Развитие, мир, суть христианства, экономики и системы Менделеева

Изменено: 07.09.2019 Posted on

Наука с ПС и религия здесь могут связываться как прогноз с пророчеством, требуемым христианством (1Кор). Как мы показывали на формулах периодичности и религии, Библии, с 6 дней и счета поколений 2х10 до и после потопа (Ноя-10, по Лука, 3) и 3х14 «от Авраама до Давида, вавилонского плане и Р.Х.» (Мф.1.17), дающих формулу (4п+2)п, откуда прогноз 4х18 после Р.Х., по 6 веков 1-7-13-19-25 века перевороты включая.

Периодические схемы веков истории и развитие научных революций и понятий их сил, масс и элементов Ньютона (1643-86-…), Лавуазье (1743-80-х), затронул в 19 веке Менделеев после Дюма, с критикой англоязычных теорий и специализации типа Адама Смита, вопреки опыту истории, единства и «протекционизма». С 1870-х он писал об экономике, «Использовании методов естествознания в изучении цен» и «Таможенном тарифе» (1891), соединяет науку и Промышленность. В СССР исключали противоречащие марксизму 9. Желательное для блага России устройство правительства. — как и 10. Послесловие 10.1905, где «Манифест (17 октября 1905 г.) доброго, великодушного царя даровал уже народу все виды свободы и объединение правительства. Ответим… «. Критикуя классиков, он вынужден был, как американцы, создавать свое, с 0, и

Систему Логики, Природы и Духа НКФ можно сравнить с М. «гранями познания : вещество, сила и дух;  инстинкт, разум и воля; — с разделами души-сознания-духа С Гегеля, а свобода, труд и долг — с О- правом, «отношению к семье, родине и человечеству, а высшее сознание всего этого — выраженным в религии, искусстве и науке»- 3.3 Гегеля). Выкиньте одно из каждой троицы — будет лишь анализ без полного синтеза…Глава 11. Приложение. МИРОВОЗЗРЕНИЕ71 «Заветных мыслей», наше время занято  «переоценкою» и  стремлением найти вновь как-то затерявшееся «начало всех начал», исходя то из субъективной … абстрактного единства, будь оно энергия вообще, или, в частности, электричество, … не древнее исходное начало, богом наименованное… Старые боги отвергнуты, ищут новых, но …скептицизм узаконяется, …в философии, пошедшей за Шопенгауэром и Ницше, в естествознании, пытающемся «объять необъятное» по образцу Оствальда или хоть …. H. Ziegler, D-r philos. Zurich, 1904,…Lichtstrahlung des Radiums. 1905), в целой интеллигенции, привыкшей держаться «последнего слова науки», но ничего не могущей понять из того, что делается теперь в науках; печальнее же всего господствующий скептицизм отражается на потерявшейся молодежи, … «свободу»…надеюсь «гусей не раздразнить», …советую краткости ради придерживаться и в готовящихся обсуждениях нашей Государственной думы…. исходное понятие об «едином» …в солнце, другие — в самодержавии, воображаемом и вечном старике, третьи — в единоличном людском разуме, четвертые — в некоем отвлеченном высшем разуме, пятые видят в какой-то единой материи, шестые — в энергии или силе, седьмые — в воле, восьмые — в индивидуализме, девятые — в человечестве, …во временном, частном и многообразном лишь разумом и в отвлечении обобщаемом, что и составляет область наук, а в их числе и философии,…хотят найти реализацию высшего единства, одним реальным выразить множество реальностей или отвлечений… должно охватываться этим общим «единым», и то и другое составляет лишь предметы обобщающих наук…. ограничены тем, что удалось изучить (а изучены лишь «песчинки на берегу океана неизвестного», как сказал Ньютон) до того, что стало возможным кое-что предсказывать, и эти научные обобщения должны оставаться неизменными, пока само изучение реальности не заставит их изменять, расширять и совершенствовать. … разумное обобщение, … отличают такие просто прикладные науки, как медицинские, инженерно-технические и юридические, от философских, куда относят не только саму философию, филологию и историю, но и все математические и естественные науки. …потому заблудиться в «последних словах науки» чрезвычайно или до крайности легко. …спокойная скромность утверждений обыкновенно сопутствует истинно научному, а там, где хлестко и с судейскими приемами стараются зажать рот всякому противоречию, истинной науки нет, …как Коперник или Ньютон проводили найденные ими истины,…утвердилось после сомнений и всякого рода испытаний (наблюдений и опытов, чисел и логики), а «последнему слову науки» не очень-то доверяйтесь. Новое искание истин — это только и есть наука, но из этого вовсе не следует, что она сводится к «последним словам».  73…грань сводится (повторю опять для избежания недоразумений — по моему мнению) к принятию исходной троицы несливаемых, друг с другом сочетающихся, вечных (насколько это нам доступно узнавать в реальностях) и все определяющих: вещества (или материи), силы (или энергии) и духа (или психоза). Признание их слияния, происхождения и разделения уже лежит вне научной области, ограничиваемой действительностью или реальностью. Утверждается лишь то, что во всем реальном надо признать или вещество, или силу, или дух, или, как это всегда и бывает, их сочетание, потому что одинаково немыслимы в реальных проявлениях ни вещество без силы, ни сила (или движение) без вещества, ни дух без плоти и крови, без сил и материи….в «Заветных мыслях» считаю необходимым, потому что не один граф Д. Л. Толстой, а с ним целая куча людей полагают по неведению, конечно, что, занимаясь веществом и силами, ему свойственными, естествоиспытатели не признают духа, все сводят на вещество и силы. Такие бывают и есть, не отрицаю, но только преимущественно-то они и выросли на классицизме…Можно действовать тут только образами, как действовал Сервантес своим Дон-Кихотом. Его вчуже и жалко, и у него чистоту побуждений нельзя не признать, а повторять его все же перестали, потому что уж очень ясно увидали, как ему подобные люди делают только вздор и смешное. Надо уметь написать о том, как, ища свободы, действуют противу свободы. Увы, … какими мыслями проникались профессоры времен покойного графа Д. А. Толстого, которого, уж признаюсь, считаю первопричиною многих современных русских бед и образцовым умелым бедокуром и смутьяном. Д. Менделеев27 сентября 1905 г.


71 В заключение книги «Заветные мысли» Д. И. Менделеев предполагал дать дополнительную главу с изложением своих философских взглядов. «Мировоззрение»,
73 Мысль,.. широко распространена в ученых кругах), выражена была мною в 1902 г. в статье «Попытка химического понимания мирового эфира», …в эпоху «переоценки ценностей» полезно предъявить то, что считаешь общею ценностью, пускай переоценивают, а то, пожалуй, подумают, что ничего ценного нет и у людей науки и что все дело в молотках «ценовщиков».

Менделеев, 17-й ребенок после смерти матери в 50-м, поддержали в студенческих работах его руководители зоолог Брандт и химики Куторга и Воскресенский, «отец русских химиков», после Гесса, ученик Либиха. Его формулы от зубных и изоморфизма, обнаружив законы удельных объемов, в магистерской диссертации 1856 года, вели к предсказанию всех следствий и свойств, подчинявшихся этих формулам. Он это писал во время крымской войны, в Крыму и Одессе, учителем в лицее Ришелье, печатал в Горном журнале в 1856 г., развивал в лекциях по органической химии 50-х и 60-х. Когда немцы, как Мейер, выдвигали свои работы и таблицы удельных объемов 65 года, это его мало интересовало, неизвестно, читал ли он.

В философии он продолжал французов, после их материалистов, революции и казни Лавуазье, эволюции системы мира математиков, Лапласа, как и Наполеон и Био, в биологии Ламарк, против дуализма противоположностей (шведских академиков Линнея, Берцелиуса и позже Аррениуса), гомологии типа Кювье и Сент-Илера, унитарной теории химии Дюма и Жерар. Как в русском языке Карамзина и Пушкина.

Позже он распространял периодические схемы, как веков истории, развитие научных революций и понятий их сил, масс и элементов Ньютона (1643-86-…), Лавуазье (1743-80-х), 19 и будущего века. Забвение этих формул и его и др. (Дюма и Жерара, Коппа и Дана) он связывал с ошибками англоязычных теорий и специализации типа Адама Смита, вопреки опыту истории, единства и «протекционизма», как он показывал с 70-х в работах общих и экономических, «Использовании методов естествознания в изучении цен» и «Таможенном тарифе» (1891). В труде ради других и развития каждой страны он видел истину и сущность христианства и его забвение вместе с классиками известными слоями связывал с временными выгодами такой специализации и вывоза сырья и ресурсов на Запад, как нефти Нобеля, с превращением в сырьевые зоны. При этом он защищал и англичан и Ротшильда и «химиков» от несправедливых нападок.

Академики также следовали выгодам и корпоративным интересам этой специализации, «своим», выбирая их вместо истины и лучших. С 1905 года их все больше выбирали и финансировали освоившие прогнозы экономической конъюктуры типа Ротшильдов — Жуглара, по Марксу, от краткосрочных до обычных циклических, 12-летних, по восточному календарю. Вкладывая полученное из «периодических» схем и «в науку». Избрание первого «немецкого» члена этой корпорации и национальности Байера в 1905 г. вместо Менделеева с «нулевой группой» ПС инертных газов Рамзая (НЛ 1904), вопреки воле Нобеля, наград за новое, а не «заслуги» (о индиго – ряде окисления индола см.лекции Менделеева 1860-х), повлекло следующих. В результате в 1907 умерли и получивший нобелевскую «француз» Муассан и Менделеев и премии наследователи «их школы», не только химики и биологи, все более деградирующие (Кребс, НЛ 1966, 2013, премии дают и «родным» и без лекций, как «литераторам» типа Черчилля и Дилана). Периодические системы и формулы заменили выгоды специализации и наука была оторвана от промышленности, как в случае этой органической и нефте-химии. Поражение в этой войне 1905 и 17 «года Змеи» противных британской империй с Россией потребовало 29 года «великих депрессий и перелома», с переходом от «коммунизма как советской власти + электрификации» «третьей волны» к общему «закону научного социализма» — «развития на основе передовой техники» Сталина, отступления от которого влекли известные кризисы и смену ведущих, как СССР — КНР. Кризисы английских средств с «лауреатом» Черчиллем, развязавших и вторую мировую войну, направив в 1941 г. Гитлера на Сталина и убив в 1953, с Берия, вероятно, как и Рузвельта, как угрозы сохранению британской империи и англоязычных «элит», продолжили печатавшие «евродоллары». Восточные кризисы 60-70-х вместо стран Севера, НАТО и СССР вложили средства Запада в Китай и страны Юга. ЦК КПК пока поддерживает эту марксистскую ориентацию, очевидно, временные выгоды воровства и непризнания лучших, идей, «экспроприации экспроприаторов», вероятно, полагая, что и «научные крыши» и выдаваемые за лучших ученых западные переводчики, потекут далее на Запад к ними через океан или Лондон. Замена марксистских основ как национальных и подходящих для 10 млн еврейских, но не миллиардов китайцев и др. «менделеевскими» «законами научного социализма», развития на базе техники новой волны, должны определять и преодолевать кризисы 20-х, аналогично названным вековым, от «кризиса южных морей» и перепроизводства 1824 до 30-х 20-го века. Кризис современных главных нацистов с угрозами «их государству» окружающих народов, показывают и убийства иранских ученых и борьба с лучшими достижениями мировой науки, теми же периодическими системами и таблицами, в принятый всеми странами ООН IYPT-2019. Здесь ведущими в борьбе с этой системой мировой научной коррупции и продажности также могли бы стать и «самые русские» Перельманы, тот же Сорос и др.не желающие повторять опыт нацизма.

На сайте о Менделееве, запрещенном и др. — http://promfront.tilda.ws/zapeshenny_mendeleev

:

…один из самых глубоких ученых современности, создатель «физической экономики» американец Линдон Ларуш. По его словам, Витте, основываясь на идее своего друга Менделеева, вел переговоры с Францией и Германией, чтобы создать общеевразийскую сеть железных дорог с выходом через Китай к Тихому океану. Это было бы концом Британской империи. Англия натравила на Россию Японию, а потом создала Антанту, и это привело к Первой мировой войне.


Менделеев решительно отвергает распространенные тогда субъективистские взгляды на развитие экономики и утверждает существование объективных законов общественной жизни («обязательной логики вещей и людей»), но эти законы не узко экономические, а охватывающие все стороны народного бытия. Признавая материализм и идеализм двумя крайностями, мало пригодными для объяснения и познания мира, Менделеев придерживается реализма, «стремящегося узнать действительность в ее полноте без одностороннего увлечения и достигать успеха или прогресса путем исключительно эволюционным», что, по его мнению, отвечает и природному свойству русского народа — «народа реального, с реальными представлениями».

*(В отличие от бескрылого материализма и оторванного от земли идеализма)

…Менделеев подверг суровой критике «классиков» западной «недозрелой» политической экономии: «Читать их стоит, но, читая, следует уже видеть, сколь много в них ошибочного резонерства… Только в сочетании умозрительного пути с опытным можно найти практическое применение и с Божьей правдой согласное решение задач, представляющихся в экономической науке и в экономической жизни». Менделеев сравнивает современные ему экономические теории, особенно фритредерство (либеральную теорию «свободной торговли»), с бывшей когда-то в ходу в химии теорией флогистона, по-своему тоже логичной, но оказавшейся ошибочной. Логично еще не значит верно, у жизни есть своя логика, часто не совпадающая с выводами из силлогизмов. Пока же политическая экономия находится «в состоянии неполноты и невозможности предвидения», а ее необходимо сделать точной наукой, могущей служить теоретической основой для разумного построения народного хозяйства страны. При этом в разных странах, в зависимости от природных и исторических условий, должна проводиться и разная экономическая политика. Нельзя, например, принять для всех стран теорию фритредерства, на которую молилось тогда большинство образованных русских — современников Менделеева. Ведь это привело бы к тому, что державы, уже преуспевшие на пути капиталистического развития (вроде Англии), навяжут свое господство другим государствам, обладающим огромными природными и другими ресурсами, но не имеющим пока полного набора развитых отраслей экономики. Не поддавался Менделеев и на космополитические уловки ревнителей общечеловеческого блага, ибо нельзя, по его мнению, упускать из вида «сложение людей в государства и только при посредстве государств — в человечество. Слить, уничтожить различие или смешать разделившихся нельзя — будет хаос, новое вавилонское столпотворение…»
Но один из главных недостатков политической экономии Менделеев видел в том, что она ограничивается чисто экономической, чаще всего денежной оценкой явлений хозяйственной жизни, не вдаваясь в их нравственную оценку, а это неправильно: «Деньги и богатство не оправдывают худых дел и обид». Наука должна нацеливать «на развитие производства, а не на спекуляцию». Кроме того, в политической экономии недостаточно учитывались фактор времени, новая роль знаний и пр.
Менделеев различает работу и труд. Удел человека, как творца, — труд, а не работа, прогресс в том и заключается, чтобы ту часть труда, которую человек производит как работу, замещать работой машин. «Труд непременно обусловливается полезностью совершаемого не для одного себя, но и для других… И та же взаимность общей и своей личной пользы выражена во внешности экономическими условиями мены или реальными условиями платы за труд». Нет смысла делить труд на производительный и непроизводительный, раз и тот и другой нужны обществу. И художник, и священник, и чиновник, и учитель «могут или просто работать, или действительно трудиться, смотря по тому, для чего и что они делают, любят ли дело, дают ли другим нужное». Конечно, для экономистов западной школы все это — лишь эмоции, главное — чтобы было материальное богатство. Но Менделеев думал о том, как создать такое народное хозяйство, которое обеспечит не только благосостояние, но и нравственное здоровье общества: «Труду принадлежит будущее, ему воздадут должное, нетрудящиеся будут отверженными — и печальная, очень крупная ошибка многих новейших учений состоит именно в смешении работы с трудом, рабочего и трудящегося… Работу можно дать, к работе принудить, присудить, труд — свободен был и будет, потому что он по природе своей волен, сознателен, духовен… Работа не творит, она есть только видоизменение единых сил природы…
Небывалое, действительно новое делает лишь труд; его нет в природе, он в вольном, духовном сознании людей, живущих в обществе». Таким образом, Менделеев продолжает характерное именно для русской общественной мысли понимание экономики как одной из сфер единой народной жизни, проникнутой духовным и нравственным началом. Человек — не абстрактный самодовлеющий индивид, но и не «винтик» государственной машины, он — свободное сознательное существо. У него есть долг перед ближними, перед родным народом, клеточкой которого (как исторического организма) он является. Современность — это лишь переход между прошлым и будущим, а человек не может не думать о грядущем. Индивидуалисты ошибочно считают эгоизм первичным и единственным стимулом всех людских действий. Человек не просто стремится к личному материальному благополучию, он заботится и о своих ближних, и о своем потомстве.
Крупнейшим недостатком современного ему обществоведения Менделеев считал именно допотопное понимание человека, не учитывавшее, что человек, представляя собой высшую форму живых существ, «включает в свои потребности требования, неизбежные для низших существ. У него есть чисто минеральные требования (например, пространства), настоящие растительные отправления (например, дыхание, пища) и чисто животные требования (например, движения, полового размножения); но есть и свои, самостоятельные, людские функции, разумом и любовью определяемые», а естественный закон любви — закон истории, людского разума и Божеский. Экономика призвана удовлетворять все потребности человека — не только низшие (чем пока исключительно и занимается политическая экономия), но и высшие.
Как же должно конкретно строиться народное хозяйство?
Прежде всего, оно должно представлять собой комплекс, в котором пропорционально развиты и гармонически сочетаются сельское хозяйство, промышленность, транспорт, наука, культура, образование, церковь, вооруженные силы и пр.
В промышленности также возможно сосуществование государственных и частных заводов — больших, средних и малых, с отечественным и с иностранным капиталом, при условии, что последний не будет играть ведущей роли в стране. Это он особенно подчеркивал. Россия сможет ассимилировать и иностранный люд, и иностранный капитал, однако следует помнить, что «капиталы отечества не имеют, а потому… им нельзя — кроме процентов — давать какие-либо права в стране». Вопреки распространенным тогда иллюзиям о возможности для России оставаться страной чисто земледельческой, Менделеев доказывает неизбежность быстрого развития в ней промышленности и роста городов, находя для этого не только чисто экономические, но и духовно-нравственные обоснования: «Ни Христос, ни Магомет, ни Конфуций, ни Будда не избегали городов, хотя временно и пребывали в пустынях, и ни словом не промолвились против городов, хотя и громили людские пороки, в городах собранные, а потому и более очевидные». При этом он выступал за преодоление отсталости жителей села от горожан в образовании и доступе к благам культуры и видел в будущем в известной мере слияние города и деревни, так как в городах станут насаждать сады и парки, а в деревнях возникнет мелкая и средняя промышленность, так что урбанизированные местности будут перемежаться сельскими.
Менделеев считал неизбежным этап прохождения России через капитализм, но не был ярым сторонником этого строя, он всегда оставался защитником интересов трудового народа (как их понимал). А на капитализм он смотрел как на неизбежное зло, и много думал над тем, как его уменьшить. Он и себя относил к числу тех, кто, «видя и осознавая зло капитализма, не видит возможности обойтись без него и принимает его не как цель, а как необходимое историческое средство». Не считая возможным «перескочить» через капитализм и обойтись совсем без него, то есть прямо попасть «в тот готовящийся период, в котором капитализм не будет иметь своего современного значения», ученый в то же время не принимал теории марксистов о пролетарской революции и диктатуре. Это не означает, что он вообще отрицал возможность применить насилие для принуждения к желаемому порядку. Нет, им признавалась относительная правда социалистов, анархистов и коммунистов, но то, что в марксистско- ленинской литературе получило название научного социализма, решительно отвергал, уподобляя его квартету из известной басни Крылова и относя к числу весьма распространенных тогда «бредней». Он не соглашался с тезисом об относительном и абсолютном обнищании рабочего класса при капитализме и, думается, оказался в этом вопросе ближе к истине, чем Маркс. Идея о превращении всей страны в единую фабрику или об уподоблении ей (как ее излагал, следуя Марксу и Энгельсу, например, Ленин в «Государстве и революции» и других работах) казалась Менделееву противоестественной и, главное, не отвечавшей характеру русского человека. Ведь на Руси издавна жили рядом и люди, вполне довольные общинными порядками, и другие, более предприимчивые, которых их неукротимая натура толкала на поиск новых земель, открытие рискованных предприятий и пр., причем многих из них оценили уже на Западе.
По этой причине ученый отстаивал и общинное землевладение, и частную собственность (особенно мелкую, например, на крестьянский земельный надел), и конкуренцию.

Он верил, что «люди… найдут средства победить современное значение капитала» и настойчиво искал эти средства. Так, он многократно выступал против монополий, (как отмечал еще в «Политике» Аристотель, на примерах Фалеса и др., противоречащих и интересам правителей, государств, может, не с первой стадии, что не позволяет запретить их, как в ХХ веке развивал и Шумпетер и др.)