про нобелевских л., Гранин Алексиевич, романтику и фантастику

Изменено: 07.04.2019 Posted on

Ниже «наш романтик» Даниил Гранин (умер в 98 лет, после дней в реанимации, с ИВЛ, в Санкт-Петербурге) и проект «Блокадной книги» — жанр Нобелевской Светлане Alexievich (за «her polyphonic writings, a monument to suffering and courage in our time», «умиравшей» у Фр.). Мы тогда предлагали с 2015 ей как укр.-бело-русски Союза (лауреаты могут выдвигать сам) выдвинуть и его, вместе с ранее выдвигаемым Пелевиным и Акунином, «за расширение или создание новых жанров». И чтобы хоть как-то оправдать, не считали  ее «плевком на русскую литературу» и не дискредитировали ту, не представляли по одной С.А., хотя бы без Гранина. Он умер вслед за Евтушенко, также номинантом на NobeLiT  — факт, что получатели нобелевских живут дольше номинировавшихся, можно объяснять концом сил и перспектив с надеждой признания (Поскольку стараются чередовать страны, например, американцы не получали уже десятилетия, то получение премии той же Алексеевич перечеркивало надежды Евтушенко, Гранина и др., также как  2016 Bob Dylan — той же реальной литературы, Оутс и др., показав смысл выбора «евро-идеологии» и израильских «долей» и спонсоров — еще до скандала с секс- «19-м членом» академии, объявлявшим победительниц с 96, показав цену высших премий на Западе

31.5.18 — 70-лет СА:

О рекламе «У войны не женское лицо» — «Цинковых мальчиков» подруги : «Со Светланой мы встретились, когда она переехала с родителями в деревню Ивашковичи. Ее папа стал директором школы, мама — учительницей. … мальчики были в нее влюблены. … деревенских ребят наставляла, давала советы. Всегда повторяла, что нужно учиться и идти вперед. Книги Света читала запоем, а вот физику и математику не любила, говорила, что это ей не пригодится, и получала по предметам тройки. А пришлось поступать — так было стыдно за свои тройки, говорила Света….читала со сцены свои стихи. Она писала о любви, дружбе, человеке. …

О журналистике Светлана мечтала со школы. И усердно готовилась к поступлению. …с родителями переехала в Осовец (теперь это агрогородок в Любанском районе. …начала работать в школе, чтобы получить стаж, необходимый для поступления. Раздумывала еще: быть ей педагогом или подаваться на журналиста? …по «Войне и миру». Лично для Светы Наташа Ростова была отрицательным героем, а учителя говорили, что она положительный. Но Света настаивала…50, я ездила к ней в гости. В тот день она подарила мне много своих книг. Сегодня у нее тоже день рождения. И как поздравить? Поздравьте от меня, пожалуйста. ..

«Па антычнай літаратуры атрымала чацвёрку і вельмі з гэтай нагоды перажывала» У 1967 годзе паступілі на факультэт журналістыкі БДУ. …Марыі Вайцяшонак? Гэта выдатная пісьменніца і яе найлепшая сяброўка апошнія, мо, гадоў 40. У студэнцкія гады …Галіна Чарнянкова. Яна — маці Дзіяны Арбенінай….яна ніколі не карысталася гатовымі адказамі на любыя пытанні: ці то на буйныя філасофскія, ці то на больш дробныя, нават побытавыя. Яна заўсёды старалася даходзіць сваім розумам да ўсяго, што адбывалася ў краіне, свеце, вакол яе…. па антычнай літаратуры. Экзамен прымаў Навум Ісакавіч Лапідус — легендарная асоба свайго часу. Святлана атрымала чацвёрку і вельмі з гэтай нагоды перажывала. Хацела нават пераздаць, … Скончыла ўніверсітэт дзесьці ў першай пяцёрцы, але дыплома …любімай была Ефрасіння Бондарава. …з чаго пачалася творчасць Алексіевіч. Тры чалавекі: Адамовіч, Быкаў, Каваленка пазычылі ёй грошы, каб яна магла сысці з працы ў «Нёмане» і напісаць кнігу пра жанчын на вайне. Здаецца, па тым часе яны «скінуліся» на 5 тысяч рублёў. … з фразы Канстанціна Сіманава на адным з пісьменніцкіх мерапрыемстваў у Мінску: «Правду о войне знает только народ». Гэта яе прынцып, які датычыцца і Вялікай Айчыннай вайны, і Афганістана, і Чарнобыля, і развалу Савецкага Саюза. … Святлана кажа, што яе светапогляд канчаткова склаўся пасля Афганістана. 1999 года. У навагоднім нумары «Народнай газеты» я разважаў, што адбудзецца з Беларуссю ў новым тысячагоддзі. Цытата:«В духовной же сфере за наш экспорт давно не приходится краснеть. Знатоки литературы в разных странах сейчас спорят, кто вскоре получит Нобелевскую премию: Василь Быков или Светлана Алексиевич»…яна патэлефанала: «Што ты вярзеш у сваёй газеце? Якая Нобелеўская прэмія? Што ты мяне на ўвесь свет сароміш?»  : «Мне было так няёмка, што ты параўнаў мяне з Быкавым». Гарбачоў: «Наша литература показала, что у войны не женское лицо». ..У чалавека ж заўсёды знойдзецца шмат прычын нешта не рабіць: ці то раней устаць, ці то авалодаць мовай, ці то напісаць кнігу. Аднак Святлана магла і можа падпарадкаваць сваё жыццё мэце, вартай таго, каб яе дабівацца…после окончания журфака Светлану Алексиевич распределили в березовскую районную газету «Маяк коммунизма». …ее взяли в журнал «Неман», где она возглавляла отдел очерка и публицистики.

Когда Адамович собирал материал для книги «Я з вогненнай вёскі», ему показалось, что о войне должна рассказать еще и женщина. Так Светлана стала собирать рассказы фронтовичек — и это была работа на износ. Потому что они были трудными людьми с изломанной биографией, судьбой, здоровьем. Книга «У войны не женское лицо» … вышла, хотя бесконечно выступали ветераны, военные генералы: зачем показывать такую сторону войны?..

«Чернобыльская молитва» вышла в Москве очень большим тиражом. Но для российской публики эта тема была чем-то далеким,…нам удалось выкупить довольно большую часть тиража, после чего мы повезли книги по райцентрам. Раздавали их в местные библиотеки, активистам, общественным организациям….

«Цинковые мальчики».Матерей погибших солдат накрутили, что Светлана ими якобы воспользовалась. Она, конечно, осознавала, что они запуганы, убиты горем, им больше не на кого выплеснуть свою злость и обиду. Но все равно эта ситуация забрала много физических, психологических ресурсов. Тогда же начались проблемы со здоровьем. …не может выворачивать себя наизнанку перед незнакомыми людьми. Хотя и говорит очень открыто,…Нужно защищать свой внутренний мир и не пускать туда кого попало с грязными калошами…. сходится все: внутреннее, глубокое содержание и понимание происходящего. Светлана находится в историческом потоке времени. … В книге о Чернобыле есть рассказ женщины, которая, будучи беременной, все равно ходила навещать мужа, хотя он был сильно облучен. Он, естественно, погиб, она потеряла ребенка и сама, по-моему, разрушила собственное здоровье. Для меня это было совершенно неприемлемо, богопротивно. И никакая любовь не могла оправдать …

Как у современного писателя, у нее есть литературный агент, который ведет дела с издательствами. Но литературного секретаря нет: Светлана не хочет никого пускать в эту кухню. … живет сложной жизнью. … студенты не могли забыть, как она в 1970 году получила премию за победу на всесоюзном конкурсе студенческих работ и должна была поехать по ленинским местам заграницы. В то время слово «заграница» казалось чем-то сладким и несбыточным. Но Светлана спокойно пожертвовала наградой: она открыто заступилась за кого-то из студентов — деканат ей простить такой свободы не мог….приехала в Цюрих, увидела дом Ленина, который должна была увидеть 40 лет назад, и сказала себе: «Какая тут красота! А этот человек сидел здесь, писал и думал о разрушении»….рассказывает об Афганистане, без страха излагает свою позицию, и… мужская часть коллектива категорически не приемлет ее мнения! Это был жесткий разговор: окружающие меня люди, тоже уважаемые журналисты, разговаривали с ней беспощадно…

Да, после «Цинковых мальчиков» на нее ополчилась не только наша старая добрая редакция «Сельской газеты». Тогда, казалось, против нее стало полмира. Противостояние, как известно, закончилось судом… я писала для «Народной газеты» Иосифа Середича в начале 1990-х. … она держалась, как скала. … входит в зал, а ей кричат слова, которые никогда не говорят в адрес приличной женщины. …Через годы это спокойствие ей здорово аукнулось. Нервы у человека просто оголились…по первой книге Алексиевич — «У войны не женское лицо» — режиссер Виктор Дашук снял, как известно, фильм, за него он был выдвинут на Государственную премию. А Света, автор сценария, была проигнорирована. По-моему, это был явный сексистский конфликт. Виктор Дашук ее просто «отодвинул», …отвечает: «Ладно, пусть у мужчины будет госпремия. Это мужской взгляд на вещи, пускай». …диктофонов не было, вместо них — радийный магнитофон весом в 3−4 килограмма. Вот с таким грузом через плечо Светлана и моталась по республике…. Она всегда очень щедро тратила себя на окружающих. Хотя, возможно, это часть ее литературного способа обдумывать жизнь. …любовь к красной посуде осталась прежней. …занимается практически вопросами мироздания и при этом никакой не синий чулок.news.tut.by

 

Даниил Гранин, бывший однофамильцем Германа, продолжал «науку романтизма», Гете, в  оттепели и перестройке «Зубра», в «Иду на грозу», «Прекрасной Уте» он говорит: «Какое мне дело, что «Фауст» уже написан. Я бы начал его снова, теми же словами, просто переписывал бы, и мне казалось бы, что я тоже причастен к сочинению, это я сочинил, не полностью я, но я тоже, это про меня, про мою давность, которая ожила, зашевелилась, тревожа меня». родился в 1919 году. В 1941 году ушел на фронт в составе народного ополчения, воевал в танковых частях. Писал повести о превосходстве СССР над США, «Спор через океан» (1949-50, 150 000 экз.), «Ярослав Домбровский» историческая повесть (1951), «Новые друзья» — рассказы о строителях Куйбышевской ГЭС (1952) писались еще при Сталине, прославили «Искатели», 1955, «Собственное мнение» (повесть-притча о двуличии советского технократа). В документальном биографическом жанре его «Эта странная жизнь» о А. А. Любищеве  (в 1975 «Однофамилец» — встречает себя в юности, когда он подвергался несправедливой критике, экранизирован, и «Выбор цели» — о войне ученых может быть мужским добавлением к «женскому выбору» Алексеевич), «Клавдия Вилор» (документальная, Госпремия СССР) — 1977—1981 годы — «Блокадная книга» (документальная, хроники блокады Ленинграда; в соавторстве с Алесем Адамовичем, с купюрами в 1977 году в журнале «Новый мир», а в Ленинграде книга был наложен запрет, вышла только в 1984 году после смены партруководства и переезда Г. В. Романова в Москву — «Плохо отношусь к Д. Гранину, точнее к тому, что он говорит и пишет о блокаде. Это всё неправильно, необъективно…, что „город надо было сдать“, а это вообще неправильная постановка вопроса. Если бы мы его сдали, от него бы ничего не осталось, жертвы были бы страшнее блокадных… Руководители страны, включая Жданова, делали всё, чтобы спасти Ленинград» (Григорий Романов)[8]. Ответный «Наш дорогой Роман Авдеевич» (сатира на Григория Романова) вышел в 1990 (100 000 экз., как и «Запретная глава»), документальными были «Бегство в Россию» о Джоэле Баре и Альфреде Саранте (1995) и «Страх» (эссе, 1997), в 2000-х — повесть «Оборванный след» и «Вечера с Петром Великим» (исторический роман, экранизирован), «Причуды моей памяти» (воспоминания, 2009), «Всё было не совсем так» (2010 — размышления и заметки всей жизни, с детства, о родных, с послевоенных лет и современниках), в 2011 год — «Мой лейтенант…» (роман) и «Три любви Петра Великого», «Заговор» (2012), «Два лика» (2013), «Человек не отсюда» (СПб., Лениздат, 2014. — 7 000 экз). Экранизации — 1956Искатели1965Иду на грозу и Первый посетитель1974Выбор цели1978Однофамилец1979Дождь в чужом городе1985Картина и Кто-то должен…1987Поражение, кроме 2009Читаем «Блокадную книгу»2011Пётр Первый. Завещание был автором (соавтором) сценария) — также киносценарист, общественный деятель.

«Расширение жанров» включило бы и современные — Пелевин и Акунин познакомили бы мир с новой русской — постсоветской литературой, после жизни ученых и «Искателей», «После свадьбы» и «Грозы», реальной техники, где «ученые доказали» очередную липу, борьбу ее с идеалами физиков, химиков и инженеров военного, оттепельного и перестроечного времени, человеческий конфликт с окружением и малодушием: «Я писал об инженерах, научных работниках, ученых, о научном творчестве, это была моя тема, мои друзья, мое окружение». Сын лесника, получивший электротехническое образование и работавший после возвращения с фронта электромехаником, в конце 40-х он всерьез рассчитывал сочетать свою науку с занятиями литературой. Когда его первый рассказ, принесенный в редакцию журнала «Звезда», благословил Юрий Герман, он посоветовал взять однофамильцу Даниилу Герману псевдоним «Гранин». Гете от Пушкина и Томаса Манна воплощает разум романтиков в столкновение с миром и его злом, легче понимать через войну. Его опыт войны писателя-фронтовика и ленинградцев в «блокадных книгах» отразил и  роман «Мой лейтенант», отмеченный премией «Большая книга» пять лет тому назад. Его воплощение общего в конкретных страхах и ужасах, страданиях, непонимании, борьбе и ненависти чужих и своих свободно от «женского взгляда» той же Алексеевич, отмеченной за этот жанр нобелевской премией. Он занимался общественной деятельностью, в конце 1960-х и начале 1970-х годов был первым секретарем Ленинградского отделения Союза писателей, с 1989-го по 1991-й народным депутатом СССР. В Бундестаге три с лишним года тому назад на фоне официальных празднества по случаю вывода из Германии отечественных войск в 1994 году  в присутствии первых лиц Германии он говорил о жертвах нацизма: «Когда мы писали «Блокадную книгу», мы задавались вопросом — как же так, ведь немцы знали о том, что происходит в городе, от перебежчиков, от разведки. Они знали об этом кошмаре, об ужасах не только голода, — от всего, что происходило. Но они продолжали ждать. Ждали 900 дней. Ведь воевать с солдатами — это да, война — это солдатское дело. Но здесь голод воевал вместо солдат. Я, будучи на переднем крае, долго не мог простить немцев за это. Я возненавидел немцев не только как противников, солдат вермахта, но и как тех, кто вопреки всем законам воинской чести, солдатского достоинства, офицерских традиций уничтожал людей. Я понимал, что война — это всегда грязь, кровь, — любая война… Наша армия несла огромные потери — до трети личного состава. Я долго не решался написать о своей войне, но все-таки написал об этом книгу не так давно, рассказал о том, как я воевал. Зачем я это сделал? Наверное, это было подспудное желание рассказать всем моим погибшим однополчанам, которые погибали, не зная, чем кончится эта война, не зная, будет ли освобожден Ленинград. Я хотел сообщить им, что мы победили. Что они не зря погибли. Вы знаете, существует такое сакральное пространство. Когда человек возвращается в сострадание и духовность. В конечном счете всегда торжествует не сила, а справедливость и правда. И это чудо победы, любовь к жизни, к человеку».

Лев ЛурьеЛев Лурье:«Даниил Гранин представлял еще в советское время либеральное крыло советских писателей, которые пытались совместить существование — в легальном поле печататься, ..и одновременно находиться в истеблишменте. Ему это удавалось. Но главную роль и, конечно, огромное значение имела «Блокадная книга», которую он написал с Адамовичем, которую было очень трудно протолкнуть в Ленинграде с позицией Смольного, и которая сыграла очень важную роль в формировании локального ленинградско-петербургского патриотизма. Огромное значение имела его деятельность в эпоху перестройки и, прежде всего, статья «Великий город с областной судьбой», которая определила очень многие процессы в последнем десятилетии. Он умел находить компромиссы. Он не был лизоблюдом абсолютно, он неуклонно проводил свою позицию по отношению к войне — гуманистическую, правдивую, рассказывал о трагедии войны, но одновременно умел не идти на прямой конфликт».

Даниил Гранин — лауреат Госпремии СССР, он был награжден двумя орденами Ленина. В 2008-м году ему вручили высшую награду России — орден Святого апостола Андрея Первозванного. 3 июня 2017 президент Путин вручил Гранину госпремию за выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности, за две недели до официальной церемонии; режиссер Александр Сокуров, снявший документальный фильм «Читаем блокадную книгу» (повесть использовал еще Ю. Бондарев в сценарии второго фильма киноэпопеи «Освобождение» — «Прорыв», 1969), преклонил колено перед Граниным и прижался лицом к его ладоням.

Мы  предлагали с 2015 для номинации Гранина названными номинантами развить тот же жанр «Блокадной книги», включенной и в список «100 книг», рекомендованных школьникам Министерством образования и науки РФ для самостоятельного чтения в 2013 г.

Гранин в 21 год, в 1940 году окончил электромеханический факультет Ленинградского политехнического института,  инженером на Кировском заводе ушёл на фронт в составе дивизии народного ополчения, воевал на Лужском рубеже, затем на Пулковских высотах, на фронте вступил в ВКП(б) с 1942 годаУльяновское танковое училище, в танковых войсках  (литературовед М.Золотоносов в архивах «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» нашел его заместителем секретаря комитета ВЛКСМ, направлен в звании политрука, комиссаром ремонтной базы). В 1945 — 1950 работал в Ленэнерго и НИИ, с 1965 года второй, в 19671971 годах первый секретарь Ле­нин­град­ско­го от­де­ле­ния СП РСФСР, по Золотоносову, ответственного за осуждение И. А. Бродского 1964 года[6]. Был народным депутатом СССР (19891991), в 1993 году подписал «Письмо сорока двух», членом редколлегии «Роман-газета», общества «Милосердие», Международного благотворительного фонда им. Д. С. ЛихачёваВсемирного клуба петербуржцев. См. в немецком Бундестаге перед канцлером о блокаде Ленинграда и войне[7] . Отметил 97 лет, обещая новую книгу).

Писал с 30 лет — «Победа инженера Корсакова» (опубликована в 1949 под названием «Спор через океан»), «Вариант второй» (1949), «Ярослав Домбровский» (1951), выражали поэзию научно-технического творчества и его техническое образование,  поиски и борьбу между ищущими, принципиальными учёными и советскими карьеристами и бюрократами.  Романы «Искатели» (1954), «Иду на грозу» (1962), «После свадьбы» (1958 — о судьбе молодого изобретателя, посланного комсомолом на работу в деревню) инсценировались для театра, по ним сделаны одноимённые фильмы.  Также интересны рассказы и повести «Собственное мнение» (1956), книги очерков о поездках в ГДР, Францию, на Кубу, в Австралию, Англию — «Неожиданное утро» (1962) и «Примечания к путеводителю» (1967), рассказ «Дом на Фонтанке» (1967), повесть «Наш комбат» (1968), раздумья о «Медном всаднике» А. С. Пушкина — «Два лика» (1968).

Ближе жанру нобелевской 2015 г. его «Блокадная книга», ч.1-2 (1977—1981) с А. М. Адамовичем — учителем Алексиевич и художественно-документальные: «Эта странная жизнь» (1974, о биологе А. А. Любищеве), «Клавдия Вилор» (1976, Государственная премия СССР), с перестройкой — роман «Зубр» (1987, о судьбе биолога Н. В. Тимофеева-Ресовского),

В романе «Картина» (1979) и в повести «Неизвестный человек» (1990) об исторической памяти,  анализ состояния человека, теряющего своё место в социальной иерархии, можно сравнить с «Временем» Алексиевич. «Повесть об одном учёном и одном императоре» — биография Араго (1991). Шпионский роман «Бегство в Россию» (1994). Повесть «Оборванный след» — о жизни учёных в современной России (2000). Эссе «Страх» — о преодолении тоталитаризма и коммунизма.

Критика: Другой Гранин, или Случай с либералом — Сокращённый вариант статьи М. Золотоносова в «Литературной России»: Не иду на грозу: Как ленинградские писатели пережили «дело Бродского», сам  Даниил Гранин: «Кому был страшен зубр?» | Журнал «Кругозор» (№ 2, 1988), Интервью (2011), Харакири: Рассказ шестидесятника. | РС — Поверх барьеров с Иваном Толстым (24 апр 2012),  Выступление в Бундестаге, 2014 год.

*»Питерских» в это время представлял Г.Романов (1923 — 2008) — кандидат и член Политбюро ЦК КПСС (1973-76—1985), секретарь ЦК КПСС (1983—1985 гг.), бывший первый секретарь Ленинградского обкома КПСС (1970—1983), сторонник «жёсткой линии» и претендент на пост генерального секретаря ЦК КПСС после смерти Ю. В. Андропова[2] и последующей К. У. Черненко[3], компромиссного, когда власть удалось перехватить М. С. Горбачёву. По словам В. М. Чебрикова, именно Романова хотел видеть своим преемником Ю. В. Андропов[2]. После распада СССР вступил в КПРФ,..В Ленинграде Романова называли «хозяин» и 13 романовских лет — тех, что он руководил областью и городом, —  самыми успешными в жизни региона за весь ХХ век, когда появилось более пятидесяти научно-производственных объединений, рекордное количество станций метро, знаменитые трактор «Кировец» и ледокол «Арктика», первым достигший Северного полюса, АЭС. В техно-опере «2032: Легенда о несбывшемся грядущем» композитора Виктора Аргонова, 2007, не Михаил Горбачёв, а именно Григорий Романов после смерти Черненко избирается генеральным секретарём ЦК КПСС; Союзу удаётся избежать стагнации и распада, альтернативное будущее оперы[зн В книге Сергея Арсеньева «Студентка, комсомолка, спортсменка» Ген. после Ю. В. Андропова также, у Дмитрия Вересова и их телевизионной экранизации «Чёрный ворон» выведен под фамилией Туманов, в инди-игр «Kremlingames» можно выбрать Романова, как альтернативу Горбачеву на роль Генсека ЦК КПСС после Черненко.[16][17]

 

Ее учителя Быков и Адамович, с Граниным сделавший «Блокадную книгу» (АБГ- как «партизанфильм»- ) не реализовали нобелевские шансы того времени, вынужденные выступать («как все») и подписывать письма против Сахарова, когда  С.А. просто не было возможностей , прав и соблазнов  с перестройкой Горбачева и договорами с Рейганом-США. Близкий ранее им (и в плане отношений с властями — карьеры) антивоенный пафос, направляется против излишеств режима в плане войны в Афганистане, без всяких идеологических возможностей – знания религии и новой роли ислама

Ограниченность «нобелевского жанра», наследия Нобеля и викингов (говорили НЛ-99) можно расширить жанром (АА-АБГ) «Блокадной книги» как части проектов и Адамовича и Гранина, писавшего про войны физиков, после «Выбора цели» более художественные «Иду на грозу». На базе Алексиевич-Адамович и Гранина или АБГ (ниже) и реальной связи бело-русской литературы, важно понимать ограниченность  каждого, во избежание обид и ошибок,— их природу, необходимость и неизбежность. Романтика от Гранина до Пелевина, в советской литературе и критике, с формулировкой «нет пророков в своем отечестве» с Р.Х. до  номинаций н-авторов, как тех же Пелевина и Евтушенко  осложнялись их отношениями, как с прежним представителем русской литературы Иосифом Бродским. Их спор и вражда к официально-оппозиционным Евтушенко с Граниным можно  сравнить с «Выбором цели» и пути, заграницы – эмигрантов и оставшихся (как  Войновича к Рязанову. Со слов Сергея Довлатова крылатая фраза «Если Евтушенко против колхозов, то я — за», Иосиф, как и Лимонов? раскритиковал избрание Евтушенко почётным членом Американской академии искусств и словесности в 1987 году. Однако, по воспоминаниям М. И. Веллера, это не мешало Бродскому просить у Евтушенко помощи в сложные жизненные моменты, причём Евтушенко никогда ему не отказывал[46].

 

Содержательная же ограниченность жанра – проблема отношения героев и масс, страдающих, лакеев, для которых нет героев, ограничивает и  понятия и персонажей Пелевина (ПП). Например, отсутствия альтернатив в современном обществе и мире кроме «клоунов и передастов» (имея ввиду известную проблему передачи – перевода и языка, когда на просьбу передать билет и замечание, что молодой человек передаст, тот отвечает классическим «сам  передаст»). В АмпирУ альтернативой «быть клоуном у передастов» элиты представляется только возможность быть «передастом у клоунов», хотя при этом скрыто переносится нижестоящее положение клоунов и эта социальная иерархия и мобильность в ее рамках понятно ограничена (этими понятиями).

В отличии от них советские,Евтушенко[53] и его жёны Белла Ахмадулина, поэтесса (1954-61), Джен Батлер, ирландка (1978-), друзья в Переделкине (музей-галерея картин, подаренных ему Шагалом, ПикассоЭрнста — сюрреализма), даже номинированные на Нобелевскую премию по литературе[56] (New York Times 28 октября 1963 года сравнивает с Боб Дилан «…perhaps an American Yevtushenko (the Russian poet)», П. А. Судоплатов с КГБ изображал роль «агента влияния»[57]: «установить с ним дружеские конфиденциальные контакты, ни в коем случае не вербовать его в качестве осведомителя»[58]. Как после реакции[en] на теракты в Лондоне в злорадстве[47][48], в 2005 году  в «Так им и надо!» отметил, что радость чужим бедам — наследство сталинского и гулаговского облучения, но «станции лондонского метро —/родственницы Беслана», и так как «Родины разными могут быть,/но при войне и терроре/разве не может нас объединить/общая родина — горе?»[49]. В феврале 2014 года Евтушенко обратился к народу Украины со словами поддержки и стихотворением «Государство, будь человеком!», написанным в ночь с 18 на 19 февраля, в разгар столкновений протестующих с полицией во время Евромайдана. Отметив, что «невидимками на Майдане/вместе — Пушкин, Брюллов, мы стоим», против политической вражды и в поддержку конвергенции, выразив надежду, что «всем Европой нам стать удастся»[50][51][52].

Также в отношении горбачевских – перестроечных и постсоветских интеллигенции и власти. В отличии от них идя дальше своим путем, и пытаясь его преодолеть – м.б.легче и важнее, как более простой путь хотя бы для выхода на евро- и мировой уровень.  С.А. продолжала жанр Чернобылем, после Гулага, Освенцима и Холокоста…наши годы, чернобыльские годы, станут мифологическими. … о мире после Чернобыля. …Фукусима …5 книг о том, как люди убивали и как их убивали, как строили и верили в Великую Утопию, как человеческая жизнь у нас все время была чему-то равна – идее, государству, будущему…книги – «Чудный олень вечной охоты» — сто рассказов о русской любви… как русский человек хочет быть счастливым, мечтает, но у него это не получается… Почему?  Светлана Алексиевич: «Я всегда буду искать ответ на вопрос, почему наши страдания не конвертируются в свободу» — женщинам не понять? М.б.потому, что свобода стоит дороже, требует преодоления страданий и цены жизни, по Гегелю? Или потому, что всем наплевать, голосуя рублем…но точнее ответила сама автор и в Ru-Нобелевской лекции «Проигранная война»   (законы  конвертации) — и в ответе до нее, на что она потратит Нобеля — «на личную свободу» — у всех разную? (как и траты и надежды — на лечение в Израиле?).

«Я всегда хочу понять, сколько человека в человеке. И как этого человека в человеке защитить».

Кто составил конкуренцию Светлане Алексиевич в борьбе за «Нобелевку» в news.tut.by/culture В 2013 году ее новая книга «Время секонд хэнд» из текстов 2000-х, завершение «Красного цикла», вышла и в Швеции и букмекеры поставили писательницу на третье место в своем рейтинге — впереди канадки Элис Монро, получившей премию в том году. В 2014-м она снова вошла в первую тройку, но лауреатом стал француз Патрик Модиани.

Нобелевскую премию по литературе получали советские Борис Пастернак (отказавшийся под давлением властей), Михаил Шолохов, и «русские эмигранты» Иван Бунин, Александр Солженицын и Иосиф Бродский. Теперь будет первая женская, пятая советская Нобелевская («Конечно, Белоруссия самостоятельное государство и т.д., но Алексиевич сформировалась как автор и стала известна именно в советские годы, так что мы можем говорить о ней как о соотечественнице», по Д.Быкову).

Алексиевич стала 14-й женщиной и 108-м лауреатом главной литературной награды мира (не награждали в военное время), где лауреатам придется отвечать нашим вечным критикам.

О жанре документальной прозы, по Тесля: 1) дневник, 2) письмо и до некоторой степени 3) мемуары, воспоминания и автобиография (границы стерлись), в наибольшей степени близкие к художественной литературе, в «зоне неразличения» – вместе с historicalstudies, от более субъективного Фукидида, как мемуара о войне греков и персов, Запада и Востока, до НПЛ №2 за «Римскую историю» Момзена и «Второй Мировой» Черчилля, женских — как Воспоминания благовоспитанной девицы / Симона де Бовуар; пер. с фр., От Набокова к Пушкину: Избранные работы о русской словесности / Жан-Франсуа Жаккар. Гинзбург, Л.Я. Проходящие характеры. – М., 2011] / Андрей Александрович Тесля // Мой университет. 2011. № 3. – С. 76 – 79. «Аксаков,- почитаемый главою славянофилов, протягиваю руку Ивану Сергеевичу Тургеневу как главе западников, ибо после речи Федора Михайловича между нами не должно быть разногласия. Он все решил, всех примирил. … Тургенев встал навстречу Ивану Сергеевичу Аксакову, как мне показалось, с гораздо меньшим энтузиазмом, чем глава славянофилов к нему поспешил…» -после Хомякова и брата К.С.Аксакова Достоевский Пушкинской речи 1880 г. дал  «художественно-реальную почву», но умер уже 1.1881. В Ф.М.-против «Т» Пелевина, где они сражаются (топор Ф.М. против «ненасильственной борьбы» Т.)

Критика — типа Задорнова, что против России и лучше- Пелевин и Прилепин, очевидно, не затрагивают эту нишу, но Светлана может ответить. «Конец совка»….из комментариев и критики, ожидаемой- К.Зарубин…до Нобеля: «подсуетилась и оседлала волну русофобии, но ей опыта коньюктурщины не занимать, начиная с паразитирования на теме Афганистана …Миколу Гусовского в итальянские писатели записать («Песня про зубра» в оригинале на латинском языке написана), а Яна Потоцкого — во французы («Рукопись, найденная в Сарагосе» в оригинале на французском) «На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси, где народ вначале 70 лет обманывали, потом еще 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди: наградили не «белорусскую писательницу» (которая по белорусски и не пишет», а наградили ее за анти-русскую и анти-белорусскую пропаганду…частная «Литературная газета», выдающая себя за правопреемника органа Союза писателей СССР: «отложи Путин удар по ИГИЛ на неделю-две – и, возможно, нобелиатом мог стать японец Мураками, что, конечно, гораздо справедливей, ведь он в отличие от Алексиевич – писатель, и хороший»:http://www.livelib.ru…sibkron «Хоть бы кто по делу сказал, о творчестве, например. Как-никак это не премия мира, а премия по литературе».   МГИМО  «престижное звание обладателя Нобелевской премии мира нивелировалось в общественном сознании до служителя идеалам западного мира» (http://lifenews.ru/news/163765)… Ахматова: «Их премия, кому хотят,  тому и дают»

вопрос:  чем по смыслу, принципам и методам своих действий Владимир Ильич Ульянов-Ленин отличается от другого «борца за освобождение народов России от диктатуры» с помощью немцев и тоже во время войны с Германией, Андрея Андреевича Власова?… у первого всё задуманное, к удивлению многих и даже самих немцев, получилось, а у второго нет. Если не считать философии, Гегеля и Маркса с евреями, предательство Родины вышло и все вражеские планы он осуществил успешно, то лежит в мавзолее, а если против евреев, не получилось, был в 1945 году пойман на чешской территории при попытке уйти и пригодиться ещё тем же американцам, осуждён, повешен, и сейчас считается одним из самых гнусных и позорных предателей в истории страны. Где логика? Или просто победитель всегда прав? Ленин – предатель? Или в архивах и рассекречивают всегда как раз подходящие к текущей политической ситуации правдивые материалы, за державу обидно… Великая Отечественная война и подвиг нашего народа в ней. А где гарантия, что на основании «открывшихся рассекреченных фактов» в герои не попадёт некто типа Власова?  у наших братьев и соседей, на Украине, будут сносить памятники советским воинам и полководцам, а в героях окажется нацист Степан Бандера или натуральные эсэсовцы типа Шухевича и солдат германской 14й дивизии ваффен-СС «Галичина»… плоды и прямые последствия «изучения» и преподнесения истории через призму неких «национальных и политических интересов». На этом строится и патриотизм и любовь к Родине. … через пару лет, когда кто-то решит это всё снова переписать …как изучать историю такой, как она есть? И любить свою страну со всем, что в её истории было, и с подвигами, и с ошибками, и даже с преступлениями? И на этом строить патриотизм и любовь к Родине?

 

Лучше понять отличия можно сравнением, например, расширив рамки на исторический и соц-НФ роман, до Пелевина взяв Стругацких, а до Гранина за век питерскх после «Капитанской дочки» и «Медного всадника» и «в духе петербургского проекта» Карамзина и Загоскина… «культ разума» …Восстания Маккавеев, православная империя Константина, Халифат, проект Сергия Радонежского, проект Петра Великого, Октябрьский переворот оказались успешными, потому что к ним можно было присоединиться без приглашения… идеократии, позиционировавшей себя в качестве меритократии. 1. новая социальная парадигма («иерусалимская», «византийская», «советская») и историософия, т.е. вера в применимость новой социальной парадигмы к любому историческому контексту… «наивно-меритократической» фазы в эволюции ЛИИ…

к естествознанию или заменяющей его философии природы (Ломоносов — «Письмо о пользе стекла», фрагменты из «Оды на восшествие…», сквозные технократические мотивы в советской литературе); стиль: русский классицизм в XVIII веке, «жюльверновский» канон (Адамов, Беляев), а позже штампы «космической оперы» (Казанцев, Ефремов) в советской фантастике)…»идеального администратора» всегда можно найти, в крайнем случае — воспитать. Конфликт между этикой и логикой считается невозможным: «просвещенный» человек с неизбежностью вынужден «творить общее благо» (см. постулат Ефремова: цивилизация, достигшая звезд, не может быть фашистской)… «как надо». Императрицы Елизавета и Екатерина Вторая («Фелица») поступили правильно, «последовав за Петром», и были прославлены в одах.  Коммунист Шельга, вскрыв фашистскую сущность инженера Гарина, поднял против него восстание и победил (при этом сами силы природы — буря  Добродетели). Басня, в стихах или в прозе, является идеальной художественной формой для обрамления однократного поступка; для реконструкции общества в целом требуется иная литературная форма. В начале XIX века такой формой оказался «исторический роман», во второй половине XX века — так называемая «социальная фантастика».  востребуется, а заимствует несовпадение личности признанного формотворца с личностью признанного аналитика: автору «Арапа Петра Великого» и «Капитанской дочки» достался готовый образец «Айвенго», авторам цикла о Полудне — готовый образец «Туманности Андромеды».

вторую фазу эволюции ЛИИ, или «фазу фокусировки» авторского культа; отношение к Пушкину, отношение к Стругацким могло служить индикатором социально-политических взглядов, знакомство с их трудами — индикатором принадлежности к «осведомленной группе».  смелость ставить задачи, неразрешимые средствами «наивной меритократии», и разрешать их, опираясь исключительно на критерий художественной правды. Математик назвал бы это шагом от доказательства построением к доказательству спекуляцией.

Нулевой гипотезой «фазы фокусировки» является гипотеза о нерациональности … эпигонами и последователями «фокус-автора» («время учеников«,  в третьей фазе критиками (Виссарион Белинский, Сергей Переслегин*) укрепляет репутацию статусно-ролевого детерминизма сначала в литературе («критический реализм»), а затем и в прикладной социологии. марионетки привязаны к Непреложным Законам Развития.

 

Вклад И.Лажечникова в социологию «времени учеников»

… хронологическое отставание его литературной биографии и эпиграфов из Пушкина (наряду с эпиграфами из Жуковского, представителя первой фазы); иерархия «мастер-подмастерье»  «братьев по разуму» среди текущего поколения российских фантастов (Лазарчук, Михаил Успенский, Лукьяненко и т.п.),  Стругацкие справились за тридцать лет, у Пушкина оказалось отпущено едва ли более десяти, и притом разделенных с переработкой фольклора, политической сатирой и лирической поэзией. В наследство «ученикам» сюжеты «Ревизора», Ивану Лажечникову,  сравнение «Ледяного дома», «Басурмана» и «Последнего Новика» с тремя произведениями братьев Стругацких —Дорога, траектория, личная судьба (проводника и шпиона Вольдемара-Владимира, межпланетного инспектора Юрковского, также Владимира) —  маршрут в «повести последнего новика». Действие не от своего имени, гнушение славой ради внутреннего долга — одна из главных тем размышлений Юрковского и Вольдемара: «самое добро, которое делаю, должен похищать, как тать, приобретя, не могу назвать своим» // «cобственное имя на карте не должно означать слишком много для настоящего человека«. Оба персонажа сознательно отвергаются участия в истории как хронике, в «перечне имен». Их поиск подлинной, осмысленной истории, войн между народами, войну с обезличенным** врагом; ее эквивалентом у Стругацких выступает освоение космических пространств.

«внутреннего врага» — человека внутренне обособленного, мелкого и ограниченного, у которого «любовь к Богу исчислена на лестовках и земных поклонах«. Аналогом «невежественного и суеверного» раскольника у Стругацких предстает мещанин, «маленький хозяйчик» (сцена на Бамберге повторяет сцену в Носе фабулой, символикой и последствиями). Раскольники достались Петру в наследство от старой России; мещане достались коммунистам двадцать первого века в наследство от века двадцатого. Выводы: номинальная победа во «внутренней войне» (конфликт Петра и Софьи, «холодная война») не означает реальной победы, реального единства социального целого. Нация, государство в существенно большей степени зиждутся на природе человека, чем на «словесех и именех». Лажечников сожалеет о Паткуле, тратившем драгоценное время на хиромантию, Стругацкие (устами Дауге) сожалеют о Марии Юрковской с ее «флаконами с косметикой, мертвым блеском золотых украшений и беспощадным зеркалом«.  Хроника Северной войны фактически завершается решением об основании Петербурга (описание Полтавского сражения вынесено автором как бы в послесловие). Владимир — после мнимого известия о своей смерти — возвращается на родину («там я родился, тут, ближе, Софьино, где я воспитывался«) схимником, молящимся о душах наших и никому не дающим благословения. Жилин — после смерти Юрковского — возвращается на Землю, чтобы (в «Хищных вещах века») беспощадно бороться с погубляющими душу. Искомая подлинная история оказывается историей людей, историей человеческого общества, историей человеческой души.

«Ледяной дом» — «Трудно быть богом».

после замечания Ефремова о том, что «дон Рэбия — это уж слишком прозрачно». Мэтр был прав, конечно» — [6], май 2002

Бирон и Волынский репрезентуют в романе идеи Временного и Вечного. Временщик — лицо, обладающее властью в силу произвольного стечения обстоятельств,… инвариантно — «наше дело правое» (петровский патриотический проект, проект цивилизации земного типа), «и мы победим«. Прогрессор — «человек ниоткуда» (дон Рэба обвиняет Румату в самозванстве: «Румата Эсторский умер пять лет назад и лежит в фамильном склепе…«; Волынский в беседе с Бироном сам заявляет: «У меня нет никакой должности в Курляндии«). испытания «падшего естества», проверенный еще в Книге Бытия, — это испытание отношениями с женщиной. умозрительное социальное учение: для Волынского и его советников это «Махиавель» (вероятно, «Государь»), для Руматы и его коллег — Базисная теория феодализма. Временщик опирается на специфику текущего момента и стремится владеть максимально актуальной информацией о социальной обстановке, поощряя шпионов и перебежчиков.Для сюжетных поворотов двух романов Мариорице симметрична Кира — привязанность, принесенная в жертву долгу; поискам Будаха — поиски пропавшего малороссиянина, контрдонос— жалобы «простого народа» на притеснения, адресованной «тому, кто знает, как надо»; упоминается гадалка Мариула (алхимик Киун) — «маг как естественный союзник прогрессора». От успеха дела Волынского не удерживают ни жена, ни общественное мнение, ни императрица, ни поверженный Бирон — препятствием к браку с Мариорицей (и победе «русской партии») оказывается исключительно его собственная совесть. «Долг перед собой» оказывается превыше «долга перед Идеалами». В чем дело — только ли в «исторической правде» (и откуда «исторической правде» взяться в Арканарском королевстве в 2147 году от Рождества Христова)?  Космогония «умышленного города», лежащая в основе имперского и советского проектов, поверх объективной реальности, «на болотах»; обживание этих конструктов неразрывно связано с их устареванием и, в конечном счете, полным отпадением от Замысла. Реформа в этой системе координат означает не обновление, а замену одного «ранжира» другим, новым, лучшим. Миф о грехопадении, всегда следующий за мифом о сотворении, формулируется примерно так: «реальность не может полностью вместить идеальное» (т.е. «хотели как лучше, а получилось, как всегда«). Временщики приходят и уходят, но истинный инициатор Проекта («хороший Петр», «хороший Ленин») вне подозрений.

Ледяной Дом — вместилище мертвых форм, «совершенство» с точки зрения платоника*^ — хорошо согласуется с этой космогонией логически, но плохо согласуется этически. построен по личному распоряжению царствующей особы;  частью петербургского Замысласпланировано как бесчеловечное, как враждебное человеку — «наша правда терпит плетку«.

«Басурман» — «Улитка на склоне».

«Басурман» не петербургского проекта —  «атмосферы, напитанной чарованьем«, «волшебного, поэтического мира» в «Эпохе Легенд»: Московия — это «земля надежд», «восточная Колумбия»; «попав туда, не возвращаются«. Европа, родина западной рациональности (которую Лажечников вслед за Петром считает вневременной нормой) выступает эквивалентом недоступного материка в «Улитке». Аналогом Управления, окруженного Лесом и существующего до тех пор, пока Лес его терпит, в «Басурмане» выступает сообщество иностранцев, приглашенных в Москву царем Иваном Васильевичем (с бароном Поппелем в роли администратора-солдафона Домарощинера и переводчиком Варфоломеем в роли беспечного бабника Тузика — «настоящий восток, вы меня понимаете…» // «русалочки от меня не уйдут«). Распространение биотехнологии дает магия, неформализуемая интуиция: «Вырастил бы бороду да спознался б с лукавым! Вот этот, батюшка, и сотню немецких лекарей заткнет за пояс» // «Я уже давно заметила, что вы потеряли умение видеть то, что в лесу видит любой человек, даже грязный мужчина«. Метафорой этого органического целого является лес, растительность, поглощающая незанятые участки территории («собирание земель» московскими царями в «Басурмане», Одержание в «Улитке»); московское войско одерживает победу над тверским, сымитировав нападение «лесовиков». Образ петербургский: вода из лужи. Ее, сдавшись перед жаждой, выпивает старик Ненасыть; в нее в «Улитке» уходят и рожают женщины, научившиеся обходиться без мужчин; в обоих случаях вода ассоциируется с растворением в том, что не есть ты, т.е. со смертельной опасностью становления другим, страх перед непредсказуемым будущим.

Антон Эренштейн, «прельщенный перспективами», гибнет в этом будущем с чувством выполненного долга; Кандид, которого с Лесом связывает исключительно любопытство, принимает решение бороться с ним, противодействовать, детерминированы обстоятельствами; женщины (Анастасия, Нава) увлекают их в свою веру — а это явный симптом капитуляции еще со времен царя Соломона, «понимать прогресс как превращение всех в людей добрых и честных«. В целом подтверждая первые два постулата «наивной меритократии», они против  веры в человеческий разум — как институционализированный, так и действующий внеинституционально.  сверхрациональное и сверхрациональность, не отменяющую разум «как мы его знаем», но и несводимую к гуманистической социологии и «художественной правды» (на его место встают соответственно утопия или вера). Социология «критического реализма» пошла по первой дороге — в сторону социалистических идеологий, коллективного солипсизма [9], человекобожия. Мы вернулись в исходную точку дискуссии. Пойдет ли социология нашего «времени учеников» второй дорогой — от свободы воли через аккуратный персонализм к Богоперсональной истине Откровения? К залу ожидания  Список использованных источников

  1. Лажечников И.И. Последний Новик — М.: Правда, 1983 Ледяной дом — М.: Художественная литература, 1988 Басурман — М.: Современник, 1986

  2. ФЭБ «Русская литература и фольклор»: Электронное научное издание «Пушкин» на http://feb-web.ru

  3. Стругацкий А., Стругацкий Б. Миры братьев Стругацких (собр. соч.) // Сост. Н.Ютанов. Послесл. С.Переслегина. — СПб.: Terra Fantastica, 1997..1998-интервью Б.Стругацкого на сайте «Русская фантастика» — http://rusf.ru/abs

  4. Белинский В.Г., Добролюбов Н.А., Чернышевский Н.Г., Писарев Д.И. Статьи о русской литературе — М.: Эксмо-Пресс, 2002  индекс эссе С.Переслегина на http://stabes.nm.ruhttp://mumidol.ru/gorod/artgroup.htm

Поправки по итогам обсуждения

А. и Пушкин многому учился у Лажечникова, и лишь смерть Пушкина «фазы фокусировки»  штампы школьной программы=( В конце концов, для нас (живущих в XXI веке) более актуальна разбивка «по задачам», а не по границам поколений.

B. Неужели Стругацкие просто переписывали малоизвестную русскую классику?

Слишком уж трудоемкая это работа — разбирать чужой код; свой — поверьте программисту — дается легче на порядки. анализ частотности цитат и упоминаний показывает, что Стругацкие испытывали сильное влияние Пушкина (второе место по частоте после Священного Писания). Т.е. «горизонтальное» заимствование могло иметь место на уровне проблематики, отдельных коллизий (дуэль:Онегин-Ленский = Сикорский-Абалкин), но не на уровне сюжетов.

С. И все-таки: чей же Волынский прогрессор?

Петровского проекта. Эту ситуацию можно перемоделировать в реальности «ТББ» С точки зрения «просвещенной публики» начала XIX века они были безусловными агентами Будущего. открытие литературно-музыкального клуба «Цитадель», администрация Ленинградского информбюро mailto:antelucem@mail.ru о стилистике Бориса Пильняка в контексте магических представлений футуристов и конструктивистов).координатор рассылки LXEmailto:lxe1@pisem.net   http://mumidol.ru/gorod

 

 

Из сравнения с С.А.: М.Задорнов — что Пелевин и Прилепин лучше, не понимает отличия Нобеля, критериев Запада и нового жанра, что в их жанре др. Бел.Партизан : Про Пелевина вставило. Давненько так не смеялся. Барышня, Виктор Олегович начал публиковаться с 1989 года. К 1996 году были написаны и опубликованы большая часть рассказов, «Омон Ра» (1992), «Жизнь насекомых» (1993). В 1996 году выходит «Чапаев и Пустота». Отдельным изданием издан сборник рассказов «Синий фонарь» (1991). В 1996 году вышел из печати двухтомник Пелевина. К 1996 году Пелевин лауреат следующих премий:

• «Великое Кольцо-90» за рассказ «Реконструктор»
• «Золотой шар-90» за повесть «Затворник и Шестипалый»
• «Великое Кольцо-91» за повесть «Принц Госплана»
• Малая Букеровская премия 1992 года за сборник «Синий фонарь»
• «Великое Кольцо-93» за рассказ «Бубен верхнего мира»
• «Бронзовая улитка-93» за повесть «Омон Ра»
• «Интерпресскон-93» за повесть «Омон Ра»
• «Интерпресскон-93» за повесть «Принц Госплана»
• Премии журнала «Знамя» (1993, 1996) за романы «Жизнь насекомых» и «Чапаев и Пустота»
• «Странник-95» за эссе «Зомбификация»

-1а- наверно, читатели Партизана научат наших «лит.дам». представляющих себя как «начальников дискурса», почитать про персонажей Пелевина (ПП) —  на СБ сразу появилось О жерновах и големах — Беларусь сегодня — даже Рублевская прочитала, если не списала с Ленты.ру «Смотритель» — хотя м.б.лучше развить тот же «русский мир» графа Т.- попытаться зарабатывать своим трудом и С.Х.

Био-?: через логику развития и аналоги биографий-путей (с 96 с дисс.и преп.истории психологии в БГПУ), в т.ч. времени жизни. Как известно с древности, например, описания ученика Аристотеля (жил пока учил), они подчиняются своим законам. Биологи знают, что иначе вероятность конца резко увеличится, люди просто умирают и гробят себя, как другой мой московский знакомый претендент на нобелевские, получая рак и т.п. (см.http://mushkambarov.livejournal.com/953.html). Может, если Акунин похоронит в 18 году своего героя, может потерять перспективы и, наплодив там линий и потомков, из-за быстрого старения стать мешающим развитию даже своего «мира А.», как в случае Ленина (1870-1924). Нужно оставить возможности себе хотя бы. Что бы влиять и изменять Россию и власти, нужно их понимать. И это мы можем сделать лучше, чем Запад, на который как все наши и москвичи надеялись в 80-х, если только не будем прикидываться «и так» умными/дураками, не изменяя ничего. Учитывая недостатки каждого из нас, вместе с преимуществами, а не пытаясь изобразить, что каждый из нас «сам лучший». Сам каждый лучший только в известной только ему области, мало что стоит и может сделать, видного для других, во всяком случае.Нужно понимать, что каждый путь требует времени и не потративший его не сможет предложить лучше потратившего.

См.*Букмекеры: главная претендентка на Нобелевскую премию по литературе — Светлана Алексиевич (67) — теперь можно ожидать кенийской драмы — Нгуги Ва Тхионго 77 лет, номинировался на Нобелевскую с 2010. Столько же амер.Оутс (77 с 52 года творчества и романов, еще больше Филип Рот (82) с альтернативой истории, но им помешал теперь евр.Дилан) и сирийский поэт Адонис (85). В рейтинге был и «Евгений Евтушенко выдвинут на соискание Нобелевской премии», Лидия Дэвис: http://sportsbeta.ladbrokes.com/2015-Nobel-Prize-for-Literature/Awards-N-1z0tj9jZ1z14147/.

Судя по политике, можно ожидать  лауреатом 2018 станут афр.или сириец — Ngugi Wa Thiong’o 7/1, Adunis или Ismail Kadare с 16/1. Что заставляет присуждать НП – актуальное событие, выборы РБ-2015 или РФ на Украине и в Сирии?- с правильной позицией лауреата — среди др.опозиционеров – м.б.откладывая в 2013 до них..- как подтверждает дипломатический источник Рейтер 9.10.15 об остановке санкций ЕС на 4 мес с  награждением НП-15 С.А. « подчеркнувшем желание европейцев поддержать независимый голос в Беларуси» (БелГ 12.10.15)- или против позиции РФ? Нобель надеялся на большие способности ученых и отбора.

С.Алекс.. же важны примеры, «все жанры» Б.А., в т.ч.женские – Анны Борисовой, по любви — пример «голосов» НЛ-2010 Льосы, модель детектива, по старению – как «был же мальчик, а теперь он – слесарь» Пригова, Трифонова, — механизмы «Обмена» (как цены проституции — «11 минут» Куэльо), в т.ч.женский взгляд – О.Т. «Другой жизни» — смерти  воспоминания – сохранив преимущества живых голосов-свидетелей, С. диалогом и политикой  хотя бы подобного нам латиноамериканца 2010-

М. Варгас Льоса. Похвала чтению и литературе. Нобелевская лекция [«ИЛ», №6, 2011]
Г. Гарсия Маркес, М. Варгас Льоса. Диалог о романе в Латинской Америке [1968]

 и, конечно,

И. Бродский. Нобелевская лекция
Т. Венцлова. «Бродский много и серьезно думал о смерти». Интервью [газета «Культура», №2, 2007]
И. Бродский. О Достоевском
  • Aнгл.- Nobel Prize in Literature 2015   Facts  Interview
    • Prose   Photo Gallery   Other Resources Лекция —Introductory speech by Sara Danius, Permanent Secretary of the Swedish Academy  English
      Также можно учить другие языки — параллельные тексты —
    • Read Nobel Lecture 2015  English   Swedish   French   GermanRussian   — на русском  (ответ на ? почему страдания не конвертируются в свободу — м.б. в ответе НЛ, на что она потратит Нобеля — «на личную свободу» — у всех разную? — м.б.также на лечение в Израиле)
arrow Watch Saul Bellow tell his story — Children playing in a Chicago street
.
Wole Soyinka
«New discoveries began to keep me behind at lunch-time»
Wole Soyinka, Nobel Laureate in Literature, grew up in the small Nigerian town of Aké, with a mixture of local and western traditions.
arrow Read an excerpt from Wole Soyinka’s Aké. The Years of Childhood
 2016 Bob Dylan и др.. English — poetry and Eurovision Song Contest 2017

сейчас вот — к юбилею Виктора Цоя (как Путин свел его в 1983 с Брюсом Ли, умершим фиктивно и под прикрытием КГБ СССР долгие годы, наверно, также как был знаком с Перельманом, выпуская за границы…предлагают Нобели по литературе и Премию мира), пожелай нам удачи