Кембриджские школы, Ньютон, гео-биологи, Дарвин, их учителя и др.

Изменено: 21.04.2019 Posted on

Основная школа 1К — философии платоников возрождения, развила итал.ФичиноДеКарта,  как  Фрэнсис Бэкон и Томас Гоббс, против их сенсуализма и картезианского механицизма, как и пуританизмакальвинизма и их божественного предопределения, вели англиканскую церковь к диалогу  религии и разума. Мы их доведем от Ньютона и пост-н.(«нобелевских») Копли до Тьюринга, поколений Мальтуса, Дарвина, Кейнса и др., продолжавших школы и связи 1 К.

В Америке их традицию Оксфорда и Кембриджа, ученых, совместное проживание и питание, сиблинг-колледжей английской модели, в колониальные времена продолжил министр Джон Гарвард (1607-1638), завещая школе всю свою библиотеку и половину своего денежного имущества, учил Н.Итон (1610-1674); в 1639 году освобожден[5], первые студенты закончили в 1642 году.  Джон Коллинз, вернувшись в Англию, связал два Кембриджа (25 марта 1625 – 10 ноября 1683 — в переписке с БореллиДжон Уоллис , Лейбницем, Ньютон в 1670 писал ему о славе, IV. Лукас., см.karcev, 4.75 разъяснял его бесконечные ряды, ниже…). В 1665 году, Калеб Cheeshahteaumuck (возр. 1643-1666) «от Вампаноаг … стал выпускником Гарварда, первый Индеец в колониальный период».[6]

Ниже, после Дарвина признанный отец гео-био Гарварда Агассис…

Индийский Колледж был в 1640-93, среди выпускников литераторы БерроузКаммингсДос ПассосЭлиотАпдайк, философы ЭмерсонКуайнСантаянаТоро, физики Филип У.АндерсонТеодор ХоллТомас Кун[33] Роберт Оппенгеймер, политики Джон Адамс, Чарли БейкерБеназир БхуттоАл ГорЭдвард,  Роберт и  Джон Ф. КеннедиГенри КиссинджерМэтью МэйхьюФранклин Рузвельт и  Теодор РузвельтДжей РокфеллерД.С.Бакминстер, вымышленные Фаулер и Суини (шоу: «Теория большого взрыва«), Метод человек (фильм: «как высоко«), Редмэйн (фильм: «как высоко«), Тайрон Слотроп (роман: «гравитационная Радуга«)

*как мистическая «свеча Господа», «не противопоставляя… поскольку духовное есть наиболее рациональное», — писал Б.Уичкоут (1609—1683)[1]Ральф Кедворт (1617—1689), познание врождённых идей и теологии —  Основные идеи кембриджского неоплатонизма XVII в. , The Cambridge Platonists at the Stanford Encyclopedia, между магией и наукой.

Кембриджскую школу мистического платонизма после «Утопии», власти и казни Мора в 1516-35 в новом веке продолжил Генри Мор (1614—1687) и следующее поколение (Джозеф Гленвилл (1636-1680), John Norris (1657-1711),  Граф Шефтсбери (1671-1713) и др.). Г.Мор ввёл в научный оборот понятие «гностицизм»[1]в «Enchiridion metaphysicum», как сторонник Парацельсовой физики с теософией Гельмонта,  уча Ньютона. Представляя   вездесущность Бога как пространственную, а бесконечное пространство — как имматериальная субстанция, как всераспространенный в мире природный дух, Бог, вытесняемый механическою физикою из мира, как непространственный, снова вводится в него обратно, повлияв на Ньютоново определение пространства, как sensorium commune (чувствилище) Божества. В главе 28 § 7 Мор впервые говорит о четвёртом измерении пространства, предваряя, т. о., новейшую неевклидову геометрию (1674).

Джон Уилкинс (1614–1672) — основатель  естественной теологии с наукой[2]     Лондонского Королевского обществаполимат, руководил колледжами и Оксфорда, и Кембриджа, в условиях гражданской войны.  «Опыт о подлинной символике и философском языке» дает проект  универсального языка для общения учёных и философов на смену господствовавшей тогда в научном сообществе латыни[33]  и будущих национальных, самый амбициозный из плановых языков (его черновой вариант языка, включающий универсальные письмо, словарь, грамматику и фонетику. А предложение десятичной системы измерений реализовалось в метрической системе[34] , а вместо десятичной восьмеричная система счисления — в двоичной компьютеров, до Буля[35].

В Оксфорде в колледже New Inn Hall  и Хертфорд-колледже  его учил пресвитерианин Джон Томбс и первый Савильский профессор астрономии[en]  Джон Бейнбридж[6] на бакалавра (1631) и магистра (1634)[4], священника церкви Англии в Christ Church Cathedral в Оксфорде[7][8],  продолжил фантастику-утопии и  криптографию  Nuncius inanimatus (1629)[23][24] Ф. Годвина с «Человек на Луне (1638) в «Открытие лунного мира» (The Discovery of a World in the Moone, 1638) и «Рассуждение о новой планете» (A Discourse Concerning a New Planet, 1640),  о сходстве между Землёй и Луной, предполагая селенитов[21]  и (в третьем издании «Открытия лунного мира», 1640, глава) путешествия людей на Луну.

В 1641 году Уилкинс анонимно публикует «Меркурий, или тайный и быстрый посланник» (англ. Mercury, or the Secret and Swift Messenger)[22],  а «Экклезиаст» (1646, переиздававшийся) содержит анализ всех доступных комментариев Библии для проповедей,   указывая на необходимость ухода от стиля Цицерона и использованию прямых эмоциональных стимулов[25][26]. Его «Математическая магия» (Mathematical Magick, 1648) посвящена подопечному принцу Карлу Людвигу; первая часть «Архимед» описала традиционные механические устройства, рычаг, весы, блок, а вторая, «Дедал» — более сложные, машины и «летучих людей», как английский монах Эйлмер в XI веке с механическими крыльями летел с колокольни собора, а «летающая колесница» напоминает современный аэроплан, ссылаясь на древних и современников, таких как Гвидобальдо дель Монте и Марен Мерсенн[27],  «Человек на Луне» Годвина с птицами для полёта[28].

«Философы-экспериментаторы» «группы 1645» сформировали Оксфордский философский клуб, предшественник  Королевского общества[9] (Джордж Энт, Сэмюэл Фостер, Фрэнсис Глиссон, Джонатан Годдард, Кристофер Меррет, Джон Валлис, Уильям Гарвей и Сет Уорд) в 1650 году,  по Спрэту, вошли  Роберт Бойль, Уильям Петти, Лоуренс РукРальф Батёрст, Томас Уиллис, и Мэттью Рен[10]. В 1653 году прибыл из колледжа Крайст-Чёрч Роберт Гук, стал техником и помощником Уилкинса, а с 1658 года и Бойля[11]. Уилкинс с Сетом Уордом против критики преподавания в Оксфорде и Кембридже, в Academiarum Examen  Джона Уэбстера,  требовавшего ввести обучение астрологии и алхимии (у генерала Джона Ламберта и бербонского парламент), в Vindiciae academiarum (1654) отстаивали более умеренную программу реформы преподавания, утверждали, что Уэбстер не в курсе, защищая одновременно Бэкона и Фладда, чьи методы были несовместимы[30].

Став в 1656 году зятем Оливера Кромвеля и в 1658 году мастером Тринити-колледжа в Кембридже[12][13], что подтвердил на посту лорда-протектора сын Кромвеля Ричард, Уилкинс стал другом и покровителем Исаака Барроу[14] и с восстановлением монархии, в ноябре 1660 года — членом-основателем Королевского общества и его секретарем, вторым стал знакомый ему по Оксфорду с 1656 год Генри Ольденбург[4][16]. В 1668 году он стал епископом Честера  и опубликовал книгу «Опыт о подлинной символике и философском языке», универсальный язык и унифицированную десятичную систему мер, впоследствии ставшую основой метрической системы[3], вместо традиционных — мер нашего тела (например, фут — это длина ступни-башмака мужчины, бывают разные), предложил универсальную меру длины на основе физических свойств маятника и мер времени, небесных тел. Еще лучше он предлагал заменить десятичную систему счисления восьмеричной, удобнее для деления на два1 (дихотомии и счета, фактически  двоичной системы счисления современной компьютерной технике, денег, чтобы пенс состоял из 8 фартингов, шиллинг — из 8 пенсов, энджел — из 8 шиллингов, а фунт — из 8 энджелов). Позже это предложил Лейбниц, также интересовавшийся Китаем, с системой инь-янь, 8 и 8х8 три- и гексаграмм. Эта позиционная целочисленная система счисления с основанием 8  использует цифры от 0 до 7, ее можно связать с группами х.э. Менделеева. Пока она используется в цифровых устройствах, с лёгким переводом восьмеричных чисел в двоичные и обратно, путём замены на триплеты двоичных, хотя в программировании и компьютерной документации была почти полностью вытеснена шестнадцатеричной. Восьмеричная система применяется при выставлении прав доступа к файлам и прав исполнения для участников в Linux-системах[1][2] и языках юки[3] и паме[4].

В качестве универсальной меры длины нити с возвратом — полупериодом в секунду, делимой на 10п частей, он и изобрел метр (хотя британцы пользуются метрической системой менее других, предпочитая традиционную). В предисловии к своей книге Уилкинс раскритиковал существующие языки, 4 их недостатка: — омонимия: латинское слово liber «у грамотных людей оно означает ‘кодекс’, у политиков — ‘пользующийся свободой’, у ораторов — ‘сын’, а у крестьян — ‘древесная кора’»: ‘книга’, ‘свободный’, ‘ребенок’ и ‘лыко’; синонимия: «Говорят, что в арабском языке более тысячи обозначений меча, 500 обозначений льва, 200 обозначений змеи и 80 обозначений меда»2нерегулярности в грамматикенесоответствие звучания и написания: в соответствии с произношением не напишут одинаково»3.

самый большой — второй — раздел книги Уилкинса — как придумать новый язык и классификацию явлений, чтобы понять, чему и какие названия присваивать, отвлекся от третьего и четвертого недостатков, мир  поделил на 40 классов — от общих сущностей (класс I) до церковных отношений (класс XL), которые представлены на схеме:

Внутри каждого класса выделяются роды и виды; например, собака относится к классу XVIII (звери), а внутри него — к роду 5 (хищники, похожие на собак) и к виду 1 (собака)4.

Как же это соотносится с языком? Очень просто: зная класс, род и вид каждого объекта, мы можем построить для него знак универсального алфавита, а также словесное обозначение. Знаки алфавита устроены так: есть 40 обозначений для классов, к которым добавляются 9 обозначений для родов и 9 обозначений для видов.

Комбинируя элементы для обозначения собаки (XVIII. Beast + род 5 + вид 1), получаем такой знак:

К знаку, объединяющему в себе класс, род и вид, могут быть добавлены элементы, обозначающие грамматические категории: число, глагольное время и так далее. Так, Молитва «Отче наш», записанная на языке Уилкинса[32]:

Эта система легко трансформируется и в устный язык: каждому из 40 классов соответствует слог вида «согласный + гласный» (например, классу зверей — zi), каждому из 9 родов — согласный и каждому из 9 видов — гласный. В итоге получаются базовые понятия из четырех звуков (+уточняющие грамматические показатели). слово ‘собака’ — zitα (буква α у Уилкинса обозначает звук [о]), а ‘краснота’ на этом языке будет tida: ti — это класс XXXVII (ощущаемые качества), d — 2-й род таких качеств, а именно цвета́, а a — 2-й из цветов, то есть красный. распределение существительных по родам в русском- про луну и месяц, табурет и табуретку. В некоторых языках мира классификация более дробная и конкретная — так, для африканских языков банту (самый известный из них — суахили, широко распространенный в Кении, Танзании, Демократической Республике Конго и в других странах) характерна система, в которой на основании выбора приставок в единственном и множественном числе выделяются такие группы существительных5:

В лексикографических трудах Уилкинс сотрудничал с известным учёным и церковным деятелем Уильямом Ллойдом [31].

  • The Discovery of a World in the Moone (1638)
  • A Discourse Concerning a New Planet (1640)
  • Mercury, or the Secret and Swift Messenger (1641)
  • Ecclesiastes (1646)
  • Mathematical Magick (1648)- фото Математическая магия, издание 1691 года
  • A Discourse Concerning the Beauty of Providence (1649)
  • A discourse concerning the gift of prayer: shewing what it is, wherein it consists and how far it is attainable by industry (1651)
  • Vindiciae academiarum (1654), в соавторстве с Сетом Вардом
  • An Essay towards a Real Character and a Philosophical Language (1668)
  • Of the Principle and Duties of Natural Religion, London, UK: Archive, 1675.

Д.Уилкинс умер в Лондоне в ноябре 1672 года от мочекаменной «болезни[20]гениев», как через полвека Ньютон.

Самым знаменитым выпускником и человеком англоязычного мира вообще  стал (профессор в 1669-1702)  Ньютон (34с>18 р. Isaac Newton — natural philosopher«the most influential scientists of all time and the scientific revolution, with Philosophiæ Naturalis Principia Mathematica 1687.

И. Ньютон «I. Новая теория света и цветов» «II. Одна гипотеза, объясняющая свойства света, изложенные в нескольких моих статьях» 7, 124–134, 135-158 (1927)

Бойль опубликовал «Химик-скептик» в 1661 г., когда Ньютон поступил в Кембридж, мог узнать о нем уже в 60-х. В сентябре 1673 года Ольденбург — Ньютону «Посылаю Вам новую книгу Бойля «Книга истечений», в соответствии с его желанием дарю Вам от его имени с самыми горячими уверениями в той высокой оценке Вашим способностям и знаниям. Я взял на себя смелость положить в тот же пакет ещё два экземпляра книги, одну — для доктора Барроу и другую — для доктора Мура, которые он просит Вас передать им».

Г.Мор и Барроу дали Ньютону платонизм и числа, в т.ч. обратные квадраты пифагорейцев, а «Истечения» Бойля — атомы-корпускулы света, эфир и др. Поляк Сэндивогиус, как и д’Эспаньет считал, что магниты, или по-арабски «халибы», представляют собой скелеты всех других вещей, будь то тела или духи, соединяющие их посредством своего притяжения; первым открыв кислород, «дефлогистированный и селитряный воздух» 18 века, продолжал и Коперника. Из идеи силы, действующей на свет со стороны вещества, Ньютон заключил, что скорость света до падения относится к скорости в среде, как синус угла к синусу угла падения, т.е. скорость света в среде должна быть больше, чем в пустом пространстве. Фуко в XIX в. установил скорость света в пространстве  больше, чем в среде, считался  опровергающим теорию истечения. Однако по современной квантовой теории света “групповая” скорость фотона в среде, так же как и скорость волн в области нормальной дисперсии, должна быть меньше, чем в пространстве. В “Оптике” упоминания об астрономической рефракции, но астроному Флэмстиду за 1694-95 гг. разобраны только в 1836 г. Био [21] и  в 1935 г. [22] А.Н. Крылов по письмам Ньютона, “Если развить … простое и естественное получается изложение, и сколь мало к нему, по существу, за 240 лет прибавлено”.

Барроу, Исаак ( Barrow; октябрь 1630 — 4 мая 1677) —  математик, физик и богослов,  из картезианского монастыря на 15-м году в Тринити-колледже Кембриджского университета    пристрастился к изучению древних языков, богословия и естественной философии (Бэкон, Декарт и Галилей), с древней хронологией, математикой астрономии. свидетельств о затмениях.

 Скульптура Барроу в часовне Тринити-Колледжа, издал впоследствии сочинения Евклида, Архимеда, Аполлония и Феодосия со своими комментариями. Не получив кафедру, отправился к Гробу Господню, за четыре года посетил Францию, Италию, жил в Стамбуле (Константинополе) и Измире (Смирне), а на обратном пути посетил Германию и Голландию. По реставрации Стюартов получил кафедру греческого языка в 1660 году, после геометрии и оптики на кафедре математики в Грешем-колледже Кембриджа, в начале 1664 года указом короля Карла II, получил должность Лукасовского профессора математики, передав ее слушавшему его Исааку Ньютону[5] в 1669 году, посвящая себя богословию, с 1670 г.со степенью доктора богословия, в 1675 году сделан президентом Тринити-колледжа, но через 4 года умер (в Уголке поэтов ВА), математик Джон Валлис, разделявший с ним известность лучшего английского геометра («Euclidis elementorum libri XV breviter demonstrati» (Лондон, 1659—1678 — два издания, «Элементы Евклида, вкратце доказанные», «Archimedis opera, Apollonii Pergaei conicorum» libri IV (Сочинения Архимеда, конические сечения Аполлония), «Theodosii spherica, metodo novo illustrata et succinite demonstra t a» 1665 (Сферика Феодосия).  В математике Барроу разработал способ нахождения касательных, более общий, чем метод Ферма, и весьма близкий к современным дифференциалам, первым осознал, что задача о касательных обратна по отношению к задаче о квадратурах, без терминов переменной и функции, правки делал Ньютон, а Лейбниц купил эту книгу.  По Арнольду (с.31), Ньютон не оспаривал приоритет Барроу в открытии формулы Ньютона-Лейбница и метода решения уравнений разделением переменных. «Isaaci Barrow, mathematici professorii Lucasiani, lectiones habitae in scholis publicis academiae Cantabrigensis» 1684 года содержит лекции Барроу в Кембридже,  «Lectiones, opticae et geometricae, in quibus phoenomenon opticorum genuinae rationes investigantur ac exponentur, et generalia curvorum linearum symptomata declarantur» (1674, Лекции оптики, геометрии и пр.), включало общее решение вопроса о положении фокуса оптических стёкол, формулу для определения его лучей — параллельных, сходящихся и расходящихся; он же первый ввёл принцип кажущихся, или мнимых, изображений, геометрическую оптику. Много его сочинений богословских, нравственных и поэтических, собранных и изданных Тилотсоном в 1613 году (Лонд., 1859)- более 100 речей и проповедей на разные предметы, сочинение о власти пап, изложение веры, молитвы Господней, много поэм и писем. В биографии (Hughes): «Наконец я узнаю разрешение многих геометрических и астрономических вопросов в лоне Божества. О Господи, какой ты геометр!».J. H. O. Barrow, Isaac (1630-1677) (DNB00) // Dictionary of National Biography Барроу, Исаак // Энциклопедический словарь / под ред. И. Е. АндреевскийСПб.: Брокгауз—Ефрон, 1891. — Т. III. — С. 97–98. Акройд, 2017, с. 30.

в Англии Джон Валлис (1616—1703)[8] 1626 году Грегуар де Сен-Венсан, развивая «метод исчерпаний», пришёл к идее представления кривой как предела вписанного в или описанного вокруг многоугольника как решение задачи квадратуры круга[9]. Решая задачу поиска центра тяжести параболического сегмента, Ферма пришёл к выводу о связи задач поиска касательной и вычисления площади[10] применял только к рациональным функциям, как Исаак Барроу (1630—1677)[11].  1668 году книги «Logarithmotechnia» Николаса Меркатора (1620—1687), в которой было приведено разложение в степенной ряд натурального логарифма и указано его применение для вычисления площади под гиперболой[12]. Барроу из геометрической интерпретации касательных основывался на Грегори (1638—1675) и Джона Валлиса, «Lectiones Geometricae» был издан в 1670 году. В 1673 году его приобрёл Лейбниц, но, по его утверждению, не читал[14].

Историки математики по Эдмунду Хоппе[de] (1928) выделяли кинематическую линию Платона, Архимеда, Галилея, Кавальери и Барроу — Ньютона, и атомистическую, к Лейбницу через Демокрита, Кеплера, Ферма, Паскаля и Гюйгенса (1629—1695), у Маргариты Барон (Margaret E. Baron) (1969) первооткрывателем следует признать Барроу, а Ньютон и Лейбниц лишь придали его идеям алгебраическую форму[16].

В. И. Арнольд, в «Гюйгенс и Барроу, Ньютон и Гук» описал Математический анализ, степенных рядов —  Многоугольники Ньютона,  Барроу (позже известные как Ряды Тейлора,  Небесная механика,  после Principia   —  Натуральная философия Ньютона) «истории книги Ньютона «Математические начала натуральной философии» и о содержании…три закона Ньютона и большое количество…решение одной задачи, а именно задачи о движении в поле силы, обратно пропорциональной квадрату расстояния до притягивающего центра…Гука…с группой симметрии икосаэдра…эволют и эвольвент…ЭВМ…в те времена…Глава 1 ЗАКОН ВСЕМИРНОГО ТЯГОТЕНИЯ  § 1. Ньютон и Гук…1635…умер в 1703 году…ассистент Бойля…всем известен благодаря открытому Гуком закону Бойля–Мариотта3)… образованном Королевском обществе (т.е. английской академии наук) в должности куратора. …д.б. демонстрировать 3-4 опыта в неделю, доказывающих новые законы природы…в течение сорока лет…в письме 24.11.16795 Гук  Ньютону предлагает совместно обсуждать и экспериментально проверять  их гипотезы, сообщает  новости и теории вихрей, увлекающих планеты, о притяжении, о новых измерениях дуги меридиана (и, следовательно, радиуса Земли) французской экспедицией Пикара. Ньютон 28 ноября 1679 года 37 лет, «…не слышал о Ваших гипотезах о движении планет, несомненно хорошо известных учёному миру… Моя страсть к философии утихла, и я думаю о ней не больше, чем торговец о чужой торговле или крестьянин об ученьи», занят другим, алхимией, получением золота, записывал свои опыты,  что с чем сливал, и  результаты, воспроизвести (как «Вонь ужасная. Видимо я близок к цели»)

Ньютон предлагает проверить экспериментально, чтобы убедить неверящих в теорию Коперника (признанную католической церковью, например, только в 1937 году), м.б. первым поставил задачу об экспериментальном доказательстве вращения Земли. Гук сделал эксперименты «успешно» и Ньютону в письме 6.1.1680 открыл § 3. Закон обратных квадратов: «Я предполагаю, что притяжение обратно пропорционально квадрату расстояния до центра, соответственно предположению Кеплера о зависимости скорости от расстояния. Галлей, вернувшись с острова св. Елены, рассказал мне, что маятник качается медленнее на вершине горы, чем у подножья, и не мог понять причины. Я сказал ему, что он решил давно занимавший меня вопрос об убывании тяготения с удалением от центра… Говоря о падении внутри Земли, я не думаю что закон притяжения будет таким же до самого центра Земли, но, напротив, я считаю, что, чем ближе тело будет к центру, тем слабее будет притяжение, возможно, подобно тому, как это происходит с маятником или телом внутри вогнутой поверхности, где сила уменьшается по мере приближения к нижней точке… Притяжение на значительных расстояниях [от небесных тел] можно вычислять по указанной пропорции [обратных квадратов] как притяжение самим центром.»

Внутри, пишет Гук, закон, конечно же, будет другим, так как пройденные телом слои будут тянуть его в разные стороны, по-видимому, похожим на тот, что наблюдается при упругих колебаниях. А орбиты будут примерно такими же, как при колебаниях маятника, а снаружи, когда есть только один притягивающий центр, тело будет двигаться по кривой, которую он назвал эксцентрическим эллиптоидом. На аналоговой машине вроде упомянутой им вогнутой поверхности уравнения интегрировали, Гук исследовал характер движения при различных законах притяжения, моделируя притяжение действием поверхности на скользящий по ней груз (за шесть лет до книги Ньютона, механики не было. Гюйгенс формулировал закон сохранения энергии7, что при отсутствии сопротивления воздуха орбиты камня внутри Земли должны быть замкнутыми; доказать эллиптичность он не смог и предложил Ньютону, сказав, что убедится также и в том, что первый закон Кеплера (утверждающий, что планеты движутся по эллипсам) тоже следует из закона обратных квадратов. Ньютон же замолчал и Гуку написал лишь раз, переслав просьбу итальянского врача, поблагодарил за сведения об экспериментах с падающими шарами), Но доказал, что это верно, и обратно, из закона Кеплера об эллиптичности орбит следует закон обратных квадратов (стр.75–79.). Изложить в доступном виде, ему потребовалось сформулировать основные принципы, относящиеся к общим понятиям, таким как масса, сила, ускорение, знаменитые «три закона Ньютона»,  не претендовал (первый закон — это всем давно и хорошо известный закон инерции Галилея, а остальные два никак не могли быть открыты позже чем, скажем, закон упругости Гука или формула Гюйгенса для центробежной силы). § 4. Principia По инициативе астронома Галлея (1656—1742) Ньютон написал работу с подробным изложением своих результатов под названием «Philosophiae Naturalis Principia Mathematica» («Математические начала натуральной философии») и прислал её Королевскому обществу 28 апреля 1686 года. Галлей был другом обоих и он убедил Ньютона вставить ссылку на Гука, что именно закон обратных квадратов соответствует третьему закону Кеплера, «как утверждали независимо Рен, Гук и Галлей» (Рен — архитектор, один из основателей Королевского общества, занимавшийся вместе с Гуком восстановлением Лондона после великого пожара 1666 года), принизив его роль и поддержку друзей в приоритетном споре. Ньютон на кафедре в Кембридже получал значительно больше, Галлей был сыном богатого мыловара и издал её за свой счёт, читал корректуры, и Ньютон называл её «Ваша книга»… Себя Ньютон считал математиком, а Гука считал физиком. «Математики, которые всё открывают, всё устанавливают и всё доказывают, должны довольствоваться ролью сухих вычислителей и чернорабочих. Другой же, который ничего не может доказать, а только на всё претендует и всё хватает на лету, уносит всю славу как своих предшественников, так и своих последователей… И вот я должен признать теперь, что я всё получил от него, а что я сам всего только подсчитал, доказал и выполнил всю работу вьючного животного по изобретениям этого великого человека» (Как Сахаров в «Воспоминаниях» писал о нежелании «лизать зад Зельдовича»). В эквивалентных анализу прямых геометрических элементарных рассуждений (подобно Барроу)§ 5. Притяжение сфер доказывал, что на камень внутри Земли внешние слои не действуют, т.е. что поле тяжести внутри однородной сферы равно нулю. Раньше этот факт изучался в школе, но теперь он из программы выпал, поэтому это замечательное доказательство, возможно, объяснит и влияние планет на Солнце, его активность внутри — в центре и главные «энерговыделения» и обратное влияние на планеты СС, в т.ч. нашей, практически астрологии.

Его рассуждения показывает, как можно было решать задачи из теории потенциала без анализа, теории гармонических функций, уравнения Лапласа,  потенциалов простого и двойного слоя. …люди вроде Барроу, Ньютона, Гюйгенса решили бы за считанные минуты8 ..современные математики быстро решить, по-моему, не способны (во всяком случае, я ещё не видел математика, который быстро бы с ней справился): вычислить

 lim sin tg x – tg sin x

arcsin arctg x – arctg arcsin x

 .
x → 0

 

Ньютон доказал также, что однородный шар (или шаровой слой) притягивает точки внешней области так же, как если бы вся его масса была сосредоточена в центре. ..современное доказательство (восходящее к Лапласу) выходит за рамки  школы и мехмата МГУ… закон убывания скорости сферически-симметричного течения несжимаемой жидкости с расстоянием от центра такой же, как закон убывания силы тяготения. (Отсюда в n-мерном пространстве: сила должна убывать обратно пропорционально (n–1)-й степени расстояния.)…, суммарная сила притяжения несколькими массами обладает свойством несжимаемости (в области вне притягивающих масс).§ 6. Доказал ли Ньютон эллиптичность орбит? последние годы в физических журналах. дух современной математики проник и в ряды физиков, сборников «Физика за рубежом»10: доказал ли Ньютон, что из закона всемирного тяготения следует первый закон Кеплера? r = –kr/rпредъявил много решений этого уравнения и проверил, Иоганн Бернулли…, а не Ньютон, вывел закон Кеплера из закона всемирного тяготения, ему и должна принадлежать вся слава. Вот как говорят физики, участвовавшие в дискуссии, повторяя давно сказанное математиками (например, в книге А. Винтнера 1941 года). Современные математики действительно различают теоремы существования и теоремы единственности для дифференциальных уравнений и даже приводят примеры уравнений, для которых теорема существования выполнена, а теорема единственности нет11.  Ошибочная точка зрения происходит из-за неоправданного расширения класса рассматриваемых функций.  понятия функция, векторное поле, дифференциальное уравнение приобрели иной смысл …понимали только очень хорошие вещи. … разлагались в ряды Тейлора. решение гладким образом зависит от начального условия. — математический анализ Ньютона в значительной мере и есть далеко развитая теория возмущений.Ньютон заметил, что законы природы выражаются изобретёнными им дифференциальными уравнениями.ПРИМЕЧАНИЯ Вольтер писал, что Ньютон обязан своей карьерой «не исчислению бесконечно-малых и гравитации, а красоте своей племянницы». [Карцев весьма аргументированно опровергает эту сплетню. — E.G.A.]

была домо­прави­тельницей ученика Ньютона, графа Монтегю Галифакса, поэта и крупнейшего государственного деятеля, члена регентского совета Англии, первого лорда казначейства и основателя Английского банка. После его смерти в 1715 году К. Бартон унаследовала от него значительное состояние. Ньютон же обязан лорду Галифаксу должностью смотрителя монетного двора. См. More  Т. L. Isaac Newton. A Biography. — New York, London: Charles Scribners sons, 1934. — 676 p.законом Бойля. Бойль, действительно, первым опубликовал его в 1660 году в своей книге, но со ссылкой на Гука, как на автора закона, не претендуя даже на соавторство. в 1781 году Лагранж писал Даламберу о современной ему математике: «…я думаю также, что шахта становится слишком глубока и что её придётся рано или поздно бросить, если не будут открыты новые рудоносные жилы. Физика и химия представляют ныне сокровища гораздо более блестящие и легко эксплуатируемые, таким образом, по-видимому, все всецело обратились в эту сторону, и возможно, что места по геометрии в академии наук сделаются когда-нибудь тем, чем являются в настоящее время кафедры арабского языка в университетах».в 1694 году, Ньютон писал, что он открыл закон всемирного тяготения уже в 1665 или в 1666 году, в 1714 году, датирует свой вывод эллиптичности орбит из закона обратных квадратов «1676 или 1677 годом». А что  не публиковал и  не рассказывал объясняет тем, что из-за неверного значения радиуса Земли, принятого им, вычисленные ускорения камня и Луны недостаточно точно укладывались в закон обратных квадратов. Первая публикация Гука осиле тяготения как возможной причине эллиптичности орбит относится к 1666 году.

в XVII в., был воздушный насос, недавно построенный магдебургским бургомистром Отто фон Герике. Насос делал доступным изучению газообразное состояние вещества, казавшееся таинственным по своей неощутимости и бесформенности. Особенно много опытами с насосом занимался Бойль с Гуком в качестве ассистента. В кругах Королевского Общества эти опыты служили постоянным предметом демонстраций и обсуждений. В переписке Ньютона с Бойлем опыты с воздушным насосом — основная тема.

Несомненно, что на почве “пневматических опытов” возникли и созрели мысли Ньютона об эфире, составляющие лейтмотив его научных высказываний в семидесятые годы. Представление об эфире возникло как естественная экстраполяция опытов с воздушным насосом. Основная тема длинного “гипотетического” мемуара Ньютона, написанного в 1675 г., о котором говорилось в шестой и седьмой главах, был, конечно, эфир. Что понимал Ньютон под этим словом? Он отвечает на этот вопрос достаточно ясно такими словами:

“В гипотезе необходимо допустить существование эфирной среды, весьма сходной по строению с воздухом, но гораздо более редкой, более тонкой и более упругой. Немаловажным доводом в пользу существования этой среды служит движение маятника в стеклянном сосуде, лишенном воздуха, затухающее почти так же быстро, как и на открытом воздухе”.

Таким образом, эфир, по Ньютону, это — газ очень малой плотности. Далее он приводит доводы в пользу того, что эфир состоит из различных “эфирных духов”, наподобие воздуха, составленного из инертной массы воздуха, смешанной с разными “парами и испарениями”. Ближе понятие эфира у Ньютона не уточняется. Этот эфир Ньютона очень похож на эфир по представлениям Д.И. Менделеева. Менделеев даже указывал место для эфира в периодической системе химических элементов и называл его “ньютонием”.

Такой эфир, по предположению Ньютона в семидесятые годы, мог служить началом всех вещей.

“Возможно, — писал он, — что все сооружение природы не что иное, как различные сочетания некоторых определенных эфирных духов или паров, как бы сгущенных осаждением, весьма сходно с тем, как пары сгущаются в воду”.

Эфир, по Ньютону, может объяснить динамику явлений, в частности падения тел:

“Огромное тело Земли, — пишет он, — в котором повсюду, во всех его частях, может быть, до самой середины, происходит вечная работа, может непрерывно сгущать столь большое количество этого духа, что для пополнения запасов вызывает его опускание сверху с огромной быстротой; при таком опускании эфир может уносить вместе с собой и тела, пронизанные им, с силой, пропорциональной поверхности всех частиц, на которые он действует… Возможно, что и Солнце, подобно Земле, обильно впитывает этот дух для поддержания сияния своего и для удержания планет от дальнейшего удаленияот него”.

Далее, Ньютон, как если бы он был представителем чисто волновых воззрений на природу света, предполагает, что “эфир, подобно воздуху, способен к (колебаниям, но гораздо более быстрым и мелким”. По мнению Ньютона, колебания в эфире следуют друг за другом на расстоянии менее одной стотысячной дюйма (т.е. 2,5х10-5 см). Эта величина, очевидно, взята из опытов с интерференционными кольцами и соответствует половине длины волны. Рассуждая по аналогии со звуком, Ньютон полагает, что эфирные колебания отличаются по величине, но не по скорости. Ранее уже говорилось, каким образом представления об эфире применены Ньютоном для объяснения явлений отражения и преломления света, интерференционных колец и диффракции. Эфирными потоками объясняются также, по Ньютону, явления электростатических притяжений и отталкивания, процессы растворения, сжимание и растягивание мускулов и пр.

Эта концепция не была мимолетным эпизодом. Через четыре года, в 1679 г., Ньютон в обширном письме к Бойлю вновь развивает ее с некоторыми вариациями, но сохраняя основное. Снова предполагается, что повсюду рассеяна некоторая эфирная субстанция, способная к сжатию и расширению, необычайно упругая, “одним словом, во всех отношениях похожая на воздух, но много тоньше его”.

“Я предполагаю, — сообщает далее Ньютон Бойлю, — что этот эфир проникает во все большие тела, но он реже в порах этих тел, чем в свободном пространстве, и тем реже, чем эти поры меньше. В этом причина — предполагаю я вместе с другими [23] — преломления света при падении на такие тела к перпендикуляру, сцепления двух хорошо полированных металлов в приемнике, из коего выкачен воздух, стояния ртути вплоть до вершины стеклянной трубки, выше чем на 30 дюймов [24] и прилипания частей всех тел. В этом же причина фильтрации, подъема воды в узких стеклянных трубках над уровнем воды в окружающем сосуде. Ибо, полагаю я, эфир может быть реже не только в ничтожных порах тел, но даже и в очень заметных каналах этих трубок”.

Далее следует длинный перечень физико-химических и чисто химических явлений, объясняемых при помощи эфира. Письмо кончается строками, посвященными тяготению.

“Я прибавлю еще одну догадку, — пишет Ньютон, — которая пришла мне в голову при писании письма. Дело идет о причине тяжести. Для сего я предполагаю эфир состоящим из частей, непрерывно отличающихся одна от другой по тонкости. В порах тел меньше грубого эфира, чем тонкого, по сравнению с открытым пространством. Следовательно, в большом теле Земли значительно меньше грубого эфира, чем тонкого, по сравнению с воздушными областями. Грубый эфир воздуха действует на верхние области Земли, а тонкий эфир 3емли на нижние области воздуха таким образом, что от верхних слоев воздуха к Земле и от поверхности Земли: к её центру эфир становится  все тоньше и тоньше.Вообразите теперь какое-нибудь тело висящим в воздухе или лежащим на Земле. Поскольку, по гипотезе, эфир грубее ее в порах тела наверху, чем в нижних частях, и грубый эфир менее способен находиться в своих порах, чем тонкий в своих, то он будет выходить и давать путь тонкому эфиру снизу, что не может происходить, если только тело не будет опускаться, освобождая место для выхода грубого эфира”.

Сравнивая вариант объяснения тяготения в мемуаре и в письме к Бойлю, можно заметить существенные отличия.

Ньютонов эфир семидесятых годов, заполняющий вселенную и вызывающий движениями своими, а также разностью плотностей и давлений все основные явления природы, близок декартову заполненному пространству, а иерархия “тонкостей” эфира сродни иерархии декартовских частиц; у Ньютона отсутствуют только декартовы вихри. Впоследствии, как видно из “вопросов” “Оптики”, а также из “Начал”, Ньютон решительно отказался от такого эфира, заполняющего пространство, оставив ему место только внутри тел и снаружи, вблизи поверхности.

Эпоха увлечения Ньютона гипотезой эфира с полным основанием может быть названа переходной. От оптических вопросов, которые были причиной возникновения этой гипотезы, Ньютон незаметно переходит к проблемам астрономии и механики, в значительной мере вовлекаемый в них оптической концепцией эфира. К началу восьмидесятых годов Ньютон занят почти полностью этим новым кругом вопросов.

Жизнь Ньютона в переходные годы также заметно изменилась. В 1675 г. кончался срок членства Ньютона в Тринити колледже; по уставу он должен был принять духовный сан или покинуть колледж. Это обстоятельство, повидимому, сильно его волновало и делало неопределенным будущее. Возможно, что по инициативе Барроу, который был в то время мастером колледжа, а, может быть, и самим Ньютоном было подано ходатайство королю о разрешении остаться членом колледжа до тех пор, пока за ним будет люкасовская кафедра. 2 марта 1675 г. из Уайтхолла последовало согласие, и с Ньютона была снята тяжелая забота. Для своего времени это королевское разрешение было знаком большого, необычайного внимания.

В 1677 г. Ньютон потерял своего учителя и друга И. Барроу, а в следующем 1678 г. умер секретарь Королевского Общества Ольденбург, переписка которого с Ньютоном служила главным каналом, посредством которого открытия Ньютона делались публичным достоянием.

Ольденбург (1626-1678), родом из Бремена, учился в Оксфорде, был некоторое время саксонским консулом. Со времени официального утверждения Королевского Общества (1662) стал его секретарем и вместе с Гуком очень много сделал для укрепления Общества, упорядочения его работы и издательской деятельности. Ольденбург вел огромную переписку, много способствовавшую развитию науки в Англии и других странах Европы; ему приходилось выступать в защиту Общества и свободной науки против недоброжелателей и мракобесов. В предисловии к V тому Philosophical Transactions,, упрекая таких охотников останавливать колесо культурной истории, он ссылается на развитие науки во всех частях света. Русскому читателю поучительно прочитать у Ольденбурга такие строки о нашей родине в XVII в.: “Даже замерзающие московиты и русские восприняли это действенное брожение, и у них находят всяческое одобрение все истинные любители знания и добродетели” [25].

Смерть Ольденбурга грозила еще больше изолировать работу Ньютона от внешнего мира. На место Ольденбурга Общество избрало Грью и Гука, и переписка с Обществом должна была теперь вестись через Гука, мало приятного Ньютону. Второй постоянный корреспондент Ньютона, Коллинс, в 1676 г. тяжело заболел и прекратил переписку, умер в 1683 г. Сожитель Ньютона по комнате в Тринити колледже некий Джон Уикинс в 1684 г. переселился, нравился Ньютону молчаливостью и “невмешательством”, в 1680 г. у Ньютона завязались знакомство и дружба совсем другого характера с молодым аристократом Чарльзом Монтэгю, принятым в Тринити колледж, до смерти Монтэгю, определив его переселение в Лондон и службу на Монетном дворе.

Свою угрозу “порвать с философией”, высказанную Ольденбургу — не печатал, а в научной переписке письмо к Бойлю об эфире является почти единственным, да и то в основном повторяющим мемуар 1675 г. Ньютон продолжал учебную деятельность по кафедре, лекции по алгебре и арифметике, читанные в 1673-1683…См.Предисловие 2, П.1 

 

Глава 1 Глава 5 Глава 9 Глава 13
Глава 2 Глава 6 Глава 10 Глава 14
Глава 3 Глава 7 Глава 11 Глава 15
Глава 4 Глава 8 Глава 12 Глава 16

 Примечания , библиографический указатель

Ньютон нумеровал Монтснайдера «Метаморфозы планет»  страницы книги и строки для облегчения ссылок: «Зеленогрудый Юпитер, поднятый из кометы и пророческой звезды, являющейся двойной природой монарха этого мира, управляет своим королевством в мире при помощи Меркурия, …дарит ему Орла для службы» … описание реакции, связи между реальными металлами и их аналогами на небе: семь металлов — семь планет.  Юпитер — олово, Сатурн — свинец, Марс — железо, Венера — медь. Ход светил определяет и взаимодействие химических веществ. В рукописях Ньютона встречаем: «нужно попытаться: 1. Извлечь Венеру из Зелёного Льва…» Это означает: нужно попытаться получить медь из антимонита. Джон Коллинс — Джеймсу Грегори 19 октября 1675 года «…Господин Ньютон (…сейчас занимается химическими исследованиями и экспериментами) вместе с доктором Барроу и другими начинают считать математические построения каким-то по меньшей мере недостойным и сухим, если не запрещённым занятием».

Коллинз с венецианцами воевал в их обороне Кандии против турок, в 1652 году  опубликовал Введение купеческих счетов, погибли в Великом Лондонском пожаре,  сектор, или Трактат, содержащий описание и использование трех нескольких Квадрантах. отражены Dyalling, из стекла, однако положенную (Лондон, 1658), 1659  Geometricall Dyalling, или Dyalling выполняемых линии аккорды только, и морской равнины новые Яснить, Трактат о навигации для Ост-Индской компаниис флота. После реставрации,  Новой Англии, где его отец Эдвард был дьяконом приходской церкви в Кембридже, штат Массачусетс, окончил Гарвардский колледж (подразделение Гарварда, выпуск бакалавров с Harvard Extension School[en] Кембридже, основан в 1636 году. старейший вуз США в честь его первого пожертвователя Джона Гарварда, для духовенства, с 1782 года он начал обучать медицине, http://college.harvard.edu)  в 1649 году, в 1653 году вернулся в Великобританию, как проповедник в Шотландии[1][2] и в 1659 году капелланом сопровождал генерала Монка в Лондон, в марте 1660 повернулся к Пресвитерианам, по единообразия закон 1662, но включен Эдмунд Calamy среди «тихих министров»[1] , сменил Томаса Мэлори как пастор конгрегациональной церкви в Лайм-Стрит, Лондон, был в Пинеров зале преподавателей, умер 3 декабря 1687.[1](1676) из Утренняя гимнастика в Cripplegate, под редакцией Самуила Аннесли,  написал вступительном послании к Ральфу Venningс остается, или Христа школе и т. д. (1675),  рассуждения о славе, к которой Бог призвал верующих (1677), 12mo, Джонатан Митчел, Новой Англии божественного. Сын Коллинза Томас с Утрехта — copastor на Лайм-стрит в 1697 году.[1]

Ниже содержание Владимир Карцев НЬЮТОН (Часть I ЗАМОРЫШ РОЖДЕСТВО 1642-й  МАТЬ АННА ГРЭНТЭМ «САД» Часть II КЕМБРИДЖСКИЙ ШКОЛЯР

  1. КОЛЛЕДЖ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ  САЙЗЕР НЬЮТОН «САД» В ЦВЕТУ  ЛЮБОВЬ К МАТЕМАТИКЕ  Часть III ЛЕГЕНДА О ЯБЛОКЕ ЧЁРНАЯ СМЕРТЬ ИСЧИСЛЕНИЕ
  2. Часть IV ЛУКАСИАНСКИЙ ПРОФЕССОР СНОВА В КЕМБРИДЖЕ
  3. БЕСЕДЫ С БАРРОУ, ПЕРЕПИСКА С КОЛЛИНСОМ  ЛУКАСИАНСКИЙ ПРОФЕССОР

беспокойный семнадцатый век, на туманный остров, где … мечтают о сладостной Утопии, где чума косит людей, а пожары и ураганы — города, но население быстро растёт, и поднимается из строительных лесов громада собора святого Павла; где только что узнали о человеческом кровообращении и вкусили превосходный китайский напиток, называемый китайцами «ча», «тау», иначе — «тее», но …заставляют себя верить, что это Земля обращается вокруг него, а не наоборот, где создаётся дифференциальное исчисление, а турок показывают всем желающим за два пенса, всего!

РОЖДЕСТВО В МАНОР-ХАУСЕ, ГОД 1642-й[1] в небольшом родовом имении в самом центре Англии, недалеко от старой римской дороги, ведущей от Лондона к заливу Хамбер и далее — на север, «Исаак, сын Исаака и Анны Ньютон, крещён 1-го января 1642/3».[2] рождество того года, когда Галилео Галилей покинул этот мир…в Англии началась великая гражданская война. Солдаты Кромвеля, его железнобокие всадники, спешили в штаб-квартиру вождя в Кембридже, и путь их лежал прямо через Грэнтэм. …деревушку Вулсторп, …— Предки мои благородного шотландского рода. Они верно служили королю Якову Первому и пришли в Англию из Восточного Лотиана вместе с ним, — уверенно рассказывал Ньютон Джеймсу Грегори в 1725 году, за два года до смерти… 1524 г. Симон Ньютон, первый из твёрдо установленных предков Ньютона, столь же твёрдо стоял на самой нижней ступеньке иерархической лестницы …в середине шестнадцатого века они ещё числились «землепашцами», то уже в конце его они называли себя «иоменами» — то есть землевладельцами. …приумножали своё достояние на фоне всеобщего окрестного разорения. Джон Ньютон из Вестби, удачно женившись на девице из знатного рода Эйскоу, прикупил перед своей смертью в 1562 году большую, за сорок фунтов, ферму с землёй — шестьдесят акров[4] пахоты в Вулсторпе для своего сына Ричарда — прадеда Ньютона. …В 1639 году дом перешёл к его сыну, тридцатипятилетнему Исааку, что позволило тому жениться наконец на своей наречённой — Анне Эйскоу, давно вышедшей из расцветной поры. К несчастью, …Ньютон-отец скоропостижно скончался и был 6 октября 1642 года похоронен во дворе Колстервортской церкви. Ему не довелось увидеть своего сына…. «слабый, странный, диковатый человек». …«Его мать звали Анной, она была дочерью Джеймса Эйскоу из Маркетовертона, графство Ратленд, …— писала она с немалым трудом, долго и тяжело. …А вот брат Анны, Вильям, получивший степень магистра в Кембриджском университете, приходский священник в Бэртон-Когглз, в трёх милях от Колстерворта, не смог бы даже представить себе, чтобы его племянник, подобно «этим Ньютонам», остался бы без образования. за кулисами, в тени, он, несомненно, сыграл решающую роль в ньютоновском начальном образовании. Не будь его влияния, Ньютон скорее всего остался бы неграмотным, как большинство его кузенов и кузин. …чтобы поддерживать большую и тяжёлую голову юного Ньютона, пришлось впоследствии использовать корсет[5]   МАТЬ АННА… боялись преждевременно крестить; лишь 1 января 1643 года возвещает противостояние, борьба жизни и смерти ещё раз закончилась временным… — завещал он, — если родится сын, будет он тоже Исааком и продолжит моё дело — дело накопления и умножения поместья, пусть трудом своим он продвигается к богатству и знатному положению… Исаак-отец оставил после себя процветающее имение, приносящее 150 фунтов годового дохода, имение, сохранённое и умноженное им и его отцом Робертом Ньютоном в голодные годы. …Исааку было всего полгода, когда … парламента, «круглоголовые», возглавляемые самим Кромвелем, противостояли сторонникам короля — «кавалерам». …жалобщики просили Кромвеля восстановить законы доброй старой Англии и вернуть те льготы, которыми «наши предки наслаждались ещё до Завоевания и Великой хартии вольностей»

… 17 января 1645/6 года. рождён был он в 1582 году, то есть женился на тридцатилетней матери Ньютона в возрасте шестидесяти трёх лет. Барнаба Смит окончил Оксфордский университет и имел степень магистра, …При сыне католички Марии Стюарт короле Якове Барнаба Смит служил верно господствующей церкви, нетерпимой к пуританам, а при Кромвеле — самим пуританам….невротика. Будущие его жертвы — Гук, Лейбниц, Флемстид, фальшивомонетчики, посланные им на плаху, — расплачивались, как считали многие, за действительные или мнимые прегрешения непрошибаемого и равнодушного Барнабы Смита. …Локк в одном из писем упоминает о сыне своего приятеля, который в возрасте пяти лет «понимал географию, хронологию и систему мира Коперника, мог говорить по-латыни, знал, как пользоваться глобусом, знал после наблюдения над вскрытием собаки, как устроены живые существа, мог танцевать». …поэтических строк в память о мученике-короле. …написаны его рукой на обороте портрета Карла I. …Преподобный умер в 1653 году в возрасте семидесяти лет. …Множество книг! …Труды отцов церкви, церковные трактаты, церковная теория. Эти книги хранились в доме Барнабы Смита десятилетиями, перейдя от его отца, тоже священнослужителя. …переплетённая в кожу тетрадь, в которую Барнаба Смит вписывал ходовые изречения, наиболее часто используемые в проповедях….с выписками из Плиния. Споры о свободе воли чередовались с размышлениями о духовной и плотской любви. … полюбил, назвал «тетрадью для мусора» и записал в ней первые строки, имеющие касательство к зарождению дифференциального и интегрального исчисления и началу его занятий механикой…. мать Анна вернулась домой. Вернулась не одна, а с тремя прижитыми в браке детьми — со сводным братом Бенджаменом двух лет от роду и двумя сестрицами — Мэри четырёх с половиной лет и годовалой Анной…(в латинской тетради Исаака ревнивая запись: «Я должен ублажать своего братца»), …двенадцатилетнего, прошедшего курсы наук в деревенских школах в Скиллингтоне и Стоуке, отправили учиться туда, куда устремляется немноговодный Уитэм. В Грэнтэм.

ГРЭНТЭМ … школа, некогда поставленная Ричардом Фоксом, строителем Оксфорда, с трёхвековой историей. Возглавлял её (был её «мастером») прекрасный педагог мистер Стокс….Исаака поселили в доме аптекаря Кларка…он испытывал к ней чувство любви, и она её не отвергала, ..Став членом колледжа, он уже не мог осуществить своих планов, поскольку это было несовместимо с его положением. …посещал её, в каком бы уголке страны она ни находилась, в том числе и тогда, когда она была уже замужем, и однажды дал ей 40 шиллингов, когда она была в нужде»….обвинений Исаака в хитрости и коварстве….В списке успеваемости он находился на предпоследнем месте, опережая лишь одного явного идиота. …не удовлетворившись физическим триумфом над Артуром Сторером, Ньютон решил обойти его и в списке успеваемости, …без натуги обошёл не только Артура, но и всех остальных учеников класса….обожает латинский язык. …время открытия в себе всё новых и новых способностей, время созревания у него чувства собственного достоинства,…новый талант — ко всевозможной ручной работе, требующей размышлений, сноровки, мастерства и хорошего инструмента. …сделать деревянные часы. Его мечтой было воспроизвести в дереве и ткани недавно построенную в Грэнтэме ветряную мельницу — новинку …Мышь, получившая имя «Мельник», восполняла ослабление воздушных потоков в атмосфере. Управляли мышью с помощью нитки, привязанной к хвосту — для торможения, и кусочка сала, подвешенного перед её мордочкой — для ускорения…. коляска. Колёса её вращались при помощи кривошипно-шатунного механизма, приводимого в действие седоком.

Ньютон — |ОХОТА НА ЗЕЛЁНОГО ЛЬВА | ДУШЕВНЫЙ ПЕРЕЛОМ

Джон Уилкинс (1614–1672) — основатель  естественной теологии руководил колледжами и Оксфорда, и Кембриджа, «Опыт о подлинной символике и философском языке» дает проект  универсального языка с метрической системой[34] , а вместо десятичной восьмеричная система счисления) продолжил фантастику-утопии и  криптографию  Nuncius inanimatus (1629)[23][24] Ф. Годвина с «Человек на Луне (1638) в «Открытие лунного мира» (The Discovery of a World in the Moone, 1638) и «Рассуждение о новой планете» (A Discourse Concerning a New Planet, 1640),  о сходстве между Землёй и Луной, предполагая селенитов[21]  и (в третьем издании «Открытия лунного мира», 1640, глава) путешествия людей на Луну.

Он посадил в своём миниатюрном ботаническом саду не менее семисот видов растений. Сад находился к северу от больших ворот Тринити; в нём …была тайная лаборатория — небольшое деревянное строение в два этажа.

…Барроу открыл дверь своим ключом, и Ньютон, шагнув в темноту, увидел, как постепенно возникают из мрака горны, железные реторты, весы и другое химическое оборудование….благодаря Барроу он познакомился с группой людей, уже с 1650-х годов занимавшихся в Тринити-колледже различными алхимическими экспериментами. … Лаборатория была построена кембриджским чародеем Джоном Ниддом — здесь он производил свои опыты, а в прилегающем виварии разводил лягушек, жизнь которых изучал. Нидд — старейшина Тринити — умер ещё до поступления Ньютона в колледж. После его смерти лаборатория перешла к Рею, в ней работал Барроу, сюда захаживал Генри Мор (Мур).

Генри Мор (1614—1687) ввёл гностицизм[1] — «Enchiridion metaphysicum», как сторонник Парацельсовой физики с теософией Гельмонта,  уча Ньютона   вездесущности Бога — Ньютоново определение пространства, как sensorium commune (чувствилище) Божества, с четвёртым измерением — неевклидовой геометрией (В главе 28 § 7 1674). Ему было под пятьдесят и его  неоплатонизм после «Утопии» (власти и казни Мора в 1516-35) с картезианством дальше Декарта предлагал «сверхмеханическое» движение. …вибрация струн, звучащих в резонанс с некоторыми звуками, гипноз, снимающий боли и болезни, рождение всевозможных уродов, действие вина, магнитные явления и тяготение…

— Притяжение магнита, — говорил Мур Ньютону, когда заходил в лабораторию, — имеет большое сходство с другими примерами всеобщей симпатии. Эту тайну Декарт пытался с восхитительным мастерством объяснить непосредственным механическим действием, предположив, что через поры в магните и железе следуют какие-то частицы, целый ряд клубящихся частиц. Вообразите! Но каким образом косная материя может сама по себе формировать эти частички и обеспечивать им правильное направление, пронизать ими всю Землю от полюса до полюса? Как может быть обеспечено прямолинейное распространение света? Почему он не вихляется из стороны в сторону? Обеспечить всё это, утверждаю я, сама материя не в силах!

Мур приходил в алхимическую лабораторию к Ньютону, чтобы получить какие-нибудь свежие идеи или факты для построения собственной модели Вселенной. А Ньютон сам хотел бы получить что-нибудь от великого Мура… концепция prisca sapientia — «мудрость древних». Метод научного доказательства с помощью привлечения мудрости и Бога и древних употребляли «Физиологии Эпикуро-гассенди-чарлетонианской или естественной науке о гипотезах, атомах, предложенных Эпикуром, подправленных Петрусом Гассендиусом, с прибавлением Уолтера Чарлетона, доктора медицины и врача покойного Карла, монарха Великобритании». Не христианской, а от язычников и мусульман, от Аристотеля и Ибн Рушда, от мистики Востока, от герметизма и каббаллистики. Попытки использовать «мудрость древних» наталкивались на христианскую нетерпимость к другим вероучениям. …кто верил в святую Троицу, …библейский призыв «Господь Бог есть единственный Господин наш» не противоречит идее троичного бога: бога-отца, бога-сына и бога — духа святого. А Ньютон считал, что подобные попытки являются искажением Писания, и яростно протестовал против них.

Ньютон верил в то, что древние упрятали все свои знания и секреты в священные книги, мифы и предания, в их тёмный мир и невразумительный язык. Именно в этих источниках Ньютон стал искать «мудрость древних». Он считал, например, что Пифагор, открывший музыкальную гармонию, постиг закон обратных квадратов — истинную гармонию небес. Но иносказания и притчи нужны сохранить его от черни. Знание это до сих пор живёт в мифах и аллегориях, в свирели Пана и арфе Аполлона. Ньютон считал, что древние тексты непременно содержат в себе и алхимические секреты. Он был убеждён, что именно там сокрыт секрет получения золота, тайна бессмертия и разгадка вопроса о строении природы.

Мур поддерживал ньютоновскую идею всеобщей трансмутации — перехода элементов друг в друга — и поиски им философского камня в процессе алхимических экспериментов. Но Мур категорически отрицал возможность того, что подобные эксперименты дадут ключ к построению системы мира. Он тут же припоминал Гильберта, так и не сумевшего построить систему мира, исходя из своих экспериментов с магнитами….— можно сравнить с усилиями представить себе корабль по обломку весла, найденного на берегу….в Кембридже …Иезекиль Фокскроб, сын лондонского торговца, член Кингс-колледжа, лектор по математике. В грудах алхимических трактатов, оставленных Ньютоном, есть главный, называемый «Манна». Это подарок «господина Ф.», сделанный им Ньютону незадолго до своей смерти в 1675 году. Множество алхимических трактатов, имевшихся у Ньютона (он обладал завидной коллекцией, содержавшей редчайшие экземпляры), перешло к нему через «господина Ф.». Таинственные рукописи с непонятными знаками и туманными фразами, обожжённые огнём и кислотами, передавались из рук в руки под покровом ночи.

…Возможно, через него Бойль узнал об алхимических занятиях Ньютона. В сентябре 1673 года Бойль просил Ольденбурга отослать Ньютону свою последнюю книгу.

Ольденбург — Ньютону  «Посылаю Вам новую книгу Бойля «Книга истечений», которую я в соответствии с его желанием дарю Вам от его имени с самыми горячими уверениями в той высокой оценке, которую он даёт Вашим способностям и знаниям. Я взял на себя смелость положить в тот же пакет ещё два экземпляра книги, одну — для доктора Барроу и другую — для доктора Мура, которые он просит Вас передать им».

Начала химии Ньютон прилично знал ещё с грэнтэмских времён от аптекаря Кларка. Аптекари того времени, естественно, сами изготовляли лекарства — порошки, сиропы, микстуры. Они продавали и порох, и ракеты для фейерверков, которые тоже делали сами. Уже в юношеских записях Ньютона можно найти рецепты лекарств профилактических средств и описания химических фокусов, например, превращения воды в вино.

В первый университетский год Ньютона вышла книга анонимного автора «Химик-скептик», про которую говорили, что на самом деле она принадлежит перу доктора философии Оксфордского университета достопочтенного Роберта Бойля. Аноним призывал сделать химию самостоятельной наукой, отделив её от поисков золота и способов приготовления лекарств.

Одно время Ньютон по-настоящему увлёкся химией, и Викинс помогал ему в его экспериментах. В записных книжках всё чаще начинают появляться химические записи, а Бойль становится главным научным авторитетом.

В 1666 году в Вулсторпе Ньютон начал составление химического словаря, почерпнутого в основном из Бойля, — здесь есть уже и «дистилляция», и «амальгама», и «испытания», и «возгонка». В рубрике «испытания» описан способ очистки золота и серебра посредством нагревания их вместе со свинцом. Все эти сведения Ньютон, несомненно, почерпнул из книги Бойля «Происхождение форм и качеств согласно корпускулярной философии» — великого метания Бойля между механической философией и богом.

Экземпляр этой книги Ньютон брал с собой в Вулсторп во время чумы, но основательно проштудировал её, лишь когда совсем вернулся в Кембридж. …не у Бойля. ….алхимические понятия, например, «кровь дракона» или «магистерство», но эти определения абсолютно рациональны, относятся к химии. Есть в словаре и необъяснённые слова алхимического пантеона — «алькахест», «анима», «эликсар», «минераворк». …накануне получения профессорского звания интересы Ньютона определённо перемещаются в сторону алхимии. Это, несомненно, связано с новыми знакомыми и новой лабораторией. Он явно заинтересовался трансмутацией элементов, против которой — по крайней мере печатно — выступал «Химик-скептик».

О всплеске алхимических интересов Ньютона свидетельствуют записи из его расходных книг:

В 1669 году, когда Барроу, получив должность королевского капеллана, отбыл в Лондон, а Рей умер, алхимическая лаборатория в саду стала полной собственностью Ньютона вместе со всем её богатым содержимым. Он прикупил кое-что из недостающего оснащения и материалов. Страдалец Викинс… перетаскивал плавильные печи, перегонные кубы, котлы.

В начале 70-х годов Ньютон поседел. Первым заметил это Викинс. — Посмотрите на себя в зеркало, господин алхимик! Ещё не то случится с вами при столь неумеренных занятиях!

— Это не от занятий, это от ртути, — сказал Ньютон, увидев в зеркале свою седую голову. — Когда я прекращу опыты, натуральный цвет вернётся.Но он не вернулся.

В другой раз Ньютона стал мучить неукротимый кашель. Он решил, что у него чахотка, и срочно начал лечиться бальзамом «Лукателло». …из скипидара, дамасской розовой воды, пчелиного воска, оливкового масла, испанского вина, сдобренных щепоткой красного сандалового дерева и каплями святого Иоанна. Ньютон считал, что этот бальзам, рецепт которого он вычитал, конечно же, у Парацельса, универсален — он помогает от кори, чумы, чёрной оспы — для борьбы с ними его нужно было пить в тёплом виде с небольшим количеством бульона, и заедать какой-нибудь сладостью, например, сухариками с шербетом. Бальзам помогал от укусов бешеной собаки, от ран, от желудочных колик, от бородавок, от ожогов и от порезов — в этих случаях он должен был применяться наружно. Это средство ранее против чахотки не употреблялось, но Ньютон решил, что столь богатое свойствами зелье не может не помочь и при этой болезни; он стал пить его по четверти пинты в день. Как бы там ни было, он выздоровел — кашель прекратился.

Читая алхимические фолианты, Ньютон  видел слабости своих предшественников. …должны вестись с тщательным учётом происходящих качественных и количественных изменений, с подробными записями того, что с чем происходит, и с анализом происшедшего. …в результате размышлений. Алхимики в своих теоретических построениях прочно засели в средних веках — они признавали лишь те свойства веществ, которые можно было непосредственно ощутить с помощью органов чувств: тяжесть, лёгкость, влажность, сухость; вкусовые ощущения: солёность, сладость, горечь и т. д. Измерений алхимики не производили. Они по-прежнему имели дело с элементами Аристотеля: землёй, воздухом, огнём и водой, из которых складывались «вторичные» характеристики.

Ньютон изучил писания бенедиктинского монаха Василия Валентиния, собрание алхимических сочинений сэра Джорджа Рипли, «Teatrum chemicum» — «Химический театр», многотомный свод алхимических рукописей. Он знал также «Секретную книгу» Артепия и «Письма» Джона Пантануса, .. теорию и практику философского камня. У него были и анонимные химические трактаты «Обозрение материи в стакане», и таинственные рукописи под названием «Эмануэль» и «Манна». Собрал он и неопубликованные труды Эринея Филалета.

Он мог с помощью этих опытов проникнуть, как он говорил, в безбрежные области пространства, строение Вселенной. Его трансмутация преследовала научные цели, как в «Об истечениях» Бойля Принятие Ньютоном от Бойля корпускулярных представлений сильно повлияло на его алхимические опыты, теорию света и др. Впоследствии хотел включить часть своих алхимических изысканий в «Начала», в те места, где речь шла о внутренней структуре материи.

Из его лабораторных журналов, заполненных алхимической терминологией и непонятными знаками, с текстами алхимических трактатов, американская исследовательница Доббс выяснила, что Ньютон искал способы извлечения «ртути металлов». В средние века арабы знали семь металлов: золото, серебро, железо, медь, олово, свинец и ртуть. Все они, кроме ртути, были похожи друг на друга: плотные, блестящие, светлые, твёрдые. Их можно было расплавить и получить в конце концов их первичную сущность, абстрактную философскую «ртуть», которая была чем-то совершенно иным, чем ртуть просто. Расплавляя металлическую руду, обычно содержащую свинец и сурьму, и получая расплавленный металл, алхимики считали, что они видят «ртуть» металла, первоначальную сущность его. …имеющиеся примеси, как правило, затемняли картину. Другим способом получения «ртути» металлов была обработка их хлоридом ртути. Если нагревать вместе два вещества, идёт реакция замещения, в результате которой образуется хлорид оригинального металла, а освобождающаяся ртуть стекает на дно аппарата. Эту реальную ртуть алхимики часто принимали за «ртуть» первичного металла.

Он пробовал всё: женские волосы, рыбий жир от угря, хотя до неизбежной «крови девственницы» дело не дошло. Одно из описаний его экспериментов начинается героическим вступлением: «Возьми баррель[27] мочи…»

Результатов исследований Ньютона не сохранилось, но, по-видимому, он получал в результате экспериментов обычную ртуть из какого-то её соединения, например хлорида и оригинального металла. что ртуть перед реакцией, должна остаться в каком-то виде и после неё, понимал Бойль. По Доббс, можно считать почти доказанным, что Ньютон отнюдь не всегда отождествлял получившуюся ртуть с теми её соединениями, которые он имел в начале экспериментов.

В природе существует минерал — соединение сурьмы с серой, называемое антимонитом. Если нагревать его вместе с углём, то при определённых условиях можно получить чистую сурьму. Обычно она образуется в виде длинных и тонких кристаллов. Они создают причудливые фигуры, напоминающие листья папоротника, а иногда — совсем редко — образуют картину, подобную лучам звезды. Для алхимиков это был добрый признак. Ведь сурьма почиталась меньшим братом золота, недаром название её было «регулус» — уменьшительная форма от латинского слова «rex» — «царь» (и «король»). Кристалл с лучами, исходящими из центра, называли «звёздным корольком».

Звезду в сурьмяной руде обычно называли «Сердце Льва». «Лев» алхимического символизма для Ньютона — это антимонит. Профессор Доббс предложила, что для древних философов и алхимиков кристаллы «звёздного королька» не «излучались» из центра подобно лучам звезды. Для них это были лучи, направленные к центру. Это была картина не излучения, а притяжения. Такое толкование открывает совершенно новое поле ассоциаций, особенно в отношении Ньютона.

Но «звёздный королёк» вовсе не был ещё философским камнем. Василий Валентинус писал: «Многие ценят подающую знак звезду сурьмы очень высоко и не жалеют ни труда, ни денег, чтобы получить её. Некоторые считали, что эта звезда есть истинная субстанция философского камня. Но это ошибочное суждение. Те, кто так считает, сворачивают с прямой королевской дороги и мучают себя, ломая ноги на каменистых тропах, где лишь орлы и дикие козы определили себе жилище. Эта звезда не столь совершенна, чтобы содержать в себе Великий Камень, но в ней всё же спрятаны замечательные лекарства». Против этих слов Василия Ньютоном сделаны выразительные пометки.

Особое внимание Ньютона привлекли алхимические труды Сэндивогиуса и д’Эспаньета. В них упоминалось о неком магнетизме, характерном для звёздного королька. Сэндивогиус и д’Эспаньет считали, что магниты, или по-арабски «халибы», представляют собой скелеты всех других вещей, будь то тела или духи, соединяющие их посредством своего притяжения.

Сэндивогиус — поляк, первый открывший то, что потом назвали кислородом, дефлогистированным и селитряным воздухом,  мог продолжать и Коперника.

Некоторые процедуры Ньютона взяты из книги Монтснайдера «Метаморфозы планет». У Ньютона был английский перевод книги. Он пронумеровал страницы книги и обозначил цифрами даже строки для облегчения ссылок, переписав мелким «юношеским» почерком, усматривал глубокий смысл в таких, например, пассажах: «Зеленогрудый Юпитер, поднятый из кометы и пророческой звезды, являющейся двойной природой монарха этого мира, управляет своим королевством в мире при помощи Меркурия, и послы со всех концов мира собрались для того, чтобы славить самого сильного и непобедимого, а добрый Юпитер, взобравшись на крылья Орла, спешит во дворец и получает, войдя туда, аудиенцию, благодарит скипетром, преклоняет колени, целует ноги монарха и дарит ему Орла для службы» и т. д. Это просто описание реакции, связи между реальными металлами и их аналогами на небе: семь металлов — семь планет. Это для Ньютона — ключ к пониманию химических превращений. Юпитер для него — олово, Сатурн — свинец, Марс — железо, Венера — медь. Ход светил определяет и взаимодействие химических веществ. В рукописях Ньютона встречаем: «нужно попытаться: 1. Извлечь Венеру из Зелёного Льва…» Это означает: нужно попытаться получить медь из антимонита.

Джон Коллинс — Джеймсу Грегори 19 октября 1675 года «…Господин Ньютон (…сейчас занимается химическими исследованиями и экспериментами) вместе с доктором Барроу и другими начинают считать математические построения каким-то по меньшей мере недостойным и сухим, если не запрещённым занятием».

Можно себе представить, какими должны были быть химические успехи Ньютона, чтобы он думал о математике как о чём-то «сухом» и «недостойном».Успех в получении Сердца Льва Ньютон считал естественной вехой на пути к Великому Делу. Он изучил старую алхимическую рукопись «Охота на Зелёного Льва», после получения философской ртути предстоит Великое Дело.  необходимые связи, на которые намекали Барроу и Мур и которых так не хватало в Декартовой картине материи и движения.

В работе по золоту он пришёл к решению этой задачи с помощью своей новой концепции силы, в первую очередь — силы притяжения.

…— почему Ньютон не опубликовал ни одной статьи об алхимии?

Бойль, перемешивая пальцами смесь ртути с порошкообразным золотом, обнаружил, что температура смеси при этом быстро повышалась. Он предложил Ольденбургу и президенту Королевского общества лорду Браункеру провести эксперимент собственными руками. Им тоже стало ясно, что смесь нагревается. Что это означало? В первую очередь, что бойлевская ртуть была уже «философской». Бойль боялся, что эта ртуть может попасть в дурные руки. Посему он извещал об эксперименте учёный мир, спрашивал у него совета: как поступить? В «Философских трудах» за 1675 год появилась статья Бойля под названием «Экспериментальное рассуждение о нагревании ртути с золотом». Из статьи было ясно: не сегодня — завтра Бойль получит золото. Он спрашивал: раскрыть или не раскрывать способ получения «философской» ртути?

Ньютон — Ольденбургу 26 апреля 1676 года «Способ, коим ртуть пропитывается, может быть обращён людьми, которые о нём узнают, во зло и посему не послужит чему-либо благородному; сообщение этого способа принесёт миру огромный вред, если только есть правда в писаниях герметиков. Поэтому я не желал бы ничего, кроме того, чтобы великая мудрость благородного автора укрепила его в молчании до тех пор, пока он не разберётся сам, или же — узнав суждение других, полностью понимающих, о чём он говорит, т. е. истинных философов-герметиков[28] — каковы могут быть последствия этого шага…»

…В одной из его записей встречаем торопливую малоразборчивую запись, которую можно прочесть так: vidi phil, то есть «видел философский камень».

Ньютон спешит поделиться с Бойлем…в 1679 году большое письмо с изложением своих мыслей о строении природы, эфире и тяготении. Понятие эфира, по сравнению с «гипотетическим» мемуаром 1675 года, претерпело существенные изменения. Он всё дальше отходит от декартовского пространства, заполненного вихрями материи. Теперь эфир остаётся в основном внутри тел и непосредственно у их поверхности. Но он по-прежнему ответствен за тяготение.

Из письма Бойлю… «Эфир» — этот «бог из машины» тоже не способен разъяснить противоречий декартовской философии. В поисках движущего начала Ньютон всё чаще обращается к понятию «сила», столь плодотворному для физики и столь бесплодному в алхимии. …Не может ли она стать тем недостающим в механической философии звеном, которое способно оживить пассивную косную материю, оживить природу и весь мир? Не может ли она быть тем активным началом, которым в алхимии является мужское начало, в противовес женскому — пассивному? Это — развитие первых робких подходов к разработке понятия «силы», начатых в чумные годы, шаг к вездесущей, всепроникающей «силе» «Начал» — главному понятию новой механики.

 

КРИЗИС 19.10.75 …занимается химическими исследованиями и экспериментами) вместе с доктором Барроу и другими начинают считать математические построения каким-то по меньшей мере недостойным и сухим, если не запрещённым занятием».  В «Философских трудах» за 1675 год появилась статья Бойля под названием «Экспериментальное рассуждение о нагревании ртути с золотом»: раскрыть или не раскрывать способ получения «философской» ртути?

Ньютон — Ольденбургу 26 апреля 1676 года «Способ, коим ртуть пропитывается, может быть обращён людьми, которые о нём узнают, во зло…вред, если только есть правда в писаниях …истинных философов-герметиков[28] — каковы могут быть последствия этого шага…»  Англичане завидовали голландцам, ..Всем завидовали немцы, секретарём тайного общества изготовления золота в Нюрнберге был Лейбниц.

: vidi phil, то есть «видел философский камень». в 1679 году большое письмо с изложением своих мыслей о строении природы, эфире и тяготении. Понятие эфира, по сравнению с «гипотетическим» мемуаром 1675 … от декартовского пространства, заполненного вихрями материи. ….внутри тел и непосредственно у их поверхности. Но он по-прежнему ответствен за тяготение…. активным началом, которым в алхимии является мужское начало, в противовес женскому — пассивному? …чумные годы, шаг к вездесущей, всепроникающей «силе» «Начал» — главному понятию новой механики.

В «О природе кислот» 1692 году, Ньютон идёт ещё дальше, объясняя с помощью силы действие кислот (ред- 1а- в «Оптике» дав ряд вытеснения-замещения, активности — притяжения металлов наряду с органикой, «тартаром», т.е. современный ряд потенциалов-напряжений):

«У них имеется большая притягательная сила, и в этом состоит их действенность… Природа их средняя между водой и телами, и они притягивают то и другое. Вследствие притягательной силы своей они собираются вокруг частиц тел, как каменных, так и металлических… Посредством силы притяжения кислоты разрушают тела, двигают жидкость и возбуждают тепло, разделяя при сём некоторые частицы настолько, что они превращаются в воздух и создают пузырьки. В этом состоит основа растворения и брожения…»

Здесь «сила» выступает в качестве активного начала, определяющего ход химических процессов.

Бойля «Происхождение форм и качеств согласно корпускулярной философии» — метания между механической философией и богом, изучал с чумы, но основательно проштудировал её, лишь когда совсем вернулся в Кембридж. Кое-что в химическом словаре Ньютона взято, однако, не у Бойля. и алхимические понятия, например, «кровь дракона» или «магистерство», и необъяснённые слова алхимического пантеона — «алькахест», «анима», «эликсар», «минераворк»…каплями святого Иоанна. Ньютон считал, что этот бальзам, рецепт Парацельса, универсален — он помогает от кори, чумы, чёрной оспы укусов бешеной собаки, от ран, от желудочных колик, от бородавок, от ожогов и от порезов —наружно. Это средство ранее против чахотки не употреблялось, но Ньютон решил, что столь богатое свойствами зелье не может не помочь и при этой болезни; он стал пить его по четверти пинты в день. Как бы там ни было, он выздоровел — кашель прекратился….органов чувств: тяжесть, лёгкость, влажность, сухость; вкусовые ощущения: солёность, сладость, горечь и т. д. Измерений алхимики не производили. Они по-прежнему имели дело с элементами Аристотеля: землёй, воздухом, огнём и водой, из которых складывались «вторичные» характеристики.

Ньютон изучил писания бенедиктинского монаха Василия Валентиния, собрание алхимических сочинений сэра Джорджа Рипли, «Teatrum chemicum» — «Химический театр», многотомный свод алхимических рукописей. Он знал также «Секретную книгу» Артепия и «Письма» Джона Пантануса,осуждал секреты Артепия.  теорию и практику философского камня. анонимные химические трактаты «Обозрение материи в стакане», и таинственные рукописи «Эмануэль» и «Манна». Собрал он и неопубликованные труды Эринея Филалета…опытов проникнуть, как он говорил, в безбрежные области пространства. Его трансмутация преследовала научные цели… появилась даже

идея включить часть своих алхимических изысканий в «Начала», в те места, где речь шла о внутренней структуре материи. влияние Бойля, в книге которого «Об истечениях» высказана мысль о том, что именно эксперименты по трансмутации смогут пролить свет на строение Вселенной. Принятие Ньютоном от Бойля корпускулярных представлений сильно повлияло на его алхимические опыты. Доббс выяснила, что Ньютон искал способы извлечения «ртути металлов». В средние века арабы знали семь металлов: золото, серебро, железо, медь, олово, свинец и ртуть. Расплавляя металлическую руду, обычно содержащую свинец и сурьму, и получая расплавленный металл, алхимики считали, что они видят «ртуть» металла, первоначальную сущность его. затемняли картину. Другим способом получения «ртути» металлов была обработка их хлоридом ртути. Если нагревать вместе два вещества, идёт реакция замещения, в результате которой образуется хлорид оригинального металла, а освобождающаяся ртуть стекает на дно аппарата. Эту реальную ртуть алхимики часто принимали за «ртуть» первичного металла. Он пробовал всё: женские волосы, рыбий жир от угря, хотя до неизбежной «крови девственницы» дело не дошло. Одно из описаний его экспериментов начинается героическим вступлением: «Возьми баррель[27] мочи…»

сурьмы с серой, называемое антимонитом. Если нагревать его вместе с углём, то при определённых условиях можно получить чистую сурьму. листья папоротника, а иногда — совсем редко — образуют картину, подобную лучам звезды. Для алхимиков это был добрый признак. Ведь сурьма почиталась меньшим братом золота, недаром название её было «регулус» — уменьшительная форма от латинского слова «rex» — «царь» (и «король»). Кристалл с лучами, исходящими из центра, называли «звёздным корольком».

Звезду в сурьмяной руде обычно называли «Сердце Льва». «Лев» алхимического символизма для Ньютона — это антимонит… кристаллы «звёздного королька» не «излучались» из центра подобно лучам звезды. Для них это были лучи, направленные к центру. Это была картина не излучения, а притяжения.

о неком магнетизме, характерном для звёздного королька. Сэндивогиус и д’Эспаньет считали, что магниты, или по-арабски «халибы», представляют собой скелеты всех других вещей, будь то тела или духи, соединяющие их посредством своего притяжения.

Некоторые процедуры Ньютона взяты из книги Монтснайдера «Метаморфозы планет». У Ньютона был английский перевод книги. Он пронумеровал страницы книги и обозначил цифрами даже строки для облегчения ссылок. Трактат, переписанный мелким «юношеским» почерком Ньютона, кажется совершенно непонятным. Тем не менее Ньютон усматривал глубокий смысл в таких, например, пассажах: «Зеленогрудый Юпитер, поднятый из кометы и пророческой звезды, являющейся двойной природой монарха этого мира, управляет своим королевством в мире при помощи Меркурия… просто описание реакции. Смысл таких фраз Ньютон видел в несомненной, по его суждению, связи между реальными металлами и их аналогами на небе: семь металлов — семь планет. Это для Ньютона — ключ к пониманию химических превращений. Юпитер для него — олово, Сатурн — свинец, Марс — железо, Венера — медь. Ход светил определяет и взаимодействие химических веществ. В рукописях Ньютона встречаем: «нужно попытаться: 1. Извлечь Венеру из Зелёного Льва…» Это означает: нужно попытаться получить медь из антимонита.

В конце 1691 года умер Бойль. Его бумаги перешли к друзьям, в том числе к Локку. Ньютон — Локку…Книга Агриколы, которая была настольным справочником Ньютона в его алхимических опытах, покрылась новыми пятнами от кислот и была прожжена во многих местах новыми искрами. Он подозревал, что Бойль оставил неверные инструкции и не те материалы. В своём августовском письме Ньютон замечает, что ни один из тех, кто объявил об удавшихся якобы у них опытах по «мультипликации» золота (речь идёт о реакции, в результате которой количество исходного золота увеличивается), не стал богачом; напротив, ни у кого из них не было денег для продолжения опытов.

После этого Ньютон и написал свою «Природу кислот» (1692)

мы не знаем ни одного химического открытия Ньютона. А ведь он с увлечением занимался химическими и алхимическими опытами и отдал им тридцать лет своей жизни. сгорела. Возможно, алхимические рукописи Ньютона были последним из того, что он хотел бы представить на суд общества. А то, что Ньютон опубликовал по химии в «Философских трудах», не несёт на себе печати его гения.

В 1701 году Ньютон написал статью «Шкала степеней теплоты». В ней излагаются законы охлаждения твёрдых тел, подтверждается известное положение о том, что вода закипает при одной и той же температуре. Эта мысль была совсем не новой, принципы создания приборов для измерения температуры. несколько тонких замечаний о строении тел, о природе кислот.

лорд Кейн, знаток рукописей Ньютона, сказал:— О Ньютоне принято говорить как о первом величайшем учёном современной эпохи, как о рационалисте, покидая Кембридж в 1696. Он был последним из волшебников… Исаак Ньютон, родившийся после смерти отца в рождество 1642 года, был последним любознательным ребёнком, у которого маги вызывали искреннее и почтительное уважение.

РЕАКЦИЯ НА «НАЧАЛА» | Ньютон | КЕМБРИДЖСКИЙ ЗАТВОРНИК пожар у Ньютона случился зимой 1677/78 года, … перерыв в Ньютоновой переписке с 18 декабря 1677 года до февраля 1678 года. …Некоторые биографы связывают потерю душевного равновесия Ньютона, приведшего к пожару, с решением Викинса покинуть Тринити. Он исчезал постепенно, но от этого — не менее болезненно. Но главной причиной временного душевного расстройства Ньютона стала, по-видимому, смерть Барроу. Поехав осенью 1677 года в Лондон читать проповедь, он там простудился, подхватил воспаление лёгких и вопреки советам Ньютона (при простуде тот обычно запирался в комнате, ложился дня на два-три в постель и старался основательней пропотеть) стал лечиться по-своему, так, как он научился в своих далёких путешествиях по Востоку, — опиумом. По-видимому, доза была слишком сильной. Барроу умер. Ему было всего 47 лет.

Это был самый близкий Ньютону человек, его учитель, его поддержка и опора. Как позднее вспоминал Ньютон, ни для кого эта смерть не была большей потерей, чем для него.

Через два года его призвала к себе мать Анна. Она предчувствовала близкий конец. … ездила в Стэнфорд к младшему сыну Бенджамену, подхватившему в буйной жизни своей какую-то заразную лихорадку. … менял ей бельё, делал настойки и микстуры, ставил припарки, поил лекарствами, смазывал нарывы. Как сведущий в медицине человек, он проделывал всё с умением и проворством, старался облегчить её страдания, но не мог не видеть, что она доживает последние дни….она ещё не теряла надежды увидеть его священнослужителем. В завещании Анны значились 50 фунтов Бенджамену, 80 фунтов Мэри и её семье и 300 фунтов незамужней дочери Анне. Исааку же были завещаны два поля в соседнем Букминстере, дом в Вулсторпе, домашний скарб и нехитрые материнские пожитки. Мать Анна завещала Исааку похоронить её по своему разумению. Ньютон выбрал ей белый шерстяной саван и лучший в Грэнтэме гроб.

Теперь он остался совсем один…— искусным лекарем, мгновенно гасящим свои действительные или мнимые болезни. Здоровье у него было отменное. Он не знал даже зубной боли. В его щербатый век, когда от всех видов зубной боли существовало лишь одно лекарство — вырывание зубов, — он до старости мог поражать своей белозубой улыбкой.

общие интересы в области натуральной философии и алхимии, хотели совместно создать в Кембридже своё философское общество. бедный Чарлз хотел сделать административную карьеру, вступил в партию вигов и постепенно стал вовлекать Ньютона в свои политические игры. Общественная карьера Ньютона начинается с нашумевшего в своё время «дела монаха Албана Френсиса». Король Яков II, сменивший на троне Карла II, видимо, забыл, что со времён Кромвеля короли могут ездить только медленным шагом …за веротерпимого монарха и будучи католиком, Яков II решил ослабить сильные англиканские организации в Оксфорде и Кембридже. Здесь неуклонно соблюдали правило не ставить католиков на административные посты и не давать папистам учёных степеней. Желая сломать сопротивление, король приказал Оксфорду сделать деканом одного из колледжей католического священника Джека Массея. Университет не покорился, и Яков II решил продолжить своё дело в более уступчивом всегда Кембридже. Доктор Печчел, вице-канцлер, согласился принять в учёное сословие рекомендованного королём монаха Албана Френсиса, но с одним условием: будущий магистр, как и все, должен принести две присяги: на преданность англиканской церкви и на ненависть к церкви римской. Монах, естественно, не согласился. Тогда пошли на компромисс: степень дали, но отказали в тех правах, которые степень давала….Делегация Кембриджского университета — восемь человек во главе с доктором Джоном Печчелом, с Бабингтоном и Ньютоном в её составе прибыла в Лондон. Перед вызовом к Джеффрису члены делегации потеряли кембриджскую смелость, стали колебаться, склоняться к компромиссу — пусть Албан Френсис получит свои права, но король подтвердит, что такое не станет прецедентом.

Ньютон долго молчал, не участвуя, казалось, в обсуждении… Но когда увидел, куда идёт дело, категорически отказался подписать покаянную петицию.— Это означает — сдаться!

— Университет живёт по древним обычаям и законам, установленным не нами. Эти обычаи и законы многие века уважались всеми, даже королями. Раз уступив, мы навсегда потеряем нашу свободу. Тогда и относительно научных истин нам придётся спрашивать совета у властей предержащих. Только будучи свободными вы можете говорить языком правды. И кроме того, сам закон — адвокат это подтвердит, — к счастью, не даёт нам права поддаться искушению и подчиниться.   Адвокат поддержал Ньютона: — Да, закон гласит именно так. Мы не можем провозгласить достопочтенного Албана Френсиса магистром до тех пор, пока он не объявит публично, каково его вероисповедание. Если он скажет, что он католик, мы вынуждены в соответствии со своим уставом отказать ему. Если он скажет, что он протестант, он солжёт, и тогда он не может быть магистром как лжец. Иначе говоря: законы говорят о том, что уступить невозможно.

Ньютон — неизвестному 1681 год «Будьте мужественны и преданны законам, и тогда вы не потерпите поражения… Честное мужество в подобных делах обеспечит успех, если закон на нашей стороне… Все честные люди обязуются по божеским и человеческим законам повиноваться законным приказаниям короля, но если его величество по чьему-либо совету потребует такого дела, которое не может быть исполнено по закону, то ни один человек не должен страдать от того, что пренебрежёт этим».

…На следующее утро они предстали перед Джеффрисом. Канцлер долго слушать делегацию не стал. Делегация возвращалась в Кембридж ничего, казалось, не добившись, более того — Печчела уволили.  это не было поражением. Монах взял заявление назад, дело постепенно заглохло. Королю посоветовали не поднимать острых проблем, не превращать в открытую борьбу конфликт между католицизмом и абсолютной монархией, поддерживаемых партией тори, с одной стороны, и между протестантизмом и относительной университетской вольницей, опирающихся на партию вигов, — с другой. Но было поздно.

Университет не сдался. Место Печчела занял Балдерстон, оказавшийся твёрдым хранителем университетских прав. Кембридж объединился с Оксфордом, университеты стали центрами возмущения. Недовольство королём, его самодержавными замашками пустило корни и в Лондоне, и в парламенте. В апреле 1681 года Яков II подписал Акт веротерпимости, уравнивающий в правах католиков и протестантов, а в июле распустил уже неподвластный парламент. Против акта дружно выступили епископы, их заключили в Тауэр. Но уже через неделю их выпустили: суд присяжных их оправдал. Политические лидеры отвернулись от Якова II и написали прошение Вильгельму Оранскому — штатгальтеру (наследственному президенту) Нидерландов — с приглашением занять трон. Адмирал Герберт, переодевшись в матросское платье, поспешил с петицией в Голландию, к Вильгельму. Яков в испуге бежал из страны, а Вильгельм Оранский высадился в Англии и тут же занял трон. Произошла «Славная революция», как её называют в английской историографии за её бескровность.

Занятая Ньютоном в деле Албана Френсиса принципиальная позиция привела к росту его популярности в университете. Из затворника он стал превращаться в общественную фигуру. Его даже выдвинули университетским депутатом от вигов в парламент. После того как Стюарты пали, его вновь избрали, и он был вместе с Чарлзом Монтегю членом Конвента — учредительного парламента, который должен был решить вопрос о королевской власти и управлении страной после «Славной революции» 1688 года. …Ньютон защищал в парламенте университетские привилегии и права парламента. Постоянно писал вице-канцлеру о делах, держал университет в курсе происходящих парламентских баталий. Он приобрёл в парламенте богатый политический опыт, новые связи и знакомства. На одном из приёмов у лорда Пемброка, под сенью его «каменных кукол», он познакомился с Христианом Гюйгенсом и Джоном Локком, философом, с которым подружился и вступил в переписку. Познакомился и подружился он и с молодым и способным швейцарским математиком Фацио де Дюйе,

РЕАКЦИЯ НА «НАЧАЛА» | Ньютон | КЕМБРИДЖСКИЙ ЗАТВОРНИК

В дневнике Гюйгенса есть следующая запись:

«29 мая 1694 года. — М. Colin, шотландец, сообщил мне, что 18 месяцев тому назад знаменитый геометр Исаак Ньютон впал в сумасшествие по причине усиленных занятий или же чрезмерного огорчения от потери, вследствие пожара, своей химической лаборатории и нескольких рукописей… он сделал некоторые заявления, которые указывали на повреждение умственных способностей. Он был немедленно взят на попечение своих друзей, которые заперли его в его доме и лечили, так что в настоящее время он настолько поправил своё здоровье, что начал понимать свои «Начала»…»

В бумагах Гюйгенса сообщение о болезни Ньютона встречается не раз — … обменялись в 1694 году Гюйгенс, Лейбниц и маркиз Лопиталь, известный французский математик.

Ньютон — Пепису 13 сентября 1693 года «я чрезвычайно расстроен запутанным, положением, в которое попал; все эти двенадцать месяцев я не только плохо ел и спал, но и не имел прежнего спокойствия и прежней связи мыслей. Я никогда не намеревался получить что-нибудь через Вас или по милости короля Якова…». Миллингтон — Пепису 30 сентября «Я встретил Ньютона 28 сентября, и, прежде чем я сам его просил, он сказал мне, что написал Вам очень неловкое письмо, которое его очень смущает; он прибавил, что находился в раздражённом состоянии, с больною головой и не спал почти пять ночей подряд. …лицо, подобное Ньютону, находится в таком пренебрежении у тех, кто у власти».

новому другу Локку: 16 сентября 1693 года

«..Вы намерены запутать меня с женщинами, а также другими способами, я был так расстроен этим, …дурно думал о Вас, и за то, что представил Вас отклонившимся от пути нравственности в Вашей книге об идеях и в другой книге, которую Вы предполагаете выпустить, так же, как и за то, что я счёл Вас за гоббиста.[29] Прошу также прощения за то, что я сказал или думал, что Вы хотите продать мне должность или запутать меня. Остаюсь Вашим покорнейшим и несчастнейшим слугой,И. Ньютон».

ответил ему сердечным, дружеским письмом, Ньютон медленно приходил в себя.

1691–1692  якобы сгорели ценные рукописи по оптике и алхимии. Тот ли это пожар, который современные биографы относят к 1677 году, или ещё один …на рубеже 1691–1692 годов Ньютон впал в апатию, снова решил покончить с философией и заняться производством сидра….начинает бурно переписываться с Бентли; темы — исключительно богословские. Темп переписки всё возрастает; одно за другим летят письма — толстые, необычные, больше напоминающие трактаты. Конец 1692 года — апатия, сонливость, перемежающиеся с мучительной бессонницей. Начало 1693 года — глубокая меланхолия, бессвязность мыслей. К концу 1693 года он постепенно выздоравливает. Уже понимает свои «Начала».

…Спарго и Паундс, предположили, что заболевание Ньютона — меркуриализм, отравление ртутью. Этой болезнью болели зеркальные мастера в Нюрнберге и в Малайзии, и горняки древнего Алмадена, и шляпные мастера в Лондоне, …Волосы нашлись в библиотеке Тринити-колледжа в Кембридже, несколько волосков оказалось между листками книги личной библиотеки графа Портсмутского. … сочли, что волосы срезаны у мёртвого Ньютона. В этом случае, приняв среднюю скорость роста волос за 10 см в год, мы должны предположить, что перед исследовавшейся порцией было сострижено по крайней мере три метра волос. Ясно, что эксперимент с исследованием волос с самого начала был обречён. Слабая надежда на успех была бы лишь в том случае, если бы эти волосы (если, конечно, они принадлежали Ньютону) были сострижены в период 1692–1694 годов….показали чрезмерное — в 10 раз больше нормы — содержание золота. … не виновны ли здесь золотые буквы и золотые обрезы дорогих книг Тринитской, ньютоновской и портсмутской библиотек?

…депрессии, связанной с наступлением некоторого критического возраста — её признаками являются нарушение сна, потеря аппетита, меланхолия, тревожные видения. Обычно эта болезнь проходит безвозвратно за год-два. На эти обстоятельства у Ньютона могли наложиться пожар, выборы в парламент, … фразы о «месте». Ньютон всерьёз подумывает о смене своей научной деятельности на административную. Здесь и влияние Монтегю, и парламентские сидения Ньютона, и его временное помутнение сознания, и, возможно, ощущение того, что главные научные открытия уже позади.

КЕМБРИДЖСКИЙ ЗАТВОРНИК | Ньютон | БОЛЬШАЯ ПЕРЕЧЕКАНКА

до двадцать девятого января 1697 года. В этот день Ньютон получил вызов Бернулли.

В прошлом, 1696 году Бернулли опубликовал в «Деяниях учёных» задачу-вызов: найти кривую, вдоль которой тяжёлое тело наиболее быстро снизится от одной точки до другой, не находящейся прямо под ней (кривая быстрейшего спуска, брахистохрона). Бернулли положил на решение задачи шесть месяцев. К декабрю ни одного удовлетворительного ответа не поступило, хотя Лейбниц уверял, что уже решил проблему. Лейбниц просил продлить срок до весны с тем, чтобы привлечь к задаче возможно большее число учёных. Бернулли согласился и добавил заодно ещё одну задачу. Он послал их в «Философские труды» и «Журнал учёных» и, кроме того, персонально Валлису и Ньютону. Долгое молчание из Лондона Бернулли и Лейбниц восприняли как поражение англичан. Но они ещё ждали, ибо Бернулли поставил срок: на пасху он сам опубликует правильное решение.

В письме Бернулли было ядовитое замечание о «некоторых математиках», «властвующих посредством методов, которые они так высоко ставят» и которые «значительно расширили границы исследования, используя золотые теоремы, которые (как они считают) не были никому известны, но которые на самом деле задолго до того были опубликованы другими».

Ньютон сразу понял, что задача эта является вызовом персонально ему. Не случайно появится потом его горькая фраза об «иностранцах, которые принуждают его заниматься математикой и отвлекаться тем самым от службы королю». Он принял вызов и точно записал время, когда он поступил: «Я получил бумагу из Франции 29 января 1696/7». Опубликованное в «Философских трудах» письмо президенту Королевского общества Чарлзу Монтегю, где приведены решения обеих задач, датировано 30 января 1696/7 года. История стала семейным преданием. Кетрин Кондуитт так рассказывала об этом событии:

— Когда Бернулли в 1697 году прислал свою задачу, сэр Исаак был страшно занят Большой перечеканкой; в тот день он пришёл из Тауэра в четыре часа дня и очень устал. Однако он не стал ложиться до тех пор, пока не решил задачу. Это случилось в четыре часа утра.

Бернулли не напрасно ждал, отодвинув срок представления решения. К пасхе, кроме решения от своего брата Я. Бернулли, он получил решения от немца Лейбница и француза Лопиталя. Было ещё анонимное решение, поступившее из Англии. Это последнее больше всего потрясло Бернулли. Он сразу понял, кому оно принадлежит.

— Ex ungue leonem (узнаю льва по когтям), — произнёс он тогда свою ставшую впоследствии столь знаменитой фразу. Бернулли понял, что он недооценивал Ньютона, мощь его математического гения. Не могло быть и речи о заимствовании каких-нибудь идей у Лейбница. Когда Бернулли показал решение Лейбницу, тот понял, что это — его тяжкое поражение.

Чувствуя это, он тут же написал в Королевское общество письмо с отрицанием своего авторства «конкурсной» задачи. Ньютон, однако, всё понял правильно и объявил, что задаст континентальным математикам собственную задачу. Однако он так и не собрался сделать это.

ДУШЕВНЫЙ ПЕРЕЛОМ | Ньютон | НА ДНЕ

Мир фальшивомонетчиков, как выяснил Ньютон, имел своих покровителей в Сити — при Ньютоне разоблачили могущественного привратника Уайтхолла Джона Гиббонса, державшего фальшивомонетчиков в страхе и вымогавшего у них деньги. Ньютон лично провёл расследование по нескольким десяткам фальшивомонетчиков, а всего при нём было выслежено и наказано их около ста. Естественно, этот мир питал по отношению к нему звериную злобу. Информаторы докладывали, что фальшивомонетчики поклялись жестоко отомстить Ньютону. Их можно понять.  Разбогатевшие обрезыватели монеты стали почтенными буржуа и покончили с опасным ремеслом. Мелких фальшивомонетчиков, которых вылавливали массами, тут же высылали в Америку, на плантации. Поток фальшивой монеты стал иссякать.

Наряду с чеканкой новой монеты эта сторона деятельности Ньютона сыграла огромную роль в стабилизации экономики буржуазной Англии в один из сложных периодов её истории. Банкротства Англии — того, о чём так страстно мечтала Франция, — не состоялось.

ПЁТР И НЬЮТОН

…Штормовой осенью 1553 года английский корабль под командованием капитана Ченслора шел  вдоль северной кромки Европы в Индию и Китай, вынужденно бросил якорь у пристани неизвестного русского монастыря.  святого Николая в устье Северной Двины, недалеко от Холмогор, узнал Иван Грозный. Он повелел Ченслору прибыть в Москву — начало регулярным русско-английским торговым и прочим связям, Россия приобрела роль ведущей державы в английском импорте — Англия покупала железо, лес, пеньку, канаты, воск, паруса, смолу, дёготь, солонину, слюду; обратно шли сукно, кожа, медь, свинец, ткани, женские украшения. Был создан торговый порт — Новые Холмогоры, или, позже, Архангельск. На линии Архангельск — Ливерпуль постоянно находились десятки крупных судов. и английские врачи, золото- и среброискатели, инженеры. после казни Марии Стюарт, спасаясь от преследований, её сторонники покидали насиженные места и прибывали в Россию.

Во время Кромвеля, когда многие шотландцы вздумали ещё раз попытать счастья за границей, два брата — Джеймс и Джон — решили встретиться в порту Лейт …, но один направился в Россию, другой в Пруссию. По-английски названия этих стран звучат почти одинаково. Джеймс Брюс дослужился в армии царя Фёдора Алексеевича до генерал-майора и скончался в 1680 году. Сын его Вильям тоже пошёл по армейской стезе; в чине полковника петровской армии он погиб в 1695 году от турецкого ятагана под Азовом. О детстве «Якушки» Брюса — теперь уже Джакоба Даниэля, или по-русски Якова Вилимовича, — известно лишь, что получил он превосходное для того времени образование. Странные, непривычные занятия привлекали его — математика и натуральная философия, участвовал в Азовской кампании и был в армии инженером: после смерти отца он вычертил первые карты Татарии и Малой Азии, за что в возрасте двадцати шести лет его удостоили звания полковника. Пётр любил «Якушку» страстно, и, видимо, именно влиянием Брюса объясняется его интерес к научным материям. Брюс хаживал с Петром на тайные встречи «Общества Нептуна» в московской Сухаревой башне, предводимые небезызвестным Францем Лефортом, читали учёные трактаты и занимались физическими экспериментами — дела поистине невозможные, еретические и постыдные в России конца XVII века.

Не случайно Брюс оказался одним из шестнадцати компаньонов молодого Петра в его путешествии в Англию. Позже Пётр в предисловии к «Морскому регламенту» объяснял причины поездки в Англию необходимостью совершенствоваться в теоретическом знании. В Голландии, где Пётр своими руками построил корабль и под руководством мастера Поля усвоил всё то, что «подобало доброму плотнику знать», он понял, что не только руками надлежит будущие великие дела творить, но знать нужно и весьма глубоко всякую теорию, и в том числе корабельную. В Голландии же теорию не почитали, почему Петру «зело стало противно, что такой дальний путь для сего воспринял, а желаемого конца не достиг».  «Отчего так печален?» — в Англии «архитектура сия так в совершенстве, как и другие, и что кратким временем научиться мочно».

Английский король Вильгельм III познакомился с Петром в Утрехте и Гааге.  решил подарить ему только что построенную маркизом Кармартеном новейшую по тем временам, лёгкую и красивую 20-пушечную яхту «Транспорт-Ройял». Пётр сразу полюбил морскую красавицу и послал поблагодарить, сообщил королю о намерении Петра «посетить английскую землю незнатным иностранцем, чтобы видеть корабли и морское поведение». Вильгельм тут же выслал для сопровождения царя королевскую яхту и три линейных корабля. Взяв с собой шестнадцать «волонтёров», включая Меншикова и Брюса, Пётр 7 января 1698 года покинул Амстердам. Уже через три дня яхта бросила якорь у лондонских доков. Там для Петра был нанят большой дом, выходивший на Темзу. Это был дом мемуариста, члена Королевского общества Джона Ивлина.  подобрал сам король, и по его повелению адмирал Бенбоу на время переехал в другое место. Петру в то время исполнилось двадцать шесть лет. Он был молод и любознателен, полон великих планов. «Царь Пётр Алексеевич, — писал современник, — был высокого роста, скорее худощавый, чем полный; …выражение лица прекрасное, с первого взгляда внушающее уважение. При его большом росте ноги показались мне очень тонкими, голова у него часто конвульсивно дёргалась вправо». ученику Рембрандта — Годфриду Неллеру написать с него портрет. собственность английской королевской семьи, хорошо известен — он рисует нам обаятельный образ умного и дерзкого царя-реформатора.  Неллер написал примерно в то же время и портрет Ньютона — смотрителя Монетного двора.

Пётр посетил корабельные верфи в Дептфорде, Портсмуте и Чатаме, Вулвичский арсенал, лондонские фабрики и мастерские. Он повсюду старался получить какие-нибудь чертежи, рисунки, модели. Придя к знаменитому часовщику Карте, он купил у него географические часы, сел рядом с ним и не ушёл, пока не научился быстро собирать и разбирать их.

У него завязались прочные отношения с математиками, астрономами и другими учёными. Яков Брюс тем временем уже приступил к занятиям математикой, закупке научных инструментов и приглашению английских математиков на русскую службу. Брюс изучал также географию, историю, политику и экономику Англии.

Пётр Постников, врач-философ, как его называли, видевший в научных занятиях смысл своей жизни, с головой ушёл в лондонскую научную жизнь, подружился с врачами, ходил в их общество и многих уговорил ехать в Россию.

В начале марта Пётр ездил на «острономику» — в Гринвичскую астрономическую обсерваторию. Там он проводил наблюдения неба. В «Небесной истории» Флемстида указано, что прохождение Венеры отсчитано Петром Первым. Флемстид вспоминал, что Пётр был в обсерватории и раньше — в феврале. В Гринвиче Пётр встретился и с Эдмондом Галлеем, который показался ему не только крупным астрономом, математиком и физиком, но и человеком, способным дать дельные советы по государственному устройству. 5 апреля «после обеда ездили верхами к математику», а на следующий день «ввечеру ездили в шлюпке к математику». «Когда его величество 8 апреля прибыл в Оксфорд, — пишет автор «Истории великой России» Гюйсен, — его встречал и приветствовал архиепископ и университетские власти; его принимали в колледже Христа. Он присутствовал на литургии в англиканской церкви, принял от местного духовенства приветствие церкви православной и получил несколько книг по математике, переведённых на русский язык. Когда его величество посещал колледжи и библиотеки, он увидал там среди прочих рукописей верительные и проезжие грамоты на русском языке, которые были выставлены ввиду их редкости и прекрасного письма, украшенного золотыми и иными заставками».

Главной целью посещения Оксфордского университета было знакомство с профессорами геометрии, астрономии и географии — предметов, связанных с мореплаванием и навигацией и в связи с этим особо интересовавших Петра. Перед отъездом Пётр побывал и в парламенте. Гюйсен пишет: «Апреля второго возвратился в Лондон, были в парламенте, в королевских вестминстерских палатах… И видели, как в нём действуют, и слушали тутошних ораторов и чтение нескольких тяжеб, билев и адресов. Сей парламент разделён на две палаты: вышняя и нижняя. Вышняя состоит в архибискупах, в бискупах, дуках, графах, маркизах и проч. Сидят они на красных мешках, в которых шерсть набита, а на их на всех платья кармазинные, король тут президентом или тот, кого он тут вместо себя поставит. Нижняя палата, или камора, состоит в кавалерах, шляхтичах, мещанах и ремесленных людях. В сём парламенте не только государственные мирные воинские дела управляют, но також и тяжбы, как в вышнем трибунале, куда последние апелляции приносят из нижних судебных дворов. И никакого акта или иного дела там не вершат без королевского изволения». В тот день состоялось совместное заседание палаты лордов и палаты общин в присутствии короля, который должен был сообщить об утверждении им нескольких биллей. Царь московский, не видевший до тех пор заседания парламента, находился на крыше здания и смотрел на церемонию через небольшое окно. Это дало повод кому-то сказать, что он видел «редчайшую вещь на свете, именно: короля на троне и императора на крыше».

Больше всего поразило Петра богатство Англии. Одно из постановлений парламента предусматривало выделение трёх миллионов дукатов. Пётр поразился возможности страны отпустить единым приёмом такую громадную сумму. Но ему в ответ сказали, что сумма эта не так уж велика и в прошлые годы была втрое больше. изучал государственное устройство страны, её законодательство, денежную систему, образование. Он расспрашивал, чем занимаются в королевском Тайном совете и других государственных учреждениях, каковы обязанности и права мировых судей, как устроены административные и финансовые, адмиралтейские и почтовые учреждения, каковы права короля в мире и в войне. России, сеяли ужас в умах тех, для кого западная наука была накрепко повязана с западной религией. Коперник и Мартин Лютер имели между собой дьявольскую связь. Протестанты несли ответственность за распространение еретических учений — гелиоцентрической теории! Вызвать из небытия науку Запада …, встречался ли Пётр с Ньютоном, нет. … держалось в строгой тайне. Он жил инкогнито. Хотя в газетах и появилось множество слухов насчёт того, что в Лондон прибыл царь далёкой России, конкретных сведений о его времяпрепровождении не приводилось.

Посещение Петром Монетного двора в Тауэре, может быть, и получило отражение в косвенных документах, но они завалены тысячами страниц архивных бумаг — свидетельствами бурного прошлого Монетного двора, до сих пор не разобранных. «Юрнал» — тайный дневник, который вели Пётр и его ближайшие соратники в Лондоне. Он был, например, в Королевском обществе, хотя нет упоминания о том, с кем он встречался. Ни в одной из записей Ньютон впрямую не назван по имени. Даже тогда, когда Пётр посещал Тауэр и Монетный двор, смотрителем которого был Ньютон (это произошло несколько раз, в том числе 27 января и 3 апреля 1698 года), нет никаких свидетельств того, что Ньютон находился среди тех, кто встречал царя.

Через Монтегю Ньютон, конечно, был в курсе того, кто был гостем короля, он наверняка знал и о том, что царь интересуется Монетным двором. Более того, известно, что Монтегю присутствовал при визите Петра на Монетный двор 3 февраля. Кстати сказать, об этом визите ничего не говорится в «Юрнале».

Совсем недавно канадский профессор Валентин Босс обнаружил записку, адресованную Исааку Ньютону Джоном Ньютоном, его родственником, писцом, тоже служившим на Монетном дворе. Вот что пишет младший Ньютон старшему: «Глубокоуважаемый сэр! Завтра сюда между двенадцатью и часом намеревается прибыть царь. Думаю, что обязан сообщить Вам о том, что он, по-видимому, ожидает увидеть здесь Вас. Я принял все возможные меры для того, чтобы всё было в порядке и готовности».

Интересно, что эта записка была написана на следующий день после того, как Пётр посетил Королевское общество, президентом которого был Чарлз Монтегю. Может быть, Петра так заинтересовали научные проблемы, что он решил немедленно встретиться с самим Ньютоном?

В «Юрнале» отражён четвёртый визит Петра на Монетный двор 13 апреля. В тот раз его сопровождал Брюс. В «Юрнале» сказано кратко: «Был с Яковом Брюсом в Туре, где денги делают». Замечание, что в Тауэре царь был именно с Брюсом, придаёт встрече с Ньютоном ещё большую вероятность. Ведь не кто иной, как Яков Брюс, лучше всех был осведомлён о том, кто является наиболее крупным учёным в Англии и с кем надлежит в первую очередь встретиться царю.

Одно из посещений Петром Тауэра описано в литературе довольно подробно. «Проехали на правой стороне Темзы здание, именуемое Тур, где английския честных людей сажают за караул», — сообщает «Юрнал».

«Замок, — сообщает автор «Истории великой России», — имеет много диковин, в него сажают государственных преступников, в нём сохраняются ещё топоры, которыми были обезглавлены королева Мария и король Карл I. Но эти топоры было признано неудобным показывать Петру, так как боялись, что он бросит их в Темзу…»

21 апреля Пётр снова в Тауэре «смотрел, где денги делают».

Невозможно представить, чтобы хотя бы в одно из этих многих посещений Петром Тауэра и Монетного двора там не было бы Ньютона. Совершенно очевидно, что именно Ньютон знакомил своих посетителей Петра и Брюса с проводимой им Большой перечеканкой, с деньгоделательными машинами.

Чувствуя, что подходит время отъезда, а ещё многое предстоит выяснить и изучить, Пётр поручил «Якушке» Брюсу остаться ещё на некоторое время в Англии и получше изучить навигацию и математику. Незаметной строкой в царских расходах в Англии внесена запись о том, что 17 апреля 1698 года он, кроме ранее выплаченных 50 гиней, уплатил некоему «Ивану Кольсуну» 48 гиней за «обучение Якова Брюса в течение шести месяцев, как обусловлено контрактом, включая кров и пропитание».

Просматривая расходные книги «волонтёров», поражаешься относительно скромным расходам, произведённым царём лично на себя. В Лондоне он купил себе две шпаги: одну «с золотом сталной работы, другую серебряную, за обе — 11 фунтов аглинских стерленгов. Да за пояс шпажной 12 шеленгов аглинских, шеленг по четыре алтына». Правда, непритязательный в еде Пётр нашёл в Англии кушанья, которые ему понравились и вошли в его обиход. Он приобрёл пристрастие к сыру и купил себе два пуда сыра «пармазана». Он совсем немного тратил на табак, на пиво. Зато Пётр купил очень много различных инструментов. Доктор Постников купил для него «философский инструмент Амплия» за 200 фунтов, Брюс закупил секстанты, телескопы, квадранты, всевозможные циркули, глобусы в корпусах и без, карты, медицинские инструменты, лекарства. 18 апреля было уплачено «Андрею Стелсу за лекарские инструменты 983 фунта 17 шеленгов».

По указу царя в Лондоне была куплена анатомическая книга за 7 фунтов и каталог Оксфордской Бодлеанской библиотеки — за 1,5 фунта. Пётр закупил множество мелочей, к которым проявлял интерес, — в частности, он интересовался химическими чернилами и их составом, в том числе — симпатическими чернилами, которыми можно писать тайно, пергаментом для чертежей, чертёжными досками, красками, всевозможными редкостями для Кунсткамеры. Купил он и «диковинное платье аглинских законников, чёрное, дано 8 гиней и с поесом» — явное воздействие визита в Оксфордский университет, которым участники визита остались «зело довольны». Пётр закупил даже английский гроб и отправил его в Россию для образца.

Всего из Англии были отправлены в Россию два ящика личных вещей Петра и 279 ящиков, 14 бочек, 8 сундуков, 57 кип и множество отдельных громоздких предметов, представлявших собой оружие, инструменты, корабельное оборудование. Для сравнения можно указать, что багаж посла Франца Лефорта насчитывал 16 сундуков с серебряной посудой, 7 сундуков с различными вещами, 2 малых сундука с «рухлядью» — этим малопочтенным ныне словом назывались тогда драгоценные меха, бочку с оружием и продовольствием, 4 бочки сухарей и бочку с сырами. А Меншиков вывез из Англии восемьсот «мармаровых камень чатирь угольных». Речь, видимо, идёт о мраморных плитах, которыми Меншиков хотел украсить строящийся для него дворец.

18 апреля царь простился с королём Вильгельмом и подарил ему на память огромный рубин. 20 апреля в «Юрнал» внесена запись, видимо, подводящая итоги пребывания в стране: «Пересмотрев же все вещи, достойные зрения, наипаче же то, что касается до правления, до войска на море и сухом пути, до навигации, торговли и до наук и хитростей, цветущих там, часто его величество изволил говорить, что оной английской остров лучший, красивейший и счастливейший есть из всего света. Там его величество благоволил принять на службу свою многих морских капитанов, поручиков, лоцманов, строителей корабельных, мачтовых и шлюпочных мастеров, якорных кузнецов, компасных, парусных и канатных делателей, мельнишных строителей и многих учёных людей, также архитекторов гражданских и воинских».

25 апреля Пётр отдал Англии прощальный салют.

Вернувшись в Россию, Пётр ввёл в ней множество новшеств. Всё упомянуть невозможно. Но не забудем Навигацкую школу, организованную Брюсом, и Санкт-Петербургскую Академию наук — детище Петра, взлелеянное в переписке с Лейбницем. В 1700 году в России была осуществлена монетная реформа типа той, которая проводилась в Англии.

Визит Петра в Англию не остался бесследным для России. Но не остался он бесследным и для Англии. И дело не только в политических соглашениях и торговых договорах. По словам Маколея, если раньше, до визита Петра, Россия представлялась Англии как образованному человеку середины XIX века Бухара или Сиам, то после 1697–1699 годов Московия уже не являлась для англичан неведомой страной, о которой можно было рассказывать сказки. Она приобрела молодой динамичный образ, в значительной мере отражённый в фигуре самого Петра, может быть даже — в его портрете, написанном Неллером.

— Его путешествие, — говорил Маколей, — эпоха в истории не только его страны, но и нашей и всего человечества.

Ньютон долго ещё помнил Петра. Когда он составлял список рассылки дарственных экземпляров второго издания «Начал» — а это было через десяток с лишним лет, — первым в этом списке он поставил имя русского царя…

лорд Галифакс умер от горячки. Если общее суждение верно, он умер в цене 150 000 фунтов; из них он оставил миссис Бартон, племяннице сэра И. Ньютона, «за радость общения с ней» симпатичный домик, 5000 фунтов, земли, драгоценности, посуду, обстановку стоимостью до 20 000 фунтов или больше. В нём сэр И. Ньютон потерял сильную опору и сейчас, при лорде Оксфордском, Болингброке и д-ре Арбетноте он не пользуется той поддержкой, что в былые дни».

На похороны Галифакса пришли в основном родственники. Он имел множество племянников и племянниц. Ньютон проходил их тёмные ряды, сдержанно кланялся. Многих из них он хорошо знал, они бывали у него в доме. Он шёл в молчании и гневе. Из большинства влиятельных семейств, и в том числе семейства Мальборо, не явился никто. Чопорные аристократы из палаты лордов, члены клуба «Кит-Кэт» не могли простить Галифаксу ни самой Кетрин, ни тех ударов по вигам, которые она навлекла.

Через два года после смерти Монтегю Кетрин взмолилась. Она передала Исааку Ньютону с нарочным маленькую записочку: «Я хотела бы знать, хотите ли Вы, чтобы я оставалась здесь или вернулась домой». «Домой» — означало Сент-Мартин-стрит на Лестер-сквер, куда Ньютон переехал в 1710 году. Ньютон согласился. Кетрин переехала и тут же стала центром обожания стариков — самого Ньютона и его престарелых коллег.

…Минт и вместе с ним Ньютон и после скандала с «Эгинардусом» не были избавлены от козней тори. Не выиграв прямой схватки, тори решили получить Минт в свои руки другим способом. Уже в 1713 году была сделана попытка сместить Ньютона с должности директора Монетного двора. Лорд Болингброк, государственный секретарь и фактически глава «теневого кабинета», один из активнейших деятелей тори, послал декана[34] Свифта к Кетрин Бартон. Она должна была передать Ньютону следующее лестное предложение: раз уж Ньютон разочаровался в Монетном дворе, королева могла бы предложить ему пенсию в две тысячи фунтов с условием оставить Минт. В условиях всеобщего недовольства финансовой политикой правительства это было, в общем, довольно выгодное предложение.

Ньютон смиренно ответил через Кетрин, что его место в распоряжении двора. Никакой пенсии ему не надо. Больше его беспокоить не посмели.

Решили завоевать Минт изнутри.

Вместо сэра Джона Стэнли смотрителем Монетного двора был назначен Кравен Пейтон, член парламента, представитель старинной аристократической семьи и к тому же зять графа Бата. Ему сразу не понравилось, что в Монетном дворе всеми делами управляет именно мастер, а должность смотрителя снова стала синекурой. Он обладал твёрдым характером, упорно сопротивлялся каждому предложению Ньютона. Ньютон решил бороться с ним с помощью казначейства и, проявив необычайную энергию и написав много обстоятельнейших документов, выиграл. Его поддержал сам граф Оксфорд. Но Пейтон не сдавался. Он разыскивал неправильные счета, обвинял Ньютона в том, что он недостаточно решительно действует по отношению к фальшивомонетчикам. Ньютон удивлялся такой его смелости после того, как Оксфорд принял сторону Ньютона. Впоследствии оказалось, что Оксфорд был совсем непрост: Пейтон был его тайным фаворитом в Минте. Оксфорд и Пейтон были тори, в то время как Ньютон — виг. При администрации тори Минт наводнили их приверженцы. Борьба вокруг подписания счётов за прошлые годы затянулась практически до 6 августа 1714 года, когда королевский ревизор Харли, который годами задерживал счета, внезапно за одно утро подписал их все. Причина выяснилась довольно быстро: Харли был братом Оксфорда, а в конце июля умирающая королева, желая укрепить на троне Ганноверскую династию, разжаловала Оксфорда. С этого момента давление тори на всех важных постах в государстве резко ослабло.

На трон взошли ганноверцы, в парламенте засели виги. Для Ньютона это означало одновременно победу и над теми, кто хотел сместить его с поста директора, и над Пейтоном. По иронии судьбы граф Оксфорд за свои прегрешения был заключён в Тауэр и помещён в доме, принадлежащем Монетному двору. Монетный двор был взбудоражен, когда туда ночью в тюремной карете привезли лорда казначейства Оксфорда. Комендант Тауэра, давно воюющий с Ньютоном по поводу места в Минте, поместил пленника в дом контролёра и поставил охрану. Ньютон тут же написал протест в совет казначейства: «Милорды! Безопасность чеканки денег зависит от того, насколько успешно нам удастся охранять Монетный двор от посягательств гарнизона. А безопасность заключённых зависит от того, как они содержатся в заключении под юрисдикцией тех, кто их охраняет; я хотел бы выразить своё скромное суждение не только о том, что заключённый должен быть переведён в настоящую тюрьму, но и о том, что необходимо что-то сделать, чтобы не превратить это вторжение в Минт в прецедент».

С падением Оксфорда Пейтон и его приверженцы тихо исчезли с горизонта. На их место снова пришли виги…

ОПЫТЫ И ПРИВИДЕНИЯ НА ЛЕБЕДИНОМ ДВОРЕ. ВЫХОД «ОПТИКИ»

приливы и отливы океана знаний в Королевском обществе, но, когда Ньютон переехал в Лондон, здесь был явный отлив. Монтегю — а именно он был президентом общества — на заседания не ходил, из двухсот членов осталась едва половина, а  посещали собрания человек тридцать. Учёные-любители обменивались между собой своими открытиями, что коровы  всегда мочатся количеством, равным пинте, а бычья моча, по мнению другого, обладает непревзойдёнными целебными свойствами. (я-вопреки Гельмонту- минералы- ), что не вода питает растения, а земля, а лучшее время для нюхания цветов — это утро.

сам Р. Бойль помог опубликовать в 1658 году книгу «Демон Маскон», призванную «путём научного подтверждения сверхъестественных явлений пресечь домогательства атеистов».  Дж. Гланвиль, предложив создать «Естественную историю страны духов» написал книгу «Философский опыт защиты существования ведьм и привидений». И Генри Мур, и Джон Уилкинс вполне серьёзно воспринимали христианскую демонологию, зачислявшую малых демонов — эльфов и нимф, и всевозможных монстров — инкубов, саккубов и великанов в разряд духов.

У. Уистон, один из самых приближённых к Ньютону учеников, его единоверец, верил в демонов и видел реальные доказательства их существования. Первое: зло в мире. Второе: метеоры — демоны, летающие по небу и вызывающие голод и эпидемии. так же реальны, как опыты Бойля по упругости воздуха и расчёты Ньютона, подтверждающие теорию тяготения. Ведь существовали же с несомненностью и кометы, и метеориты, и затмения, и северные сияния, и землетрясения, и потопы, и засухи.

Ему вторили и Флемстид, и Локк. Каких трудов стоило Джону Мэчину переубедить  и заставить наконец предложить механическое объяснение силы тяготения, что, возвращая его к Декарту, противоречило многолетним его размышлениям. Считая эту идею Мэчина «абсурдной», Ньютон тем не менее дал себя в ней убедить, ибо, не приняв её, он должен был бы приписать действие вещей демонам, или ангелам, или, что отнюдь не лучше, — оккультизму, врождённым свойствам.

…Монтегю был президентом Королевского общества до 1698 года. Затем на пять лет его сменил лидер джунты вигов лорд Сомерс. Сохранила Королевское общество в руках партии- присутствовал на заседаниях лишь дважды, и дела за него вёл решительный Ганс Слоан. Но количество посетителей всё сокращалось. сэр Джон Хоскинс, председательствующий -сообщением о женщине, которая безо всякого эффекта испробовала на своём муже и свиной хлеб, и паслён, и пауков, и лягушек, пока, отчаявшись, не решилась отравить его с помощью обычного мышьяка.

Старики Роберт Гук и Кристофер Рен редко ходили … он показал сочленам построенный им новый тип секстанта, весьма полезный, по его мнению, для навигации. Гук с дрожью и негодованием в голосе сообщил, что он изобрёл подобный прибор более тридцати лет назад.  идеи на этот счёт, но секстанта он никогда не строил. (А поскольку это так, считал Ньютон, Гук не имеет права выдвигать подобные обвинения.) Чувствовалось, что Ньютон, который стал было регулярно посещать собрания, раздражает Гука. И тогда Ньютон решил не баловать Королевское общество своими визитами. после смерти Гука в марте 1703 года. знали о его связях с двумя предыдущими президентами из партии вигов, оставившими о себе самую печальную память. Некоторые сочувствовали Гуку, сгубленному чахоткой, но и со смертельного одра изрыгавшему иссохшими губами проклятья Ньютону — похитителю его идей, некоторые считали, что он стар, некоторые — что он слишком недолго живёт ещё в Лондоне, чтобы стать президентом лондонского Общества. члены совета избирали президента. Кандидатура Ньютона,  присутствовали 30 человек. Ньютон получил 22 голоса. оставался выскочкой, получившим с помощью другого парвеню — герцога Монтегю — прекрасную должность на Монетном дворе. Несколько выровняло его положение в Обществе лишь возведение в рыцарское достоинство и приобретение собственного герба.

Ньютон был избран президентом Общества в день святого Андрея, в конце ноября 1703 года. Через две недели он впервые появился на заседании в новом качестве, и присутствующие сразу поняли, что он отнюдь не собирается быть декоративной фигурой. изучил историю Королевского общества, полвека, перелистал все протоколы и «Философские труды» — печатный орган Общества. решил сделать, — лично вести все заседания совета. Сомерс за пять лет не был на заседаниях совета ни разу. Ньютон же за двадцать лет, пока здоровье его не стало сдавать, пропустил всего три. часто приносил в Общество изготовленные им приборы. его поджигающем стекле — это было совсем непростое устройство, его мог сделать только очень искусный мастер.  составлено из семи линз, каждая из которых имела в диаметре одиннадцать с половиной дюймов; все вместе составляли сегмент большой сферы, захватывающей и концентрирующей солнечные лучи. Это «стекло» мгновенно расплавляло красный обожжённый кирпич, за полминуты плавило золото. Стеклом занимались несколько заседаний. от пустопорожней болтовни Ньютон решил разработать «Схему укрепления Королевского общества». «Натуральная философия, — писал Ньютон, — заключается в раскрытии форм и явлений природы и сведении их, насколько это возможно, к общим законам природы, устанавливая эти законы посредством наблюдений и экспериментов и, таким образом, делая выводы о причинах и действиях». Он нашёл Френсиса Гауксби- из небытия, показал эксперименты с усовершенствованным воздушным насосом. с «нескромным требованием» Гауксби платить ему жалованье и согласилось лишь на оплату «в соответствии с оказанными услугами». В иные годы она не превышала 15 фунтов, в иные доходила до 40, с повторения перед членами Королевского общества известных экспериментов Бойля, Гауксби обратился к электричеству и капиллярному действию, что вполне соответствовало идеям Ньютона, на которые он уже замахнулся в «Началах». Разместив, например, на вращающейся оси стеклянный шар и натирая его ладонями, Гауксби изобрёл новый тип электростатической машины. Выкачав из стеклянного шара воздух и проделав снова всю операцию с верчением шара на оси, Гауксби добился свечения шара в темноте. Гауксби убедил Ньютона в том, что тот сорок лет ошибался, считая, что капиллярные явления не могут происходить в вакууме.  в количественные соотношения, связанные с капиллярным действием. Он учёл это в «Оптике». в «Философских трудах», в сентябре 1705 года Ньютон обратился к Гауксби через Слоана на дом свой знаменитый воздушный насос и показать там свои эксперименты «кое-каким философам»- лорд Галифакс, граф Пемброк и епископ Дублинский. восторгам по «недостойным поводам» о живом щенке, родившемся без пасти и сейчас выставляемом в Обществе в виде скелета, то о сросшихся вместе четырёх поросятах, обнаруженных в теле убитой свиньи и сохраняющихся теперь в Обществе в спиртовых банках. Долго рассматривали репродуктивные органы сдохшего опоссума, ранее принадлежавшего Обществу. Ньютон и сам не раз выступал с подобными рассказами — например, о человеке, который задохнулся, выпив бренди, или о собаке в Тринити, случайно отравившейся маслом для волос, или о червях, которые заводятся в сырых и тёплых отрубях и которые, по всей видимости, происходят от заложенных там яичек. … по получению тепла при ферментации отрубей. Тепло можно было использовать в химических экспериментах, прячем оно обходилось гораздо дешевле и было удобнее в работе. Уже через неделю членам Общества были показаны тёплые отруби, причём Ньютон с энтузиазмом утверждал, что тепло будет сохраняться до двух недель, а меняя сосуды, можно продлить этот процесс до бесконечности. Однако осуществить эксперимент не удалось: в отрубях развелось страшное количество личинок. в 1710 году страсть Общества к сенсациям, уродам, демонам и монстрам не была ещё преодолена. Количество членов возрастало к периоду расцвета. Часто Дени Папен с идеями создать общество для постройки новой доменной печи или просто для поощрения изобретателей (и его самого). Доктор Дуглас производил анатомические вскрытия и рассказывал о наиболее интересных случаях из медицинской практики. в теле бедняжки леди Пакинхем, желудки недавно скончавшихся герцогов Квинсбери и Лиддса. Доктор Слоан показывал камни, найденные в мочевом пузыре их покойного коллеги доктора Хитса. в 1713 году Гауксби умер, на его место был назначен Дезагюйе. с передачей тепла в вакууме, явно навеянные книгой Ньютона и вошедшие в третье издание «Начал». Молодые ньютонианцы заваливали заседания своими сообщениями. «Президент сказал, что он наблюдал в почке собаки большого червя, скрученного в спираль и занимавшего большую часть почки». у носа многоногих червей. вспомнил эксперимент кухне Тринити-колледжа в далёкие сабсайзерские дни. Тогда он разрезал сердце живого угря на три части. Отделённые друг от друга куски продолжали биться в унисон. Их биение мгновенно и синхронно прекращалось, если хотя бы на один из кусков капали уксусом. Он говорил о часах и клепсидрах, барометрах и термометрах, о магнитах и янтаре, о солёности моря, о приспособлении глаза к видению предметов на различном расстоянии, о параллаксе Марса. точно угадал дух эпохи и свою в ней ускоряющую роль.

Англия богатела. Завоёвывая мир, она становилась и центром развития знаний. Даже Голландия, Италия, Франция и Германия впадали в зависть. появились после буржуазной революции Литературное общество, Королевское общество, Общество антикваров, общества хирургов, лекарей, аптекарей. Лорд Пемброк подарил Обществу свои коллекции антикварных редкостей и монет, собрание античных мраморных статуй, картин и книг. Лорды Оксфорд и Сандерленд пожаловали Обществу свои библиотеки и собрания древних рукописей. Сэр Ганс Слоан и доктор Мид пожертвовали предметы античного и современного искусства, антропологическую и геологическую коллекции, доктор Вудварт — коллекцию окаменелых раковин и моллюсков. Ганс Слоан купил участок земли и основал ботанический сад в Челси (а впоследствии заложил своими ямайскими коллекциями и библиотекой в 50 тысяч томов основу Британского музея). Вокруг Общества группировались влиятельные любители искусства, библиофилы, нумизматы, собиратели раковин и прочих редкостей. Секретарями Общества были его единомышленники сэр Ганс Слоан и его друг доктор Эдмонд Галлей.  влиятельнейший граф Пемброк, авторитетнейший сэр Кристофер Рен, богатейший доктор Жерард и несчастнейший доктор Флемстид. молодёжь — ньютонианцы Кейлл, де Муавр, Котс, Мид, Френд, Паунд, Дерхам, Дюийе, Тейлор, Дезагюйе, Грэхем, Бентли, Гаррис. У Ньютона был талант зажигать молодые сердца, делать способных юношей своими единомышленниками, помощниками и коллегами. Молодёжь его обожала и боготворила. историк науки П. Розенбергер: «Королевское общество стало его парламентом, в котором едва ли когда смела появиться даже верноподданническая оппозиция его величеству. Талантливые молодые физики и математики формировали генеральный штаб, который в нужный момент давал бои, причём вёл их так искусно, что верховный вождь, защищённый от личных поражений, мог с полным спокойствием непричастно взирать на поле брани, ограничиваясь указаниями на тайных военных советах — ссылками на свои опубликованные труды».

16 февраля 1704 года было торжественным для Ньютона днём: с высоты президентского кресла он представил членам Королевского общества свою «Оптику». «Не желая быть втянутым в диспуты по всяким вопросам, я оттягивал это издание и задержал бы его и далее, если бы не настойчивость моих друзей»., кто знал о его спорах с покойным Гуком.В предисловии, или «Извещении», в обрамлении приложенных к ней трактатах о квадратурах кривых и трактата о кривых третьего порядка. «Обратный метод флюксий», воспоминаниям Кондуитта — предложил Чейну «мешок денег» за отказ от публикации. Чейн отказался, вышел из Королевского общества и сменил математику на медицину. У Ньютона была манера не цитировать предшественников, исключая разве что совсем уж неизбежные случаи. не захотел упомянуть, например, «Микрографию» Гука, оказавшую громадное влияние на его исследования по цветам в тонких плёнках и пластинках. и Гримальди, открывшего дифракцию света. тщательнейшим образом изучал оптиков прошлого и многое у них взял. предостерегал против путаницы, которая неизбежно возникнет, если первичные понятия будут определены нечётко. В «Вопросе 31», завершающем одно из поздних изданий «Оптики»:

«Как в математике, так и при испытании природы, при исследовании трудных вопросов, аналитический метод должен предшествовать синтетическому. Этот анализ заключается в том, что из экспериментов и наблюдений посредством индукции выводят общие заключения и не допускают против них никаких возражений, которые не исходили бы из опытов или других надёжных истин. Ибо гипотезы не рассматриваются в экспериментальной философии. Хотя полученные посредством индукции из экспериментов и наблюдений результаты не могут ещё служить доказательством всеобщих заключений, всё же это — наилучший путь делать заключения, который допускает природа вещей». НО ЧЕМ ЗАМЕНИЛ- и синтез всех его физических и философских идей, попытка дать ответы на самые сложные вопросы-  «вопросами», по существу, программы, предлагаемые для разработки другим исследователям. В «Вопросе 1» Ньютон вопрошает:

«Не действуют ли тела на свет уже на некотором расстоянии, загибая световые лучи? И не будет ли это действие при прочих равных обстоятельствах тем сильнее, чем меньше расстояние?»

«Вопросы» — это и программы, и догадки, и предположения, и гипотезы.

Здесь есть идеи превращения вещества в свет и света в вещество. Ньютон вычисляет даже «силу притяжения» между световыми корпускулами и показывает, что на чрезвычайно малых расстояниях должны действовать силы гораздо более мощные, чем тяготение. С приближением частиц друг к другу притяжение должно смениться отталкиванием. Различные «вопросы» противоречат друг другу как, по С. И. Вавилову, «геологические напластования мысли». Так, природа света иногда корпускулярно-волновая, а иногда — только корпускулярная. Эфир в части «вопросов» поддерживается, в другой — отвергается. В «Вопросе 38» Ньютон восстаёт против картезианского — плотного, заполняющего небеса — эфира, должен препятствовать движению небесных тел. Но  существование «необычайно тонкой эфирной среды». Эфир становится при этом «одним из четырёх столпов мироздания» наряду с материей, пустотой и силой тяготения, действующей на расстоянии. Положение частиц, их форма, размеры и структура становятся сложной функцией. Откуда же возникает тот порядок и красота, которые мы наблюдаем в нашем мире? Как движение нашего тела следует указаниям нашей воли? Как инстинкты управляют животными? Не является ли бесконечное пространство «чувствилищем» бестелесного живого и разумного существа, которое чувствует вещи изнутри и глубоко постигает их непосредственным в них присутствием? Тем самым бог сливается с природой.

«Оптика» была уже в печати, когда везде заменил эту страницу другой — значительно более надёжной, не внушающей сомнений в его вере в бога, Ни о каком «чувствилище» — Лейбницу достался один из тех, не исправленных, опасных экземпляров. Лейбниц стал высмеивать концепцию «чувствилища», угадав атеистические тенденции — совсем потерял страх божий и, помимо своих мыслей о гравитации, носящих явно безбожный характер, прибавил ещё и строение природы, в которой бог-творец вообще не нужен. Природа Ньютона была самодостаточна. Ньютон определённо зашёл слишком далеко.

(Латинское издание «Оптики», в котором, собственно, и содержались все эти вольности, вышло в 1706 году в переводе Сэмюэля Кларка, получившего за свои труды щедрый подарок — 500 фунтов, по 100 фунтов для каждого из пятерых его детей.) её роль не уступала роли «Начал» и даже, как считали многие, превышала её, поскольку «Оптика» была книгой значительно более популярной. И на целое столетие определила пути развития оптики как науки. «Вывести два или три общих принципа движения из явлений и после этого изложить, каким образом свойства и действия всех телесных вещей вытекают из этих явных принципов, было бы очень важным шагом в философии, хотя бы причины этих принципов и не были ещё открыты». ВИГИ, ТОРИ, ЛОРД ГАЛИФАКС И КЕТРИН БАРТОН | Ньютон | УЧЁНЫЕ И КОРАБЛЕКРУШЕНИЯ

в 1714 году в Лондон пришло письмо от русского князя Меншикова с просьбой о вступлении его в члены Королевского общества, Ньютон сразу же созвал по этому поводу специальное заседание.1черн передан в 1943 в дар Академии наук СССР. «Могущественнейшему и достопочтеннейшему владыке господину Александру Меншикову, Римской и Российской империй князю, властителю Ораниенбурга, первому в Советах Царского Величества, Маршалу, Управителю покорённых областей, кавалеру Ордена Слона и Высшего Ордена Чёрного Орла и пр. Исаак Ньютон шлёт привет…. собранием, мы подтверждаем это избрание дипломом, скреплённым печатью нашей общины. 25 октября 1714 г.». чернокожему представителю далёкой Ямайки Общество отказало в приёме, не объясняя причин. Общество владело всего двадцатью четырьмя фунтами в год, завещанными ему Джоном Уилкинсом в виде ренты, Ньютон ввёл обязательные членские взносы не только при вступлении, но и при регулярном посещении собраний. и кара — должники не могли войти в совет. в сердцах называл Слоана мошенником, разбойником и проходимцем, а Слоан за глаза сетовал на тиранические методы руководства, противники, объединившиеся вокруг редактора «Философских трудов» доктора Вудварда, медика, пестовавшего в Обществе дух анатомического паноптикума. врагом новых строгих физических дискуссий, которые нельзя уже было посещать лишь с целью отдохновения, как было когда-то. до дуэли. Ньютона пользовал доктор Ричард Мид. Однажды он запоздал, Вудвард упал и лежал беззащитным перед шпагой Мида.— Забирайте свою жизнь, сказал я ему, — — Представьте себе, этот наглец ответил, что готов взять что угодно, если только это не физика!  ежегодные выборы должны были состояться в конце ноября 1713 года. Поговаривали, что Ньютона забаллотируют. предложил Ньютону составить список людей, за кого ему, Чемберлену, по мнению Ньютона, нужно было бы голосовать. «Кроме того человека, — добавил Чемберлен, — кого бы я хотел выбрать свободно и кого бы я хотел сделать вечным диктатором Общества, если бы это зависело только от голоса его очень верного и покорного слуги». Ньютон взъярился. от года к году получает всё меньше голосов, но … 80-летие Ньютон подарил Королевскому обществу долго хранившуюся у него рукопись Тихо Браге, содержащую ещё неизвестные наблюдения четырёх комет. шотландскому математику Джеймсу Стирлингу — ньютонианцу, опубликовавшему книгу «Ньютоновские линии третьего порядка», где были описаны не замеченные Ньютоном четыре вида кубических уравнений. замешан в якобитском заговоре 1716 года. Опасаясь преследований, он бежал в Италию и обосновался в Венеции, где написал несколько научных статей и, в частности, комментарий к работе Ньютона по кривым. Ньютон пришёл в восхищение и написал ему письмо, послал денег, напечатал статью в журнале и в конце концов добился его прощения и возвращения в страну. Стирлинг писал ему в ответ: «Ваша доброта бесконечно выше моих достоинств, я считаю себя навсегда обязанным служить Вам, как смогу. Естественно, что подарок от такого человека, как Вы, вдесятеро более ценен для меня, чем подарок от кого-либо другого». вернулся в Шотландию и стал известным горным инженером. шотландцу Колину Маклорену. стал профессором Маришаль-колледжа в Абердине девятнадцати лет, первым обучал своих студентов методам дифференциального и интегрального исчисления и новой ньютоновской механике. Ньютон помог ему стать преемником Дэвида Грегори и Эдинбургском университете. Ньютон написал письмо ректору Эдинбургского университета: «Милорд…чтобы подвигнуть его на принятие места помощника господина Грегори с целью последующего замещения должности, я готов (если вы разрешите мне это сделать) вносить двадцать фунтов в год на его содержание …» Колин был избран и в течение двадцати лет занимал кафедру математики, умер в 1746 году, диктуя последнюю главу комментариев к ньютоновским «Началам».: «Ученик Ньютона». Паунду: подарил ему 100 фунтов, выписал из Голландии линзу для телескопа с фокусным расстоянием 123 фута. Увлёкшись, он купил даже каланчу, ранее установленную в Стрэнде, «обычного стекла» пошлину — 20 фунтов… наблюдений Юпитера, Сатурна и их спутников, а также постоянных звёзд, находившихся по пути кометы 1680–1681 годов. Многие данные Паунда вошли в третье издание «Начал». переезд — 110 фунтов — из собственного кошелька. Но …Стало хорошим тоном и доброй традицией не забывать про Общество в дарственных и завещаниях., начало платить жалованье секретарям и более того — положило полторы тысячи в рост. Ньютон настоял, чтобы на деньги Общества были куплены акции «Компании Южных морей». Когда эта компания обанкротилась, Ньютон предложил компенсировать потери Общества из своего кошелька (предложение принято не было). все сообщения протоколировались, а основные положения заносились в журнал. частое приглашение Ньютона в различные правительственные комиссии. У островов Сцилли из-за плохой ориентировки в 1707 году разбился флот сэра Шовелла. В мае 1714 года группа капитанов кораблей и лондонских негоциантов обратилась в палату общин с петицией. Они просили парламент установить награду тому человеку, который сможет предложить метод точного определения долготы на море.Возможно, это был первый случай прямого вмешательства правительства в науку, первого прямого социального заказа развивающейся буржуазной экономики учёным. и сам Ньютон, и старый знакомец его Уильям Уистон с Гемфри Диттоном предложил определять точное положение кораблей в море, регулярно стреляя из пушек по берегу. Звуки выстрелов, далеко слышные в море, должны были предупреждать капитанов об опасности. июне 1714 года он заявил:

— Точную долготу на море можно определить четырьмя способами: с помощью часов, которые хранят точное время, с помощью наблюдений за затмениями спутников Юпитера, с помощью наблюдений за положением Луны, а также с помощью проекта Уистона и Диттона. Первый сложно, поскольку корабль в своём непрестанном движении пересекает различные зоны, отличающиеся различной температурой и погодой. Хорошие часы могут служить для того, чтобы сохранять правильное направление движения на море в течение нескольких дней, и для того, чтобы знать точное время необходимых наблюдений.  хорошие часы на камнях — это лучшие. Но когда долгота потеряна, её уже нельзя найти 2- крупного телескопа, что также вызвало бы большие затруднения. Теория Луны разработана пока ещё недостаточно. С её помощью можно определять долготу с точностью всего лишь до двух или до трёх градусов. Четвёртый же метод может быть использован только в особых ситуациях… подтвердил, что метод Уистона — Диттона действительно может быть полезен невдалеке от берегов и что нужно обязательно установить приз для тех, кому удастся кардинально решить проблему точного определения долготы. постановил: назначить приз в 10 тысяч фунтов человеку или группе лиц, которые предложат метод определения долготы с точностью до одного градуса, 15 тысяч — за доведение точности до сорока минут и 20 тысяч — за доведение точности до тридцати минут. В 1720 году Уистон представил Королевскому обществу новый метод определения долготы по наклонению магнитной стрелки, для чего предлагал строить стрелки восьми футов длины и сравнивать их показания с картами магнитного наклонения, которые нужно было для этого создать…. говоря с подобной страстью и убеждённостью о невозможности определить долготу с помощью часов, Ньютон был не вполне прав. Его суждение — чисто теоретическое — опровергла практика. И в 1726 году премия парламента в 10 тысяч фунтов была выплачена Джону Гаррисону, изобретателю хронометра.)ОПЫТЫ И ПРИВИДЕНИЯ НА ЛЕБЕДИНОМ ДВОРЕ. ВЫХОД «ОПТИКИ» | Ньютон | «НЕБЕСНАЯ ИСТОРИЯ» В 1673 году он поразил кембриджцев опубликованием своих «Эфемерид», содержащих, в частности, таблицы восходов и заходов Луны. Ему покровительствовал Иона Мур, который как-то предложил Флемстиду вычислить таблицы времени прохождения Луны через меридиан. Получив данные, Мур обнаружил примечательное совпадение: время прохождения Луны через меридиан в точности соответствовало часам морских приливов. Флемстиду повезло: Мур был хорошо знаком с королём, а король увлекался астрономией. …Карл II принял Флемстида, был восхищён его познаниями и в результате пожаловал ему звание «Королевского астронома» со ста фунтами жалованья в год. Кембриджцы завидовали ему чёрной завистью, ставшей ещё чернее, когда не замедлило королевское постановление о постройке для Флемстида Гринвичской обсерватории. Там, где высится сейчас здание этой обсерватории, известной во всём мире, в семидесятые годы XVII века стояли ветхие строения, разрушенные старостью…всего пятьсот двадцать фунтов. … Флемстид был удивительно близок Ньютону в том, что касалось точности и остроты наблюдений, систематизации и классификации. …не признавал научных теорий, что, впрочем, именно для него могло быть и ценно, поскольку он был прирождённым наблюдателем — ведь любая предвзятость в отношении теории могла бы мешать ему в наблюдениях.

Начало добрых отношений Флемстида и Ньютона принадлежит годам, непосредственно следовавшим постройке Гринвичской обсерватории. Ньютон был крайне заинтересован в различных астрономических данных, в изобилии имевшихся у Флемстида. ..

В 1680 году, как и в памятном 1664-м, на небе появилась комета. Она, как обычно, привлекла к себе всеобщее внимание, любопытство и страх. Ходили слухи, что овцы поедают людей, кобылицы родят ягнят, а козы — котят; жёны изменяют мужьям, а мужья — жёнам, что в одну ночь сорок тысяч девственниц с плачем потеряли свою чистоту; царила паника, а пророки …с данными о комете 1664 года, уже имеющимися в его досье, пришёл к выводу, что это одна и та же комета, вернувшаяся назад. Такая точка зрения совершенно не соответствовала мнению всех других астрономов, а также Ньютона. Не успев завязаться, переписка приобрела конфликтный характер и создала первые предпосылки будущей ссоры.

Лишь через пять лет, в 1685 году, Ньютон, применив для объяснения движения комет своё учение о тяготении, пришёл к выводу, что Флемстид был прав. Признание этого в первом издании «Начал» было для Ньютона крайне неприятно. … уточнённой теории движения Луны. Пять лет длилась оживлённая переписка, которую Флемстид с удовольствием и гордостью поддерживал. В 1692 году она внезапно прекратилась и лишь в 1694 году, после выздоровления Ньютона, возобновилась вновь. В том 1694 году Ньютон получил от Флемстида точные координаты полутора сотен положений Луны и сравнил их с теоретическими значениями, вычисленными в соответствии с его теорией тяготения. Совпадение было поразительным, о чём Ньютон благодарно писал Флемстиду в конце 1694 года. .. — интеллектуальный поединок двух великих, но разных людей — содержит ряд интереснейших мыслей. …полны жалоб на Ньютона (не прислал книгу, которую обещал подарить три года назад, не ценит Флемстида), но в основном — на Галлея — первого издателя «Начал». …Флемстид — Ньютону

«…Я согласен: проволока дороже, чем золото, из которого она сделана. Я, однако, собирал это золото, очищал и промывал его, и не смею думать, что Вы столь мало цените мою помощь только потому, что столь легко её получили…»

В сентябре 1695 года Ньютон написал Флемстиду о том, что вычисленная Галлеем орбита кометы 1683 года совпадает с орбитой, вычисленной им по наблюдениям Флемстида; переписку возобновил лишь в 1699 году в связи с подготовкой издания трудов математика Валлиса. Во встречах осенью 1697 года, зимой 1698 года в Гринвиче Ньютон по  положению Луны, получил от Флемстида письмо с извинениями за прежние ошибки, мог сомневаться в надёжности и других данных, полученных ранее, тому доходили слухи, что Ньютон рассказывает, что использует в своих вычислениях только данные Галлея. Флемстид воспринял это как прямое предательство. Ньютон говорил Грегори, что не может окончить свою теорию Луны только из-за козней королевского астронома, что Флемстид не сам сочиняет свои таблицы, а крадёт их у Галлея- что Грегори записал на полях своего экземпляра «Начал». Под рождество 1698 года Флемстид, вынужденный доказывать свой приоритет, встретился с Валлисом, последний том математических сочинений которого должен был выйти в 1699, просил Флемстида описание предполагаемого наблюдения звёздного параллакса. Флемстид в конце своего обзора писал следующее: «Я был также тесно связан с ученейшим Ньютоном (в то время ученейшим профессором математики в Кембриджском университете), которому я предоставил 150 координат положений Луны, полученных из моих ранних наблюдений, и точек, где Луна должна была находиться во время наблюдений в соответствии с расчётами на основе моих таблиц. Я обещал ему предоставлять подобные данные и в будущем, по мере их получения, так же как и мои расчёты для усовершенствования его теории Луны, в построении которой, я надеюсь, он будет иметь успех, сопоставимый с его ожиданиями». Давид Грегори, коллега Валлиса прочёл обзор и донес Ньютону, Валлис сообщил, что друг и Ньютона, и Флемстида, просил его снять указанный параграф без объяснения причин.

Ньютон — Флемстиду, Лондон 6 января 1699 года

«Сэр, случайно услышав о том, что Вы послали доктору Валлису письмо о параллаксе фиксированных звёзд, где Вы упоминаете меня в связи с теорией Луны, я был озабочен …не люблю, чтобы мне докучали всякие иностранцы по поводу математических вещей, или чтобы мой собственный народ считал, что я бесцельно трачу своё время на подобные вещи, в то время как я должен использовать его на службе у короля. …против печатания этого параграфа, относящегося к теории и упоминающего в связи с ней меня. Это Ваше право — сообщить миру, если это Вам нравится, как прекрасно и кого именно Вы снабжали наблюдениями всех сортов и какие вычисления Вы делали, исправляя теорию небесных движений, но бывают случаи, когда Ваши друзья не могут быть упомянуты без их согласия. Посему я надеюсь, что Вы справитесь с этой проблемой таким образом, чтобы я ни в коем случае не был бы выдвинут на сцену.Ваш покорный слуга, И. Ньютон».

Ньютону Монтегю сообщил, что Флемстид обращался к принцу-консорту Георгу, мужу королевы Анны, с просьбой дать денег на публикацию своих данных….Принца удалось заманить и в Гринвич, где он смог увидеть и оборудование обсерватории, и каталоги, составленные Флемстидом. Принц смог разглядеть в телескоп шесть созвездий ночного звёздного неба и, расчувствовавшись, решил дать деньги на публикацию труда…. королевским астрономом, … великий атлас. …Ньютон лично просить данные измерений у Флемстида не мог, он решил сделать это под эгидой Королевского общества.

В апреле 1704 года Ньютон посетил Флемстида в его Гринвичской обсерватории. Для начала он вручил Флемстиду экземпляр «Оптики», Флемстид набросился на неё, стал быстро перелистывать страницы, что-то отыскивая…. — Как может понравиться книга, где для всех постоянных звёзд даётся диаметр 5–6 секунд, в то время как в четырёх из пяти случаев он составляет не более одной секунды!…Флемстид показал Ньютону новые лунные числа и посыпал соль на раны Ньютона, указав, насколько сильно они расходятся с прежними. … инструменты и вычислителей, что он не может тратиться на издание каталога. Ньютон, вопреки ожиданиям Флеметида, сказал, что будет рекомендовать рукопись принцу Георгу и просить оплатить её публикацию.В «Небесной истории» Ньютону срочно нужны были данные. А Флемстид хотел создать труд, равный «Альмагесту» Птолемея и «Атласу» Гевелия, проверять вычисления. Как  политик, Ньютон смог убедить коллег в необходимости скорейшего приёма принца в члены Королевского общества, тот присутствовал и взял на себя расходы по изданию Большого звёздного атласа Флемстида, прислал письмо, что «президент предпримет шаги к скорейшему завершению публикации столь полезной работы».Комиссия экспертов под председательством Ньютона посетила Гринвич, изучила рукопись и одобрила её для печати, игнорировав просьбы Флемстида о выделении денег для найма вычислителей и уточнения. Упрямство Флемстида и его ответные действия привели к обратному результату — выход каталога задержался на двадцать лет. Ньютон говорил, тот должен понимать интересы нации, не должен держать материалы в своих руках, в одиночку ими пользоваться и трактовать как личную собственность. Тот хотел сделать книгу такой, какой мечтал её видеть. И чем больше Ньютон нажимал, тем яростней Флемстид сопротивлялся.  5 марта 1705 года эксперты показали Флемстиду в Дворцовой таверне образец отпечатанного листа книги, подготовленный книгопродавцем Черчиллем, «Флемстид согласен на всё, кроме бумаги»  (искал другого печатника, чтобы тот сделал образцы за его, Флемстида, счёт….несправедливо, — я пахал, сеял, жал, собирал свой собственный урожай с помощью нанятых мною слуг и купленного мною инвентаря, а известный сэр, который снабжается из моих амбаров, заставляет выкинуть всё это под ноги публике, как мусор, да ещё так, чтобы его славили за то, что он сделал. А я хочу сам открыть свои амбары публике, я хочу, чтобы мне самому дали возможность собрать урожай и получить причитающееся мне за труды, за помощников и за оснастку…

Флемстид вычислителей заставил определять места расположения постоянных звёзд, а не планет, комет и Луны, как того требовали эксперты в соответствии с пожеланиями Ньютона.  счёт за расходы — 173 фунта  принц подписал: Ньютон, однако, заставил Флемстида ждать выплаты по счёту три года и выдал ему в конце концов только 125 фунтов. Ньютон взломал печать и выписал интересующие его данные, не выполнил  условий, о тайне и сообщать Флемстиду о результатах, к которым приводят вычисления.

Черчилль должен был бы печатать пять листов за неделю, делал лист.

Флемстида стала мучить подагра. В апреле 1707 года Ньютон вместе с Грегори поехал в Гринвич с тем, чтобы вручить Флемстиду ультиматум, чтобы он вручил им результаты своих наблюдений с большим квадрантом и отдал экземпляр каталога постоянных звёзд. Тогда ему будут выплачены деньги на вычислителей. Ньютон и Грегори сказали Флемстиду, что эксперты распорядились приостановить печатание книги и не выплачивать денег до тех пор, пока он не выполнит этих условий. Ультиматум провалился. Флемстид данных не отдал, а печатание продолжалось. В дополнение ко всему Флемстид обнаружил кое-какие новые ошибки в «Началах», о чём с удовлетворением сообщил Ньютону.

Когда печатание основной части первого тома было окончено, встал поистине роковой вопрос: печатать ли каталог постоянных звёзд в первом томе, как хотел Ньютон, или в третьем, как хотел Флемстид? Работы прекратились. 20 марта 1708 года в Замковой таверне собрались все заинтересованные лица. Они постановили, что Флемстид обязан отдать результаты измерений, сделанных на большом квадранте, а также новый каталог постоянных звёзд, принесённый им на встречу. Во время печатания Флемстид будет продолжать вносить исправления в каталог, который он отдал два года назад. В ответ Ньютон заплатит Флемстиду 125 фунтов, а остальную сумму, причитающуюся ему, астроном получит, когда он отдаст полностью завершённый каталог постоянных звёзд.

Хотя Флемстид и этого решения не выполнил, печатание тем не менее продолжалось. Флемстид считал, что у Ньютона ещё вполне достаточно материала для второго тома — 175 страниц; пока они будут печататься, он будет совершенствовать каталог.

В октябре умер принц Георг. Дело с печатанием книги надолго застряло. Ньютон так рассвирепел (принц умер, а работа не окончена), что воспользовался первым же предлогом (неуплатой взносов), чтобы изгнать Флемстида из Королевского общества.

Смерть принца автор использовал, чтобы сделать каталог таким, как он хотел. Теперь он не спешил. Ньютона это раздражало, поскольку сейчас он, как никогда, нуждался в данных для второго издания «Начал». Однако с упразднением комитета экспертов он не имел уже средств давления на Флемстида. Вскоре, однако, такие средства вновь были обретены, ибо доктор Арбетнот, придворный врач королевы Анны, смог получить от неё мандат о назначении президента Королевского общества и «некоего члена Совета, который окажется для этого подходящим», «постоянными посетителями» Королевской обсерватории. Сам факт выдачи такого мандата означал, что у королевы есть сомнения в том, что дела в обсерватории идут надлежащим образом. Тем самым обсерватория и Флемстид вновь оказались под контролем Королевского общества и, следовательно, Ньютона. Флемстид не смог отныне чувствовать себя в обсерватории как дома и распоряжаться временем по своему усмотрению. Ведь в мандате указывалось, что теперь он будет получать рекомендации о том, какие именно наблюдения, измерения и расчёты ему следует проводить.

В полном соответствии с духом мандата Арбетнот потребовал от Флемстида скорейшего окончания публикации «Небесной истории», подчеркнув, что это прямой указ королевы. Главное, что требовалось сейчас от Флемстида, — это передать в распоряжение комитета окончательный вариант каталога постоянных звёзд.

Флемстиду удалось многое сделать за время вынужденного простоя. Он произвёл новые уточнения положения звёзд и планет. Сейчас ему нужны были вычислители, и он просил Арбетнота помочь ему.

Вместо ответа он получил ультиматум разъярённого Ньютона:

Ньютон — Флемстиду

«Сэр, обсуждая с доктором Арбетнотом состояние дел с Вашей книгой наблюдений, которая находится в печати, я понял так, что он передал Вам приказ её величества представить данные наблюдений, требующиеся для окончания каталога постоянных звёзд; вы же на это дали уклончивый и с задержкой ответ… Вы представили несовершенный каталог, в котором многого не хватает. Вы не дали положений звёзд, которые были желательны, и я слышал, что печать сейчас остановилась из-за их непредставления. Таким образом, от Вас ожидается следующее: или Вы пришлёте конец Вашего каталога доктору Арбетноту, или по крайней мере пришлёте ему данные наблюдений, необходимые для окончания, с тем, чтобы печатание могло продолжаться. И если вместо этого Вы будете предлагать ещё что-нибудь, или сделаете какие-то изменения, или будете производить всяческие без необходимости задержки, это будет воспринято как косвенный отказ выполнить приказ её величества. Ожидается Ваш немедленный недвусмысленный ответ и согласие».

Флемстид понял, что оттягивать далее нельзя. Решающая встреча состоялась в кофейне Гарравея в конце марта 1710 года. Флемстид согласился отдать конец каталога. Единственное, что просил он взамен — чтобы ему во время издания было обеспечено цивилизованное обращение. Арбетнот заверил его, что это будет обеспечено. Однако как раз это-то условие и не соблюдалось. Печать каталога, как выяснилось, уже давно шла. Во многих листах Флемстид заметил поправки, которые, естественно, приписал Галлею.

Флемстид утверждал, что некоторые положения звёзд были вычислены Галлеем с точностью 15 секунд, в то время как целью работы было дать каталог положений звёзд с точностью 5 секунд. Он оспаривал введение новых, не птолемеевских названий звёзд вместо тех, которыми обычно пользовался он и которые были известны Европе две тысячи лет. Флемстид считал, что перемена названий звёзд на новые приведёт к трудностям при сравнении современных наблюдений с наблюдениями древних астрономов и нарушит право древних первооткрывателей. (Представим спор Галлея и Флемстида в кофейне: прямо на столах разложены листы каталога, спор горячий, неприличный, полный взаимных упрёков, в присутствии экспертов, привлекающий внимание посетителей.) Окончился спор вмешательством Арбетнота, который разъяснил Флемстиду, что все изменения были сделаны для его же, Флемстида, пользы и что они несущественны. Однако в конце своей медоточивой речи королевский врач жёстко подчеркнул: если конец каталога не будет представлен в ближайшее время, эксперты сами вычислят положения звёзд из данных его наблюдений.

Флемстид — Арбетноту

«…Представьте себя на моём месте и скажите искренне и по существу: будь Вы в моих обстоятельствах, и имели бы Вы за все такие обвинения и беспокойства, хотели бы Вы, чтобы Ваши труды исподтишка и насильно вырывали бы из Ваших рук, передавали в руки Ваших заклятых врагов, печатали без Вашего согласия и при этом — портили, как мои?.. Не страдали ли бы Вы, если бы Ваши враги превратились в Ваших судей? Не вырвали ли бы Вы Вашу книгу из их рук, не доверяя им более, и не опубликовали ли бы Вы собственную работу скорее за свой собственный счёт, вместо того, чтобы видеть её испорченной, а себя — страдающим под градом насмешек… Я напечатаю это за свой собственный счёт на лучшей бумаге и лучшим шрифтом, чем те, которые использует теперешний печатник. Я не могу видеть, как мои труды портят таким образом».

Сделать это ему, однако, было непросто, ибо рукопись была уже в руках Ньютона, который дал указание продолжать издание. В начале 1712 года «Небесная история» вышла из печати — большой том in folio, содержащий каталог постоянных звёзд. Вычисление положений звёзд произвёл по наблюдениям Флемстида Галлей. Каталог содержал три тысячи звёзд. По сравнению с лучшим предыдущим каталогом — атласом Гевелия — в нём было втрое больше звёзд, причём координаты их даны с немыслимой ранее точностью. «Небесная история» вполне отражает цели, поставленные перед её изданием Ньютоном. В ней содержится только то, что было нужно для второго издания «Начал». Предисловие Флемстида («Пролегомоны») не напечатано. Вместо этого Галлеем дано другое предисловие, в котором говорится, что Флемстид не хотел отдавать данных своих измерений и сделал это лишь по приказу принца Георга и требованию экспертов. В предисловии нет ни слова о том, что точность каталога превосходит точность всех ранее имевшихся более чем в десять раз. Зато напрямую сказано, что, к сожалению, Галлею пришлось исправлять многие ошибки Флемстида. В предисловии Флемстид осуждался также и за то, что отсутствуют карты созвездий.

В то время Ньютон уже заканчивал второе издание «Начал». Нечего и говорить, что фамилия Флемстида из этого издания вычеркнута по крайней мере в семнадцати местах.

Но и этого ему показалось мало. Ньютон решил назначить в Королевском обществе слушание вопроса о состоянии дел в Гринвичской обсерватории. Комиссия стала предъявлять к Флемстиду различного рода требования, часто носящие весьма унизительный характер. На одно из заседаний совета Флемстид был вызван для отчёта о том, как он хранит инструменты обсерватории, насколько они пригодны для наблюдений и кто является их хозяином. Всё это было и комиссии, и лично Ньютону прекрасно известно.

11 октября 1711 года в 11 часов утра Слоан, Мид и сам Ньютон ждали Флемстида в Королевском обществе с отчётом. Вскоре пришёл Флемстид. Сказать «пришёл» было бы, впрочем, пожалуй, слишком сильно, поскольку ходить он теперь не мог — подагра сжирала его ноги. Слуги внесли его по лестнице. Флемстид — снедаемый болезнями, стоящий буквально на пороге смерти — оставался непокорённым. В ответ на вопросы комиссии о состоянии инструментов он сказал, что инструменты являются его личной собственностью и поэтому не дело Королевского общества обсуждать их состояние.

После заседания комиссии Флемстид записал в своём дневнике: «Я был вызван в комитет, в котором, кроме него, были только два врача — доктор Слоан и другой, столь же малосведущий. Президент чрезвычайно разгорячился и пришёл в совсем нечестивое возбуждение. Я решил, однако, не обращать внимания на его грубые речи и указал ему, что все инструменты в обсерватории — мои собственные. Это его рассердило, так как у него было письмо от государственного секретаря о назначении кураторов обсерватории; он сказал, что у меня не будет ни обсерватории, ни инструментов. Тогда я стал жаловаться на то, что мой каталог печатается Райнаром (Галлеем) без моего ведома и у меня похитили плоды моего труда. Он разъярился ещё больше и обзывал меня самыми скверными словами — щенком и пр., какие только мог придумать. Я ему ответил, что ему нужно бы сдерживать свою страсть и владеть собой».

Комиссия решила, что приборы обсерватории нуждаются в ремонте. Для Флемстида такой поворот дела оказался, однако, весьма благоприятным. Он обратился в артиллерийское управление, которому было поручено произвести ремонт, с просьбой блокировать это решение. Управление помещалось в Тауэре, лейтенант которого, будучи в давней вражде с Ньютоном, с удовольствием выполнил просьбу Флемстида. Это знаменовало некоторый поворот в судьбе Флемстида, поворот к лучшему.

В том году умерла королева, сменилось правительство, у власти стали виги, но без Галифакса, который умер летом 1715 года. Ньютон лишился сразу своей главной опоры в правительстве и при дворе.

Флемстид же имел там весьма влиятельных друзей: лорда Чемберлена и герцога Болтона. По резкому указанию Болтона Ньютон должен был разрешать Флемстиду получить у Черчилля 300 нераспроданных экземпляров работы. Ньютон пытался апеллировать к экспертам, но те сослались на то, что их миссия со смертью королевы окончилась.

Флемстид наконец получил экземпляры книги. Он привёз их домой и с радостной яростью выдирал оттуда каталоги. Он вершил над ними свой суд. Он решил принести их в жертву, как он выразился, «небесной правде». Проще говоря, Флемстид сжёг триста экземпляров своего труда в своём же камине. Он твёрдо решил сделать новый звёздный каталог, включить туда наблюдения с большим квадрантом, свои «Пролегомоны» с доказательством необычайной точности наблюдений. И всё то, что он хотел бы сам включить.

Книга вышла через шесть лет после его смерти, в 1725 году. Называлась она, как он и хотел, «Британская небесная история». Это была именно та книга, которую Флемстид хотел оставить после себя. Та, которую не стыдно было поставить рядом с «Альмагестом» Птолемея и «Атласом» Гевелия. Та «Небесная история» Флемстида, с которой он навеки вошёл в историю астрономии.

 

УЧЁНЫЕ И КОРАБЛЕКРУШЕНИЯ | Ньютон | ВОЙНА ФИЛОСОФОВ

К «Оптике» не напрасно были приложены два математических трактата Ньютона — о квадратурах и о кривых третьего порядка+даты открытия им метода флюксий. 1665–1666 — в отпор претензиям Лейбница, а затем и Бернулли на открытие дифференциального и интегрального исчислений. большинство учёных считало, что первооткрывателем является Лейбниц. место в «Началах» 1687 года, которое можно было попять как упоминание о флюксиях, многие читатели, например, француз Пьер Вариньон, воспринимали как признание заслуг Лейбница. Из его переписки о рядах с Лейбницем, опубликованной в книге Валлиса, Бернулли, например, ясно понял из писем, что Ньютон заимствовал метод флюксий у Лейбница. перед богом. Равновесие нарушилось в 1699 году, когда Фацио де Дюийе опубликовал свой собственный математический трактат, в котором утверждал, что открыл исчисление, он, Фацио, и сделано это в 1687 году. «Но под давлением очевидных фактов, — писал он, — я признаю, что меня на много лет опередил Ньютон. Взял ли второй автор — Лейбниц — что-нибудь у него? Об этом я предпочитаю не судить — пусть судят те, кто видел письма Ньютона и другие». анонимным (протестом в «Деяниях учёных». «Оптика»- ответил на неё опять-таки анонимной рецензией в «Деяниях». (Он яростно отрицал авторство, но сейчас историки разыскали его рукописный черновик.) называл Лейбница истинным создателем исчисления. «Вместо дифференциалов Лейбница Ньютон употребляет и всегда употреблял флюксии — он их элегантно использовал в «Началах» (это не так. — В.К.) и в других работах точно так же, как Фабри (отъявленнейший плагиатор того времени, чьё имя было нарицательным. — В.К.) модифицировал обозначения Кавальери». последователем Джоном Кейллом из Оксфорда в «Трудах» 1708: «Все эти выводы следуют из весьма высоко сейчас оцениваемой арифметики флюксий, которую господин Ньютон, вне всякого сомнения, открыл первым… и которая была позднее опубликована в «Деяниях учёных» господином Лейбницем». Здесь содержалось уже прямое обвинение Лейбница в плагиате. 1684 Лейбниц, несомненно, был вторым. Но невозможно сказать: взял ли он хоть что-нибудь из тщательно зашифрованных идей Ньютона, выраженных в письмах, и можно ли было вообще что-либо извлечь из них, даже разгадав анаграммы. Зато именно Лейбниц сразу же сделал дифференциальное исчисление всеобщим достоянием и вывел математическую науку на совершенно новый уровень.— это фактически злость на самого себя, не понявшего в своё время важности своевременного оповещения о своём великом открытии. молодые ньютонианцы Кейлл и де Муавр, со стороны Лейбница — Бернулли, Кристиан Вольф и другие континентальные математики, а также ньютоновские враги в Королевском обществе — Вудвард и Флемстид. культуры, английский и европейские дворы, посольства и царствующих особ. Бескровная, но жестокая война постепенно приобретала общеевропейский характер. Англичане воевали с остальным миром. на обеде у королевы Пруссии в Берлине в 1701 году он заявил, что если взять достижения всех математиков от начала мира до времени сэра Исаака, то его работы представят в них большую часть. 31 января 1713 «на основных принципах, подобных нашим» назначило комиссию «для окончательного выявления первооткрывателя исчисления». лондонский представитель прусского короля. Ньютон сам написал (и эта копия сохранилась) черновик решения. осудила Лейбница, причём в выражениях, когда Лейбниц был в Лондоне в первый раз, он говорил о другом методе дифференциального исчисления, а именно о «методе Муттона», и поэтому его претензии на открытие какого-либо дифференциального метода, кроме муттоновского, до его письма 21 июня 1677 года неосновательны. копию письма Ньютона от 10 декабря 1672 года и информацию от Коллинса— метод флюксий был раскрыт в достаточной степени, чтобы быть понятым любым умным человеком». письмо Ньютона от 13 июня 1676 года доказывает, что метод флюксий был открыт им за пять лет до того и что «De analysi…» 1669 году, ещё дальше отодвигают дату, что метод Лейбница «есть тот же самый, что и метод флюксий, за исключением наименований и способов обозначения, и таким образом вопрос состоит не в том, кто изобрёл тот или иной метод, а кто был единственным первооткрывателем… Мы считаем, что те, кто думает о господине Лейбнице как первооткрывателе, мало или ничего не знают о его переписке с господином Коллинсом и господином Ольденбургом, …за пятнадцать лет до того, как господин Лейбниц начал его публиковать в «Деяниях учёных» в Лейпциге. в «Трудах» с приложением «Переписка учёного мужа Джона Коллинса и других, относящаяся к развитию анализа» или «Commercium Epistolicum». «De analysi…». получили самые видные математики, «те, кто способен судить об этих предметах». что Лейбниц похитил идею у Ньютона. Лейбницу. Бернулли был ошарашен неправедностью всей процедуры и выводов комиссии. «…прошу Вас, разумеется, использовать то, что я сейчас Вам пишу, должным образом и не втягивать меня в неприятности с Ньютоном и его публикой, поскольку я не хотел бы быть вовлечён в эти споры или показаться неблагодарным по отношению к Ньютону, который много раз представлял свидетельства своей доброй воли по отношению ко мне». пишет де Муавру: «Если кто-нибудь среди вас воображает, что я снабжаю оружием врагов господина Ньютона, так это всё выдумки, выдумки смешные, нелепые и смехотворные».Однако Лейбниц не давал ему уклоняться от спора: «Я ожидаю от Вас честности и справедливости и надеюсь, что Вы так скоро, как это будет возможно, сделаете очевидным для наших друзей, что, по Вашему мнению, ньютоновское исчисление было вторичным по отношению к нашему, и скажете об этом публично…» Слово «наше» употреблено не случайно — в ответ на поддержку Бернулли Лейбниц отдавал ему честь открытия интегрального исчисления.И Бернулли клюнул на приманку. В самом конце июля 1713 года в научных кругах и салонах континента, а затем и в Англии появились анонимные брошюры, «Charta volans» — «Летучие листки», — ответ на «Commercium Epistolicum». что метод флюксий — это повторение исчисления Лейбница. В «Листках» цитировалось письмо, полученное от «ведущего математика», что в 1670 году Ньютону был знаком только метод бесконечных рядов, не больше: «Из этих слов можно сделать вывод, что когда Ньютон присваивает себе честь, принадлежащую другому, а именно — честь аналитического открытия дифференциального исчисления, впервые открытого Лейбницем… он слишком поддаётся стремлению к славе и влиянию льстецов, получить всё — признак ума и не беспристрастного и не честного. На это жаловался и Гук по отношению к гипотезе планет, и Флемстид, чьи наблюдения использовались». Под «ведущим математиком» подразумевался Бернулли. Идея «Листков» была прозрачна — ньютоновский метод 70-х годов не был ещё исчислением. Там же доказывалось, что Ньютон не понимал исчисления и позже. Таким образом «Листки» содержали двойное обвинение Ньютона — и в плагиате, и в том, что он «переступил границы чести, обвиняя человека, у которого он заимствовал идею, в том, что произошло обратное». Лейбниц, оспаривая взгляды ньютонианца Сэмюэля Кларка но религиозным вопросам, прекрасно понимал, с кем он спорит на самом деле.Лейбниц — принцессе Уэльской, Каролине

«Религия в Англии клонится к упадку; многие считают, что человеческие души должны быть материальными, другие считают самого бога реальным телесным существом. Сэр Исаак Ньютон утверждает, что пространство — это орган, с помощью которого бог постигает вещи… с их доктриной всемогущий бог должен время от времени заводить свои часы: в противном случае они встанут. не хватило изобретательности предусмотреть вечное движение». о «чувствилище» бога в «Оптике» мысль, считал Лейбниц, вообще заставляет усомниться в компетентности Ньютона как философа.  ньютоновская концепция тяготения — лишь как оккультное качество или чудо. Лейбниц не признавал ньютоновской пустоты и доказательств экспериментального существования пустоты. «Лейбниц пытается уйти от существа вопроса приоритета. Он пытается пререкаться по поводу вакуума, и атомов, и всемирного тяготения, и оккультных качеств, и чудес, и чувствилища бога, и совершенства мира, и природы времени и пространства, и решения задач. Но не в этом дело…» В последнем, предсмертном письме Лейбница к учёному аббату Конти содержался ещё один вызов: математическая задача, с помощью которой он хотел бы убедиться в способности английских математиков использовать дифференциальное исчисление. «пощупать пульс нашего английского аналитика». Англичане — Галлей, Кейлл, Пембертон, Тейлор и Стирлинг с энтузиазмом накинулись на задачу, но, к сожалению, поняв её слишком узко, соответственно решили лишь часть её. Ньютон тоже не остался в стороне. Используя классический геометрический метод (а не метод флюксий, как ожидалось), к некоторому решению анонимно в «Трудах» скрывало тот очевидный факт, что Ньютон в его возрасте уже не мог решать подобных задач с прежним остроумием и блеском. и вопросы морали, политики, философии, физики.. «Этот спор смертелен для нашей учёности», — выразил общее настроение член Королевского общества Джон Чемберлен. «глотком свежего воздуха в миазмах лжи и лицемерия», по выражению Вестфолла, стал ответ французского математика де Монмора на письмо напористого защитника Ньютона англичанина Тейлора. единственным внедрителем, нельзя исключить ни Лейбница, ни Бернулли. «Это они, — писал де Монмор, — и только они научили нас правилам дифференцирования и интегрирования, способам использования исчисления для нахождения касательных к кривым в точке их перегиба, их экстремумов, эволют, способам расчётов отражения и рефракции, квадратур кривых, центров тяжести, изучения колебаний и удара, решения задач обратного метода касательных… Именно они первыми выразили механические кривые в виде уравнений и научили нас выделять неизвестные в дифференциальных уравнениях, снижать степень уравнений или составлять их посредством логарифмов или же путём спрямления кривых, когда это возможно; они, наконец, посредством многих замечательных применений исчисления к наиболее сложным проблемам механики, таким, как цепные линии, парус, пружина, быстрейший спуск и т. п., привели нас и наших потомков на путь наиболее глубоких открытий».

В декабре 1716 года аббат Конти прислал Ньютону письмо, в котором была фраза: «Лейбниц умер, диспут окончен». Обесчещенный Лейбниц умер 4 ноября.

Фонтенель в академическом некрологе не Ньютона, а Лейбница сравнил с Прометеем, похитившим у неба огонь, чтобы подарить его людям.Но Иоганна Бернулли Ньютон так и не простил. Когда Бернулли попросил его разрешения сделать с него портрет, он категорически отказал ему; своё согласие на портрет он жёстко увязывал с полным признанием своих притязаний на открытие исчисления и столь же полным отказом от прав на открытие как со стороны Бернулли, так и со стороны Лейбница.

Ньютон не сдавался…«НЕБЕСНАЯ ИСТОРИЯ» | Ньютон | ЖИЗНЬ В ГОРОДЕ обстановку последних, лондонских лет жизни Ньютона. Кроме немногословных и пристрастных воспоминаний, в архивах счётов да инвентарная опись вещей и посуды, прекрасно оборудованный и обставленный дом с удобствами, дорогой мебелью, картинами и десяток дюжин хрустальных бокалов, …портьеры. Малиновый диван-канапе. Малиновый — единственный цвет, переездом в Город его доходы возросли более чем вдесятеро и превышали уже достаток среднего английского баронета. Затем они увеличились ещё втрое и стали выше, чем у многих лордов. Сначала у него были две служанки и лакей, шесть слуг. В доме жила миссис Роджерс — домохозяйка, были повар, две служанки, некий господин Уотсон с неопределёнными функциями и ливрейный лакей Адам. оперы: «Первый акт я прослушал с удовольствием, во втором акте моё терпение истощилось, а с третьего я сбежал…» украшать жилище. В библиотеке Ньютона нет следов более или менее современной ему литературы, в частности английских классиков — Чосера, Спенсера, Шекспира и Мильтона. Поэзия отсутствовала начисто. наивной чепухой. И всё же он позавидовал своему сочлену по Королевскому обществу поэту Джону Донну, сумевшему сказать великие слова о том, что человек — не остров: «Никогда не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по тебе». Однажды в сердцах он сказал: «Лучше бы я стал поэтом!»В марте 1717 года в Обществе читали письмо Кондуитта — чиновника недавно завоёванной английской базы на Гибралтаре — об открытых им руинах древнеримского города Картеи. «проблемой распространения цивилизаций после Ноя». о расселении народов и о других, ещё не открытых древних столицах и городах. Ньютон считал, что находка Картеи подтверждает его мысли о расселении древних народов в Средиземноморье в первом тысячелетии до нашей эры. Через три месяца Джон Кондуитт и Кетрин Бартон поженились… стал записывать его слова, собирать связанные с ним истории. Он посвятил служению Ньютону всю жизнь, и его мемориальная доска (он умер в возрасте пятидесяти лет, через двадцать лет после женитьбы …благодаря жене он вскоре стал членом парламента, а благодаря Ньютону получил место на Монетном дворе), Кетрин занималась появившейся у них дочкой, внучатой племянницей Ньютона. тоже Кетрин. Ньютон изредка справлялся о ней, но …высовывать с одной стороны одну руку, а с другой — другую — он боялся, что экипаж перевернётся. …считали, что он в это время молится. Говорил он немного, но каждое слово его было взвешено, продумано и попадало точно в цель….переписывал старый текст….имел очки, которыми пользовался крайне редко. За год до смерти он свободно сверял счета, не пользуясь очками

вспоминал грэнтэмские времена, с земляками-линкольнширцами, строительстве за его счёт школы в Вулсторпе (с мастером Тринити-колледжа Бентли, заказал для него часы, украшенные бриллиантами. Фацио, прошедший и через заговоры, и через изгнание, и через позорный столб, в конце жизни увлёкся часовым ремеслом и этим жил. его имя для рекламы …тонок — Ньютон отдалил его от себя из-за его отношения к алхимии, которое казалось ему неуважительным, и его отношения к религиозным взглядам Ньютона). …талантлив), неприятие господствующей церкви, сходство темпераментов и черт характера. осторожен. Его предупреждал об этом сам архиепископ Кентерберийский, глава англиканской церкви. Ему не следовало забывать об «Акте» 1698 года, призванном подавить богохульство и профанацию и которым автоматически изгоняли с государственного поста и лишали публичной должности всякого, кто отрицал божественность троицы: а ведь Ньютон был как раз одним из этих еретиков. Принцесса Каролина сохранила к нему добрые чувства и уважение. Теперь она стала женой Георга II. Она часто приглашала Ньютона во дворцовые покои и проводила в беседах с ним многие часы. Они разговаривали о философии и религии, и однажды она сказала, что считает его реферат по истории религии, собственноручно переписанный для неё Ньютоном, одной из главных драгоценностей королевской казны. мазохистом — ни один из его современников не позировал больше его….названы были в его честь. Он чувствовал себя патриархом громадной фамилии и охотно откликался на просьбы нуждавшихся… на свадьбах своих родственников. Обычно он дарил женщинам сто фунтов, а мужчин пристраивал на хорошую должность. .. Вильям Ньютон написал ему, что его отца тоже звали Исаак, и получил за это сразу десять фунтов; … Умерли Барроу, Бойль, Гук, Лейбниц, Факир, Мур, Локк, Бабингтон… семьдесят лет отличался поразительно острым умом; на щеках пылал юношеский румянец, подчёркиваемый белоснежными волосами, редкая улыбка обнажала белый ряд зубов. 1718 году в Королевское общество был принят изощрённый в медицине доктор Вильям Стэкли. своего будущего биографа. Он рассказывал о яблоке и открытии им закона тяготения. О своих соображениях по хронологии истории и толковании пророчеств. — до сих пор главный источник информации о живом Ньютоне. Последняя, опубликованная анонимно, оригинальная работа принадлежит 1701 году: это эссе «О шкале степеней тепла и холода» — изложение основных понятий будущей науки о теплоте. Прежние качественные суждения заменены числами и их отношениями. Он решил разработать новую шкалу температур, взяв за нулевую отметку температуру тающего снега и приняв за 34 градуса температуру кипящей воды. Градусы, таким образом, получались примерно в три раза крупнее современных. Ньютон хотел довести измерения до уровня температуры плавления железа. выводу: теплота, которую нагретое железо отдаёт в заданное время смежным с ним холодным телам, то есть теплота, которую железо утрачивает в продолжение заданного времени, пропорциональна полной теплоте железа; поэтому если времена охлаждения принимать равными, то теплоты будут снижаться в геометрической прогрессии и могут быть легко найдены с помощью таблицы логарифмов. Это закон остывания тел, названный в учении о теплоте именем Ньютона. В дальнейшем идут переиздания, усовершенствования, догадки, гипотезы. Среди них есть удивительные прозрения — например, предвосхищение будущих открытий Франклина.Ньютон — Лоу15 декабря 1716 «..Морфей — мой неотвязный спутник; без 8–9 часов сна Ваш корреспондент никуда не годится. . Я много занимался замечательными явлениями, происходящими, когда приводишь в соприкосновение иголку с кусочком янтаря или резины, потёртой о шёлковую ткань. Искра напомнила мне о молнии в малых, очень малых размерах. Но я не буду заниматься философией в письмах..». немало страниц, доказывая преимущество юлианского календаря перед григорианским, причём придумал свой, «симметричный» вариант календаря, разделив год на шесть зимних месяцев по тридцать дней, пять летних месяцев по тридцати одному дню и один летний месяц в тридцать дней, который в високосный год мог иметь и тридцать один день. .. совершенным, для Англии, по его мнению, лучше всего было бы принять континентальный календарь. Так в конце концов и поступили.

охватывал новые области физики, ещё не освоенные им ранее. всю физику, механику, теплоту, учение о свете, звуке, молекулярную физику, электрические и магнитные явления.— Был бы я помоложе, — сказал он как-то Галлею, — я бы ещё немножко потряс Луну. окончить теорию Луны, он пожаловался:— Теория Луны приносит мне головные боли и лишает сна. Это происходит слишком часто. Я уже не могу об этом думать…., ступка из мрамора и медный пест, каминные щипцы, кочерга и совок, резак …«доктор Ньютон», что свидетельствовало тогда о величайшем респекте. Лорд Пемброк оказал ему особую честь, предложив пост директора госпиталя святой Катерины (последовал отказ). мастером Тринити, конечно, при непременном условии, что он примет духовный сан, Ньютон вежливо отказался, во что Тенниссон, архиепископ Кентерберийский, не смог даже поверить. Ньютон же просто не хотел покидать Минта, Королевского общества, и посланник Петра — Шумахер, с целью организации Российской Академии наук.Шумахер — Петру  «Королевский социетет (Королевское общество. — В.К.) мне честь явил в приватное своё собрание допустить, в котором я, колико время в Лондоне был, прилежно ходил. Егда учинился разговор о карте Каспийского моря и доброго вашего императорского величества намерения произвождения в своём государстве художеств наук похвалялось, тогда доктор Водварт некоторую мысль объявил, которую умолчать не могу; сказал бо: егда бы наш король такою душою от бога дарован был, тогда бы мы радоваться могли и уповать лучшее возбуждение иметь». издания по теологии и истории занимают поистине львиную часть. современные теологи утверждают, что чтение этих работ Ньютона можно было бы практиковать в качестве изощрённого наказания. увлечённо работал над подобными проблемами всю жизнь, лишь иногда полностью от них отключаясь, чтобы написать статьи о свете, или «Квадратуры», «Анализ», наконец —ценил свои теологические и исторические труды никак не меньше, чем «Начала» и «Оптику».

Ньютон был правоверным протестантом, представляющим его крайнее крыло; отказываясь от церкви римской, шёл ещё дальше и призывал вернуться к доисторическому, примитивному, «истинному христианству». просты: «вера в то, что мир создан верховным богом и им же управляется; любовь к нему и почитание его; почёт, воздаваемый родителям; завет любить ближнего своего как самого себя, сострадание даже к диким, зверям — вот древнейшая из всех религий» (Irenicum»). расселение народов, истинная религия была, по мнению Ньютона, искажена; многие народы стали отождествлять с богами своих царей и героев. Протестантизм упразднял посредничество ..до логического конца, устраняли всё, что было между богом и человеком, включая и троицу — унитарии, арианцы, социнианцы видели в ней рецидив языческого многобожия. и Бентли. В Лондоне этот кружок обогатился двумя молодыми учениками — Уистоном и Кларком. мысли поддерживает «величайший человек». никогда не говорил, что это Ньютон склонил его к ереси. Честолюбие .. и Хоптона Хайнса, молодого служащего Монетного двора, ревностным унитарианцем. он убеждал Ньютона стать во главе новой Реформации, пойти по пути Кальвина и Лютера и критиковал его за то, что он мешкает. вполне согласуются с собственными мыслями Ньютона и его писаниями. Он пользовался большим религиозным авторитетом и свободно обменивался довольно еретическими взглядами с Локком, Фацио, Галлеем и Бентли. (Бентли, когда его избирали на кафедру богословия, прочёл весьма неортодоксальную лекцию об искажениях в текстах Священного Писания — о которых писал и Ньютон.) немногих очагов религиозного инакомыслия в Англии — вокруг Ньютона. Глашатаем Уистон смел читать лекции и открыто распространять в Кембридже свои взгляды, заботился о том, чтобы идеи кружка пускали корни и вне университета. В сборнике своих проповедей он опубликовал молитву, в которой возносится хвала Христу, отцу его и святому духу — «трём персонам, но одному богу»- страшный скандал. в богохульстве и атеизме. Осенью 1710 года Уистона вызвали к вице-канцлеру университета, обвинение в нарушении университетского статуса. Уистон не покорился и стал открыто защищать свои взгляды. Не получив поддержки, он был уволен с кафедры и изгнан из университета. Ньютон боялся, что слухи о безбожии могут сильно ему навредить, и поэтому стремился держаться подальше также от своего бывшего друга Фацио Дюийе. В 1720 году Уистон выдал Ньютона — назвал его во всеуслышание арианцем. Ньютон вознегодовал и отказал Уистону в приёме в Королевское общество. Множество сект протестантизма — тринитарианцы, социнианцы, арианцы, гуманитарианцы, антитринитарианцы — опирались впоследствии на имя Ньютона. Он всё-таки стал знаменем новой Реформации, хотя и неширокой. был злейшим врагом папства, католицизма, римской церкви.  «Толкование к Пророчествам Даниила и Апокалипсису», Вольтер заметил, что Ньютон «хотел им утешить род человеческий в том превосходстве, которым он, Ньютон, обладал, или же доказать, что это превосходство было не так уж велико» обнаруживает громадную эрудицию Ньютона и остроумие, вера в изначальный ясный смысл Библии, но не в её текст, искажённый переводчиками. В первичном же тексте, особенно в пророчествах, Ньютону слышится метафорическая речь самого бога. Образный язык пророчеств он переводит на язык географии и истории. аналогий между материальным миром и миром политико-историческим. Так, небо представляет царей и династии, а земля — народ. Небесные явления соответствуют различным действиям животного и человека. Рождается схема словаря, если у «истукана» в первом видении Даниила голова из чистого золота — это Вавилон: грудь и руки из серебра — это Персия; чрево и бёдра медные — это Греция; голени железные, а ноги частью железные, а частью глиняные — это Рим.Если зверь третьего видения Даниила «как лев, но у него крылья орлиные», — это Вавилон; если он «похож на медведя… и три клыка у него, между зубами его» — это Персия; если он «как барс, а на спине у него четыре птичьих крыла и четыре головы» — это Греция. А четвёртый зверь — «страшный и ужасный, и весьма сильный; у него большие железные зубы; он пожирает и сокрушает, остатки же попирает ногами; он отличен был от всех прежних зверей, и десять рогов было у него и… вышел между ними ещё небольшой рог, и три из прежних рогов с корнем исторгнуты были… и… в этом роге были глаза, как глаза человеческие, и уста, говорящие высокомерно». И жить ему положено было «время, два времени и полвремени».Десять рогов Ньютон опознаёт как королевство Вандалов и Аланов в Испании и Африке; королевство Свевов в Испании; Вестготское королевство; королевство Аланов в Галлии; королевство Бургундов; Французское королевство; Британское королевство; королевство Гуннов; королевство Ломбардов; королевство Равенны. Кульминация идентификация «одиннадцатого рога четвёртого зверя Даниила»:«И был рог у четвёртого зверя, и коренился он над тремя его первыми рогами, а потому мы должны искать его между народами Латинской империи, после начала десяти рогов. Но это было королевство иного рода, нежели другие десять королевств, оно имело свою особенную жизнь или душу с глазами и ртом. Своими глазами это был провидец, а своим ртом, говорящим великие вещи и изменяющим времена и законы, — пророк так же, как и король. И такой провидец, пророк и король — это римская церковь». «время» — это триста шестьдесят солнечных лет, Ньютон предсказывает дату падения папизма: 2060 год. Это дата Страшного суда, отодвигаемая …принцесса Каролина пожелала рукопись. Ньютон перепугался, что его еретические взгляды могут стать причиной увольнения из Монетного двора.— Но она ещё абсолютно не готова и несовершенна… приказ, он сделал как бы краткий обзор своих взглядов, более мягкий по выражениям и идеямн назвал его «Краткой хронологией». Через несколько дней «причёсанный» схитрил: вместо опасной теологии он подбросил ей безобидную хронологию.Основной идеей этого труда Ньютона было устранение расхождений между хронологией светской и хронологией Ветхого Завета. до Христа четыре тысячи лет, и светскую историю, насчитывающую, например, для Египта почти пятнадцать тысяч лет.  «Все нации, прежде чем они начали вести точный учёт времени, были склонны возвеличивать свою древность. Эта склонность увеличилась ещё больше в результате состязания между нациями». египетские жрецы пошли даже на то, чтобы пустить в ход миф об Атлантиде, смутив им Платона. египетского Древнего царства в нём правило чуть не триста царей со средней продолжительностью каждого царства 33 года; похожие имена и сходные жизнеописания, считает обоих царей за одного и вычёркивает всех промежуточных. чуть не сотню царей и убавил Египту древности на несколько тысячелетий. дальше, приняв за среднюю продолжительность царствования не 33 года, а 18–20 лет. сократило историю ещё почти вдвое, 4/7. отождествляя египетского царя Сесостриса с Осирисом-Вакхом Египетское государство начинается с XI века до нашей эры. совместить библейскую и светскую историю, найти связующие их имена и исторические события — масса произвола, неточностей и натяжек; но до археологических раскопок, не расшифровали клинописных табличек, его работа выделялась астрономическими, математическими и филологическими методами и, наконец, в силу страсти, что точность его построений — в пределах 5-10 лет; в редких случаях он соглашается на двадцатилетнее расхождение с истинной хронологией. совпадение и астрономического и исторического пути доказательств — проверка двумя независимыми методами.

«Астрономические доказательства» — это новинка — прочёл у Климента Александрийского, что в стихах неизвестного поэта, автора «Титаномахии», Хирон изготовил «небесную сферу». Сфера Евдокса, известная из хроник, по мнению Ньютона, носит совершенно аргонавтический характер (в ней встречаются названия созвездий, соответствующих приключениям аргонавтов). в IV веке до нашей эры, построил шар, на который были грубо нанесены наиболее яркие звёзды. доказательство распространённости подобных сфер у греков. Например, такая сфера была у Навсикаи, юной царевны феаков.  Навсикае писали и Гомер и Софокл, и оба упоминали, конечно, «сферу», но переводимую как «мяч».  в плясках и празднествах и танцует с мячом. И противоречащий смыслу перевод, … предпочтение версии, более подходящей для теории, которую он защищал».) аргонавты, направляющиеся в Колхиду за золотым руном, нуждались в астрономических инструментах. небесная сфера, построенная Хироном. На ней точки равноденствия и солнцестояния были якобы помещены посредине созвездий Овна, Рака, Весов и Козерога (как на сфере Евдокса). смог вычислить «точную дату» похода аргонавтов — 936 год до нашей эры, а не XIV век до =сокращает светскую историю ещё на четыреста лет. Более того, — убедить народы Черноморья и Средиземноморья восстать и обрести независимость от Египта; басня о золотом руне прикрытие.  А Прометей — по Ньютону — это египетский наместник, охраняющий по приказу Сесостриса проход в горы Кавказа. Он служил там двадцать лет, что охарактеризовано в мифе о Прометее словами «Прометей был прикован к скале». А Эсхил, например, утверждал, что Прометей «стережёт» скалу. Аргонавт Геракл (он — член команды, наряду с Хироном) освобождает Прометея, и т. п. распределение дольменов, стел с изображёнными на них половыми органами, случайное сходство имён и обстоятельств. Так, доказывая, что индуистская религия есть отпочкование прарелигии — примитивного христианства, он утверждает, что слово «брахманы» происходит от слова «Авраам» и обозначает «сыновей Авраама». (я- а-Брама- отрицание индуизма-творца=буддизм) методические достижения Ньютона в установлении хронологии весьма существенны: он использовал астрономические данные, сократил действительно раздутые царствования, сблизил сходные мифы, использовал сходство культов и культур и т. п. Он смог снять урожай ВОЙНА ФИЛОСОФОВ | Ньютон | ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ «НАЧАЛ» заказал себе экземпляр двойной толщины, с удобством исправлять текст. комет и Луны. Д. Кассини о спутниках Сатурна. данные от Флемстида.С 1692 переделки касались в основном второго закона движения. поправки лёгким Фацио. замечания Грегори. гипотезы исчезли, превратившись в «Явления» и «Правила». умозрительной, теоретической части «Начал». его «меморандумы» и «заметки», одиннадцать -Фацио, Бентли, Локка, Грегори. копии. В 1692 году, встретившись с Ньютоном в Кембридже, он уговорил его отдать ему рукопись «О природе кислот» для опубликования. Именно Питкарн, библиотеки Петра. В 1702 Ньютон намеревается переиздать книгу. Через два года далеко продвинулся. К лету «работа целиком закончена, вплоть до секции VII, книги II». если раньше самыми трудными были теории движения комет и Луны, то теперь седьмая секция посвящена сопротивлению жидкостей движению тел, камнем преткновения, хотя и теория ..за 1 величайшего раритета — торговцы заламывали бешеные цены. две гинеи. Студенты копировали книгу от руки:— Бентли любит деньги, пусть подзаработает.— он пытался встряхнуть Кембридж от векового сна. реформировать академическую жизнь, установить не иерархию родовитости, а иерархию научных заслуг, придать большую роль изучению естественных наук и для этого построить за свой счёт обсерваторию … ньютонианцем он был потому, что увидел в трудах Ньютона научную основу для… опровержения атеизма, гоббсизма, картезианства и всякого прочего ненавистного ему атеистического «вздора».На исходе 1691 года умер Бойль, мучимый религиозными сомнениями. В Лондоне говорили, что чёрная меланхолия не раз подводила его к самоубийству — не было ли так и на этот раз?— Демон воспользовался моей меланхолией, наполнил душу ужасом и внушил сомнения в святых истоках, — не раз говорил Бойль перед смертью. в ранних, «не испорченных ещё» вариантах Библии привели к его книгам «Опыт о святом писании» и «Христианский виртуоз» — «Обсуждение конечных причин» Бойля — это порицание Декарта и его системы мира, доказательство божественного начала в строении Вселенной. пятьдесят фунтов «теологу или проповоднику», который будет ежегодно читать восемь проповедей «в защиту христианской религии против заведомых безбожников (неверных), а именно — атеистов, деистов, язычников, евреев и магометан… не затрагивая при этом каких-либо спорных между самими христианами вопросов». тридцатилетнему Ричарду Бентли,Тема бойлевских лекций Бентли — «Опровержение атеизма»— мощные тома самой видимой природы и вечные таблицы здорового разума, открыть свою собственную глупость. «Математические начала натуральной философии» Ньютона —раздавит атеистов!- что Земля расположена в отношении Солнца очень удачно; если бы она была бы размещена ближе к Солнцу или дальше от него, природные условия не позволили бы развиться на ней жизни. Как не может быть жизни, например, на орбите Меркурия или орбите Сатурна. В этом Бентли видел прямой божественный промысел.Доказательство бытия божия с помощью натуральной философии!Ньютон — Бентли

«Непостижимо, чтобы неодушевлённая и грубая материя могла бы без какого-либо нематериального посредника действовать на другую материю… если притяжение, как его понимал Эпикур, является главным и неотъемлемым свойством материи. Именно поэтому я и просил Вас не приписывать мне идею прирождённого материи тяготения». редактора — Роджера Котса, своего молодого последователя. знал математику, был замечен Бентли и назначен Плюмиановским профессором астрономии беспрецедентно- до магистра. надежду. чахоткой, спешил служить … исправляет ошибки и делает предисловие. Роджер Котс читает корректуру. Бентли следит за печатанием. В мае 1709 года Бентли сообщил ..Котс — Ньютону «Сэр, страстное желание, с которым я жажду увидеть новое издание Ваших «Начал»…радостно сообщал, что обнаружил неточности в таблице квадратур.) через два месяца 11 октября 1709 года «Благодарю Вас за письмо и исправление двух теорем в трактате о квадратурах. Думаю, Вам не стоит утруждать себя проверкой всех примеров в «Началах». Невозможно …20 октября 1709 … к середине апреля следующего года почти половина книги была напечатана. Котс спешил. Болезнь подгоняла его, сжигая лёгкие, лихорадя тело и кровь. больше цифр, больше расчётов. Физика всё более отходила от прежнего качественного подхода, всё более уверенно устремлялась к точному, количественному описанию природы. «Прощай, мир в Тринити-колледже». Его деспотичное правление, его очевидная для всех жадность 54 обвинений!«Почему расточали Вы в течение многих лет хлеб, эль, пиво, уголь, дрова, торф, камыш и древесный уголь, верёвки, оловянную посуду, рожь, пшеничную муку, солонину, отруби колледжа? Почему — после …что Вы гений столетия, …Идена назвали ослом, господина Рэшли собакой, а господину Коку заявили, что он умрёт на виселице?» хотели убрать за его поддержку новой физики, за его религиозное свободомыслие. Но сильные связи во дворе и в лагере тори. До умер он в 1742 году —многочисленные судебные и церковные постановления о его увольнении. исследования о предполагаемых письмах Фемистокла, Сократа, Еврипида и баснях Эзопа (Бентли доказал их подложность), блестящие критические эссе по пьесам Аристофана. Но он издавал и Мильтона — пуританина и арианца, оплакивающего падение республики индепендентов, и Ньютона, подменяющего бога природой. апреля 1710 года Котс дошёл до второй книги, с пресловутыми проблемами движения тел в жидкой среде. неточности и даже прямые ошибки. Ньютон принял многие из серьёзных возражений Котса. Такого не случалось с ним уже много лет. Ньютон был вынужден вновь и вновь, теперь уже с трудом, погружаться в свои старые вычисления и идеи. К концу он взмолился:Ньютон — Котсу15 июня 1711 года  «Не тревожьтесь о проверке всех вычислений в «Поучении»… подобные ошибки не зависят от неправильного способа размышления, не приведут к большим последствиям; они могут быть исправлены самими читателями». тряхнуть стариной и засесть за эксперименты, сразу же обнаружил интереснейшее явление — гидродинамическое сжатие струи, сделав крупное открытие в гидродинамике. Как оказалось, именно это явление и вызывало ошибку, смущавшую Котса. Новая теория согласовывалась теперь с тринадцатью другими экспериментами. третьей части принципиальные вопросы о природе тяготения.  формулировки материи, пространства, движения, сил, массы и даже самого метода научного исследования. начисто исключил благодарственные слова в адрес Флемстида; с Лейбницем, ещё более умалив его значение в создании исчисления. непонятность закона всемирного тяготения. Идея тяготения была, конечно, совершенно необоснованной. Ньютон просто перешагнул через объяснение тяготения, сделав важнейший и неизбежный методологический шаг, на который никто не решался, но без которого немыслимо было дальнейшее развитие науки. Он ничего не говорил о природе тяготения. Он принял её как данное- избегает вопроса о причинах тяготения, выдвинув лозунг: «Не измышляю гипотез». Это было его гениальной находкой, но и наиболее уязвимой -следовало ясно и точно изложить и доказать исходные принципы, как это делал, например, Декарт. времени, вне науки, вне признанного метода, «идея добавить к этой книге небольшой трактат о бесконечных рядах и о методе флюксий. Мне … пересмотреть Вашу «Алгебру» с тем, чтобы улучшить её и добавить туда те вещи, которые уже опубликованы мистером Джонсом и которые есть у Вас… Ваш трактат о кубических уравнениях и кривых третьего порядка должен быть тоже переиздан, поскольку я думаю, что вычисления там не вполне совершенны, и, как я полагаю, должно быть пять типов уравнений… Мне кажется, есть и ещё кое-какие другие детали, упущенные в Вашем трактате».23 сентября 1712 года «…Мне кажется, публика может проглотить это так, как есть сейчас».

В первом издании было девять «Гипотез». Сейчас они видоизменились. Часть их попала в «Правила умозаключений в физике», часть перешла в «Гипотезы» и «Явления». Книгу открывают Regulae philosophandi, Правило I. Не должно принимать в природе иных причин сверх тех, которые истинны и достаточны для объяснения явлений… природа ничего не делает напрасно, а было бы напрасным совершать многим то, что может быть сделано меньшим. Природа проста и не роскошествует излишними причинами вещей.  (я-гов.т.да-нет, все ост-от лук-м.изм..) Правило II. Поэтому, поскольку возможно, должно приписывать те же причины того же рода проявлением природы. Так, например, дыханию людей и животных, падению камней в Европе и в Африке, свету кухонного очага и Солнца, отражению света на Землю и на планетах.Правило III. Такие свойства тел, которые не могут быть ни усиляемы, ни ослабляемы и которые оказываются присущими всем телам, над которыми возможно производить испытания, должны быть почитаемы за свойства всех тел вообще…Правило IV. В опытной физике предложения, выведенные из совершающихся явлений с помощью наведения (то есть метода индукции. — В. К.), несмотря на возможность противных им предположений, должны быть почитаемы за верные или в точности, или приближённо, пока не обнаружатся такие явления, которыми они ещё более уточняются или же окажутся подверженными исключениям. Так должно поступать, чтобы доводы наведения не уничтожались предположениями (гипотезами. — В. К.)… бьют по схоластической традиции, понуждая везде искать причины. Они направлены против скрытых качеств и сущностей, то есть прямо против того, в чём обвиняли самого Ньютона, приписывая тяготению статус нового «скрытого качества».— вопреки Декарту, предлагающему проницательностью ума вперёд установить первопричины и из них выводить следствия. Это позиция материалистического эмпиризма, «не измышляю гипотез», впервые введённая во втором издании, — не следующих из экспериментов и не поддающихся проверке. Справедливость же гипотез, на самом деле в обилии предлагаемых Ньютоном, с самого начала полагалась … над поверженным Декартом. Бесспорного подтверждения своей религиозной лояльности. последний кирпичик — свои мысли о строении материи.

Ньютон — Котсу  2 марта 1713 Я намеревался сказать гораздо больше о притяжении малых тел, но «Общего поучения» — несколько слов о Декарте, без упоминания «Гипотеза вихрей подавляется многими трудностями… Чтобы меньшие вихри вокруг Сатурна, Юпитера и других планет могли сохранять своё обращение и спокойно плавать в вихре Солнца, времена обращения частей солнечного вихря должны быть между собою равны. Вращение Солнца и планет вокруг своих осей, которое должно бы согласоваться с движениями вихрей, совершенно не согласуется с этими пропорциями… Кометы переносятся по весьма эксцентрическим орбитам во всех областях неба, чего быть не может, если только вихрей не уничтожить». против «приходящего бога» Лейбница, и против интеллигентного бога Спинозы. Бог Ньютона — бог, трансцендентный миру. Он даже не душа мира, а просто властелин его. Он не пронизывает тела и пространство Вселенной (этим занят эфир), а ощущает и предвосхищает её, все её события. Это бог, лишённый материального субстрата, но наделённый неограниченной властью над природой и людьми. Никаких других свойств и функций у него нет. Это — богу и тем, кто обвинит его в атеизме. У Декарта бог лишался вместилища, ему буквально не оставалось места в природе. учение о пространстве — бывшей пустоте, как физическом теле, было поддержано протестантской религией, не признававшей так называемого «догмата транссубстанции». Поступавшие на государственную службу должны были даже давать подписку против транссубстанции, приверженность к которой оценивалась как кровавое преступление и каралось сожжением. За это сгорел на костре лондонский подмастерье Гюнтер. Понятие пустоты как физическое понятие стало сопрягаться с проблемой вместилища старого, католического бога.  За печатание был только президент Сэмюэль Пепис, знаменитый английский мемуарист, секретарь будущего Якова II и, стало быть, католик. Он был судим за совращение в католичество своей жены, заточался в Тауэр по подозрению в участии в якобитском заговоре. М.б. тайно помогал деньгами при печатании «Начал»…. не смог доказать, почему сила тяжести пропорциональна количеству материи, почему сила тяготения проникает до центра всех тел без снижения, почему она падает именно в зависимости от квадрата расстояния.«До сих пор я изъяснял небесные явления и приливы наших морей на основании силы тяготения, но я не указывал причины самого тяготения… Причину же этих свойств силы тяготения я до сих пор не мог вывести из явлений, гипотез же я не измышляю. Всё же, что не выводится из явлений, должно называться гипотезою, гипотезам же метафизическим, физическим, механическим, скрытым свойствам не место в экспериментальной философии». четверть листа «Приложения». Ньютон хотел изложить свои взгляды на различие между тяготением и электрическими и магнитными притяжениями. Ведь тяготение, например, всегда пропорционально количеству материи… на расстояниях малых. к выводу об «электрическом духе» (спиритусе), который прячется в порах тела, посредством которого производится взаимодействие света с телами. Этот дух вполне материален, его можно возбудить трением. Этот дух очень тонок, всепроникающ, трудноуловим. Он легко проникает в массивные твёрдые тела и, как записал Ньютон в своём черновике, «крайне активен и излучает свет». (Эту фразу он оставить в книге побоялся.)— явное следствие экспериментов Гауксби …коснулся вопросов электричества. Свечение стеклянного вакуумированного шара, заряженного статическим электричеством, явно наводило на мысли о связи света и электричества. эксперименты Уолла, оптические явления в романтической обстановке полной темноты.Невозможность количественного измерения, столь характерного для «Начал», в конце концов вынудила Ньютона отказаться от введения эфира. Это предложение было более естественно реализовано в «Оптике». А вместо длинного параграфа, посвящённого эфиру, он поместил в «Общем поучении» смутную ссылку на тончайший дух (спиритус), который проникает повсюду и наполняет все твёрдые тела. отвечает за близкодейственные силы, действующие при малых расстояниях между частичками материи. Он отвечает и за электрическое притяжение пылинок к натёртому янтарю, и за притяжение железа к магниту; он нагревает тела, объясняет излучение, отражение, преломление, дифракцию света. Более того, вибрация этого духа, действуя на нервные окончания, даёт человеку его ощущения. И — если уж идти до конца — этот самый дух, проходя от мозга через нервную сеть до мускулов человека, приводит в движение мускулы. Этим заканчивается «Общее поучение» и вместе с ним «Математические начала натуральной философии». к марту 1713 года, … не принимал такой простой вещи, как закон равенства действия противодействию! Он не был с ним согласен! Он не был уверен в его универсальной справедливости! Котс считал, что если Солнце притягивает Землю, а Земля — Луну, то это вовсе не означает, что Солнце притягивается Луной и Землёй. Причём Роджер Котс даже предложил Ньютону написать специальный параграф или сноску о несправедливости закона равенства действия противодействию в списке опечаток. И это было религиозной позицией.Котс — Ньютону

«Я встречаю затруднение в первом следствии 5-го предложения. Предположим, что у нас имеются два шара А и В, помещённые на столе на известном расстоянии друг от друга, и что в то время, когда шар А остаётся в покое, шар В приводится в движение Невидимой Рукой (так и написано. — В.К.) по направлению к шару А. Наблюдатель, обнаруживший это движение, но не причину его, скажет, что шар В, конечно, стремится к центру шара А… Но… я полагаю, он не может заключить… вопреки своему пониманию и наблюдению, это шар А должен также двигаться по направлению к шару В и встретить его в общем центре тяжести обоих тел… До тех пор пока это возражение не будет выяснено, я не возьмусь возражать кому-либо, кто станет утверждать, что Вы измышляете гипотезы».

Идея Котса довольно прозрачна. Если движением планет управляет «имматериальный живой дух», Невидимая Рука (не случайно эти слова начаты с прописных букв), взаимность притяжения исключается и третий закон Ньютона неверен. Теология вступала в противоречие с физикой. в ошибках. Он показал ему на цифрах, как сильно Луна влияет на Землю. И Котс согласился. Ньютон — Котсу  «…Если Вы напишете какое-либо предисловие… я не должен его видеть, так как думаю, что меня потребуют за него к ответу…»

В предисловии Котса предаются анафеме и вечному забвению и декартовские вихри, и лейбницевские монады. бурное аллегро перед спокойным анданте ньютоновского Opus Magnum. романтично, одухотворённо и страстно, защищает Ньютона от обвинений в атеизме.:«… вернейшую защиту против нападок безбожников, и нигде не найти лучшего оружия против этой нечестивой шайки, как в этом колчане». восхваление «ученейшего господина Роджера Котса, его помощника, исправившего ошибки и посоветовавшего ему пересмотреть некоторые пункты» — изгнал Котса из истории. тот мог получить хорошее место директора школы в Чартер-хаус. Когда Котс скоропостижно умер в июне 1716 года в возрасте 33 лет, Ньютон отозвался о нём очень высоко: «Если бы он жил, мы бы могли узнать ещё что-нибудь». Но он не ударил и пальцем о палец, чтобы помочь издать посмертное издание трудов Котса, хотя имел для этого большие возможности. переплетено 18 июня 1713 года. семьсот экземпляров. Ньютону было бесплатно предоставлено шесть. не послать книгу Иоганну Бернулли. 70 лиц и учреждений. Первыми в этом списке обозначены: «6 — царю для него самого и для главных библиотек Московии». в телячью кожу и тиснённый золотом, Ньютон преподнёс королеве. Три во Францию. Вольтер писал: «В Лондоне мало кто читает Декарта, чьи работы стали бесполезны, но немногие читают и Ньютона, поскольку, чтобы понять его, нужно быть весьма учёным человеком». Но, уже в 1714 году в Амстердаме появилась первая перепечатка второго издания, а в 1723 году — вторая.ЖИЗНЬ В ГОРОДЕ | Ньютон | СЛАВНЫЕ ВРЕМЕНА к Кейллу в Оксфорд, 78 лет. с теплотой вспоминал, как они с Флемстидом когда-то играли по утрам в трик-трак. скукой. И частота, и научный уровень собраний медленно, но верно тянулись к нулевой отметке. Прекратились демонстрации физических опытов. у женщины 66 лет взамен выпавших зубов выросли новые, рассказывая Обществу о собаке, имевшей на глазу катаракту, почему свежая колодезная вода негодна для поливки овощей. частицы воздуха являются необходимым условием работы сердца. Доказывая это вивисекциях собак. в кухне Тринити-колледжа, забыв, о своих кембриджских годах и экспериментах. с 1725 года он вряд ли хотя бы раз побывал в Минте. «Печальные истории часто вызывали у него слёзы; его крайне шокировали всяческие акты жестокости к людям или животным. Сострадание к ним было одной из любимых тем его -«Господь не зря снабдил человека слёзными железами». с Китти, своей внучатой племянницей, играл с ней в своём кабинете. о приветливом старичке, читавшем без очков и любившем детскую компанию.

1722 год — год «первого звонка». Началось с подагры, впервые весьма зрелом возрасте.— Признак долгой жизни, — говорили и при Ньютоне, и за глаза его домочадцы, знакомые и врачи: позднее наступление подагры считалось тогда добрым предзнаменованием, намёком на долголетие. Но с неё начались остальные старческие неприятности — с лёгкими, с мочевым пузырём, решил подготовить новое издание «Начал». В 1707 году вышел сборник математических работ Ньютона под названием «Универсальная арифметика».1708 году Монтегю выпустил свои «Лекции», содержащие старые лукасианские лекции Ньютона. 1720-й английского перевода «Универсальной арифметики» — его выпустил Рафсон, через два года вышло второе латинское издание, вышло два латинских издания на континенте. В 1719 году Дезагюйе по настоянию Ньютона уточнил в соборе святого Павла эксперименты Галилея; он сравнивал скорость падения свинцовых шаров пяти дюймов в диаметре с падением лёгких полых сфер того же размера из бычьих пузырей. Генри Пембертона, молодого медика, ездившего за наукой в Голландию, в Лейден, к Бургаве. лейбницевскую задачу — вызов английскому флагу и Ньютону лично. удались опровержения опровержений Ньютона со стороны профессора Полени из Падуи. «орех» — деревянный шар со свинцовым ядром с удельным весом, равным удельному весу воды. Бросив «орех» в реку, Полени наблюдал его отставание от течения реки, что, по его мнению, полностью опровергало тезис Ньютона об одинаковой скорости вихря и планеты. «Великого сэра Исаака Ньютона» «Взгляд на философию сэра Исаака Ньютона» с популярным изложением — тайно купили бы двадцать: «Хотя память его сильно угасла, я видел, что он в совершенстве понимает свои собственные писания,». в конце 1723 года. Вышла книга в феврале 1726 через Джеймса Стирлинга возражения Бернулли по поводу маятников, качающихся в сопротивляющихся средах. О кое-каких ошибках в ньютоновских выводах прецессии намекал Брук Тейлор —. Молине, Грэм и Брэдли, наблюдая звёздный параллакс, случайно открыли прецессию земной оси. Они страшно перепугались, полагая, что это подрывает всю ньютоновскую систему. Ньютон совершенно спокойно, даже равнодушно ему ответил:— Невозможно спорить с фактами и экспериментами. исправления чисто личного характера. Выпущен, например, параграф «Поучения», независимого открытия исчисления Лейбницем. Включены результаты Дезагюйе, новые наблюдения Юпитера, сделанные Джеймсом Паундом Комета 1680–1681 годов, теперь уже в соответствии с вычислениями Галлея, имела эллиптическую, а не параболическую орбиту и период обращения 575 лет. «Мериленд, в пределах Виргинии». Самый страшный враг школьника Исаака Ньютона, ненавистный Артур Сторер обрёл бессмертие … 24 комет, пугавших народы между 1337 и 1698 — и 1531, 1607 и 1682- Галлей в кругу философов-друзей восклицал: — Если эта комета вновь появится на небе в 1757 году, мир не забудет того, что это предсказано англичанином!- «по графику» стало первым экспериментальным подтверждением ньютоновской теории тяготения и системы мира. Тело кометы, по его мнению, должно быть твёрдым — иначе комета 1680 года, находясь в перигелии, рассеялась бы от солнечных лучей. Хвосты комет — по его мнению — «не что иное, как тончайший пар, испускаемый головой или ядром кометы вследствие его теплоты». Перл- определение времени пара головы кометы восходит к её хвосту: «Я нашёл, — пишет Ньютон, — что пар, бывший в конце хвоста 25 января, начал подниматься от головы 11 декабря».«Поднятие хвостов из атмосфер голов и их распространение в сторону, противоположную Солнцу, Кеплер приписывает действию лучей Солнца, захватывающих с собой вещество хвостов. Что нежнейшие испарения в свободных пространствах уступают действию лучей, не противоречит здравому смыслу, несмотря на то, что в наших областях грубые вещества не воспринимают заметных движений от действия лучей Солнца». Из кометных хвостов происходит, по мнению Ньютона, газ, который составляет меньшую, но тончайшую и лучшую часть нашего воздуха и который требуется для поддержания жизни во всём живущем. о структуре материи, о введённом им во втором издании «некотором спиритусе», «духе», проникающем в поры тел и ответственном за многие … об «электрическом духе». .. «электрическом и упругом духе», своего рода «медиуме-посреднике», заполняющем, возможно, и тела, и пространство. Это — его эфир. Эфир, соответствующий своему лёгкому названию. Это уже не плотный механический эфир Декарта. Это тонкий, разрыхлённый, всепроникающий посредник. Планеты двигаются в нём свободно, не встречая сопротивления. Ответствен ли эфир за тяготение? На этот вопрос Ньютон не отвечает. Но в «Общем поучении» относительно тяготения добавлено несколько строк: «Однако я отнюдь не утверждаю, что тяготение существенно для тел. Под врождённой силой я разумею единственно только силу инерции. Она неизменна. Тяжесть же при удалении от Земли уменьшается». перед рождеством, Ньютон просил Галлея вычислить орбиту кометы 1680–1681 года, при условии, что она — параболическая, как это следовало из ранее представленных Галлеем данных.Галлей — Ньютону16 февраля 1725 года

«Достопочтенный сэр, ошибка, которую я совершил, рассматривая схему Ваших кометных орбит (я — ни больше ни меньше — принял, что Солнце движется в обратном направлении), заставляет меня сделать следующее заключение: только эллиптическая орбита … по отношению к тому лицу во всей Вселенной, которого я более всех уважаю». почти семидесяти лет. Он так и не получил ответа— из таблиц выкинуто сомнительное место. размашисто вписал в предисловие слова благодарности «Генри Пембертону, доктору медицины, опытному в этих делах человеку». Пембертон потом рассказывал друзьям, что эта фраза была для него более ценной, чем двести фунтов, которыми Ньютон наградил его при издании. На фронтисписе был изображён сам Ньютон (гравюра с известного портрета Вандербанка). Впервые защищены были авторские права издания. четырнадцать лет, начиная с 25 марта 1726 года. пятидесяти сделанных специально для него подарочных … в сафьяновые переплёты. королю, другой — Королевскому обществу. Шесть в Парижскую академию, один — преданному помощнику в Монетном дворе — Джону Френсису Факиру. Общий тираж 1250

Библии. миру о главном откровении господнем, доселе тайных представлениях о религии и Христе, о невозможности троицы. постоянно заглядывает в неё, читает и отчёркивает ногтем.Чувствуя, что конец близок, заместитель, знаменитый финансист Факир  умер от водянки в 1726 году. в самой крупной финансовой афёре, когда-либо сотрясавшей молодое буржуазное государство. Вначале «Компания Южных морей» занималась торговлей с Вест-Индией. Специальным королевским актом ей было предоставлено право монопольной торговли на Тихом океане и вдоль восточного берега Южной Америки. Обладала она и монополией работорговли. В благодарность компания погасила 10 миллионов национального английского долга, который правительство теперь должно было выплачивать из расчёта 6 процентов так называемых «годовых». Позже компания дала взаймы государству ещё 5 миллионов фунтов из расчёта 5 процентов, опять-таки выплачиваемых правительством в виде годовых. Таким образом, «годовые» акции компании были обеспечены правительством. всеобщим уважением. Особенно большие доходы давала работорговля. Акции всё время подскакивали в цене. Как-то лорд Раднер спросил у Ньютона, почему цены на акции так быстро растут. Ответ был характерен:— Я не могу измерить степени безумства людей. «пузырями Южных морей». Согласно Кетрин, когда «пузырь» лопнул, Ньютон потерял 20 тысяч фунтов. — предложила погасить весь национальный долг страны в размере 57 миллионов фунтов при условии, что правительство будет ежегодно выплачивать компании 800 тысяч годовых. Предложение было принято после бурной перепалки в парламенте. 13 апреля 1720 года компания, акции которой стоили уже по 300 фунтов, открыла подписку на ещё два миллиона акций, объявив, что ожидаемая прибыль будет не менее 10 процентов. Компания обольщала неопытную в финансовых делах публику сказками о серебре и злате, которые ждут горнодобытчиков в Южной Америке. Эти заверения вызвали небывало активную игру на бирже. Акции подскочили до 1000 фунтов за каждую. Некоторые ловкачи сумели именно в этот момент спустить все свои акции. Факир, финансовый советник Ньютона, опытный банкир, советовал ему продать всё. Если бы Ньютон последовал этому совету, он выиграл бы 20 тысяч. Но он так не поступил, считая подобную спекуляцию сумасшествием, в котором неприлично принимать участие = не выиграл возможных 20 тысяч. Он потерял, правда, круглую сумму, ибо вложил большую сумму именно в 5-процентные годовые, которые обеспечивались правительством. как бы предчувствуя свою скорую смерть, настоял, чтобы портрет отражал его обращенность к грядущему. На портрете — спокойный и величественный гений. Его ум занят мировыми проблемами. Он добрый христианин, он деятель просвещения, он учёный. Он сильный, властный человек, управляющий не только отдельными людьми, но и крупными организациями — Королевским обществом и Монетным двором.ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ «НАЧАЛ» | Ньютон | НА БЕРЕГУ  «маленького роста» исправлено. — В.К.) и полноват «со склонностью к ожирению» тоже в его поздние годы. До последней болезни у него был здоровый румянец, хороший цвет лица. Он никогда не пользовался очками и потерял только один зуб».

Эттербери — епископ Рочестера, апатичное, вялое, не рождавшее больших ожиданий … портрет 1725 через год на том же кресле-троне. змеи, пожирающей свой хвост — символ мудрости и завершения круговорота жизни. парик. появились какая-то неуловимая тревога и раздумье, покорность судьбе. Третий портрет Вандербанка,— страдание и печаль. Лицо одутловатое, помятое. Видно, что человек болен. восьмидесяти лет неприятности с мочевым пузырём. Он серьёзно заболел, и дух его сник. И это не было уже его обычной ипохондрией. Мида, пожаловался ему на недержание мочи и жестокие приступы боли; из-за камней в пузыре. Рекомендации  не пользоваться экипажем, ограничить круг знакомых, строго соблюдать диету. Поменьше мяса, ограничиться бульоном. Внимание овощам и фруктам. И больше свежего воздуха!— Это не гонорар…Отказался от нездоровой пищи. портшез — крытое кресло на носилках, переносимое вручную. через несколько недель, в июле, он писал, что медленно поправляется, восстанавливает свои силы и надеется. В августе 1724 вышел расколовшийся на два кусочка камень размером с горошину. Он почувствовал сильное облегчение, но признакам понял, что болезнь его серьёзна и, возможно, неизлечима. Старость подступала со всех сторон. То его сваливали приступы подагры, то он сотрясался от страшного кашля, то пролёживал целые ночи в поту, страдая воспалением лёгких. Хотя в задымлённом Лондоне, убедиться в том, что целы и в полной безопасности самые ценные, как он считал, его рукописи: «Хронология» и «История пророчеств», а также ещё не вполне оконченная его «тайная тайных» — «Irenicum». седьмого марта 1725 стал рассуждать видимо, небесные тела, как люди, деревья и камни, тоже подвержены регулярному разрушению и воспроизведению.

— Пары и свет, излучаемые Солнцем, — говорил Ньютон, — постепенно собираются сами собой в некое тело и притягивают к себе всё больше материи и наконец становятся вторичной планетой, типа Луны. Затем они, притягивая всё больше материи, становятся первичной планетой, типа Земли. Затем, всё более увеличиваясь, они становятся кометой, которая после нескольких обращений приближается к Солнцу всё ближе и ближе, Все её летучие вещества конденсируются и становятся материей, годной для восполнения и повторного наполнения Солнца, которое должно истощаться за счёт постоянного выделения тепла и света. датский астролог с золотым носом — я имею в виду великого наблюдателя неба и неудачливого дуэлянта Тихо Браге, — видел в 1572 году на груди Кассиопеи ярчайшую звезду, он счёл это величайшим из чудес природы с начала мира, достойным стоять рядом с чудесами писания. Я же утверждаю, что он видел, как на звезду упала комета. Комета 1680 года, судя по её орбите, может после пяти или шести оборотов упасть на Солнце. Если бы такая катастрофа случилась, тепло Солнца настолько бы увеличилось, что ни одно живое существо на Земле не смогло бы выжить…иные свидетельства, — немного отдохнув, продолжал Ньютон, — я считаю, например, что обитатели этого мира находятся здесь не так давно. Памятники искусства, письменность, корабли, книгопечатание, игла, порох, бумага были созданы относительно недавно и доступны памяти истории. Есть доказательства и другого рода — забытые руины когда-то процветавших царств, ископаемые скелеты неведомых животных. Эти останки и разрушения невозможно объяснить одним лишь всемирным потопом. Что подтверждает: катаклизмы такого типа происходили и в прошлом… Ньютон как бы смыкал наконец в единую систему свои библейские представления о Судном дне, свои взгляды на историю человечества и свои физические концепции, включая тяготение. — Но как же Земля смогла бы быть вновь населена, если она когда-нибудь подверглась той судьбе, которая поджидала бы комету 1680 года? — задал Кондуитт— На то воля создателя.— Я не имею дел с гипотезами.— Но почему же тогда в «Началах» вы не уведомляете о том, что Солнце было вновь восполнено кометами, падающими на него, когда делаете подобное же заявление о звёздах?— Это слишком сильно нас касается. — Он помолчал немного и добавил, улыбаясь: — По-моему, я сказал уже достаточно, чтобы вы поняли, что я имею в виду.

В 1725 году Стэкли -родился на рождество 1642 года,— вообще очень благоприятный момент для рождения гениев. первого официального некролога по Ньютону, прочитанного в Парижской академии Фонтенелем. Алари — воспитатель Людовика XV. Аббат -восемьдесят три. портреты лорда Галифакса и аббата Вариньона.— Я очень высокого мнения о геометрических трудах Вариньона, — пояснил Ньютон, — и, кроме того, Вариньон лучше всех разобрался в моей теории цветов. темы древней истории. «Еда была ужасной, — жаловался впоследствии Алари, — а вина дешёвыми».) Голландии с описанием новых лекарственных снадобий и их действия, затем французские бутылки портят вино, отчёт о погоде в Цюрихе, понедельно, в течение 1724 («Во время одного из сообщений он вообще заснул», — лицемерно ужасается Алари.) вовремя проснулся, бодро подвёл заседание к концу и, не давая аббату улизнуть, вновь потащил его к себе в дом, где истязал разговорами о древней истории до полуночи. Летом 1726 года Ньютон решил прекратить посещение собраний Королевского общества, совета Общества и совета Монетного двора — не позволяло здоровье. Передвижение, даже в паланкине, причиняло порой нестерпимую боль. В августе боли в пищеводе, которые, как он считал, вызваны возможным прободением. Однако  слабость мышц пищевода при входе в желудок, не опасную — стал чувствовать приближение конца. — распределением наследства. деньги — громадную сумму в тридцать две тысячи фунтов, относительно своей кухарки: «Мари Андерсен жила со мной два или три года и, насколько мне известно, вела себя честно; но, поскольку она и другой мой слуга полюбили друг друга, я расстался с ней». перечеркнул: «жила со мной»: «служила мне в качестве повара». Он не хотел давать потомкам повода для кривотолков.…Осенью 1726 года после летнего отдыха «без какой-либо реальной надобности», смог ещё публично поспорить с королевским астрономом, теперь — Эдмондом Галлеем, заменившим Флемстида. поносил королевского астронома за то, что он не поставляет обществу результаты своих наблюдений в Гринвиче, как было предусмотрено королевским предписанием и что страшно интересовало лично Ньютона. Он ругал своего бывшего друга Галлея как мальчишку, хотя за семьдесят. тогда он раскрыл бы для других разработанный им метод определения точной долготы на море, за что обещана большая премия парламента.— Поскольку к королевскому предписанию давно не обращались, — гнул своё Ньютон, — это может иметь весьма дурные последствия. Галлей «согласился представить некоторые наблюдения, но не все, поскольку другие могут воспользоваться его данными и украсть результаты его трудов».(- Флемстид воскрес! —

….28 февраля 1727 года — Ньютон оправился от приступа подагры, он вновь поспешил в Город. заседание Королевского общества, 2 марта 1727 письмо из далёкого Санкт-Петербурга. Вновь образованная  академия приветствовала Ньютона и членов, история основания и надежда на регулярные сношения. хотели бы представлять свои доклады  как «первому обществу такого рода, которое даёт рост всем остальным», и хотели бы получать в нём апробацию своих трудов. Королевское общество с энтузиазмом решило вступить в контакт с новым далёким собратом. истощило силы Ньютона. … в смертных муках, Ньютон отказался причаститься. Возможно, он откладывал это, как и написание завещания, на более поздний срок. … нетронутыми остались письма Флемстида, алхимические и теологические рукописи, за которые, как представляется, должен был бы опасаться больше всего. …«особые» рукописи алхимического характера, протоколы допросов фальшивомонетчиков, …бессонная ночь в Кембридже, когда его рано утром с пером в руке увидел Джон Викинс; полдень в Вулсторпском саду, когда рядом с ним шлёпнулось его яблоко; тайная лаборатория в Тринити; …забылся за два дня до смерти.  вернулся к временам детства, грезил о несбывшемся. Он никогда не был вдалеке от родных мест, никогда не видел океана… И вдруг он ощутил себя не седым и больным стариком, а маленьким мальчиком, весело бегущим по песчаным косам громадного океана истины, расстилающегося перед ним. Время от времени он подбирал с песка то цветной камушек, то необычную раковину. Он бежал и бежал вперёд, к заходящему солнцу, к свету, стараясь успеть показать свои красивые находки людям……Свет впереди становился всё ослепительней, и настал миг, когда он стал неотличим от тьмы, а звук, сопровождавший его, так неистов, что не разнился от мёртвой тишины… а боль утраты так остра, что слилась с бесчувствием…СЛАВНЫЕ ВРЕМЕНА | Ньютон | ЭПИЛОГ умер в ночь с воскресенья на понедельник 20 марта 1727 года.Москва — Лондон — Кембридж — Москва1972–1986НА БЕРЕГУ | Ньютон | КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА

1642— Начало гражданской войны в Англии.— 25 декабря — в Вулсторпе, близ Грэнтэма, родился Исаак Ньютон.* 1644 — Выход книги Р. Декарта «Начала философии».

1648 — Ньютон посещает деревенские начальные школы. 1649 — Казнь Карла I. Объявление Англии республикой. 1655 — Ньютон поступает учиться в Королевскую школу в Грэнтэме. 1660 — Реставрация монархии. На престол всходит Карл II Стюарт.

— 28 ноября — основание Королевского общества в Лондоне.

1661— 5 июня — Ньютон — сабсайзер Тринити-колледжа Кембриджского университета.

1664— 28 апреля — стипендиат Тринити-колледжа.— Ведёт наблюдения за Луной и кометой.

1665 — Большая чума. — 14 января — бакалавр искусств. — Август — бежит от чумы в Вулсторп.— «Вопросник».— 13 ноября — «Рассуждение о флюксиях и их приложение к касательным и кривизне кривых». Работы по рядам.

1666— Большой лондонский пожар.— Занятия механикой. Ранняя концепция силы. Сравнение силы притяжения Луны Землёй и центробежной силы на орбите Луны.— Октябрь —  Ноябрь — новый трактат о флюксиях.

1667— Возвращение в Кембридж.— 1 октября — младший член Тринити-колледжа.

1668— Изобретает телескоп-рефлектор.— 16 марта — магистр искусств.— 7 июля — старший член Тринити-колледжа.

1669— 29 октября — назначен лукасианским профессором математики.— 31 июля — И. Барроу посылает «De analysi…» Коллинсу.— Декабрь — примечания к «Алгебре» Кинкхюйзена.1670— Переписка с Коллинсом, доработка метода флюксий.1671— В Королевском обществе показан телескоп Ньютона.—

«De methodis…».1672— 11 января — Избрание в члены Королевского общества,— 6 февраля — «Новая теория света и цветов» послана Ольденбургу.— 19 февраля — Первая статья Ньютона опубликована в «Философских трудах».— «Гипотезы о свете», «Трактат о наблюдениях» — наброски книги «Оптика».

1673— Письма Лейбница к Ольденбургу.1676— Открытие Гринвичской обсерватории.1677— Умер И. Барроу. Пожар в комнате Ньютона.1679— Умерла мать Ньютона, Анна Эйскоу-Ньютон-Смит.— Чарлз Монтегю — студент в Тринити-колледже.1682— Комета Галлея.

1684— Лейбниц публикует работу о дифференциальном исчислении.— Начало работы над «Opus Magnum».1685— «Алгебра» Валлиса с выдержками из «Epistola» Ньютона.

— Формулировка закона всемирного тяготения.

1686— 28 апреля — Представление первой части «Начал» Королевскому обществу.

1687— Февраль — дело Албана Франсиса.— Май — первое издание книги «Математические начала натуральной философии».

1688— «Славная революция».1689— Ньютон — депутат палаты общин.

— «О природе кислот».1690— «Два приметных искажения Священного писания» и другие религиозные работы Ньютона выходят в свет во Франции.

1691— Признаки умственного расстройства.— Переписка с Бентли.1693— Выздоровление.1694— Чарлз Монтегю — канцлер казначейства.— Переписка с Флемстидом.

1696— Ньютон назначен смотрителем Монетного двора. Переезд в Лондон.1698— Возможная встреча с Петром I.— Ньютон назначен мастером Монетного двора. Избран членом Парижской академии наук. Окончена Большая перечеканка.

1701— Уистон заменяет Ньютона в качестве лукасианского профессора. Ньютон слагает с себя также обязанности члена Тринити-колледжа.— «Шкала степеней теплоты и холода».

— Депутат палаты общин от Кембриджского университета.1703— Смерть Гука.

— Ньютон избран президентом Королевского общества.1704— Первое издание «Оптики».

1705— Галлей на основании результатов Ньютона предсказывает возвращение кометы в 1758 году.— Королева Анна возводит Исаака Ньютона в рыцарское звание.— Провал на выборах в палату общин.

1708— Начало спора с Лейбницем по поводу приоритета.1712— Выход атласа Флемстида.— Комиссия по определению приоритета в открытии исчисления. 1713— Второе издание «Начал».1714— Обсуждение в комитете палаты общин вопроса об определении долготы на море.1715— Смерть Монтегю.— Спор Лейбница и Кларка по религиозным вопросам.1716— Смерть Лейбница.— Смерть Котса.

1717— Свадьба Кетрин Бартон и Джона Кондуитта.— Второе издание «Оптики».

1719— «Пузырь Южных морей».— Смерть Флемстида.

1721— Третье издание «Оптики».1722— Первый приступ болезни.1723— Посмертный выход «Британской небесной истории» Флемстида.— Работа с Пембертоном над третьим изданием «Начал».

1726— «Путешествия Гулливера» Свифта — сатира на Королевское общество.— Третье издание «Начал».1727— 2 марта — В последний раз президентствует на собрании Королевского общества. Обсуждается письмо от Санкт-Петербургской Академии наук.— 20 марта — Смерть Ньютона.ЭПИЛОГ | Ньютон | ОСНОВНАЯ ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Ньютон И. Математические работы (перевод с латыни, вводная статья и комментарий Д. Д. Мордухай-Болтовского). М.-Л., 1937.

Ньютон И. Замечания на книгу Пророка Даниила и Апокалипсис св. Иоанна. СПб., 1916.

Исаак Ньютон. 1643–1727. Сборник статей. Под ред. С. И. Вавилова. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1943,

КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА | Ньютон | БИБЛИОГРАФИЯ

Richard S. Westfall. Never at Rest. A biography of Isaac Newton. Cambridge, 1980.David Brewster. Memoirs of the Life, Writings and Discoveries of Sir Isaac Newton, 2 vols. Edinburgh, 1855 and 1860. More. Isaac Newton: A biography. New York, 1934. R. Hall. Philosophers at War: The Quarrel between Newton and Leibnitz. Cambridge, 1980. I. T. Dobbs. The foundations of Newton’s Alchemy. Cambridge, 1983.The Correspondence of Sir Isaac Newton. (Ed. B. Turnbull), 6 vols. Cambridge, 1962–85.

ОСНОВНАЯ ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА | Ньютон | ПОСЛЕСЛОВИЕ

Первые заметки в конверт (потом он был заменён шкафом) с надписью «Ньютон» автор вложил в 1972 году, когда заканчивал книгу о Максвелле. К 1977 году, то есть к 250-летию со дня смерти Ньютона, «Героические» биографии — своего рода «жития» Ньютона XVIII, XIX и даже XX веков, написанные по воспоминаниям, опубликование полной корреспонденции Ньютона, ранее недоступной, и его прежде не издававшихся трудов, черновиков -воспоминания В. Стэкли и научную биографию Ньютона, написанную академиком С. И. Вавиловым, доброжелательным анализом его научного творчества. книга английского историка Ричарда Вестфолла «Ни дня отдыха»., А. П. Юшкевичем, М. Г. Ярошевским. В. С. Кирсанова завершили работу через четырнадцать лет после её начала. зарубежными историками науки — профессорами В. Боссом и В. Шеа, Канада; А. Р. Холлом, Р. В. Джонсом, Великобритания; Д. Прайсом и Дж. Холтоном, США; покойного академика П. Л. Капицу.БИБЛИОГРАФИЯ | Ньютон | СОДЕРЖАНИЕ Часть I. ЗАМОРЫШ Рождество в Манор-хаусе, год 1642-й — 5. Мать Анна — 11. Грэнтэм и его обитатели  «Сад» — 30. Часть II. КЕМБРИДЖСКИЙ ШКОЛЯР Колледж Святой троицы — 40. Сайзер Ньютон — 45. «Сад» в цвету — 58. Любовь к математике — 66. Часть III. ЛЕГЕНДА О ЯБЛОКЕ Исчисление — 99. Часть IV. ЛУКАСИАНСКИЙ ПРОФЕССОР

Снова в Кембридже — 108. Беседы с Барроу, переписка с Коллинсом — 114. Лукасианский профессор — 121. Часть V. VOX CLAMANTIS Критика — 156. Гук и Ньютон — 171. Эфир — 179. Часть VI. OPUS MAGNUM Начало «Начал» — 189. Наглая и сутяжная леди Философия — 196. Революция — 208. Нил и его истоки — 217. Реакция на «Начала» — 220. Часть VII. ПОСЛЕДНИЙ ЧАРОДЕЙ Охота на Зелёного Льва — 226. Кембриджский затворник — 241. Душевный перелом — 253. Часть VIII. МОНЕТНЫЙ ДВОР Большая перечеканка — 259. На дне — 270. Пётр и Ньютон — 276. Финансист — 286. Виги, тори, лорд Галифакс и Кетрин Бартон — 292. Часть IX. ПРЕЗИДЕНТ КОРОЛЕВСКОГО ОБЩЕСТВА Опыты и привидения на Лебедином дворе. Выход «Оптики» — 303. Учёные и кораблекрушения — 314. «Небесная история» — 324. Война философов — 340. Часть X. НА БЕРЕГУ Жизнь в Городе — 349. Второе издание «Начал» — 365. Славные времена — 382. На берегу — 393. Эпилог — 405.

Краткая хронологическая таблица — 407. Основная использованная литература —  ПОСЛЕСЛОВИЕ | Ньютон | Примечания в ночь на 25 декабря по юлианскому календарю, принятому тогда в Англии- отставал от западноевропейского на 10 дней. По современному календарю Ньютон родился 4 января 1643 года.

На русском и в сети доступны УФН — к юбилеям — 200 лет смерти И. Ньютон «I. Новая теория света и цветов» «II. Одна гипотеза, объясняющая свойства света, изложенные в нескольких моих статьях» 7, 124–134, 135-158 (1927)

В.К. Фредерикс «Начала механики Ньютона и принцип относительности» 7 75–86 (1927), С. Вавилов «Исаак Ньютон. Оптика и трактат об отражениях, преломлениях, изгибаниях и цветах света» 7 403–405 «Принципы и гипотезы оптики Ньютона» 7 87–106 (1927), «Примечания к переводу Оптических мемуаров Ньютона» 7 159–163 (1927), «Атомизм И. Ньютона» 31 1–15 (1947) В.Г. Фридман «Об учении Ньютона о массе» 61 451–460 (1957), В.А. Фабрикант «Исаак Ньютон, Иоганн Бернулли и закон сохранения количества движения» 70 575–580 (1960)

Л.И. Мандельштам «Оптические работы Ньютона» 28 103–129 (1946), М.М. Гуревич «Теория цветов Ньютона» 52 291–310 (1954)

См. также: Арнольд  В. И. О ньютоновском притяжении скоплений пылевидных частиц // УМН. — 1982. — Т. 37, вып. 4. — С. 125;  О ньютоновском потенциале гиперболических слоёв // Труды Тбилисского университета. — 1982. — Т. 232–233. — С. 23–28; Магнитные аналоги теорем Ньютона и Айвори // УМН. — 1983. — Т. 38, вып. 5. — С. 145–146; Вайнштейн  А. Д., Шапиро  Б. 3. Многомерные аналоги теорем Ньютона и Айвори // Функц. анализ и его приложения. — 1985. — Т. 19, вып. 1. — С. 20–24

В.Л. Гинзбург «К трехсотлетию „Математических начал натуральной философии“ Исаака Ньютона» 151 119–141 (1987), литература,

Вейнсток  Р. Разоблачение вековой легенды: «Математические начала натуральной философии» Ньютона и орбиты при движении в поле центральной силы, обратно пропорциональной квадрату расстояния // «Физика за рубежом. 1984». Серия Б. — М.: Мир, 1984. — С. 178–207 (Weinstосk  R. // Amer. J. of Physics. — July 1982. — P. 610

Различные эффекты Н. — М. Джеппесен, У. Хьюз «Жидкие кристаллы и кольца Ньютона» 105 737–739 (1971), Л.А. Грибов, А.Н. Горностаев «Простая демонстрация законов Ньютона» 124 717–719 (1978), Б.М. Смирнов «От Ньютона до Мандельброта: концепции теоретической физики» 161 (11) 177–177 (1991)

В аннотациях связь с Н.: И.Л. Фабелинский «О макроскопической и молекулярной сдвиговой вязкости» 167 721–733 (1997)- литература, А.М. Желтиков «Да будет белый свет: генерация суперконтинуума сверхкороткими лазерными импульсами» 176 623–649 (2006), см. литератураГ.Б. Малыкин, В.И. Позднякова «Квадратичный эффект Саньяка: влияние гравитационного потенциала силы Кориолиса на разность фаз в плечах вращающегося интерферометра Майкельсона (объяснение результатов экспериментов Д.К. Миллера 1921—1926 гг.)» 185 431–440 (2015), П.Б. Иванов «О релятивистском движении двух тел с массами противоположного знака» 182 1319–1326 (2012)

М. Лауэ «О соотношениях неточностей Гейзенберга и их теоретико-познавательном значении» 15 343–346 (1935), Л.Б. Окунь «Фундаментальные константы физики» 161 (9) 177–194 (1991), С.И. Блинников, М.И. Высоцкий, Л.Б. Окунь «Скорости c/31/2 и c/21/2 в общей теории относительности» 173 1131–1136 (2003), Л.Б. Окунь «Формула Эйнштейна: E0 = mc2. „Не смеётся ли Господь Бог“?» 178 541–555 (2008) литература

Р.Н. Щербаков «‘Галилей обладал в изумительной степени даром того, что… теперь называют „внедрением‘ научной истины’» 184 153–160 (2014) — литература,  П.Н. Николаев «Михаил Васильевич Ломоносов — наш первый университет» 181 1195–1200 (2011)- литература

А. Унзольд «Источники звездной энергии и эволюция звезд» 65 499–520 (1958),

В.И. Докучаев, Ю.Н. Ерошенко «Физическая лаборатория в центре Галактики» 185 829–843 (2015),   Г.Р. Иваницкий, А.А. Деев, Е.П. Хижняк «Может ли существовать долговременная структурно-динамическая память воды?» 184 43–74 (2014)т литература В.Е. Островский, Е.А. Кадышевич «Обобщенная гипотеза происхождения простейших элементов живой материи, трансформации первичной атмосферы и образования залежей гидрата метана» 177 183–206 (2007)т литература А.М. Черепащук «История истории Вселенной» 183 535–556 (2013) литература

От его коллег и Галлея развивалась Кембриджская обсерватория.

В 18 веке Кавендиш основал лабораторию, где работали Максвелл (Maxwell) и все Н-лауреаты-работники университета, от Дж. Томпсона, Э.Резерфорда (Rutherford)  и Дирака до евро- и афро-американцев типа Бора (Bohr), Дарвинов (ниже),  Хокинга  и др.знаменитостей и инвалидов.

Уже Ньютон определили плотность Земли (5-6 г/см3), а Кавендиш — «взвесил», абс.величину. В 19 веке отсюда предложили теорию железного ядра, в 20- Гольдшмидт — дифференциации, как в доменной печи (наш Капустинский — с учетом Г-энергии ее и вырождения ПС х.э. до суммы квадратов Ридберга).

Обобщение количественной теории (1КТ далее) умножения — прогрессий Запада с 18 века дал далее Мальтус (3 с.ру- англ. Thomas Robert Malthus, среднее имя ; 17661834) — английский священник и учёный, демограф и экономист, в теории роста народонаселения, должного — с голодом на Земле. Его отец Дэниел был последователем и знакомым Давида Юма и Жан-Жака Руссо, в 1784 году отдал Томаса в колледж Иисуса, 1К (8р.а) Кембриджского университета изучать  математику, риторику, латынь и греческий язык. Тот был первым в Латинском и греческом, закончил с отличием, 9-й Вранглер в математике, наставником был У.Френд,[15][16] с мА степенью в 1791 году, стал сотрудником  два года спустя[3] и преподавал до своей женитьбы (условием членства в колледже было безбрачие) 1804 года. Он имел 3 детей, с 1788 году был посвящён в духовный сан англиканской церкви, вторым священником в сельском приходе, в 1796 стал священником в городке Олбери (Суррей) со скромной зарплатой и не особо обременительными обязанностями. В 1805 году получил кафедру профессора истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании, также исполнял в колледже обязанности священника, был членом и Королевского общества и  Французской Академии (честь, немногих), основателем Клуба Политической Экономии и Лондонского статистического общества. Он жил очень скромно и принципиально отказывался от высоких церковных и государственных должностей, которые ему предлагало правительство,   скоропостижно скончался 23 декабря 1834 года от болезни сердца.

 В 1798 году он опубликовал свою книгу Essay on the Principle of PopulationОчерк о законе народонаселения»). С тех пор изобилие для роста населения, а не уровня жизни, известно как «Мальтузианская ловушка«или «призрак Мальтуса». Население имеет тенденцию расти, пока низший класс терпел лишения и нужды при большей чувствительности к голоду и болезни, до Мальтузианской катастрофы. Мальтус писал в противовес распространенному мнению в 18-м веке в Европе, что общество улучшает и совершенствует[4] -в ответ на оптимизм отца и его знакомых, Руссо, в отношении будущего совершенствования общества, как конкретный ответ на труды Уильяма Годвина (1756-1836) и маркиза де Кондорсе (1743-1794).

Его эссе породило Мальтузианский спор следующего десятилетия с акцентом на рождаемость и число браков. В неомальтузианском споре центральная роль отводится числу рожденных детей.[18] У.Оттер, близкий приятель, путешествующий часть пути с Э.Кларк по  Германии, Скандинавии и России для сбора данных о населении, написал Мемуары Мальтуса для второго (1836) издания Принципы политической экономии.[19][20] Во время Амьенского мира 1802 года он путешествовал по Франции и Швейцарии, с будущей женой Гарриет[21] в 1803 году он стал ректором Walesby, Линкольншир.[3] В 1805 году Мальтус стал профессором истории и политической экономии в колледже Ост-Индской компании в Хартфордшир[22] — его ученики любовно называли его «Поп» или «народонаселения»

В 1820-х сторонники политической экономии, часто называют «Мальтуса–Рикардо дебаты», как Давид Рикардо, теоретик свободной торговли, написав книги с названием основы политической экономии[24] — о природе ренты (1815), экономической ренты, основным понятием классической экономики. Рикардо в его принципы политической экономии и налогообложения (1817) рассматривал ренту как сумму свыше реального производства—из собственности, а не свободной торговли, аренда представляет собой деньги, что помещики могли вытащить из производства земли, путем дефицита.[25] вопреки этой концепции, Мальтус предложил брать своего рода экономические излишка. В концепции общего потока, отказа говорить по закону  экономическое развитие и сохранение равновесия[26] в контексте послевоенной депрессии; Мальтус был сторонником Уильяма Блейка, в отрицании того, что накопление капитала (сбережения) всегда  хороши, как Джон Стюарт Милль.[27]

Рикардо 1817 дал его принципы политической экономии в узком смысле, который может быть адаптирован к законодательству  множественных целей, по мысли Мальтуса. В своей работе принципы политической экономии (1820), он дал более широкую морально-политическую плоскость.[28] Лесли Стивен писал: Мальтус и Рикардо …оба утверждали, что Адам Смит  истинный пророк, и представляли различные оттенки мнений, а не расходящиеся секты.[29] В отсутствие совместимых определений[26], как Жан-Батист Сэй, использовали определение производства на основе товаров и услуг (ограничение Мальтуса на одни «товары»).[30]

С точки зрения государственной политики, Мальтус был сторонником протекционистских хлебных законов с конца наполеоновских войн, поддержки пошлин на импортное зерно[31] и  после 1814, поощрения внутреннего производства, Британской самодостаточности в пище.[32] Среди основателей политэкономии — клуба 1821 года Джон Казенов (Cazenove) был его союзником против Рикардо и Милля,[33] в начале 1824 года он один из десяти королевских приближенных Королевского общества литературы, одним из первых стипендиатов статистического общества, основанного в марте 1834. В 1827 году он дал показания перед комитетом палаты общин по эмиграции.[34] после смерти в 1823 г. Рикардо, Мальтус отделяется от молодых британских политических экономистов, которые считали, что он проиграл дебаты.

В 1827 году он опубликовал определения в политической экономии… правила, которые должны направлять политических экономистов в определении и использовании их точки зрения; с замечаниями на отклонение от настоящих Правил в их трудах.[35] В первой главе «правила определения и применения терминов в политической экономии». В главе 10, предпоследней, он представил 60 нумерованных пунктов — термины и их определения, следуя этим правилам, при обсуждении политической экономии; т.о. стал первым экономистом, требовавшим четко организовать, определить и опубликовать  условия согласованного глоссария терминов и давшим хорошо сформированные определения, после критики современных ему (Сэя, Рикардо, Джеймс Милль, Мак-куллоха и Бэйли—за неряшливость в выборе, давая смысл и технические условия.[36]

Маккалох был редактором шотландец из Эдинбурга, ответил на первой странице газеты в марте 1827[37] , что Мальтус хотел диктовать условия и теории, другим, из определений  собственных принципов политической экономии,[38]  «делает мало чести его репутации»,  «личные отступления» Мальтуса.[39] цель  определения — терминологической ясности,  обсудили соответствующие термины, их определения и их использование, игнорировали «как критиканство в определениях, и спор о смысле слов» (по правилам главы 1 и определения в главе 10)[36] разгромный отзыв Маккаллока мешал репутации Мальтуса до конца жизни[40] , сторонники: Томас Чалмерс, О.Noetics, Ричард Джонс и Уильям Уэвелл из Кембриджа.[41]

Мальтус умер от болезни сердца 23 декабря 1834,  с расщелиной губы и неба[43] (волчья пасть мешала его речи: врожденные дефекты родственников.[44]сын Генри стал викарием Эфингем, Суррей, в 1835 году,  женился на Софии (1807-1889), дочери епископа У.Оттера, и умер в августе 1882, в возрасте 76 лет, средняя дочь, Эмили, умерла в 1885 году, пережив своих родителей, братьев и сестер.[34]

эссе по принципу населения (1798), что рост населения, как правило, расширяется в разы относительно основных ресурсов и в результате влечет бедствия: «Но во всех обществах, даже  наиболее порочных, тенденция к добродетельной привязанности..сила увеличения населения. ..постоянно имеет тенденцию подвергать низшие классы общества стрессу и предотвратить любое большое постоянное улучшение их состояния». — Мальтус, Т. Р. 1798. Глава II, стр. 18 в Оксфорд мировой классики. Удерживать население в рамках ресурсных ограничений могут  положительные пр., которые повышают смертность; и профилактические, которые снижают рождаемость. Положительные включают в себя голод, болезни и война; превентивные : аборт, противозачаточные, проституция, отсрочка брака и безбрачия.[45]

Быстрый рост мирового населения прошлого века является примером, как и описания социально-демографической динамики сложных доиндустриальных обществ, неомальтузианства и математических моделей долгосрочной исторической динамики.[46]

Мальтус писал, что в период изобилия ресурсов население может удваиваться за 25 лет. Если пропитание для человека то, что земля предоставляет, должно было быть увеличено каждые двадцать пять годы количеством, равным, что весь мир в настоящее время производит, это позволило бы власть производства в земле быть абсолютно неограниченным, и его отношение увеличения очень больше чем мы можем себе представить, что любые возможные усилия человечества могли бы сделать это….еще способность населения быть силы высшего порядка, рост человеческого вида может только быть соизмеримо с увеличением средств к существованию, постоянное действие сильного закона необходимости, …на большой мощности. — Мальтус Т. Р. 1798. Эссе по принципу населения. Глава 2, стр. 8[47]

В более поздних изданиях его если общество опирается на людские страдания, чтобы ограничить рост населения, то источник страданий (например, голод, болезни и войны) неизбежен для экономических циклов. С другой стороны, «профилактические» общества рождаемости,  поздние браки, могут обеспечить высокий уровень жизни для всех, а также повышению экономической устойчивости.[48] Относительно возможности освобождения человека от этих ограничений, Мальтус выступал против различных мыслимых, что совершенствование сельского хозяйства может увеличиваться без предела.

Во взаимосвязи населения и экономики, когда население рабочих растет быстрее, чем производство продовольствия, реальные зарплаты падают, потому что рост населения увеличит стоимости жизни (например, расходы на питание), трудности  обзавестись семьей и снизит темпы прироста населения, пока падает численность, снова приводит к росту реальной заработной платы.

Во втором и последующих изданиях Мальтуса уделял больше внимания для моральных ограничений, как лучшее средство смягчения бедности низших классов.»[49] 1798: эссе по принципу населения, как оно влияет на будущее улучшение общества, с замечаниями на размышления г-на Годвина, месье Кондорсе и других писателей.. Анонимно опубликовал. 1803: второе и значительно Расширенное издание: э…ее прошлое и настоящее воздействие на человеческое счастье; с запросом на наши перспективы уважая удаления или смягчения зла. Авторство признал. 1806, 1807, 1816 и 1826: выпуски 3-6, с относительно небольшими изменениями из второго издания. 1823: статьи о населении из Британники.

В 1800: нынешняя высокая цена положения — памфлет Мальтуса утверждает, вопреки представлениям, сложившимся, что жадность посредников и высокая цена вытекает из плохих законов, которые «увеличивают  процент к цене зерна.» Таким образом, учитывая ограниченное предложение, закон взвинтит цены на предметы первой необходимости. Но  в период нехватки , за счет повышения цен  более равномерно, на самом деле производят благотворное влияние.[51]

1814: замечания о последствиях хлебных законов

Хотя правительство в Великобритании регулировало цены на зерно, хлебные законы приняли в 1815 году. В конце наполеоновских войн, парламент принял закон, запрещающий ввоз иностранного зерна в Великобританию до внутренней стоимости 80 шиллингов за четверть. Высокая цена вызвала стоимости продуктов питания и волнение среди рабочего класса в городах, беспорядки в Лондоне и «манчестерскую бойню» (1819- Манчестер.[52][53]

В этой брошюре, напечатанной в ходе парламентской дискуссии, Мальтус ориентировочно поддержал свободных торговцев, с учетом увеличения расходов на привлечение британских — более дешевых зарубежных источников.

В 1820 году Мальтус опубликовал принципы политической экономии (1836: второе издание опубликовано посмертно) для соперника Рикардо принципы (1817).[54] он, и его 1827 определения в политической экономии, защищал Сисмонди  закон, в действительности государства «не может быть никакого общего потока».

ХроноЛ: 1807. Письмо … М. п. на предложенный им законопроект О внесении поправок в  законы о бедных, — 1808. пенс коммерции. Эдинбург Комментарий 11Января, Newneham и другим о состоянии Ирландии. 12, Июля, 1809.  14 апреля, 1811. Обесценении бумажной валюты.  17Февраля 1812. Брошюры на вопрос слитков.  18Августа,

1813. Письмо Лорд Гренвилл. 1817. Заявление Восток-Индия колледжа. 1821. Годвин на Мальтуса. Эдинбург Комментарий 35, Июля, 362-377.

1823. Меры стоимости, указано и показано; высоких и низких цен. Ежеквартальный Обзор, 29 (57), Апрель, 1824. Политическая экономия.  30 (60), Январь,

1829. О мере условия, необходимые для поставки товаров. Сделки Королевского общества литературы Соединенного Королевства. 1, 171-180.  … срок стоимости товара. С 2, 74-81.

эссе о законе народонаселения § Прием и влияние.

Мальтус разработал теорию  несоответствий спроса и предложения, которые он назвал излишком (перепроизводства), прообраз более поздних работ поклонников, см.Джон Мейнард Кейнс.[55]

прирост населения неизбежен всякий раз, когда условия улучшаются, препятствуя утопии: «власть населения бесконечно больше, чем власть на земле, чтобы произвести пропитание для человека».[5] в качестве Англиканского священника, Мальтус видел это божественной наукой добродетельного поведения.[6] Т.о. рост народонаселения неизбежно ограничивается средствами существования, идет, когда средства существования увеличиваются, и превосходит способность населения — питания, ввиду моральных ограничений, влечет порок и нищету.[7]

Он критиковал законы о бедных, ведущих к инфляции, а не повышению благосостояния бедных слоев населения[8] и поддержал налоги на импорт зерна (зерновые законы), потому что продовольственная безопасность важнее, чем максимизации богатства.[9]  В эволюционной биологии его прочли Чарльз Дарвин (в 1938) и Альфред Рассел Уоллес[10][11] и остается дискуссионным.

демографию до экономики, «Observations on the Effects of the Corn Laws» (1814) — в защиту хлебных законов; «An Inquiry into the Nature and Progress of Rent» (1814) — теория земельной ренты до позднее развитой теории Давида Рикардо; «Принципы политической экономии» (1820) — в основном содержит полемику с Рикардо и Сэем, доказывается возможность общего перепроизводства товаров и даётся объяснение промышленным кризисам, 1826 — отметивший «первый промышленный» (1-й волны промышленной революции), похоронивший Рикардо. В «Очерке о законе народонаселения» с 1798 г.  биологические следствия продолжения рода определяют физические способности увеличения питания, продовольственных ресурсов, Народ — население строго ограничено средствами существования и его рост может быть остановлен  причинами, само(нрав)воздержания и несчастья (эпидемии, голод и войны, как борьба за существование; через век так объясняли 1 МВ Кейнс и кайзер в 1914 г., требуя Германии с 75 млн. 220 к 1940). Он заключает, что народонаселение растёт в геометрической прогрессии, а средства существования — в арифметической.

Это критикуют за некорректную миграционную статистику (не учитывает эмигрантов), механизмы саморегуляции численности человечества, его демографический переход (переход от геометрического дем-взрыва в 1970-х к линейному росту, ок.90 млн.в год, — арифметической прогрессии Мальтуса; в англ.пром.революции намечался в крупных городах, с меньшинством населения, в настоящее время все континенты и развитые страны, ПРС против РС).

В экономике это означал закон убывающего плодородия почвы. Мальтус считал, что ни накопление капитала, ни научно-технический прогресс не компенсируют ограниченность природных ресурсов. Количественно и качественно развитие теории в ЕЗ начали в биологии[4][5] через Дарвина и математических моделей популяционной биологии, начиная с логистической модели Ферхюльста.  Мальтузианская ловушка ,  сокращение численности населения ведёт к увеличению среднего дохода на душу населения, вопреки А.Смиту, в 1920-x развивали теории оптимальной численности населения,  максимума дохода на душу населения, в аналитике позволяет судить о недо- или перенаселении.

Сдерживание роста населения объяснялось естественными препятствиями (война, голод, мор), высокой смертностью; превентивным фактором (аборт, детская смертность), уменьшением темпов рождаемости. Проявление «нищеты и порока» «Моральные ограничения» — увеличение возраста вступления в брак, строгие сексуальные воздержания до брака. Однако сам Мальтус, как и остальные люди эпохи, считал меры по ограничению рождаемости делом крайне греховным. (мальтузианцы выступали за ограничение рождаемости, обосновывая это его теорией, в 1920-х «принцип перенаселения» Мальтуса уступил место «недонаселённости» Кейнса. После Второй Мировой войны теория Мальтуса вновь стала популярной в развивающихся странах.

Идеи Мальтуса получили развитие в  Мальтузианстве и неомальтузианстве,  Социальном дарвинизме, геополитике и теории «жизненного пространства» (Карл Хаусхофер). На русский язык — Опыт о законе народонаселения или изложение прошедшего и настоящего действия этого закона на благоденствие человеческого рода, с приложением нескольких исследований о надежде на отстранение или смягчение причиняемого им зла, перевели в СПб.: тип.И.И.Глазунова, 1868. Туган-Барановский М. И. дал Очерки из новейшей истории политической экономии: (Смит, Мальтус, Рикардо, Сисмонди, историческая школа, катедер-социалисты, австрийская школа, Оуэн, Сен-Симон, Фурье, Прудон, Родбертус, Маркс). — СПб.: Изд. журнала «Мир божий», 1903. — С. 61-74 — Мальтус, Томас-Роберт // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Маркс и марксисты — Люксембург Р. Глава четырнадцатая. Мальтус // Накопление капитала: Том I и II. — 5-е изд. — М.Л.: Соцэкгиз, 1934. — С. 148-152. — XLIV, 463 с.

Блауг М. в 100 великих экономистов до Кейнса (= Great Economists before Keynes: An introduction to the lives & works of one hundred great economists of the past (СПб-2008. — С. 187-190. Библиотека «Экономической школы», вып. 42) дает анализ — Теория перепроизводства Мальтуса // Экономическая мысль в ретроспективе = Economic Theory in Retrospect. — М.: Дело, 1994. — С. 150-160. — XVII, 627 с. —  Т. Р. Мальтус // Всемирная история экономической мысли: — М.: Мысль, 1988. — Т. II.

  • Э.Скрудж из Рождественской истории  Чарльза Диккенса представляет идеи Мальтуса,[56] объяснение, почему он отказывается пожертвовать бедным и обездоленным: «если они скорее умрут, им лучше сделать это, и тем сократит излишек населения». Диккенс писал о Мальтузианской проблеме в трудные времена и другие романы, нападках на Утилитаризм, как Смит и Бентам, — «несправедливые и бесчеловечные люди.[57]
  •  Олдос Хаксли, дивный новый мир, касается рождаемости, в пробирке разведение позволило обществу сохранить свое население  на уровне контроля. Женщины должны нести контрацептивы все время, как «Мальтузианский пояс».
  • В популярном телевизионном шоу Мафиозо, Кевин Спейси сыграл Мэл Proffitt, самопровозглашенного «Мальтузианского», цитирует Томаса Мальтуса и держит бюст его изображения на дисплее. Видео игры Гидрофобия говорит про ЭКО-террористов «Мальтузианцев»,  Виктория 2 дает игроку и ИИ возможность исследования Мальтуса на благо для человека/ИИ страны.
  • В конце Urinetown, Бродвейский мюзикл про антиутопию ,  в ответ на катастрофические засухи, люди слишком бедны, чтобы платить за использование туалета и убивают как средство контроля населения, офицер Lockstock с криком «Здравствуй, Мальтус!» в финале.

Мальтусу и пищевым проблемам посвящена песня The Great Cull рок-группы Killing Joke, вышедшая в составе их альбома Absolute Dissent.

Отец- Дэниел Мальтус, «джентльмен из хорошей семьи, и собственных средств…,[12][13] друг Давида Юма и Жан-Жака Руссо«[14] дал ему образование на дому и в Уоррингтон Академии в 1782 — несогласной академии, закрытой в 1783 г. Гилберт Уэйкфилд научил его есть.[15] Мальтус вошел в колледж Иисуса, Кембридж в 1784 году. См.

«Кембрий» — связанный с кембриджской школой, выделен в 1835 году А. Седжвиком — выпускником Тринити-1К (формально от римского наименования Уэльса — лат. Cambria, как и девон, с Мурчисоном,- Силур, в 1840 году, Великая Девонская полемика границ с Каменноугольным предложили Девон), доказывавшим развитие жизни согласно учению Библии, катастрофизма и Лайеля (1830). Ниже описано, как он учил  Чарльза Дарвина (14ру- англ.18р.) до HMS Beagle (1820) и  критика его теории эволюции.

А. Седжвик (Adam Sedgwick; 22 марта 1785, Йоркшир, — 27 января 1873, Кембридж), ввёдя понятия девонского и позднее кембрийского геологических периодов от римского наименования Уэльса — лат. Cambria (с 3 отдела, 4-й ввел МК по стратиграфииInternational Chronostratigraphic Chart, 2008) для слоёв валлийских горных пород. Очевидно, поскольку кончил Тринити колледж, Кембридж, был Woodwardian профессор геологии с 1818 до смерти в 1873 году.[5] Родерик Мурчисон помог ему упорядочить карбон и Девон нижележащих слоев в 1830-х[7]и в дискуссии с Генри де ла Беч, Девонской полемике[8]

исследуя метаморфизм и конкреции, он первым различал стратификации, трещиноватость, и мюллеров клевадж, кроме Королевского общества с 1821 в 1844 был иностранным почетным членом Американской академии искусств и наук[9] , рабовладельцем Ямайки с £3783  компенсации за 174 рабов отмены рабства[10] в естественной теологии на стороне консерваторов, в феврале 1830 года в Геологическое Общество Лондона: «Не может быть еретическим, но то, что это не правда…. Противоречие лжи мы можем понять; но истины никогда не смогут воевать друг против друга. Я утверждаю, следовательно, что нам нечего бояться от результатов нашего расследования, при условии, что они следуют как трудоемкий, но безопасный путь честной индукции…не прийти к выводам против любой правды, ни физических, ни моральных, из любого источника, что истина может быть выведена».[11] Как геолог в середине 1820-х годов он поддержал Уильям Бакленда интерпретацией поверхностных отложений рыхлых пород и гравия, как «diluvium», относя к миру наводнения, и в 1825 году он опубликовал  «большой Яков» «вод общего потопа», Ноев потоп, в 1827 в Париже и Шотландии с Родерик Мурчисон описал «улучшение опыта и перемену ума (по крайней мере частично)…в  высокогорьи есть много признаков локальных операций с делювиальными…. Гумбольдт высмеивал, Прево, на Чарльза Лайеля с 1830  униформисты геологии говорили наводнений в различные даты, ушел 18 февраля 1831 года в отставку с поста президента геологического общества, отказался от своих прежних убеждений в теории Баклэнда.[12]

Он твердо верил, что виды организмов возникли в преемственности Божественных творческих актов на протяжении продолжительной истории. Любая форма развития, которые отрицали прямое творчество — меркантильные и аморальные, нравственные истины (постижение, которое отделяет человека от зверя) следует отличать от физических истин, и комбинировать их или стирать ведут к катастрофическим последствиям, для надежды на бессмертие. Он заявил в 1830 году, что Библейские геологи предложили «уродливое потомство еретических и фантастических выводов, философии ставя на посмешище»[13] в 1834 году продолжил: «они совершили глупость и грех dogmatizing,» «грешат против здравого смысла,» «писать нонсенс,» «глаза не могут спокойно смотреть на» правду и  «невежественные и бесчестные» теории, «ханжество и невежество, законов природы и природных явлений.[14] В сентябре 1844 в Британской Ассоциации содействия развитию науки в Йорке он достиг национальной знаменитости, защищая современную геологию против нападений, когда декан Йорка, преподобный Уильям Кокберн описал его как небиблейского и вся глава палаты собора отказалась сесть с ним, он выступал против консервативных газет, включая «Таймс»,  но когда Роберт Чемберс анонимно опубликовал собственную теорию универсального эволюционизма как  «гипотезу развития» в книге пережитки естественной истории творения (10.1844), в июле 1845 в Эдинбурге Обзор Рудименты «доходит до читателей как яркий и поверхностный, как Змей ложной философии, и просит их протянуть свои руки и срывать запретный плод»[16] сравнивая доводы Рудиментов с отпадением от благодати и от Божьей милости. В письме Лайелю, жалуясь на последствия его заключения «…Если книга была правдой, труд трезвой индукции не зря; религия-это ложь; человеческий закон-это масса глупости и несправедливости, мораль самогон; наши труды для темнокожего населения Африки — произведения безумцев; и мужчины и женщины не лучше зверей!»[17] ; позже он добавил длинное предисловие к 5-му изданию его проповеди на исследования Кембриджского университета (1850), остатки и теорий развития в целом.

Чарльз Дарвин был одним из его геологии студентов, в 1831 году, и сопровождал его в поездке в Уэльс ,  вел переписку на Бигле экспедиции, а  На происхождении видов в 1859 году, как Рудименты в 1844 году, он писал Дарвину: «Если я не думаю, что ты хороший и истино любящий человек, должен сказать вам, что… я прочитал вашу книгу с больше боли, чем удовольствия. Частью я сильно восхищался; часто смеялся, до боли; другие части я читал в абсолютной печали; потому что я думаю, что они насквозь лживы и тяжко озорны — Вы дезертировали после начала в том, что железно-дорога дает твердые физические истины—истинный метод индукции— пустив машины дикие, как епископ Уилкинсс Локомотивом, который должен был плыть с нами на Луну. Многие ваши широкие выводы основаны на предположениях, которые не могут быть ни доказаны, ни опровергнуты. Зачем тогда выражать их на языке механизмов философской индукции?»[18]

Седжвик рассматривал естественный отбор как «вторичное последствие известного первичными фактами. Развитие-это лучшее слово, потому что ближе к делу, фактам. Вы не отрицаете причинность. Я называю (в аннотации) причинность воли Бога: & я могу доказать, что он действует для блага своих созданий. Он также действует по законам, которые мы можем изучать & осмыслить—действуя по закону, и то, что называют как окончательную причину, я думаю, весь ваш принцип». «есть моральная или метафизическая часть природы, как физической. Человек, который отрицает это, глубоко в трясине глупости».  «был бы нанесен ущерб, который может озвереть это—& потопить человечество в низший сорт деградации, чем любой др.».[18]

Дарвина книгу он назвал «абсолютно ложным«,- «он отвергает все исходя из конечных целей; и, кажется, закрыл дверь на любой вид (правда слабенькие) Бога, природы, как проявлено в его произведениях. От первой до последней буквы это блюдо материализма, что умело готовят и подают вверх».[19] Много либеральных членов церкви (биологи Джордж Роллстон, Уильям Генри Фловер и Уильям Паркер) согласились с эволюцией.

 А. Седжвик (1867,  Седжвик-клуб,- старейшее студенческое геологическое общество в мире, был создан в его честь в 1880 году.[20]) т.о. создал классификацию кембрийских пород и вместе с Родериком Мурчисоном занимался изучением карбона и раннего девона, до конца жизни оставался глубоко верующим и доказывающим развитие жизни согласно учению Библии, от  катастрофизма Кювье 1820-х до градуализма Чарльза Лайеля (1830), и его ученик  Чарльз Дарвин писал ему в плавании на корабле HMS Beagle (1820), критиковал и отвергал его теорию эволюции, оставаясь другом

Исследовав морских беспозвоночных, Кембриджский Университет (колледж Христа) поощрил страсть Дарвина к естественным наукам[13] до его пятилетнего путешествия на ГМС Бигль, утвердившего его как выдающегося геолога, после его учившего Сиджвика (ввевшего и «наш Кембрий», см. 3К) и поддержки Лайеля униформистских идей,  публикация его дневника[14]  и анализ окаменелостей за время путешествия в 1838 г. привел его к книге о теории народонаселения и борьбы за существование Мальтуса.

Он прошел через Плиния общество естественной истории, где  радикальные демократические студенты с материалистических взглядов оспаривали религиозные[25] и Роберт Эдмонд Грант в исследованиях анатомии и жизненного цикла морских беспозвоночных в Ферт-оф-Форт, (27.3.1827 открывший черные споры в устрицахпиявки) восхвалял  эволюционные идеи  Ламарка и Дарвин вспомнил подобные в журналах своего деда Эразма.[26]  Он изучал геологию, включая полемику нептунистов (Neptunism и гранитоидный магматизм),   классификацию растений и в университетском музее, пренебрегая медициной. Поэтому  отец  ловко отправил его в Христа-колледж, Кембридж, учиться на бакалавра искусств (см. парсон, без  стипендии перешел на обычный курс в январе 1828 года[28] и предпочитал езду и стрельбу,  кузен Уильям Дарвин Фокс увлек жуками, с публикациями в Джеймс Френсис Стивенс  Британской энтомологии, у  профессора ботаники Джона Стивенса Henslow и парсон-натуралистов  естественной теологии,  дон «с Henslow», на выпускном экзамене в январе 1831 года, Дарвин  идет десятый из 178 кандидатов на обычную степень[30]

Дарвину пришлось остаться в Кембридже до июня 1831, в восторге от языка и логики У.Палея— свидетельства христианства[29] (1794), его увлекает естественная теология, или доказательства существования и атрибутами Божества (с 1802), аргумент для божественного дизайна в природе, объясняя адаптацию как Бог действует через законы природы.[31] он читал и предварительные рассуждения об изучении натуральной философии (1831), где Джон Гершель описал высшую цель естественной философии как понимание законов через индуктивные рассуждения ,  и Александра фон Гумбольдта с его личной историей научных путешествий в 1799-1804, планировал посетить Тенерифе в тропиках, и присоединился к Адаму Седжвику, геологии, ездил с ним летом на две недели представить «Кембрий» на карте слоев в Уэльсе.[32][33]  второй рейс HMS Бигл.

Маршрут из Плимута, Англия, Южная в Кабо-Верде, потом на юго-запад через Атлантический океан в Баия, Бразилия, юг, в Рио-де-Жанейро, Монтевидео, Уругвай, Фолклендские острова, вокруг оконечности Южной Америки, затем на север до Вальпараисо и Кальяо. К северо-западу от Галапагосских островов до плавание на запад через Тихий океан в Новую Зеландию, Сидней, Хобарт в Тасмании, и короля Георга звук в Западной Австралии. Северо-запад к островам Килинг, юго-запада на Маврикии и в Кейптауне, затем на северо-восток до Баии и на северо-восток обратно в Плимут.

 -1831-1836 Henslow предложил ему стать натуралистом, заштатное    место на ГМС Бигль (капитан Роберт Фицрой) для джентльмена , а не «просто сброда».[34]Роберт Дарвин возражал, но брат-в-законе, Джозайи Веджвуда II в согласился и внес фонд за его сына.[35] С 27 декабря 1831 г. почти пять лет с Фицроем, Дарвин провел большую часть времени на суше, исследуя геологию естественной истории обследованных  берегов.[9][37]  его образцы были отправлены в Кембридж, вместе с письмами, его журнала .[38]  морские беспозвоночные для экспертизы[39], начиная с планктона.[37][40] обнаружил, что белые полосы высоко в вулканических породах скал включают  ракушки. Фицрой дает ему первый том Чарльз Лайельс основы геологии, униформиские понятия земли за огромные периоды,[П] [41] , в Бразилии, Дарвин был в восторге от тропического леса,[42] , но не рабства, в Патагонии окаменелые кости гигантских вымерших млекопитающих наряду с современными ракушками указывали на недавнее исчезновение , без признаков изменения климата или катастрофы. Он выделил малоизвестный зуб Мегатерия и его связь с костной броней, как гигантская версия брони местных броненосцев. с гаучо Дарвин получил социальные, политические и антропологические идеи  революции, и узнал два вида нанду .[46][47] ступенчатые равнины гальки и ракушек в качестве поднятых пляжей как «центры сотворения» Лайеля, непрерывность и вымирания видов.[48][49]

2 октября 1836 Дарвин был уже знаменитостью в научных кругах (Henslow способствовал репутации его ученика, давая его письма)[64]  и поспешил в Кембридж, для самофинансирования господин ученый для описания коллекций на хранении[65]

Чарльз Лайель и  Дарвин встретились впервые 29 октября,   анатом Ричард Оуэн имел зал в Королевском колледже хирургов , чтобы работать на ископаемых костях, собранных Дарвином, как  гигантские вымершие наземные ленивцы , а также Мегатерия, неизвестного Scelidotherium и гиппопотам размера грызуна, череп Toxodon похожего на гигантского кабана.  Glyptodon, огромный броненосец[66][45] казался связью живых видов в Южной Америке.[67]

В середине декабря, Дарвин поселился в Кембридже, переписать журнал[68], идею, что южноамериканский континент медленно поднимается, Лайелль поддержал в геологическое Общество Лондона 4 января 1837 года, для Зоологического общества Джон Гулд счел, что Галапагосские птицы, Дарвин думал, что смесь черных Дроздов, «грос-клювы» и «зяблики», были, по сути, двенадцать отдельных видов вьюрков. 17 февраля, Дарвин был избран в Совет геологического общества, подчеркнув географическую преемственность видов и униформистских идей.[69]

В Лондоне специалист Чарльз Бэббидж,[70] описывал Бога как программиста законов, а его свободомыслие и брат Эразмус из Вигов, с писательницей Гарриет Мартино, пропагандировали Мальтузианство для их противоречивых бедных, правовых реформ, чтобы остановить перенаселение и нищету, по Униатски, она приветствовала радикальные последствия трансмутации видов, способствовал Грант и молодые хирурги под влиянием Жоффруа. Трансмутация была анафемой для Англикан, защищавших общественный порядок,[71] но авторитетные ученые открыто обсуждали эту тему и  Джон Гершель письмом восхвалял подход Лайелла как способ найти естественные причины происхождения новых видов.[61]

Гулд сказал ему, что Галапагосские пересмешники с разных островов были отдельным видом,  «королек» был также в финчу группы. [72] два нанду были также различными видами, и 14 марта Дарвин объявляет, каким образом их распределение изменилось отправляясь на юг.[73]

Страницы рукописных заметок, с эскизом линий ветвления.

Ин

В середине июля 1837 года Дарвин начал «Б» — записная книжка о трансмутации видов, на странице 36 написал «думаю» над своим видом эволюционного дерева. В Красном блокноте возможность того, что «один вид не изменяется в другую» мог объяснить географическое распространение живых видов, таких как нанду, и вымерших, как Macrauchenia, который напоминал гигантский гуанако. Его бесполое и половое размножение  в своих «Б» включает мутацию в потомстве «адаптировать и изменять гонке за изменение мира», объясняя Галапагосские черепахи, пересмешников и нанду. Он набросал генеалогические ветвления эволюционного дерева, «это абсурд, чтобы соединиться с одного животного больше, чем другой», отбрасывая идею  независимых линий Ламарка, фактически — групп периодической системы, развития к высшим формам.[74]

«Аналогия заставила бы меня сделать еще один шаг – допустить, что все животные и растения происходят от одного общего прототипа», хотя «аналогия может иногда быть неверным путеводителем», однако «Мы должны допустить, что и все органические существа, когда-либо жившие на земле, могли произойти от одной первобытной формы». А [1] разнообразия из видообразования , ответвления отдельных видов, от общего предка, как ветви дерева – от общего ствола, так и древо жизни[2]

 Дарвин из-за здоровья женился на кузине Эмме Веджвуд, девять месяцев старше, кормила его, инвалид, решая «жениться-не жениться», отметил «постоянный спутник и друг в старости … лучше, чем собаки», но «меньше денег на книги» и «ужасная потеря времени»[85] — навестив Эмму 29 июля, вопреки совету отца, упомянул идеи трансмутации.[86] Получив из казны грант в размере £1000, на  Зоология — путешествия Бигл,  эквивалент около $ 82,000 в 2015 году[75]  для его запланированных книг по геологии, согласился на нереальные даты с издателем.[76]  Викторианская эпоха записи своего журнала, в августе 1837 начались исправления печати, доказательств.[77]  Его дядя Джозайя указал, где пепел исчез под суглинок и предположил работу дождевых червей, вдохновляет «на новые и важные теории» в почвообразовании, представил в геологическом обществе на 1 ноября.[78] Уильям Уэвелл подтолкнул Дарвина взять на себя обязанности секретаря геологического общества, люди с практическим опытом, такие как фермеры и голубятников.[9][80] 

Мальтус и естественный отбор

В Лондоне Дарвин включает шестое издание Мальтусаэссе по принципу населения, и 28 сентября 1838 году, отметил, что «удвоение населения каждые двадцать пять лет, рост в геометрической пропорции», в геометрической прогрессии , превысит поставки продовольствия  до Мальтузианской катастрофы. Сравнив это с идеей ДеКандоля «враждующих видов» растений и борьбы за существование дикой природы, объясняя, как числа видов сохраняются примерно стабильно. Предел имеющихся ресурсов и благоприятных вариаций сделает организмами, приспособленными к выживанию и их потомство, а неблагоприятные изменения будут потеряны,  «конечная причина всего этого заклинивания, необходимо …адаптировать его к изменениям», так что «можно сказать, что есть сила, как сто тысяч могут пробовать и приспособится к нишам/ щели в экономике природы, вернее образуя пробелы, выбрасывая слабых.»[9][87] это приведет к образованию новых видов.[9][88]  в автобиографииВ октябре 1838 г., то есть через пятнадцать месяцев после того, как я начал свое систематическое проведение исследований, мне случилось прочитать ради развлечения Мальтуса о Народонаселении, и, будучи хорошо подготовлен оценить борьбу за существование, с повадками животных и растений, он сразу же меня поразил, что при таких условиях благоприятные изменения, как правило, должны быть сохранены, и неблагоприятные будут уничтожены. Результатом этого может быть образование новых видов. Вот, тогда, я, наконец, сознал, что есть теория, работ…»[89]

К середине декабря, Дарвин увидел сходство между отбором фермерами лучших в селекции, и Мальтузианским выбором случайных вариантов[90] как теорию естественного отбора, аналогию с  искусственным отбором селекции.[9]

В конце «Происхождение видов»«…из борьбы в природе, из голода и смерти непосредственно вытекает самый высокий результат, какой ум в состоянии себе представить, – образование высших животных. Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь с ее различными проявлениями Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм; и между тем как наша планета продолжает вращаться согласно неизменным законам тяготения, из такого простого начала развилось и продолжает развиваться бесконечное число самых прекрасных и самых изумительных форм».- сравнил развитие с законами Ньютона: …как планеты движет по орбите закон всемирного тяготения…и [130]«эволюционировали» — 1 в первых пяти изданий книги, т.к. «Эволюционизм» в то время был связан с другими понятиями, эмбрионального развития. Дарвин впервые использовал слово эволюции, в происхождение человека 1871 года, добавляя его в 1872 году в 6-м издании «происхождение видов».[131]

В 1882 году диагноз «грудная жаба«, что тогда означало коронарный тромбоз сердца, и»приступы стенокардии» с «сердечной недостаточностью»[157] в доме 19 апреля 1882 года, говорит Эмме: «я не боюсь смерти…скажи детям вспомнить, как хорошо им было со мной», «это почти стоит того, чтобы быть больным, чтобы нянчиться с тобой».[158] Уильям Споттисвуд (Президент Королевского общества) организовал погребения в Вестминстерском аббатстве, рядом с Джоном Гершелем и Исаак Ньютон[159][21] Он убедил большинство, что эволюция как спуск с модификацией правильны, совершил революцию идей, 6.1909 года, хотя немногие в то время соглашались с его мнением, что «естественный отбор был главным, но не единственным средством модификации»,  400  ученых со всего мира встретились в Кембридже, чтобы отметить его столетие и 50 лет учения о происхождении видов[160] — «затмение дарвинизма«,  альтернативные эволюционные механизмы оказались несостоятельны.  Соединение Менделевской генетики с естественным отбором, в 1918-30 — генетическая Теория естественного отбора[161] — Рональд Фишер, статистик, на математической основе принес  консенсус, что естественный отбор был основным механизмом эволюции, популяционной генетики и современный эволюционный синтез, с Ж. Б. С. Холдейн и Сьюэлл Райт, устанавливают основы для современных уточнений0] В память Чарльза Дарвина : список вещей, названных в честь Чарльза Дарвина — Дарвин звук, горы Дарвина в Андах на 25-й день рождения.[163] капитан Уикхем назвал порт Дарвин: близлежащий населенный пункт был переименован Дарвин в 1911 году, стал столицей австралийской Северной территории.[164] список таксонов, описанных Чарльзом Дарвином — более 120 видов и девяти родов были названы в честь Дарвина.[165] ..группы из танагры ,  Галапагосские острова стали в народе называть «зябликами Дарвина» в 1947 году…медаль Дарвина-Уоллеса с 1908 года Линнеевского общества в ЛондонеДарвин день стал ежегодным праздником, в 2009 году во всем мире для двухсотлетию и 150-лет  «происхождение видов».[167] в Великобритании с его портретом 10 фунтов банкноты печают с Колибри и с HMS Бигл, банком Англии.[168] статуя Дарвина можно увидеть в главном зале музея естественной истории в Лондоне.[169] и в  основании Христа в КембриджеДарвин-колледж, аспирантура при Кембриджском университете, назван в честь семьи Дарвина.[170]

Дарвина дети: смотри также: Дарвин–Веджвуд семьи
Уильям Эразм Дарвин (27 Декабря 1839 – 8 Сентября 1914)
Энн Элизабет Дарвин (2 Марта 1841 – 23 Апреля 1851)
Мэри Элеанор Дарвин (23 Сентября 1842 – 16 Октября 1842)
Генриетта Эмма «Этти» Дарвин (25 Сентября 1843 – 17 Декабря 1927)
Джордж Говард Дарвин (9 Июля 1845 – 7 Декабря 1912)
Элизабет «Бесси» Дарвин (8 Июля 1847 – 8 Июня 1926 Года)
Фрэнсис Дарвин (16 Августа 1848 – 19 Сентября 1925)
Леонард Дарвин (15 Января 1850 – 26 Марта 1943)
Гораций Дарвин (13 Мая 1851 – 29 Сентября 1928)
Чарлз Уоринг Дарвин (6 Декабря 1856 – 28 Июня 1858)

Из десяти детей двое умерли в младенчестве, Энни в возрасте десяти лет, он опасался, что они, возможно, унаследовали слабость от инбридинга из-за тесных родственных связей со своей женой и кузиной, Эмме Веджвуд, сравнивая его с преимуществами пересечения многих организмов[171], но большинство выживших детей и многие их потомки продолжили блестящую карьеру (см. Дарвин-Веджвуд семьи).[172] Джордж, Фрэнсис и Гораций — стипендиаты Королевского общества,[173]  астроном,[174] ботаник и инженер, посвящены в рыцари.[175]   Леонард был солдатом, политиком, экономистом, евгеник и наставник статистик и биолог Рональд Фишер.[176]

Основные идеи близки теодицее Палея и Томаса Мальтуса, где голод, как следствие законов, милосердного Творца, дает в целом положительный эффект, хорошей адаптации (но не «дизайн,[179] боль и страдания, такие как ихневмон осы, парализующей гусениц в качестве живого корма для своих яиц).[142] Дарвин думал о религии как о племенной стратегии выживания, отказаться от идеи Бога в качестве абсолютного законодателя, с проблемой зла[180][181], в 1879 году писал, что «я никогда не был атеистом в смысле отрицания существования Бога. – Я думаю, что вообще … агностик будет самое правильное описание моего состояния ума».[92][183]

В «История Леди Хоуп» 1915 он вернулся в христианство на одре болезни, ложно?[185] Критиковали «так называемые человеческие расы как отдельные виды», что мужская возвышение над женщинами является результатом полового отбора, см. Антуанетт Браун Блэквелл в полов в природе.[189]

Дарвина заинтриговал его полу-двоюродный брат Фрэнсис Гальтон, в 1865 году  статистический анализ наследственности морально-психического, черты характера могут передаваться по наследству, и принципы селекции животных можно применить к людям. В происхождении человека Дарвин отметил, что помогая слабым, чтобы выжить, семьи могли потерять преимущества естественного отбора, но без такой помощи под угрозой инстинкт симпатии «самой благородной части нашей природы», и такие факторы, как образование, более важны. Когда Гальтон предположил, что публикация может стимулировать смешанные браки в «касту» из «тех, кто от природы одарен», Дарвин думал, что это «единственным возможным, но, боюсь, утопическая план процедуры в улучшения человеческой расы», предпочитая просто пропагандировать важность наследства и оставить решения физических лиц.[190] Френсис Гальтон назвал эту область исследований «евгеника» в 1883 году.[ВИИИ]

Томас Мальтус утверждал, что рост населения сверх ресурсов, предписан Богом, чтобы заставить людей работать продуктивно и сдержать семьи, в 1830-е оправдали работные дома и либерализация экономики.[191] Герберт Спенсер в 1851 в книге Социальная статика, идеи человеческой свободы и свободы личности, близки Ламарка эволюционной теории.[192]в 1859 году, критики высмеяли его описания борьбы за существование как Мальтузианское обоснование для английского промышленного капитализма того времени. Термин дарвинизм был использован для эволюционного обоснования Спенсера, как «выживание наиболее приспособленных«, «свободный рынок», Геккеля с расистскими идеями человеческого развития, войны, колониализм и империализм, «зависимость одного существа на другое»; пацифисты, социалисты, либеральные социальные реформаторы и анархисты, как Петр Кропоткин подчеркнули значение сотрудничества в борьбе внутри вида.[193].[194] «Затмение дарвинизма«, научный фундамент для евгеники Менделевской генетики, убрать «чистюлей» в Америке, Канаде и Австралии, и евгеника в США введена обязательная стерилизация, до нацистской евгеники [ВИИИ]  «социальный дарвинизм» как уничижительный термин в 1940-х годах использовал  Ричард Хофстэдтер , чтобы напасть на невмешательстве государства в экономику, консерватизм, как и Уильям Грэм Самнер , которые выступали против реформ и социализма…Чарльза Дарвина библиография — с путешествия на Бигле, как геолог решил головоломку образования коралловых атоллов, и как биолог, опубликовал научную работу о моллюсках.  происхождение человека и выражение эмоций у человека и животных  и его способность к движению у растений были новаторские, как и последняя — формирование растительных форм посредством действия червей.[196][197]

Ниже мы покажем, как эти же идеи решали разные Дарвины.

Самый знаменитый второй (8ру-2а)  сын Чарльза Дарвина, в отличии от него Сэр Джордж Говард Дарвин (англ. Sir George Howard Darwin; 9 июля 1845, Даун, Кент — 7 декабря 1912, Кембридж) — астроном и математик, . Член Лондонского королевского общества (1879), иностранный член-корреспондент Петербургской академии наук (1907). Научные работы посвящены в основном небесной механике, теории приливов, космогонии, теории устойчивости вращающихся жидких тел.

С 1856 года в Клэпхеме (Clapham Grammar School) его учил математике и естественным наукам преподобный Чарльз Притчард, впоследствии профессор астрономии Оксфорда, пионер научного образования[2] повлиял на будущее Джорджа[3], в 1863 году не получившего стипендию колледжа Святого Джона (St. John’s College) в Кембридже, в Тринити-колледж изучал математику (с 1866 году получил стипендию) поздно (Лорд Мултон (англ. John Fletcher Moulton), учившийся вместе, вспоминал: (Tripos…не проявлял ничего из той колоссальной энергии и готовности взять на себя бесконечные беспокойства впоследствии. ..небрежно.[4]

В январе 1868 года Дарвин вторым в списке сдававших (Second Wrangler) получил степень бакалавра искусств, членом Тринити-колледжа сошёлся с братьями Артуром, Джеральдом и Фрэнком Бальфурами  и лордом Рэлеем,  дружил всю жизнь[5]. Он после юриспруденции и 1874 году адвокатов (The Bar) решил вернуться к науке, с 1869 года испытывал проблемы с пищеварением (слабость и  дискомфорт, лечил врач сэр Эндрю Кларк), в декабре 1870 — январе 1871 года в сицилийской экспедиции по наблюдению солнечного затмения[6], 10.1873 года  вернулся в Тринити-колледж, писал полупопулярно по мат-статистике, ограничения свобод брака с точки зрения евгеники. Против критики биолога Джорджа Миварта (англ. George Mivart) её защищали Томас Гексли и Чарльз Дарвин, и  Джордж  заинтересовался эволюцией гео-строения Земли, в отличии от Лайеля-Дарвина, через влияния на него приливов и отливов,   математическое описание космогонии,  с Уильямом Томсоном (лордом Кельвином), считал своим учителем и другом. С ноябре 1877 года выдвигался в члены Лондонского королевского общества, был избран 6.1879, с 1.1883 — профессором астрономии и экспериментальной философии (Plumian Professor of Astronomy and Experimental Philosophy), читал лекции по прикладной математике, принимал участие в работе различных университетских советов и объединений, в том числе Финансового совета (Financial Board) и Совета сената (Council of the Senate)[8]. В Met Office он, Джордж Стокс и Фрэнсис Гальтон для математических методов прогнозирования погоды,  гармонического анализа, наблюдений на метеостанциях не внёс формального вклада[13]. Член Королевского астрономического общества с 1879 года и его президент в 1899—1900 годах, президент Кембриджского философского общества (в 1890—1892 и 1911—1912 годах), консультировал гос топографов Ordnance Survey, триангуляционные, гравитационные и геодезические измерения в Индии и Африке, 1898 году был  британским представителем в Международной геодезической ассоциации, в 1907 году её вице-президентом, выступал за активное международное сотрудничество, соединяя через Памир русские и индийские триангуляции (напоминая «большую игру» Кима Киплинга). С 1904 года президентом Британской ассоциации (см. British Science Association) возглавлял её во время южноафриканского съезда (Кейптаун, открытие моста через водопад Виктория на реке Замбези (см. Victoria Falls Bridge), вернулся  через Суэц) удостоен рыцарского звания и ордена Бани[14].В августе 1912 года президентом пятого Международного конгресса математиков в Кембридже[15]   страдал от злокачественной опухоли, умер 7.12.12. Гвен Раверат, его дочь, вспоминала: Всё в мире было интересным и удивительным для него, а он мог заставить других людей почувствовать это. У него была страсть отправляться куда угодно и смотреть что угодно, изучать каждый язык, узнавать технические детали любой профессии, и всё это явно не с точки зрения учёного или коллекционера, а с глубоким чувством романтики и интереса ко всему вокруг… Все виды войн и битв интересовали его, и, я думаю, он любил стрельбу из лука скорее потому, что она была проникнута романтикой, чем потому, что это была игра.[17]

Его племянник Бернард: Он был готов принять приятность и вежливость других людей в их видимом значении и не обесценивать их. Если они, казалось, рады видеть его, он верил… и не беспокоил себя сомнениями, действительно ли он нравится людям.[16]

Лорду Мултону говорил, что «питал отвращение к арифметическим вычислениям, и что эти расчёты были скучны и мучительны для него, как и для любого другого человека, но что он понимал, что они должны быть проведены, и что невозможно заставить кого-то ещё делать их.[4] (англ.)  [

Продолжение эволюции в космогонии, прошлом Земли и Солнечной системы, не ограничивал  анализом вычислений и количественным результатам перед качественными оценками[18]    гипотезы и предположения (Эрнест Уильям Браун, ученик Дарвина: Демонстрация необходимости количественного и всестороннего анализа проблем космогонии и небесной механики была, пожалуй, одним из его основных вкладов в науку…отмечает целую эпоху.[19]

В некрологе«Таймс» «без новой аппаратуры и элегантных методов; его проблемы были решены «лобовой атакой», преодолением их сопротивления с полной решимостью.[2]

В 1876 — влияния геоизменений на положение земной оси не могут быть существенным, сократив число гипотез о геологическом прошлом Земли, обсуждали Лорд Кельвин с Лондонским королевским обществом, стало главной темой космогонии[20]. Предположил, что её наклон есть результат действия приливов на подвижные части Земли, в 1879 году он рассмотрел приливные деформации вязких и полуупругих сферических тел, показал, что вязкость приводит к значительному уменьшению амплитуды приливов и их задержке по фазе, большой эффективной жёсткости Земли как целого[21]. Вращение вязкого сфероида (Земля) в условиях приливного влияния как одиночного (Луна), так и пары соседних тел (Луна и Солнце) зависит от вязкости, например, при малой в древнем расплаве нулевой наклон оси неустойчивее больших, а приливы приводят к постепенному увеличению расстояния между этими телами и возрастанию периода обращения Луны вокруг Земли и Земли вокруг своей оси, миллионы лет были намного ближе — к небулярной гипотезе Лапласа, что Земля и Луна  образовывали единое вращающееся тело,  в неустойчивом состоянии равновесия, с распадом[22], согласно Дарвину, может быть из-за синхронизации солнечного прилива с периодом собственных колебаний их[23].

На первом этапе изучения ранней истории системы Земля — Луна (1879—1882) от разрыва до современных получил значения продолжительности дня и месяца, наклона земной оси, наклона и эксцентриситета лунной орбиты (у других систем спутников и Солнечной системы в целом  приливы не играли существенной роли). На втором этапе Дарвин рассмотрел форму почти соприкасающихся тел, возмущаемую приливными силами, и единого тела, в задаче о фигурах равновесия жидких тел (сфероид Маклорена, эллипсоид Якоби, объект грушевидной формы), эволюции их у Анри Пуанкаре. В начале XX века Дарвин развил метод эллипсоидального гармонического анализа и применил его к проблеме устойчивости жидких грушевидных фигур[24]. В другой популярной в то время гипотезе происхождения Солнечной системы —  планетезималей, рост планет в результате агрегации малых масс («метеоритов») при столкновениях вероятнее газовой туманности, однако эта метеоритная гипотеза не может объяснить распределение планет и спутников по орбитам[25]. Но при определённых условиях один и тот же результат может дать развитие как туманности, так и совокупности метеоритов, слипающихся при столкновениях[26][27].

Его гармонический анализ и  метод предлагал использовать различные счётные устройства. В 1891 году традиционную Бэйкерианскую лекцию (см. Bakerian Lecture) он посвятил проблеме предсказания приливов и дал метод составления специальной таблицы для вычисления времени их, с анализом наблюдений приливов в Антарктике Роберта Скотта на корабле «Дискавери». Для двухнедельных приливов это дало  распределение воды и суши и рассчитать жёсткость Земли как целого, сравнимую с жёсткостью стали[28][29]. В популярных сочинениях о приливах, в энциклопедии «Британника», лекций в Бостоне (см. Lowell Institute) в 1897 году[30].

В небесной механики он соединял идеи 1К, Ньютона и Дарвина,  проблему трёх тел после Джорджа Уильяма Хилла и Анри Пуанкаре, с точностью рассчета движения Луны, приближения бесконечно больших-малых масс Солнца и Луны после 1893 года  заменил спутником конечной массы, обнаружил новые семейства периодических орбит 3 и  устойчивости[31]. См. G. H. Darwin. Tides // Encyclopædia Britannica, Ninth Edition. — 1875—89. Problems connected with the tides of a viscous spheroid. —1879—1882. The tides and kindred phenomena in the solar system. — Boston: Houghton, 1899. Издание на русском языке: Дж. Г. Дарвин. Приливы и родственные им явления в Солнечной системе. — 2-е изд. — М.: Наука, 1965.

 Scientific papers: Oceanic tides and lunar disturbances of gravity. — Cambridge: University Press, 1907. — Т. 1….Tidal friction and cosmogony. —  1908. — Т. 2. Figures of equilibrium of rotating liquid and geophysical investigations. — Т. 3. Periodic orbits and miscellaneous papers. — 1911. — Т. 4.   Supplementary volume, containing biographical memoirs by Sir Francis Darwin and Professor E. W. Brown, lectures on Hill’s lunar theory, etc… — Cambridge: University Press, 1916. — Т. 5.

 Дом Newnham Grange, ныне одно из зданий колледжа Дарвина

Весной 1883 года Дарвин познакомился с дочерью филадельфийского инженера-изобретателя  из гугенотской семьи, перебравшейся из Франции в Америку в начале XVIII века, Мод дю Пюи (Maud Du Puy), в Кембридже у ее тёти[9] и в городе Эри (Пенсильвания) была свадьба[10]. В марте 1885 года Дарвин приобрёл дом Newnham Grange на берегу реки Кэм (Сейчас университетский колледж Дарвина, см. Darwin College.), из пятерых детей Чарльз Галтон Дарвин также стал членом Лондонского королевского общества, старшая дочь, Гвен Раверат (англ. Gwen Raverat), — известной художницей-ксилографом[11]. Его королевский теннис в 1895 году чуть не унес глаз, в стрельбе из лука выбор стиля, положения головы и рук, с анализом -критикой традиционного способа подсчёта очков[12]. Он имел много наград, почётные докторские степени Оксфордского, Дублинского, Пенсильванского, Московского, Гёттингенского университетов, член-корреспондент Прусской, Венгерской, Парижской, Петербургской академий наук и других обществ.

 Джордж Говард Дарвин, как сын Чарлза Дарвина, продолжил их гены и память как отец Сэра — Sir Charles Galton Darwin; 18 декабря 1887, Кембридж — 31 декабря 1962, Кембридж) —  физик-теоретик и математик Лондонского королевского общества (1922) по теории дифракции рентгеновских лучей, статистической механике (метод Дарвина — Фаулера), квантовой физике (квантовомеханическая теория эффекта Зеемана, теория электрона дираковского типа и др.). В качестве общественного деятеля много внимания уделял проблемам народонаселения и евгеники.  Его мать, американка Мод дю Пюи (Maud du Puy), была дочерью филадельфийского инженера-изобретателя[1], а крёстными отцами были основоположник евгеники Фрэнсис Гальтон и знаменитый физик лорд Кельвин, с 16-лет специализировался в математике, в Гёттингене с  Карлом Рунге[2]. В 1906 году Дарвин поступил в Тринити-колледж Кембриджского университета, учил Джозеф Лармор, в то время Лукасианский профессор в Кембридже, и Херман (Robert A. Herman), сдал Mathematical Tripos пятым (fifth wrangler)[3] и в 1910 году  начал работать в Манчестерском университете под руководством Эрнеста Резерфорда, читал курсы термодинамики и кинетической теории газов, после физики атмосферы и радиоактивного распада тория (совместно с Эрнестом Марсденом) занялся проблемой поглощения и рассеяния альфа-частиц веществом, ядром Резерфорда[4] с критикой Нильсом Бором стала отправным пунктом первой квантовой теории атома[5]. После приезда Бора в Манчестер Дарвин обсуждал с ним и Генри Мозли роль атомного номера (гипотезу Ван-дер-Брука, которого Резерфорд потом пытался заменить Мозли, убитым в 1 Мировой, прорыве Дарданелл Черчилля) в последовательности расположения элементов в периодической таблице Менделеева и возможность экспериментальной проверки[6]. Их развитие с 1913 года теории дифракции рентгеновских лучей см.ниже. С Первой мировой войны он присоединился к Корпусу королевских инженеров, в возглавляемых Уильямом Лоуренсом Брэггом работах по звуковой локации вражеских снарядов (до радаров 2 МВ). В 1917 году Дарвин был награждён Военным крестом и отправлен в распоряжение Королевских военно-воздушных сил для исследования шумов, издаваемых самолётами[7].

В 1919 году Дарвин был избран членом колледжа Христа (Christ’s College) в Кембридже и до 1922 года читал лекции, консультант по математике в Кавендишской лаборатории, с Ральфом Фаулером, см.ниже их вопросы статистической механики[8]. В 1922 году Дарвина приглашал  Калтех и через Южную Америку  он напомнил  путешествия на корабле «Бигль»[7]. Работы 1920-30-х см.ниже

В 1936 году Дарвин стал админ.- магистром колледжа Христа Кембриджского университета, в 38 директором Национальной физической лаборатории после  Уильяма Брэгга, в 1939 году  вице-президентом Лондонского королевского общества[9]. С Второй мировой войны Дарвин занялся реорганизацией лаборатории, для противовоздушной обороны и  радаров. В 1941 году направлен в Вашингтон  руководителем координации британских, американских и канадских учёных, в сфере и разработки атомного вооружения, в 1941—1944 годах он занимал пост президента Лондонского физического общества[13], из электронно-вычислительной техники в специально образованных подразделениях лаборатории создавали один из первых британских компьютеров Pilot ACE. В 1949 году Дарвин вышел в отставку, но оставался членом исполнительного комитета лаборатории с 1953 по 1959 год[11], занялся общественной деятельностью, вопросами народонаселения президентом Общества евгеники в 1953—1959 гг., в составе государственных и общественных миссий посещал различные страны мира: Индию (1937/38, 1946/47, 1956), Ирак (1947) и Таиланд (1953) по линии ЮНЕСКО, Австралию и Новую Зеландию с лекциями (1956) и т. д.  был членом британской делегации на заседаниях Комиссии ООН по атомной энергии, принимал участие в Пагуошском движении и праздновании в 1959 году юбилея своего деда, Чарлза Роберта Дарвина[12], По словам нобелевского лауреата Джорджа Паджета Томсона[4]:

В 1913 году он с Генри Мозли, используя методы Брэггов, дифракции рентгеновских лучей,   измерили интенсивность отражения их кристаллом по  ионизации вещества, в феврале и апреле 1914 года Дарвин заложил основы динамической теории дифракции рентгеновских лучей[7]. заниженную величину эффективности, расхождение связал с несовершенством реальных кристаллов и в своей мозаичной модели, предположил кристалл из различно ориентированных блоков, расположенных на разных глубинах от поверхности образца, складывая увеличение интенсивности отражения [14], уточнив в 1922 года температурные эффекты и  связь с рассеянием излучения отдельными атомами, классически[7]. По словам Уильяма Лоуренса Брэгга[7], С тех пор формулы, установленные Дарвином, являлись основой для интерпретации количественных измерений… Рентгеновские кристаллографы всегда считали эту оригинальную и полную воображения работу Дарвина, проведённую на таком раннем этапе развития тематики, одним из лучших его вкладов в науку(The formulae which Darwin established have been the basis for interpreting quantitative measurements ever since… X-ray crystallographers have always regarded this imaginative and original work of Darwin, produced at such an early stage of the subject, as one of his finest contributions to science) См. H. G. J. Moseley, C. G. Darwin. The reflexion of the X-rays // Philosophical Magazine Series 6. — 1913. C. G. Darwin. The reflexion of X-rays from imperfect crystals // Philosophical Magazine Series 6. — 1922. — Vol. 43, № 257. — P. 800—829.

В 1922 году он с Ральфом Фаулером рассмотрел классическую статистику невзаимодействующих частиц и показал, что состояние газа удобнее описывать в терминах средних (а не наиболее вероятных) величин и статистических интеграловметода перевала — метод Дарвина — Фаулера[15]. давая и термодинамику[8].

Дарвин  осознал необходимость дальнейшего отказа от классических представлений, в  неопубликованной статье 1919 г.[18]: давно уже считал, что фундаментальные основы физики находятся в ужасном состоянии. Большие достижения квантовой теории всё время подчёркивали не только её значение, но и существенные противоречия, лежащие в её основе… Может случиться, что потребуется фундаментально изменить наши представления о времени и пространстве, либо отказаться от сохранения вещества и электричества, либо даже в качестве последней возможности приписать электрону свободу воли.Идею закона сохранения энергии как статистического (а не точного) закона использовал в 1922 году для построения теории оптической дисперсии, затруднения[19] преодолеть не удалось, идеи корпускулярно-волнового дуализма и  объединения квантов и волн электромагнитной теории незаметили[18].

После переезда в Эдинбург из магнитооптики,  эффекта Зеемана, с помощью дисперсионной теории Крамерса — Гейзенберга, основанной на принципе соответствия, и волновой механики  на основе уравнения Шрёдингера[20] в работе 1927 года одновременно с Вольфгангом Паули, позволял ввести и спин электрона в квантовую механику[21] и квантовомеханическую теорию электрона в виде двухкомпонентной волны (своеобразного «вектора»). Он вывел соответствующие волновые уравнения и рассчитал на их основе спектр водорода, при неинвариантности теории относительно поворота осей координат, в которых строятся «векторы». В начале 1928 года у Поля Дирака с его релятивистским уравнением электрона с четырёхкомпонентной волновой функцией, выяснилось, что теория Дарвина — его приближение и, переписав его на более понятном для остальных физиков языке дифференциальных уравнений[22] он показал верные результаты не только в первом, но и в высших приближениях[23], рассчитал тонкую структуру спектра водорода и вычислил магнитный момент электрона. Разъясняя соотношение неопределённостей и принцип дополнительности и их следствия для физиков-экспериментаторов[13]  и неспециалистов,книга «Современное представление о материи» (The New Conceptions of Matter), из лекций в Америке[24],  отражала его философские взгляды, с волновой механикой лучше матричной наглядно представляя физические процессы, как классические волновые теории, отдавал онтологическое первенство волнам, а не частицам[25]. Основные работы:

Некоторые статьи:

  • C. G. Darwin. Collision of alpha-particles with light atoms // Philosophical Magazine Series 6. — 1914. — Vol. 27, № 159. — P. 499—506.
  • C. G. Darwin. The optical constants of matter // Trans. Camb. Phil. Soc. — 1924. — Vol. 23. — P. 137—167.
  • C. G. Darwin. The Refractive Index of an Ionized Medium. II // Proc. R. Soc. Lond. A. — 1943. — Vol. 182. — P. 152—166.
  • C. G. Darwin. The Gravity Field of a Particle // Proc. R. Soc. Lond. A. — 1959. — Vol. 249. — P. 180—194.
  • В евгенике — семейной традиции Дарвинов числе родители его были членами Общества евгеники (Eugenics Society, см. Galton Institute), образованного в 1907 году. Сам Дарвин, по-видимому, разделял все основные принципы тогдашней евгеники, в том числе предрассудки в отношении низших классов (о которых в привилегированных слоях общества имели весьма смутные представления). И хотя он не считал себя специалистом в биологии или эволюционной теории, как отмечает Томас Блэйни[1],По своей природе, воспитанию или чистому совпадению он, возможно, разделял тенденцию, которой были отмечены мужчины семьи Дарвинов из поколения его отца, — готовность принять без лишних вопросов гипотезы, не относящиеся к сфере их компетенции.

В 1930 году по настоянию дяди Леонарда (см. Leonard Darwin) он стал пожизненным членом Общества евгеники, мало участвовал в его работе до 1939 года, когда прочитал традиционную Гальтоновскую лекцию и был избран вице-президентом Общества. В своей лекции он указал на необходимость «позитивной евгеники», поддерживающей лучших представителей человечества, в противоположность пропагандировавшейся ранее «негативной евгенике», призывавшей к ограничению размножения «нежелательных элементов» и казавшейся ему крайне неэффективной. Лучшей оценкой значимости человека он считал величину его дохода (Eugenics by taxation), хотя и не считал возможным осуществить евгеническую политику такого рода при демократическом строе[1]. Как госслужащий он считал не вправе высказываться до  отставки 1949 году, в 1952 году опубликовал получившую широкую известность книгу «Следующий миллион лет» (The Next Million Years), неизбежной «мальтузианской катастрофы» (постоянный рост населения Земли, которое ограничивается лишь голодом и войнами в условиях весьма ограниченных ресурсов), неспособность человечества рационально ограничивать свою численность, подобно тому, как человек управляет количеством и качеством домашних животных (в этом смысле человек — «дикое» животное). Методы планирования семьи на индивидуальном уровне опираются на сознательность отдельных людей, чего нельзя ожидать от всех представителей населения даже одной страны, не говоря уже о человечестве в целом (к тому же сознательность не передаётся по наследству)[1]. Для рассмотрения проблем народонаселения Дарвин воспользовался методами статистической физики и термодинамики, одним из первых применив их к общественным вопросам[27]. Его пессимистические неомальтузианские взгляды неоднократно подвергались критике. Томсон отмечает, что, возможно, Дарвин недооценил возможностей отбора на групповом уровне, рассматривая исключительно индивидуальные характеристики людей[28]. Известный физик и социолог науки Джон Бернал писал по поводу книги Дарвина[29]: как и в книге любого другого неомальтузианца, мы не найдем почти никаких следов того, что стало известным — и что уже было сделано, — чтобы использовать науку для решения элементарной задачи снабжения людей продовольствием.

С 1953 году Дарвин был президентом Общества евгеники до 1959 года, развивал в проекте Promising Families,  «позитивной евгеники» критерии выявления семей, более достойных иметь большее число детей, и развитие методов помощи (в том числе финансовой) им (напомним, что выступавшие против Мальтуса наши Менделеев был 17-м, Пирогов — 13 ребенком). Но интерес к евгенике падал в условиях развития госсистемы социального обеспечения (что сейчас связано с проблемой мигрантов и «брекситом», выходом Вб из ЕС), после смерти Дарвина Общество евгеники было преобразовано в чисто благотворительное, в 1968 году прекращено издание его журнала Eugenics Review[1].C. G. Darwin. Positive Eugenic Policy: Galton Lecture to the Eugenics Society on February 16, 1939 // Eugenics Review. — 1939. — Vol. 31, № 1. — P. 13—22. C. G. Darwin. The Next Million Years. — London: Rupert Hart-Davis, 1952. C. G. Darwin. Problems of world population: Rede Lecture. — Cambridge: University Press, 1958.

Гамов описал разговоры с Дарвинами в своих книгах о физике и биологии, до «М.Т.внутри себя» (53, 67), говорил с «давним приятелем сэром Чарлзом Дарвином, внуком того самого Чарлза Дарвина (автора «Происхождения видов»). Тот предложил — «…разыщите свою рукопись и пошлите ее доктору Чарлзу Сноу. Он сейчас редактирует научно-популярный журнал «Discovery», выпускаемый издательством Кембриджского университета. Так я и поступил. А через неделю пришла телеграмма от Сноу. В ней значилось: «Ваша статья будет опубликована в следующем номере. Присылайте еще». Вскоре в выпусках журнала «Discovery» одна за другой появились повести о мистере Томпкинсе, в которых популярно излагались теория относительности и квантовая механика. А затем я получил письмо от издательства Кембриджского университета, в котором мне предлагалось, дополнив уже вышедшие статьи несколькими новыми для большего объема, опубликовать повести о мистере Томпкинсе в виде отдельной книжки. Эта книжка под названием «Мистер Томпкинс в Стране Чудес» вышла в издательстве Кембриджского университета в 1940 г. и с тех пор выдержала 16 изданий. За первой книжкой последовало продолжение — «Мистер Томпкинс исследует атом». Вторая книжка вышла впервые в 1944 г. и с тех пор успела выдержать 10 изданий. Обе книжки были переведены на все европейские языки (кроме русского), а также — на китайский и хинди. Недавно издательство Кембриджского университета решило выпустить обе книжки под одной обложкой и обратилось ко мне с просьбой обновить устаревший материал и добавить несколько историй о событиях, которые произошли в физике и смежных областях науки со времени выхода первых изданий моих повестей. Так, мне пришлось добавить истории о делении и синтезе ядер, стационарной Вселенной и увлекательных проблемах физики элементарных частиц. Весь материал вместе составил содержание этой книги.

В 3 Кембрии описаны вулканическая зима и глобальное потепление, с парниковым эффектом, — как следствия разных фаз вулканизма, с ростом планетарного альбедо, CO2, SO2 выброса,  пермского вымирания и др..

В 1881 году Ч. Дарвин назвал покрытия льдом Северной Европы самым революционным заявлением в геологии за 50 лет. Агассиса училиАлександр фон Гумбольдт, основатель палеонтологии и теории катастроф Жорж Кювье, выдающийся представитель немецкого идеализма и натурфилософии Фридрих Шеллинг, в 29 лет избрали членом Академии наук Франции и Лондонского королевского общества, в 1869  членом-корреспондентом Императорской Санкт-Петербургской Академии наук [15].  24 июля 1837 года Луи Агассис, известный к тому времени ихтиолог, о проблеме изборожденных скал и отшлифованных валунов единственным объяснением назвал прошлое глобальное оледенение Земли. Спор более четверти века с полным принятием ледниковой теории, хотя концепция ледниковых эпох и не начинается с Агассиса, «The Discourse of Neuchâtel»,  стали называть «отцом гляциологии» [11, 13].

Агассис родился 28 мая 1807 года в Швейцарии в семье пастыря (священниками были его предки на протяжении шести поколений). знал название каждой рыбы и мог определить любую птицу по ее пению, а его комната была похожа на зоологический музей.  в Медицинской школе Цюриха. в Гейдельбергском университете заинтересовался молодой наукой — палеонтологией [11].  познакомился с А. Брауном и Карлом Шимпером (Karl Friedrich Schimper), ботаникой Гёте.  философа Лоренца Окена, всё, что можно найти в низших животных, есть и в человеке, поэтому человека можно рассматривать как финальное воплощение эволюции живой материи (рис. 2) [11].

Рис. 2. История развития животного мира; иллюстрация из книги Л. Агассиса «Principles of Zoology» (1848)
Рис. 2. История развития животного мира; иллюстрация из книги Л. Агассиса «Principles of Zoology» (1848) Отец его: «Пусть науки станут твоим воздушным шаром, что подготовит тебя к путешествию через высшие сферы, но пусть медицина и хирургия станут твоими запасными парашютами» [6].

Весной 1829 года, в возрасте 23 лет, Агассис стал доктором философии, спустя год — доктором медицины и автором монографии по ихтиологии, прославившей его, посвятил издание Ж. Кювье,  по ископаемым рыбам («Recherches sur les Poissons Fossiles») Рис. 3. Развитие эмбриона черепахи; иллюстрация из книги Л. Агассиса «Contributions to the Natural History of the United State», т. 2 (1857), рисунок А. Сонреля

Рис. 3. Развитие эмбриона черепахи; иллюстрация из книги Л. Агассиса «Contributions to the Natural History of the United State», т. 2 (1857), рисунок А. Сонреля

В Мюнхене Агассис увлекся эмбриологией  основателей ее И. Доллингера. стены были изрисованы диаграммами, карикатурами и рисунками скелетов [6, 11]. «Маленькая академия» (как себя называли Агассис и его друзья) пыталась попасть в знаменитую экспедицию Гумбольдта на Урал, Кавказ и побережье Каспия… подъем в 5:30; с 6 до 7 утра — математика, геометрия и тригонометрия 8- клинической медицине. С 10 до 12 часов проходили лекции по физике или же истории амфибий. С 12 до 13 часов занятия посвящались различным разделам физиологии. В час обедать, после чего к 14 часам шли на лекции по химии. В 15 часов начиналась энтомология, в 16 часов — натурфилософия, читаемая частично Ф. Шеллингом. А. Браун напишет: «Человеку вряд ли суждено за жизнь дважды услышать столь потрясающие лекции по философии». с томами Гёте и Шиллера в багаже, двумя научными степенями, километрами дорог, врачебной практикой и ихтиологией, в сентябре 1831 года уехал в Париж на средства своего дяди  работать с Ж. Кювье, восстанавливать фрагментарные останки по принципу соотношения частей тела.  Гумбольдт дал закончить работу и вернуться в родной Невшатель, где получил профессорство. «Study nature, not books», В книге, посвященной ископаемым рыбам, Агассис сделает одно из главных научных обобщений — на примере рыбы покажет, как фазы эмбрионального развития повторяют сукцессию вида в истории Земли [6]: «Мне удалось выявить законы становления и органического развития рыб на продолжении всех геологических эпох» («Recherches sur les Poissons Fossiles»). Это не противоречило его несогласию с теорией Дарвина. Для Агассиса эволюция означала развитие божественного начала, выраженного в структуре, а не переход одной структуры в другую. По его мнению, новые виды появлялись благодаря высшей воле, а не по материальным причинам, и изучение естественной истории — это анализ мыслей Бога [7].

Your ice frightens me…No more ice.. Гумбольдт Агассису, 1837 [6]

Хотя само слово «ледник», возможно, появилось в литературе уже в 1507 году, 1787 году швейцарский священник Б. Ф. Кун предположил, что эрратические валуны — свидетельство оледенения. идею о движении ледников высказал альпийский гид Девилль, в 1832 году Р. Бернарди о возможном расширении полярной шапки до самой Германии [10]. а первая статья о возможном влиянии вариаций земной орбиты на оледенения была написана в 1864 году сторожем Университета Глазго Джеймсом Кроллом (James Croll) [8]. Ранее были катастрофы Кювье и у Гёте в записи 1829 эрратические валуны в Германии имеют ледниковое происхождение [9]. Охотник Ж.-П. Пероден с 1815, развил с Игнацом Венецом (Ignaz Venetz), проектировщиком дорог и мостов, и Жаном де Шарпантье (Jean de Charpentier) — директором соляных шахт, в 1837 году оды К. Шимпера, друга Агассиса, появится термин «ледниковая эпоха» (немEiszeit) [8, 9]. В 1839 году Агассис писал: «Развитие этих огромных ледниковых щитов должно было привести к разрушению всей органической жизни на поверхности. Земли Европы, прежде покрытые тропической растительностью и населенные стадами слонов, гиппопотамов и гигантских плотоядных, оказались погребены под разросшимся льдом, покрывающим равнины, озера, моря и горные плато. … океана льда» [10]. Участники первой научной экспедиции в Гренландию (1853–1855 гг.) под руководством Илайши Кента Кейна (Elisha Kent Kane) рассказали о полном покровном оледенении острова — «ice-ocean of boundless dimensions» [2, 13]. Еще Страбон размышлял над этой проблемой, относя валуны к остаткам камней, разбросанных Зевсом и Гераклом. Делюк (Jean-André Deluc) полагал, что камни выстреливались сжатым воздухом, наполняющем каверны [8, 9], a знаменитый Чарлз Лайель рассматривал землетрясения как возможную причину их появления. Среди объяснений встречаются и резкое изменение скорости вращения Земли, обрушение гор или волн [9]. Орас Бенедикт де Соссюр пытался связать эти явления в Альпах с распространением валунов в Германии. В 1779 году он предположил, что причиной всего был всемирный потоп, разнесший валуны по Земле [12]. У Леопольда фон Буха, глубина и скорость воды достигали 1520 м и 5931 м/с соответственно [2, 9]. воды находили в кометах, обрушавшихся на Землю.

Теория потопа хорошо согласовывалась с Библией,  сохранилась в слове «дилювий» (от лат. diluvium — потоп, наводнение).  прорывы ледниковых озер приводило к мысли о потопах. В 1836 году «потопомания» Сефстрёму (Nils Gabriel Sefström),  Скандинавское нагорье могло быть источником наводнения [2].  даже чернозёмы степной России относили (Х. Квален) к результатам, как и остатки арктических растений, якобы вымытых в более низкие широты.  теории о начале новой постдилювиальной эпохи развития жизни на планете [9].Но в 1830–40-х Ч. Лайель вместе с Ч. Дарвином  усовершенствовали ее, разработав новую теорию о «плавающих льдинах», разносивших валуны.  на «Бигле» у берегов Чили он заметил, что айсберги иногда содержат каменные включения3. противниками идеи «плавающих льдин» стали Шарпантье и Агассис. в Шотландии во время своего путешествия в 1840 году Агассис нашел следы оледенений, о чем сделал позднее доклад в Глазго,  раскритикован Ч. Лайелем.  опубликовал свою эпохальную работу «Études sur les Glaciers», а в 1847 году всемирно известную монографию «Système Glaciaire» [3]. Космологическое значение, называя ледники «божьим плугом» и рассматривая оледенения как свидетельства божественного вмешательства. Гумбольдт сообщал, что король Пруссии Фридрих Вильгельм IV дарует Агассису грант на изучение Нового Света. 19 сентября 1846 года 38-летний Агассис надолго покинул Европу.

Новый Свет

Our systems are what they are not because Aristotle, Linnaeus, Cuvier, or all the men
who ever studied Nature, have so thought and so expressed their thought,
but because God so thought and so expressed his thought
in material forms when he laid the plan of Creation,
and when man himself existed only in the intellectual conception of his Maker.

L. Agassiz, 1868 [5] он нашел новую жизнь, деньги, славу и гражданство. 9.1847 года Л. Агассису предложили профессорство в Гарварде, где он стал первым и единственным в то время европейским ученым и организовал музей. В 1850 году он женился на 27-летней. От предложения занять пост директора Музея естественной истории в Париже императора Наполеона III, сенатора, дом и профессорство, он отказался, предпочел четырехтомный труд по зоологии США «Contributions to the Natural History of the United States» (рис. 11) [4],  организовал крупнейший в мире Музей сравнительной анатомии при Гарвардском университете,

В 1859 году Ч. Дарвин опубликовал свой главный труд «Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». Всё научное сообщество США ожидало комментариев Агассиса, который организует серию популярных лекций, направленных против учения Дарвина, в «Atlantic Monthly»,   от пагубного влияния дарвиновской теории эволюции — открыв распри «между креационистами и учеными». В США, он резко высказался по поводу отсутствия общего предка — «черные» в принципе, не могут быть потомками детей Ноя, а являются неким деградировавшим видом. Для плантаторов и работорговцев «научное обоснование» было на руку. Талант привлекать огромные средства (только для музея Агассис собрал полмиллиона долларов) заложили основу Гарварда как одного из лучших университетов мира, дав афоризм — «Я не могу себе позволить такую роскошь тратить мое время на то, чтобы делать деньги». 3 марта 1863 года президент А. Линкольн подписал акт о создании Национальной академии наук США. Основателями Академии стали  Баше, Дэвис, Г. Уилсон и Л. Агассис -назначен Секретарем по международным делам Академии.

Рис. 12. Картина Альберта Хертера (1924), посвященная основанию Национальной академии наук США. Слева направо: Бенжамин Пирс, Александр Даллас Баше, Джозеф Генри, Луи Агассис, президент Авраам Линкольн, сенатор Генри Вильсон, адмирал Чарльз Генри Дэвис и Бенжамин А. Голд; из коллекции Национальной академии наук США
Картина Альберта Хертера (1924), посвященная основанию Национальной академии наук США. Слева направо: Бенжамин Пирс, Александр Даллас Баше, Джозеф Генри, Луи Агассис, президент Авраам Линкольн, сенатор Генри Вильсон, адмирал Чарльз Генри Дэвис и Бенжамин А. Голд.

Агассис решил доказать несостоятельность дарвиновской теории, утверждал, что огромные территории в Бразилии, также как и в Европе, одновременно были покрыты льдом. По его мнению, вся флора и фауна после этого была создана заново и, соответственно, не имела никакого генетического родства с древними животными и растениями. Бэйтс и А. Р. Уэллас, как и Гумбольдт ранее не обнаружили никаких следов оледенений, находят за 230 миллионов лет до плейстоцена [10].Агассис принимал участие в создании Корнелловского университета,  на год оказался парализован после внутримозгового кровоизлияния.11.1870  Б. Пирс предоставлял Агассису новый пароход «Hassler» для исследования морской жизни на Атлантическом побережье Южной Америки, с проходом через Магелланов пролив и вдоль Тихоокеанского берега и Центральной Америки 4 декабря 1871, пересматривая отношение к теории Дарвина планировал сравнить генетическое родство видов больших и малых глубин, оледенения в Магеллановом проливе и на побережье Тихого океана. 12.1872 для летней школы для преподавателей естественной истории Д. Андерсон подарил остров Penikese в штате Массачусетс. Агассис  читал лекции и писал критические статьи о теории Дарвина до 14 декабря 1873 — повторного кровоизлияния в мозг.

Размер оледенений компенсируют уменьшение уровня Мирового океана, изменение береговой линии, изостатический подъем тектонических плит, наличие полужидкой мантии и целой серии оледенений, а не единичного события, влияние ледников на траекторию вращения Земли вокруг Солнца и вулканизма на оледенение и климат, распространение животных и растений и множество других.  В 2005 году Европейским геофизическим союзом основана медаль в честь Л. Агассиса за вклад в изучение криосферы Земли и Солнечной системы.

Кемеровский институт пищевой промышленности (Сборная КемТИПП в КВН Кембридж из Кемерово) ищут сходство со знаменитостями и показывают в приветствии на кого они похожи, семейные отношения и одежду времён СССР, миниатюры в обратном направлении. История команды начинается с осени 2005 года (фестиваль «Сочной лиги» в Новокузнецке), когда несколько весёлых и находчивых парней из Кемеровского Технологического Института Пищевой Промышленности (КемТИПП),соседний город — второе место в первом же сезоне, в 2011 году участник Первой лиги КВН и самая титулованная команда КВН в Кузбассе. В 2014 году на дне рождении КВН заявили, что это их последняя игра. Komanda kvn Kembridj видео номера от команды квн «КемБридж»:  2014 Кембридж — свадьба в обратной перемотке смотреть онлайн — продолжает?-  2014 Кембридж — стэм парень привел девушку домой — смотреть онлайн

 Напоминая времена расцвета советской шпионской деятельности в сердце Великобритании, после сообщений о российском вмешательстве в президентские выборы в США, в Кембридже, пишет The Financial Times, экс-глава службы разведки МИ-6 сэр Ричард Диарлав, бывший глава Пемброк-колледжа Стефан Халпер, был советником в Белом доме при президентах Никсоне, Форде и Рейгане, и выдающийся историк шпионажа Питер Мартленд оставили свои руководящие посты на кембриджском форуме по делам разведки для бывших сотрудников и нынешних исследователей западного шпионажа, из-за опасений по поводу возможного проведения операции при поддержке Кремля и дискредитации, с «неприемлемым российским влиянием на группу» (Veruscript – недавно возникшее электронное издательство, предоставившее финансирование для создания нового журнала разведки и покрытия некоторых расходов форума – может быть прикрытием для российских спецслужб, тайного управления дискуссиями и формирования позиции по вопросам обороны и безопасности).
Автор книг о КГБ профессор Эндрю считает «абсурдным» предположение, что Россия может проводить тайную операцию для дискредитации форума, нет ничего секретного. сэр Ричард Диарлав и его ушедшие с форума коллеги возглавляют собственную организацию со сходными целями, однако на более коммерчески ориентированной основе, и покинувший ее лингвист и эксперт по российской культуре Нил Кент уверял, что участие российского правительства в любой форме в данной ситуации «немыслимо», а Кембридж – чудесное место для теорий заговора. Он связывает форум и издательство Veruscript,  основанное его приятелем по Кембриджу российским физиком Глебом Чегляковым. Выпуск нового журнала будет стоить около 50 тысяч фунтов в год и Чегляков рассказал журналистам The Financial Times, что компания была основана им и его женой на их собственные деньги, в штате около дюжины человек, первый выпускаемый его фирмой журнал  в сфере разведки и противодействия терроризму, публикуют издания в области наноматериалов, квантовой материи и накопления энергии, и все журналы, издаваемые Veruscript, полностью независимы от организации в редакционном отношении.  Фото: Reuters  https://russian.rt.com/inotv/2016-12-18/FT-Britanskie-eksperti-po-razvedke

Сейчас «Британские ученые», 1 Кембриджа, вспоминают, как их, лучший студент всех времен, 1660-х …объединил понятия сил-масс, обратно квадрату расстояния, в Ньютон.теории из законов Кеплера, не объясняет… Эйнштейна, а не Пуанкаре, как в 1968 году в Кембридже были открыты нейтронные звезды, не черные дыры, как электрические силы между электронами и протонами сильнее притяжения в 1040,  а Г-дифференциация типа доменной печи описана Гиппократом для семени и природы человека..после ПКТГ  Пенроуза с Хокингом  представляем ЧД нашей Галактики, в Стрельце, как ее первичный субъект, связанный с происхождением разума и сознания типа электрослабого и великого объединения взаимодействий, с ядерными реакциями и частицами типа анти-нейтрино (памяти «фантомов Соляриса» Лема). Переворот Коперника вызвал кризис церкви, не сумевшей за Солнцем и звездами найти места Бога и ангелов, «небесной иерархии», и подобные иерархии космических систем и особые точки, сингулярности х-т, «черно-белых дыр и нор» могут объяснить это.

С открытием Г-волн и связей гравитации с био-системами (а масса Планка 10-5 г. характерна для микро-организмов)  эти вопросы могут стать экспериментально проверяемыми. Как и история на основе понятия времени жизни цивилизации Гамова и др. в связи с поиском экзопланет.

См. в 51-й Гамовской лекции после 25 Нобелевских лауреатов Кип Торн 2017 с Гравитационными волнами: от большого взрыва до черных дыр» См.Трансляция, «Интерстеллар», проф.Калтех — Фейнмана (16a)  «Х.физ.законов»,  «КЭД — света и вещества», коллеги — автора странности и кварков Gell-Mann — BeauTruth  о языках. обнаружение гравитационных волн — черных дыр (ЛИГО)- TED Talk: How LIGO discovered gravitational waves-collision of two neutron stars 130 mly LIGO +Gamma-ST…theories around dark energy and dark matter — told NPR.

Юмор науки, как Шут.нобели (Гарварда-2К) и соавторам Гамова2000, «tech crisis» Financial Times — исследования британских ученых и промышленной революции напомнил  компьютер, GPS-навигатор и Интернет, холодную войну между СССР и США, и Текущие вызовы человечеству — глобальное потепление и истощение природных ресурсов,  социальные сети [26] с глобальной угрозой — астероидов и др.столкновений с Землей— что Гамов связывал со временем жизни цивилизаций, идеей Атлантиды Платона.

Обзор архива научных рекомендаций Конгрессу08 — беспартий США, онлайн-архив оценки технологий (ОТА архив 700+ научные отчеты  от страсти к терроризму до “личный транспорт” консультирует Конгресс США с 1972 по 1995. Федерации американских ученых, для просмотра. 2006 книга в Jasons: Тайная История науки послевоенной элиты, Дайсон Ted и Гелл-Манн Ted, как Спутник-эпоха столкновения науки с государством, всю жизнь чтениеWordle, веб-игрушки (чтениеДжонатан Фейнберг,  соратник Голан Левин (см.ЛевинаWordle превращает любой блок текста в Word облако как облако тегов, но красивее. Стенограммы выступлений

Совр.- гроссмейстер Гарри Каспаров — вызов человеку, цель и страсть , секреты ИИ, как пройти в колледже вступительный экзамен, алгоритм (т.н. » однова живем!»), согласования ИИ значения с нашими собственными и коллективный разум стаи рыб, будущеее без работы — которая требует радикальных корректировок в обществе, где “ЭМС” эмуляции или человеческий разум, правит миром. границы между «мной» и «нами»- Мы поклоняемся себе, “Что нового религиозного ритуала: селфи.” “Единственный человек спасет нас от нас самих-это мы”. Папа Римский Франциск -прекрасное послание солидарности: “если есть «мы», есть революция”. Анна Рослинг взяли нас в “доллар-Стрит”,  футбол студентов-беженцев в Грузии,  перестраивают свою жизнь с решимостью, жизнестойкости и радости.  “все предрассудки опирается на ‘отчуждения.’” Джим Ен Ким, президент Всемирного банка, резюмировал это так: “в будущем от Вас будет зависеть, сколько в будущем для каждого ребенка на Земле”. Хотите робота-собаку, доставить пакеты и принести содовой? Marc Raibert показал его нам. ваш персональный летательный аппарат?  показали в Китти-Хоук флаер, 254-кг личный электрический самолет,   дает Британская авиакомпания easyjet,  335 миль. (Блумберг технологии), в экспериментальной стимуляции нервов терапия частично возрождает человека в длительном вегетативном — «минимально сознательном» состоянии для восстановления сознания после травмы мозга. (Наука). Железный Человек-как костюм, физика вокруг нас, в стакане, Лены Черски, Элон Маск заявил, что будущий земной транспорт под нашими ногами, тоннели Лос-Анджелеса. ИИ может улучшить нашу память — вспомнить все,  алгоритмы помогают сотрудникам узнать сильные и слабые сторонысоздание цифровых двойников — позволят вам увидеть, что произойдет, если вы, скажем, ели меньше мяса или принимали определенные лекарства. микроорганизмы могут делать квас-пиво и вакцины против ПТСР. Сегодня новые оценки  энергии испарения только в США, 325 ГВт,  70% энергии, производимой, масштабные вмешательства могут изменить местную погоду,  испарения могут создавать мощность в пасмурную погоду и экономить воду, двигатели.  Космические лучи — поток высокоэнергетических частиц извне Млечного Пути. приходят из др.областей небаЧто будет в будущем- вид? Элон Маск TED2017См. »

Кроме города (прошлое — Герцоги К, Графы Кембридж), см.Персоналии: университет‎ 

(8: 5 кат., 3 с.), Преподаватели Кембриджского университета(42: 42 с.
 Похороненные в Кембридже‎ (родившиеся - 60, Умершие в Кембридже‎- 145)