растущими издержками для субсидирования отраслей с убывающими – т.е.нового, что отвергли как ПЯЭ, как и его версии «излишков» и «репрезентативной фирмы» (08), сочетания статанализа с динамикой и историей, рыночного, короткого и длительного периода (требующие производных фп). Другие считали предложение ресурсов фиксированным и сводили экономику к «экономии» их, а не росту, как и населения и НТП.«Принципы»представлялись лишь первым томом, но «его сил хватило лишь свести воедино прежнее» в «Промышленность и торговля» (1919) и «Деньги, кредит и торговля» (1923), почему теории денег и циклов считали не существенными до Кейнса и «монетаристов».«Принципы»дают «трехзначную» нумерацию, логику «Экономикс», где 1-й номер – книги разделяет главные части – 1-2- общее понятие Э., 3- потребности 4- производство, 5- уравнение их, спроса-предложения, в разных периодах, 6- Доход-распределение, 2-й – главы, например, связанные с различием периодов, производных, как и 3-й- параграфы. Приложения содержат А- Историю Экономики (как институтов, НП 93), В- ИЭУ, С-Д- метод Экономикс Е- определение Капитала (включая спор Кембриджей и измерение НП 73-87-01-04) , Ф- бартерный торг (можно понимать как границу Э. и ее расширение на др.), Ж-Местные сборы Н- допущения о возрастающей отдаче (гл.законе) И- т.стоимости Рикардо (включая полезность Джевонса и др.) Й- т.зарплаты (с симметрией К-Т и Пр-По) К- виды доп.выгод – избытков (основа для спора социалистов, Пигу с Чикаго и др.), Л- т.налогов и агротехники Рикардо (и биотех?), Математическое (основа Эконометрики ХХ в. и НП 69-). Это можно считать основой школы и «нашего Кембриджа» (3К). справка— Селигмен Б. Альфред Маршалл:становление традиции.. Блауг М. Маршаллианская теория:полезность и спрос:издержки и предложение   Краткая справка.

В 1927 году сотрудниками Кембриджского университета для изучения творчества А. Маршалла было создано Маршаллианское общество (Дж. М. Кейнс, Н. Калдор, Дж. Робинсон), его членами являются как преподаватели, так и студенты Кембриджа. Общество ежегодно проводит ряд мероприятий, включающих лекции, встречи с иностранными экспертами, а также ежегодный благотворительный обед (Marshall Society Charity Dinner),[5]публикует журнал «The Cambridge Economist».

в Экономике: КЕМБРИДЖСКАЯ ШКОЛА (А. Пигу, Дж. Н. Кейнс, Дж. М. Кейнс, Дж. В. Робинсон, Н. Калдор, П. Сраффа и др.) учеников и последователей А. Маршалла, преподававшего в Кембриджском университете в 1868-77 и в 1885-1908 гг.. В отличие от лозаннской школы (М. Э. Л. Вальрас, В. Парето) развивала  анализ более практичный и менее строгий, не общего, а частичного равновесия, выделяя отдельные рынки, отрасли или районы,   связи заменяющие (субститутов) и дополняющие (комплементарных благ, с прочие равные (ceteris paribus), проповедуя полезность для потенциальных потребителей — правительств, фирм, профсоюзов, методологический плюрализм  и умеренно левый реформизм экономической и социальной политики.

Два крыла Кембриджской школы, А. Маршалла (задачи науки, принцип «частичного равновесия», Пигу). Критику маршаллианских принципов конкурентного рынка в 1920-е начали П. Сраффа и Дж.В. Робинсон, с понятием несовершенной конкуренции до «общей теории» Дж.М. Кейнса, «кейнсианской революции» в экономической науке. Кембриджская школа после Кейнса критиковала развитие теории капитала (Дж.В. Робинсон) и моделирование экономического роста (Н. Калдор), дав правое и левое посткейнсианство (М. Калецкий и Х. Мински).

«Макроэкономическая революция» Кейнса в кейнсианском Кембриджском кружке (см. главу 21 и «левое кейнсианство»), Дж. Робинсон с кейнсианской интерпретации «Капитала» Маркса (1942), и Сраффа, редактор полного собрания сочинений Рикардо (1951 — 1973), развили теорию роста, неорикардианское или «левое кейнсианство», против её форматированной версии «хиксианства» и неоклассического синтезу, критикуя его с позиций не «монетарных кейнсианцев» Клауэра — Лейонхуфвуда, а К. Маркса: капитал — не вещь, а общественное отношение (ПО, чередуемое у него с деятельностью, см.ПС-ПО а/р 96, после соцсистемы поддерживает КПК).  Неоклассический «синтез»  кейнсианства, в его хиксианской интерпретации, развивали и в странах Британского Содружества, а число «посткейнсианских еретиков», как писал Вайнтрауб (23.12.2004), увеличивается в США и Канаде.

С 1925-26 гг. Сраффа связал с экономией масштаба и совершенной конкуренции, с Франком Рамсеем и Людвигом Витгенштейном  создал «кофейный кружок», обсуждавший споры, «Трактат о вероятности»[en] Кейнса и теорию деловых циклов Фридриха Хайека. после Лондонской школы экономики и политических наук в 1927 году развил теорию стоимости как «Производство товаров посредством товаров», без недостатков господствующей неоклассической теории, и с Кейнсом изучал классику, Давида Рикардо (Джордж Стиглер написал «Рикардо был удачливым человеком… И сейчас, 130 лет спустя его смерти, он столь же удачлив: его поддержал Сраффа»). Его техника формирования совокупного капитала как датированного количества труда и привела к спору двух Кембриджей о капитале и неорикардианству с 1960-х. Зная его и политику (обеспечил «Тюремные тетради» заключенного фашистской власти Италии Грамши), Кейнс пригласил в Кембриджский университет, читать лекции и заведовать Библиотекой экономической литературы Маршалла (и его, более 8000 томов, в Тринити-колледже). Подобно Рикардо, Сраффа богател, сделав долгосрочные вложения в облигации правительства Японии сразу после атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, веря в быстрое преодоление бедности. В 1970-х он был избран почётным доктором Сорбонны   и Мадридского университета).

Дж. Робинсон «Теория несовершенной конкуренции» (1933), «Общая теория занятости, процента и денег» (1936) и посткейнсианство Кембриджской школы подняли макроэкономические проблемы. К Робинсон и Сраффе присоединился перешедший в Кембридж Н. Калдор, .  Посткейнсианские макромодели Н. Калдора и Робинсон отличались от неоклассических (Солоу) меньшим уровнем абстракции, стремлением выделить доходы разных общественных классов (прибыль и заработную плату), различные виды капитала, в «споре между двумя Кембриджами», англ.-амер., доказывая, что определение совокупной величины капитала, входящей в производственную функцию, в физических величинах невозможно ввиду его разнородности и теоретически ущербно.

против кейнсианско-неоклассических моделей роста американского Кембриджа (университетский городок под Бостоном, Массачусетс- где расположены МТИ и Гарвард, где с 1932 Шумпетер давал вместо рыночного равновесия Вальраса и совершенной конкуренции  свою прибыль новатора,  введя понятия «нововведение» и «инновация». «Предприниматель Ш.» сам создаёт условия для нее, изменяя процессы производства и реализации продукции, прогресс[16] и темп экономического развития на микроэкономическом уровне и  экономического роста[16]. Удаляя устаревшие элементы и обновляя, «Сможет ли капитализм выжить?» — саморазрушения[20] большого бизнеса угрожает существованию частной инициативы, АО уничтожает класс частных собственников, на факторы производства, исчезновение среднего класса «охраняющих» до «радикальных интеллектуалов»[21] «Социалистическая организация общества неизбежно вырастает из такого же неизбежного процесса разложения общества капиталистического»[22]. Как ученик  критика марксизма О. фон Бём-Баверка, австрийской экономической школы против Карла Маркса и социализма, где Ф. фон Хайек «Дорога к рабству» ставит знак равенства между коммунистической советской и национал-социалистической системами, после лет «спецхранов»[7] в «Маркс — пророк», Шумпетер называет марксизм религией,  «Капитал» дал «миллионам человеческих сердец» учение о социалистическом рае уже при жизни лишенным религии, как ее смысл и луч света в одежде научного анализа и  рационализма, тенденций эпохи: «чрезвычайным искусством здесь удалось соединить иррациональные чаяния страждущих, которые, лишившись религии, бродили во тьме подобно бездомным собакам, с неизбежными для того времени рационалистическими и материалистическими тенденциями, сторонники которых не признали бы ни одного утверждения, не подкрепленного научным или псевдонаучным доказательством.— [19]

В «Истории экономического анализа» Шумпетер оценивает Маркса только как социолога и экономиста, разбив его «вероучение» на «куски», социологические — «экономическая интерпретация истории», как экономист-классик, представитель группы рикардианцев, его оригинальность заключается в эволюционном подходе к экономике, поиске механизмов изменений.

Леонтьев В. еще до Кейнса описал «Слепое» теоретизирование. Методологическая критика нео-Кембриджской школы (См.// Экономические эссе. М., 1990.)- 1К, что еще усилили его ученики в 2 К — как Самуэльсон П. (См.Интерпретация марксистского понятия эксплуатации: краткий обзор так называемой проблемы трансформации марксистской стоимости в конкурентные цены // Экономическая политика. 2012. № 4-5

20-страничная  статья о «мультипликации» в самый канун второй мировой войны Роя Харрода, спустя семь лет открытая на другой стороне Атлантики E. Домаром, как «модель Харрода — Домара», заложила аналитический фундамент поколений экономистов,  сделав объектом анализа скорее темпы изменения производства во времени, чем Уровень производства и занятости «Общей теории занятости, процента и денег» Кейнса. В 1956 г. работ Р. Солоу в американском Кембридже «ответил» Дж. Робинсон в споре «двух Кембриджей» на «переключения» и «измерения капитала».

Дж. Харкурт, профессор Кембриджского университета, в статье «Судьба дискуссии двух Кембриджей о теории капитала» (Cohen A.  J., Harcourt G.  C. Whatever Happened to the Cambridge Capital Theory Controversies? // Journal of Economic Perspectives. 2003. Vol. 17, No 1. P. 199—214, к 50 лет с момента выхода в свет оригинальной работы Робинсон, 100 лет со дня ее рождения и 20 лет со времени смерти Робинсон и Сраффы)*, напоминает, что он предложил это название (Harcourt G. C. Some Cambridge Controversies in the Theory of Capital // Journal of Economic Literature. 1969. Vol. 7, No 2. P. 369—405), когда  «Производственная функция и теория капитала» по Джоан (Robinson J. The Production Function and the Theory of Capital // Review of Economic Studies. 1953—1954. Vol. 21, No 2. P. 81), стала «мощным инструментом оболванивания (miseducation). Студента, изучающего экономическую теорию, заставляют писать Q  =  f (L,K), где L — количество труда, K — количество капитала, а Q — выпуск товаров. Студента учат считать всех рабочих одинаковыми и мерить L в человеко-часах; ему что-то говорят о проблеме индекса (indexnumber problem) при выборе показателя выпуска; и тут же торопят перейти к следующему вопросу в надежде, что он забудет спросить, в чем измеряется K. …и так привычка к интеллектуальной небрежности передается из поколения в поколение» . Это начало спор двух Кембриджей по теории капитала, участников дискуссии с английским Кембриджем и Кембриджем в штате Массачусетс, с середины 1950‑х до середины 1970-х годов, Сраффа, Джоан Робинсон, Пазинетти, Гареньяни — Самуэльсон, Солоу,  Хан и Блисс — амер. неоклассический синтез, в «Quarterly Journal of Economics», «Review of Economic Studies» и «Economic Journal» (см.у Блауга и Харкурта)  описали «бурю в стакане воды», вызванную аномалия­ми при измерении капитала в моделях с агрегированной производственной функцией, скрываемыми в неоклассической теории распределения, предельной производительности (как товара Гиффена для закона спроса). В 1980-е для эндогенного роста и реального делового цикла использовалась агрегированная производственная функция, будто никаких споров не было (англ.Робинсон и Сраффа умерли в 1983 г.). По закону Планка выжившие с уходом противников из жизни убеждали, что представители английского Кембриджа ошибались, передавая «привычку к интеллектуальной небрежности» новому поколению экономистов.

Харкурт считает это последней незавершенной дискуссией о роли и измерении капитала в ПРС, равновесия (неадекватного для роста и накопления капитала, по Робинсон) и идеологии неустойчивости, что вызовут в будущем новые разногласия. Сраффа, Робинсон и Пазинетти работали в Кембриджском университете, Гареньяни получил там степень Ph.D., в 1950-е,  Самуэльсон и Солоу работали в MIT, Хан — в Кембридже, а Блисс  преподавал.

«курьез Рут Коген» в опровержении  «неоклассического» постулата об определенности отношения между факторами и их ценами Сраффы в 1958г. на острове Корфу, и его «Производство товаров посредством товаров» в 1960г., опровергнув указанный маржиналистскии постулат связи между движением капиталовооруженности и нормы прибыли, один метод производства может быть наиболее прибыльным при различных нормах прибыли, что означает возможность перехода не только от трудоемкого к капиталоемкому методу производства, но и наоборот, что исключалось «неоклассиками».

В  маржиналистских кругах дебаты между Кембриджем американским и Кембриджем английским (см.»их летописец» Дж.Хэркорт и М.Добб): американцы Самуэльсона и Левхари выставили против англичан компромисный вариант — так называемую теорему «незамещения» и суррогатную производственную функцию Самуэльсона. Однако в 1966г. на страницах «Квотэрли жорнал» начало второго этапа дискуссии, англичане под предводительством Пазинетти, вооруженные идеями Сраффы, заставляют капитулировать 2 К, в начале 70-х годов вспыхивает новая волна дискуссии «неорикардианцев» — Ходсон, Стидман и Гиммельвейт и проблемы «переключения технологий». 2К ответил на книгу Сраффы на первом этапе дебатов теоремой незамещения Левхари и Самуэльсона, его»суррогатная производственная функция» «неоклассического синтеза» сохраняла ортодоксию, «невидимая рука», уступая по мелочам: не-замещаемости факторов только в монопродуктовом производстве,  однородности капитала  только в «долларовом» виде «желе». Что же касается»цен факторов», то Самуэльсон противопоставляет сраффианству, рассмотрение границ факторов цен, переходя, по сути, к предельному анализу Кларка. показать, что в терминах зарплаты измерять капитал нельзя, и тем самым опровергнуть положение Сраффы о возможности измерения капитала только с помощью распределительных переменных.

(См.Blaug M. The Cambridge Revolution: Success or Failure? A Critical Analysis of CambridgeTheories of Value and Distribution. Revised Edition. L.: Institute of Economic Affairs, 1975; Harcourt G.  C. Some Cambridge Controversies in the Theory of Capital. Cambridge: Cambridge University Press, 1972; Harcourt G.  C. The Cambridge Controversies: Old Ways and New Horizons — or Dead End? // Oxford Economic Papers. 1976. Vol. 28, No 1. P. 26—65).

Кроме Кейнса, Маркса и Рикардо за спиной их стоял и современник, польский экономист М. Калецкий, знакомый их в Кембридже 1936 г., из Лодзи, 1899,- «польском Манчестере», пятом по численности и самом стремительном по росту городе Российской империи, фабрикантов и рабочих, с марксистской теории кризисов, подобно австрийской, Хайеку, в Институте изучения деловых циклов и цен в Варшаве (1929 — 1936) разработал эконометрическую модель воспроизводства, до «ОТ» Кейнса- спроса и несовершенной конкуренции. Его сектора — добывающий (включая сельское хозяйство) и  обрабатывающий с услугами в условиях не-эластичного предложения,  в краткосрочном периоде цены определяются спросом и издержками производства (с зарплатой работников) с прибылью управления-обслуг «степени монополии» (барьера вступления в отрасль и неценовой конкуренции — связей и марки; реклам и т.д.), снижаемой организованностью труда. Классовый подход связывал функцию сбережения с капиталистами, прибылью-инвестициями, а рабочие расходуют зарплату на текущее потребление; накопления капитала по формуле «рабочие тратят то, что получают; капиталисты получают то, что тратят». Динамическая модель включает и цикл и долгосрочный тренд, с инвестициями, запасами и доходами-прибылями с учетом временных лагов между решениями: взаимодействие между инвестициями и доходами увеличивает амплитуду колебаний, запас основного капитала ограничивает её. Фазы цикла — отношений между инвестиционными заказами (D), текущими инвестициями (I) и амортизацией основного капитала (U): 1- оживления: D > U, I < U; инвестиционные заказы — решений предыдущего периода; 2- бума: I > U; увеличение инвестиций вследствие возросшего дохода, но рост основного капитала с временным лагом вызовет их сокращение; 3- рецессии: D < U, I > U; поворот от верхней точки к решениям о сокращении инвестиций и сокращение с временным лагом поставок оборудования; 4- депрессии: I < U; сокращение инвестиций и исчерпание основного капитала, с тенденцией поворота от нижней точки к новому расширению инвестиционной активности.  Калецкий не разделил с Кейнсом лавры «архитектора» макроэкономики, опубликовав «Очерк теории делового цикла» (1933) на польском языке в Варшаве, с формулами в англ.переводе (1935) [101], как марксист-социалист с классовым конфликтом распределение доходов объяснял не предельной производительностью факторов, а макроэкономической обстановкой.

Против «кейнсианско-неоклассического синтеза» и «новой ортодоксии» в 1 Кембридже «левое кейнсианство» начала Джоан Робинсон, с 7 факторов экономического роста- накопления капитала: 1) заданные технические условия без нехватки в естественных ресурсах; 2) инвестиционные решения, вдохновляемые «жизнедеятельным началом» Кейнса (развили НЛ 2000-х, Спенс и др.); 3) условия формирования сбережений Калецкого, из прибыли, т.к. получатели заработной платы полностью тратят, увеличивая капитал фирмы и привлечение средств, займов ссудного капитала; 4) условия несовершенной конкуренции — «ценовой накидки» Калецкого; прибыли в институте собственности,  присвоения тех достижения всего общества (Т.Веблен) 5) формирование ставки заработной платы; спросом на рабочую силу, повышение рождает «инфляционную спираль»; 6) финансовые условия из отношения накопления и кредитоспособностью; 7) начальный запас капитальных благ и состояние ожиданий из прошлого опыта. Темп роста «коренится скорей в условиях прошлого экономического, социального и технического развития, чем полностью определяется коэффициентами наших уравнений», Робинсон «не из соотношений равновесия, а из правил и мотивов, управляющих человеческим поведением», «золотой век» устойчивого роста с полной занятостью, постоянством нормы и  долéй прибыли и заработной платы в совокупном доходе и отношения «капитал — продукт» неокейнсианцев считала нереалистичным. Неустойчивости капиталистической экономики из временных лагов инвестиционных решений и ошибок ожидания, будущего, вместо равновесного — накопления капитала определяются не сбережением, а распределением дохода между общественными классами, и капитал не агрегируют производственной функцией, больше «инструментом оболванивания» студентов.

«Спор двух Кембриджей». Это возвращало проблемы неоднородности капитала и «Земли» в физических единицах, с «ценностным желе» (абстрагированием, Дж. Б. Кларк — Бём-Баверк), эффектом измерения- изменений запаса капитала (в единицах ценности — ввиду неоднородности) Викселля.

Субъекты маржиналистской революции в 1870 -е ( Джевонс, К. Менгер и Л. Вальрас) объясняли цены и парадокс воды и алмаза не тяжестью труда классиков, а пропорцией полезности-редкости, включая цены факторов производства и времени. В неоклассической теории капитала однопродуктовая модель агрегированной производственной функции Самуэльсона—Солоу—Свана Q  =  f (L, K) одно произведенное благо (Q) может непосредственно потребляться или накапливаться (K). Предпосылки (экзогенно заданные ресурсы и технологии, постоянная отдача масштаба, убывающая предельная производительность и конкурентное равновесие) включают 3 «притчи» («parables» Самуэльсона) : — реальная отдача на капитал (ставка процента) определяется техническими характеристиками убывающей предельной производительности капитала; — рост объемов капитала ведет к снижению предельного продукта дополнительного капитала и процента, как и коэффициент фондоемкости и душ.потребления по отношению к изменению объемов капитала; — распределение доходов между рабочими и капиталистами определяется относительным излишком/дефицитом факторов и их предельными продуктами. Цена  определяется относи тельной редкостью и предельной производительностью, для % и зарплаты — К и труда (L). Причинно-следственная связь: изменения в количест­вах факторов обратны ценам. Hennings K. The Exchange Paradigm and the Theory of Production and Distribution // Foundations of Economics / M. Baranzini, R. Scazzieri (eds.). Oxford: Blackwell, 1986. P. 221—243. Samuelson P. Parable and Realism in Capital Theory: The Surrogate Production Function­ // Review of Economic Studies. 1962. Vol. 29, No 3. P. 193—206. Судьба дискуссии двух Кембриджей о теории капитала «Вопросы экономики», № 8, 2009 Это позволяет делать точные и недвусмысленные прогнозы (как во второй притче). Однако при переходе к более сложным моделям с неоднород- ными капитальными благами эти притчи порождают трудности. Неоднородные капитальные блага нельзя измерить и агрегировать в физических единицах; вместо этого, как отмечал еще Викселль , нужно использовать стоимостную оценку. Их стоимость можно изме- рить или через издержки их производства, требующего времени, или через приведенную стоимость будущего выпуска, который произведут при помощи этих капитальных благ. В обоих случаях, поскольку измерение включает время, предполагается существование некоей процентной ставки, которая в простой модели определяется одно- значным образом через количество капитала. Этот дополнительный круговой процесс, или взаимозависимость, стал причиной «эффектов Викселля». Подобные эффекты — это изменения в запасе капитала в зависимости от изменений процентных ставок, возникающих либо из-за переоценки того же самого оборудования вследствие изменения цен (ценовые эффекты Викселля), либо из-за различий в физическом запасе капитальных благ (реальные эффекты Викселля). В ходе спора двух Кембриджей проблемы, возникшие в неоклас- сической теории из-за эффектов Викселля, были названы обратным переключением (reswitching) и реверсированием капитала (capitalreversing). Обратное переключение возникает, когда одна и та же технология — некоторое физическое соотношение капитала и тру- да — используется при двух и более различных ставках процента, а при промежуточных значениях ставки процента предпочтение отдается другим технологиям. С понижением ставки процента мини- мизирующая издержки технология сначала «переключается» от a к b, а затем («обратно переключается») назад к a. Одна и та же физическая технология соотносится с двумя различными ставками процента, что противоречит первой и второй притчам. Реверсирование капитала означает, что отношение капитала к труду снижается при понижении процентной ставки. При сравнении двух стационарных равновесных состояний получается, что услуги капитала стоят меньше, когда капитал становится «более редким». Следовательно, кривая спроса на капитал не везде имеет отрицатель- ный наклон, что противоречит второй и третьей притчам. Почему происходит обратное переключение и реверсирование капитала? Самуэльсон предлагает интуитивное решение, используя австрийскую идею капитала как времени (производительность капи- тала есть производительность самого времени) . На рисунке 1 показаны две технологии производства шампанского с использованием только труда и времени (и бесплатного винограда). По технологии a, 7 единиц труда производят 1 единицу сусла, которое бродит и превращается в 1 единицу шампанского в другом периоде. Wicksell K. Lectures on Political Economy. Vol. 1. L.: George Routledge & Sons, 1911 [1934]. P. 149. Samuelson P. A Summing Up // Quarterly Journal of Economics. 1966. Vol. 80, No 4. P. 568—583.

 

 

В «споре двух Кембриджей» к «ценностному желе» универсального К- товара добавили идею конструкторского набора («лего»), сборки без издержек, различие «реальных» (физК) и ценовых (переоценка цен) «эффектов Викселля». Дж. Робинсон, критикуя неоклассическую теорию роста Р. Солоу — Т. Свана именно за однопродуктовую модель агрегированной производственной функции, повторяла аргументы Веблена. Солоу отстаивал их как допустимые упрощения, способствующие пониманию роста (норма отдачи от инвестиций) и эмпирической политики. Поддержавший Солоу П. Самуэльсон пытался построить «суррогатную производственную функцию» с включением множества физически различных капитальных благ, как его учитель Леонтьев, но предполагал равные факторные пропорции во всех отраслях и признал что это свело его модель к однопродуктовой. «Производство товаров посредством товаров» (1960) Сраффы включило в «спор двух Кембриджей» молодых итальянских экономистов Луиджи Пазинетти и Пьеранджело Гареньяни, «англо-итальянской школы».

Переключение технологий и капитала.

Критикуя маржинализм и противоречия процента как «факторной» цены капитала и результата «окольных» методов производства, Сраффа установил, что одна технология возможна при разных ставках процента, а при промежуточных значениях предпочтение отдаётся другим технологиям («обратное переключение» технологий). Возможно и снижение размера применяемого капитала относительно труда («реверсирование капитала») при понижении процентной ставки, парадоксы опровергали «суррогатную производственную функцию» П. Самуэльсона и тот признал неудачу монотонной зависимости величин капитала и процента.

Таким образом, английскому Кембриджу удалось показать ограниченность агрегированной производственной функции и сведéния капитала к «нейтральному» фактору производства, владелец которого получает доход в соответствии с принципами относительной редкости и предельной производительности маржиналистов,  признав несовпадение «вменённых» рынком «факторных выплат» с величиной ценности выпущенной продукции и наличие проблемы присвоения «нейтральным» фактором. Однако «англо-итальянская школа» не предложила какого-либо альтернативного инструментария для агрегирования, необходимого в эмпирических исследованиях экономического роста, оставив и «Пустые ящики эк.теории» Маршалла-Кембриджей и неоклассическую модель роста в качестве учебной иллюстрации практической значимости явно абстрактной теории, хотя «иллюстрации такого рода могут скорее дезориентировать, нежели информировать о чём либо».102.
«Неорикардианское кейнсианство» из «спора двух Кембриджей» — развитие теории Кейнса применительно к долгосрочному периоду посредством соединения принципа эффективного спроса с теорией ценности и распределения Рикардо, традицией, с которой разорвал маржинализм: 1) понимание равновесия относительных цен как выражения доминирующих долгосрочных условий производства и распределения, а не совпадения спроса и предложения; 2) определение нормы прибыли как долевой пропорции общественного дохода. Их определение долгосрочных («нормальных», «естественных») значений хозяйственных переменных, включая «состояние уверенности», и отклонения от «центра тяготения»  вследствие «несистематических воздействий» (Джон Итуэлл и Мюррей Милгейт из Кембриджского университета отнесли неопределённость, ожидания и монетарные институты). «Сраффианское» возрождение традиции классической (рикардианской) политэкономии с использованием  Вальраса уравнений общего равновесия и «затраты-выпуск»Леонтьева напоминает матобоснования в начале ХХ в. В. Дмитриевым и В. Борткевичем теории издержек производства Рикардо.
«Зерновая модель» Рикардо считалась тупиковым направлением инвариантной («неизменной») меры ценности, не зависимой от изменений относительно ставки заработной платы и нормы прибыли. Сраффа переформулировал её  модель как проблему «стандартного товара» пропорции товарных затрат в производстве : зерно является единственным продуктом сельского хозяйства и одновременно основным ресурсом сельского хозяйства и промышленности (семена и продукты питания рабочих, «авансируемые» рабочим). Это делает зерно инвариантной мерой ценности, поскольку, как бы не изменялись доли заработной платы и прибыли, его относительная цена остаётся неизменной, поскольку оно подвергается воздействию одновременно как ресурс и как продукт.  «стандартный товар» состоит из всех «базисных товаров», т.е. товаров, прямо или косвенно участвующих в производстве других товаров; «небазисными» называются товары, идущие только на конечное потребление. при заданной ставке заработной платы (либо нормы прибыли) относительные цены зависят только от условий производства «стандартного товара». Разногласия возникли (и остаются) по поводу соотношения гипотезы «стандартного товара» Сраффы и марксистской концепции нормы прибавочной ценности; одни считают, что Сраффа указал путь к новой, «осовремененной» интерпретации экономического учения Маркса; другие — что после Сраффы концепция Маркса утратила самостоятельное значение, превратившись лишь в пройденный этап рикардианской традиции103.
Неомарксистские экономические концепции. Япония: математические версии экономической теории Маркса. Переформулировка концепций ценности, прибыли и воспроизводства К. Маркса в экономико-математических категориях к середине ХХ в. сложила преобладания марксистов без коммунистической идеологии. Шибата (1902 — 1986) в 1934 г. пытался применить для анализа закона тенденции нормы прибыли к понижению аппарат лозаннской школы. Позднее (1961) его ученик Нобуо Окишио (1927 — 2003) построил упрощённую математическую модель, из которой следовало, что, вопреки Марксу внедрение новой техники, снижающей издержки производства в текущих ценах, повышает не только индивидуальную, но и среднюю норму прибыли, несмотря на рост органического строения капитала (теорема Шибаты — Окишио).  «фундаментальную теорему» об «эксплуатации рабочих, необходимой для получения прибылей капиталистами» дал наиболее известный японский экономист (уехавший в Англию профессором ЛШЭ) Мичио Моришима (1923 — 2004) в книге «Экономическая теория Маркса: двойственная теория ценности и роста» (1973).  Негиши «История экономической теории» (1987) переведёна на русский язык.

^ Европейский «неомарксизм»: теории воспроизводства и кризисов. В  Европе  давление политических обстоятельств, включая раскол Интернационала и установление режимов-диктатур, «военного коммунизма», где лидеров германской социал-демократии К. Каутского и Р. Гильфердинга большевики объявили «ренегатами», а затем «социал-фашистами».  Коминтерн и руководивший им Г. Зиновьев был смещён за оппозицию курсу И. Сталина — Н. Бухарина на «победу социализма в одной стране»; из «западного марксизма»  Институт социальных исследований во Франкфурте-на-Майне (основан в 1923 г.), профессор экономики Варшавского университета Генрик Гроссманн (1881 — 1950) описал «Закон накопления и крах капиталистической системы» (Лейпциг, 1929) до начала «Великой депрессии», «Между двумя мировыми войнами?» (Братислава, 1936) австромарксист Отто Бауэр (1881 — 1938) как один из лидеров австрийской социал-демократической партии, с отказом от формулы «3 К» (Krise, Krieg, Katastrophe — «кризис, война, катастрофа») в пользу поддержанной Каутским и Гильфердингом концепции «организованного капитализма». Их реформизм в 1958 — 1959 гг. дал партийные программы без идеи «краха капитализма» (сын К. Каутского Бенедикт Каутский (1894 — 1960), бывший узник концлагеря Бухенвальд). Из основанного Львом Троцким в 1938 г. IV Интернационала бельгиец Эрнест Мандель (1923 — 1995) дал «Поздний капитализм» (1972) и «Длинные волны. Марксистское объяснение» (1980) признал, в противоположность Троцкому, наличие больших циклов капиталистической конъюнктуры и предложил свой вариант их уточнённой датировки (поворот 4-го цикла он отнёс к 1966), с троцкизмом экзогенных импульсов (подобно объяснению ДВ Кондратьева Слуцким и др., шоками — решение кризиса д.б. неожиданным, от Бога?), повышательные фазы больших циклов начинаются как выходы из очередного длительного кризиса капитализма, когда наложение «внезапных» факторов вызывает рост капиталовложений в новую технику.

2-й- амер.Кембридж представляли теории институтов, монополии и капитализма — неомарксизма в США, с Пола Александра Барана (1910 — 1964) и Пола Суизи (1910 — 2004) в книге «Монополистический капитал» (1966 —  после смерти Барана, профессора Стэнфордского университета, уроженца Украины, в молодости — участника социал-демократического движения в Германии, знакомого с Гильфердингом и разделявшего его концепцию финансового капитала), Суизи защитил докторскую диссертацию в Гарварде (1937) в период возникновения там центра американского неокейнсианства и пребывания Шумпетера, его «Теория капиталистического развития» (1942) обобщала историю дискуссий европейских марксистов о капиталистических кризисах, названной ей теории развития Шумпетера, «Нового курса» и кейнсианского макроэкономического регулирования для обеспечения внутренней стабильности капитализма; с крушением капиталистической системы в случае «более высокой эффективности экономики» Советского Союза и стран, которые могут последовать по его пути после войны, организуя издание социалистического журнала и преподавал в Новой школе социальных наук в Нью- Йорке, Т. Веблена, соединяя его и марксистскую традицию анализа империализма и  иррациональности «мира бизнеса», завышает продажные цены, добиваясь снижения издержек и рекламируя свою продукцию; не поглощаются расходами потребителей и концентрируя в руках бизнес-элиты,  перенаправляет их на империалистические и милитаристские тенденции, как самый простой и надёжный способ полностью использовать производственные мощности.
Монополистическую эксплуатацию Суизи и Баран связывали прежде всего с заниженной заработной платой работников, принадлежащих к расовым и национальным меньшинствам, а устойчивость системы — с кейнсианской политикой полной занятости, под угрозой протеста из менее развитых стран, сбрасывающих ограничения колониального и неоколониального господства. Барана «Политэкономия роста» (1957) была одной из первых концепций «зависимого развития», акцентировавших ограничения возможностей роста отсталых стран ввиду их ущербного положения в системе международного разделения труда.

Идеи техразвития Шумпетера и Веблена отражает и Дж. К. Гэлбрейт и эволюция американского институционализма.

Теория «нового индустриального общества». Экономический гуру для неэкономистов, из Канады Джон Кеннет104 Гэлбрейт (1908 — 2006), ставший гражданином США по окончании Гарварда (1937), профессор его (1948 — 1975),дал «лучшего писателя среди экономистов и лучшего экономиста среди писателей», с 1952 — «Теория ценового контроля» и «Американский капитализм. Теория уравновешивающей силы» — отразили опыт государственной службы в Управлении по регулированию цен (1941 — 1943) и редактирования журнала «Форчун» (1946 — 1948), что ценовой контроль и рационирование были не  злом военного времени, а продолжением политики фиксирования цен крупными корпорациями, в условиях олигополии «самодвижущая сила конкуренции является химерой», но положение потребителей отнюдь не ухудшается, поскольку правительство и профсоюзы создают «компенсирующую» власть на случай злоупотреблений гигантских фирм. Антитрестовское законодательство же нецелесообразно, поскольку олигополия благоприятствует техническому прогрессу вследствие возможностей крупных корпораций привлекать новаторов к исследовательским и конструкторским разработкам.  «Общество изобилия» (1958)- дисбаланс искусственно раздутой массой товаров для частного потребления и убожества сферы необходимых общественных услуг, кейнсианское стимулирование объёмов производства  навязывают покупателям избыточное частное потребление, с недофинансированием городского благоустройства, общественного транспорта, образования и медицинского обслуживания. Устранить этот дисбаланс прогрессивным налогообложением и увеличением государственных инвестиций в инфраструктуру, особенно социальную. Против абсолютизации роста ВВП как показателя достижений экономики, производство следует оценивать и с точки зрения его влияния на окружающую среду, вызвав в США общественное движение против экономического роста, перешедшее в течение 1960-х в экологическое движение и борьбу с бедностью.
Тиражи книг Гэлбрейта превзошли Самуэльсона, сказавшего, что неэкономисты относятся к Гэлбрейту слишком серьёзно, а экономисты слишком легкомысленно, признавая достоинства «учёного-художника» и «иконоборца». Монетарист М. Фридмен затеял телесериал «Свобода выбора» для того лишь, чтобы нейтрализовать успех сериала «Век неопределённости» Гэлбрейта,  пытался помешать избранию Гэлбрейта президентом Американской экономической ассоциации под тем предлогом, что Веблен никогда не занимал этого поста; недоброжелатели преуспели: Гэлбрейт не получил Нобелевской премии.

Институционалист. В концепции «уравновешивающей силы» Гэлбрейт выступил продолжателем Коммонса (институты коллективных действий как группы давления) и Шумпетера (выгода для общества от инновационных преимуществ крупных фирм); «Общество изобилия» продолжило линию Веблена («показное потребление») и Чейза («трагедия расточительства»). Теории — «Новое индустриальное общество» (1967) и «Экономикс и общественная цель» (1973) развивали концепции «технократии» и «корпоративной революции» Веблена и институционалистов 1930-х гг. Гэлбрейт констатировал трансформацию капитализма в «новое индустриальное общество», в котором: — сложились две подсистемы — скоординированная планирующая и разрозненная рыночная; — планирующая система подчинена контролю техноструктуры, заинтересованной не в максимизации прибыли, а в обеспечении роста фирм; — ценообразование определяется властью фирм над общественной средой, в которой протекает их деятельность.

«Планирующая система» — это тысяча корпораций производственных, коммерческих, транспортных, энергетических, финансовых, производящих около половины всех товаров и услуг негосударственного сектора. Отдельные единицы рыночной системы — это мелкие строительные и промышленные фирмы, фермерские хозяйства, гаражи, станции обслуживания, ремонтные фирмы, прачечные, рестораны, предприятия розничной торговли и т.д. — такой властью не обладают, и потому вынуждены приспосабливаться к изменениям в рыночных ценах и допускать «самоэксплуатацию». «Планирующая» система эксплуатирует рыночную, перекладывая на неё весомую часть своих издержек. Крупные фирмы привязывают к себе мелких поставщиков, выступая как монопсонии. Обладая полным набором инструментов власти техноструктуры, обеспечив себе престиж в качестве источника товаров и услуг, они приобретают влияние и как источник политических решений.

^ Новое индустриальное общество и техноструктура. Гэлбрейт подчёркнуто противопоставил концепцию техноструктуры неоклассической теории с её предпосылками о первичности цен и максимизации прибыли. Техноструктура — это совокупность большого числа лиц, владеющих относительными специализированными знаниями — учёных, инженеров и техников, маркетологов, экспертов в области отношений с общественностью, лоббистов, адвокатов, администраторов. Техноструктура монополизировала знания, требуемые для принятия решений, и оградила процесс принятия решений от владельцев капитала; превратила правительство в свой «исполнительный комитет».

Организованная рабочая сила (профсоюзы), с одной стороны, противостоит техноструктуре, не будучи всецело под её контролем; поэтому крупные фирмы заинтересованы в техническом прогрессе и сопутствующем ему «вытеснении отстаивающих свои права человеческих существ более дорогими, но значительно более уступчивыми машинами». Поскольку основная часть затрат на НИОКР осуществляется крупными фирмами, спланированный технический прогресс также переходит на службу к техноструктуре. Но, с другой стороны, уступки профсоюзам в вопросах заработной платы и в ряде других, и покрытие издержек за счёт цены делают до некоторой степени возможным психологическое отождествление наёмного рабочего с техноструктурой. А её положительные цели созвучны целям рабочих: высокие темпы роста означают постоянную занятость, возможность для сверхурочных работ, повышение по службе.

«Друг СССР»: теория «конвергенции». Будучи приверженцем курса разрядки и мирного сосуществования в политике, Гэлбрейт не раз (впервые в 1959 г.) посещал СССР и полагал, что к плановой индустриализованной социалистической экономике также применима категория техноструктуры.  управленческая структура социалистических предприятий гораздо проще западных корпораций, внутри та же необходимость коллективного принятия решений на основе сведения воедино знаний и опыта многочисленных специалистов. навязывают свои требования организации производства в известной мере независимо от политики и идеологии.
Общность природы крупных предприятий в капиталистической и социалистической экономике означает, согласно Гэлбрейту, тенденцию к «конвергенции» («схождению») двух экономических систем, устраняющую почву для конфликта между социализмом и капитализмом. Концепция приобрела некоторую популярность в 1960-70-е гг. среди сторонников разоружения, включая Нобелевских лауреатов Я. Тинбергена, Л. Полинга, А. Сахарова.

Обновлённый институционализм Гэлбрейта в некоторых деталях сближался с подходами французских экономистов, объединёнными общим названием экономического дирижизма (от слова — «управлять, руководить, регулировать») поэтому стало возможным говорить об институционально-социологическом направлении, не ограниченном США.

Лидер «неоклассического» синтеза П.Самуэльсон в 10-м издании своего учебника «Экономика» так «воздает должное» Сраффе: «Нельзя игнорировать одну важную школу, так называемую Итало-Кантабрітджийскую, имеющую сторонников всюду, включая Индию, которая квалифицировала маржиналистскую теорию распределения как простую апологетику status quo капиталистического общества», заявляет об «эпохе Леонтьева и Сраффы» в экономической науке». Первая леди посткейнсианства — Дж.Робинсон, начав в 61г. с оценки исследования Сраффы как «дважды очищенного элексира»  в 1971г.: «Неоклассические модели были преданы забвению, проснулся большой интерес к классикам…. под влиянием Сраффы.» в 1981г.,

По Джоан Робинсон (Robinson J., 1973, р. хн), предмет столкновения двух Кембриджей  не столько знаменитая проблема измерения объема капитала, сколько вопрос о том, что первично: сбережения ли определяют инвестиции посредством изменения цен, или инвестиции определяют сбережения через изменения в соотношении заработной платы и прибыли.  модель роста кейнсианского типа, придающая ключевую роль автономным инвестициям, становится совершенно разумной в условиях менее чем полной занятости. Если фискальная и денежная политика поддерживают занятость на уровне полной, окажется, что рост зависит скорее от сбережений, чем от инвестиций, а в этом случае антикейнсианские неоклассические модели роста выглядят предпочтительнее. Примат инвестиций или сбережений связан с тем, на что больше похож наш мир: на равновесие с полной или с неполной занятостью. Обе стороны соглашаются, что к сбалансированному росту реальный мир даже не приближается,  войну «парадигм», различий[138] «рассказыванию новой истории»: те же старые факты получают иную интерпретацию на языке парадигмы конфликта сил, а не парадигмы максимизации полезности, как если бы общественную науку можно было свести к «твердым ядрам», выбор между которыми — дело вкуса (см. Worland S.T., 1972; Applebaum E., 1977). Тому небольшому количеству эмпирических работ об «экономическом империализме», расовой и половой дискриминации, отдаче от образования и характере социальной мобильности, что появились в «Review of Radical Political Economics», не хватало четко выраженных гипотез, которые отличали бы прогнозы радикалов от предсказаний основного течения (Bronfenbrenner M., 1970; Lindbeck A., 1971). Регрессионный анализ применяется к каждой мыслимой экономической проблеме, но не секрет, что успех этих попыток часто основан на рецептах из «эконометрической поваренной книги»: выразите гипотезу в форме уравнения, оцените несколько форм этого уравнения, выберите ту, которая наилучшим образом объясняет ваши данные, избавьтесь от остальных, а затем переформулируйте ваши теоретические аргументы для рационального обоснования проверяемой гипотезы (Ward В., 1972, р. 146—152). Маршалл говорил, что научное объяснение — это просто «предсказание назад». Но обратное неверно: предсказание не обязательно является объяснением будущих событий.

1. Harrod R. About Sraffa*s book. — The Economic journal, 1961, v.71, N. 284, p.787.

2. Речь идет о кембриджской школе — Л.ЇЇ. Samuelson P. Economics. — N.X. : Macgrow Hill, 1976, p.854. Sanfielson P. Understanding of Marxian Notion of Exploatation. Journal of Economic Litetature, 1971» N 9, p.400  Blaиg М. Cambridge revolution : success or failure ? -Cambridge : Cambridge University Press, 1968 Robinson J. Prelude to a critique of economic theory. -Oxford economic papers, 1961, v.13> N 1» P-53» Robinson J. Economic heresies : some old—fashioned questious in economic theory. — N.T.:Basic books,1971,p.39 в распределении чистого продукта «Сраффа представил схему более плодотворную, чем Рикардо», признала, что «Я разработала теорию несовершенной конкуренции, понуждаемая статьей Сраффы…»Законы доходности в условиях конкуренции».

Теория распределения доходов и ее идеологические следствия при симметрии говорит, что все доходы, и зарплата и процент идентичны как цены, каждый фактор (особенно на труд и капитал) награждает доход, соответствующий его вкладу в производство, «Теория предельной производительности переводит распределение доходов из проблемы межклассового распределения в общую теорию формирования цен» против классической теории (где прибыль — изъятие, определяемое особыми законами, из продукта труда). Это зависит от возможности определить физический объем фактора производства (иначе невозможно и определить отдачу и его и всех остальных, предполагая неизменным их объем). Но понятие его и отдачи может лишаться смысла, с проблемой капитала (К), представления для производства совокупности физически разнородных благ (сырья, энергии, оборудования и т.д.) в виде единого агрегированного показателя объема К, как переменной или постоянной (в зависимости от отдачи Ф). Объединение элементов согласно их физическим характеристикам (объему, протяженности, весу и т.д.)  не имеет большого смысла (кроме  транспорта, например) и «гомогенизации — агрегирования» требуют понятия цен, оценки субъектом, для разных целей. Т.о. «физический объем» К зависит и от объема каждого средства производства и от его цены, оказывается неопределенным из-за порочного круга: определение цены блага предполагает, что кривая его предложения известна и имеет смысл в изменении отдачи от капитала при увеличении объема производства;ту же  определяет «объем» К, агрегированного, зависит от цен благ, средств производства. Эта неопределенность без «какой-либо концепции капитала, где бы его  количество измерялось независимо от распределения и цен» влечет за собой неопределенность понятия факторов производства вообще. В 1960 гг. это назвали «кембриджской дискуссией о капитале», поскольку основными противниками являлись сторонники Сраффы из Кембриджского университета (Великобритания) и апологеты «неоклассического синтеза» Поля Самуэльсона в Кембридже (США). Его учитель Леонтьев

Неоклассики были вынуждены признать, что концепция предельной отдачи применима только к экономике, в которой производится только одно благо, и потребительское и капитальное. Мир одного блага является, по Самуэльсону, «иносказанием», поскольку для него доказуемы реальные свойства более сложного мира, исключая обмен и цены (требующие хотя бы двух благ, «эмерджентны», как двойка Платона, пары и т.п.). Но в теориях «реальных циклов» или «эндогенного роста» игнорируют одержанную сторонниками Сраффы тридцать лет назад победу над их предшественниками, «неоклассиками», — как и в 1950 гг., теория роста и циклов не связана сегодня с теорией ценности, что было бы немыслимым для Рикардо или Маршалла; «иносказание», а «неорикардианцы» развивали теорию (Сраффы) без понятия фактора производства, в духе общего равновесия Вальраса. Посткейнсианские экономисты использовали критику Сраффы как основание для отказа от неоклассического подхода, изменения моделей экономического поведения, другие совмещали с неоклассической моделью общего равновесия

Основная литература:

Маршалл А. Основы экономической науки. М.: Эксмо, 2007. Кн. 1, гл. 1-4; Приложения B, С, D.

Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. М.: Эксмо, 2007. Предисловие, гл. 1, 18, 24.

Робинсон Дж. Экономическая теория несовершенной конкуренции. М., 1986. Гл. 1-2.

Самуэльсон П. Монополистическая конкуренция — революция в теории // Теория фирмы. СПб., 1995.

Пигу А.С. Экономическая теория благосостояния: В 2-х т. М., 1985. Т. 1. Гл. 1.

Розмаинский И.В. Вклад Х.Ф. Мински в экономическую теорию и основные причины кризисов в позднеиндустриальной денежной экономике // TERRA ECONOMICUS. 2009. Т. 7. № 1.

Robinson J. The Accumulation of Capital. L., 1956.

Разрешение рикардианской проблемы «неизменной меры ценности» и конструкция «стандартного товара» с редукцией средств производства к датированным количествам труда — в критике неоклассического понимания капитала и производственных функций, переключения технологий и  прибыли, «двух Кембриджей»

Сраффа П. Производство товаров посредством товаров, Прелюдия к критике экономической теории. М., 1999. Блауг М. П. Сраффа: Рикардо в современном стиле // Экономическая мысль в ретроспективе = Economic Theory in Retrospect. // 100 великих экономистов после Кейнса = Great Economists since Keynes: An introduction to the lives & works of one hundred great economists of the past. — СПб.: Экономикус, 2009. — С. 277-280. — 384 с. — (Библиотека «Экономической школы», вып. 42). —Пьеро Сраффа в Галерее экономистовГилен Делепляс «Лекции по истории экономической мысли»англ. биография Пьеро Сраффы на Сервере истории экономической мыслиСтраница архива Пьеро Сраффы  в Тринити-колледже, Кембридж.

Философские проблемы «Капитала» К. Маркса Сборник, в первом разделе методологические, логические и гносеологические…Оптимальная структура капитала

 

Лит.: История экономических учений / Под редакцией В. С. Автономова и др. М., 2000. Гл. 15, 31; The Elgar Companion to А. Marshall / Ed. by Т. Raffaelli а. остров Cheltenham, 2006.

Не путать — Маршалл Джордж (Marsall, 1880-1953-59) – американский военноначальник, лауреат НП мира 1953 г. за организацию «плана Маршалла», помощи З.Европе после 11 Мировой войны, долларизации (евродолларов)

Из

Мор Томас (1478-1535)Утопия (фрагменты)

Мид Джеймс (Meade) 1907-77-95Блауг М.Джеймс МидНобелевские лауреаты по экономике:биобиблиографический словарь«Именные» страницы

2 К:

МасгрейвРичард А. (1910- Гейд.У-33-Гарвард-37-48-Мич. ВпАЭА-62 69-ред.КЭЖ-75 — ) – автор лучшего учебника «Т.общественных финансов» (1959), деля госбюджет на размещение ресурсов (уд.потребностей индивидуальных и нет), распределение и стабилизацию

Блауг М.Ричард А. Масгрейв

·        Маскин Эрик (Maskin) 1950-2007-

Маскин Э. (Тексты)

Ценность ТПН по принципу «потери» – «вменения» зависит от ТНП от наиболее продуктивной единицы, реализуя принцип первичности спроса (Мальтуса) для производства до матриц Леонтьева и СНС кейнсианства, как и Вальрас, в «Элементах…» (1974)… предполагали заданный запас товаров и незначимость затрат производства их в прошлом, а не изменения их, как Маршалл. «Битву методов» (1879), «Ошибки историзма в немецкой политэкономии» (1884) Менгера, Визера и австрийской школы выиграл скорее Кембридж, боготворивший Канта Маршалл. См. Хайек Ф. Карл Менгер (1840-1921) и о Менгере Concise Encyclopedia of Economics

 

МитчеллУэсли К. (1874-Илл. – 92-Чик.У- 1948), как и Коммонс, ученик Веблена в У.Чикаго, пригласил в НБЭИ и наших эмигрантовКузнеца (1901-71-85) иЛеонтьева (1906-73-98).

 

Агрегированная производственная функция («спор двух Кембриджей») «Дайджест-Финансы» т. 11, вып. 6, июнь 2006 Вопросы экономикиВасильев Е.П. , Попова Л.А.

Седнев Ю.В. Начала общей теории развития, экономики и истории. Развитие и импортозамещение // Экономическая мысль: История и современность. Мат. межд. симпозиума — Г, 1997, с.148-178, 189-193.

а/р «Теория развития» — 96

Сборник научных трудов. Том 3 собрания научных трудов А. Эйнштейна содержит все физические статьи, не связанные с теорией относительности (п..