Киев — из варяг в греки, Одессы, Булгакова: «Вата», стихи Б

Изменено: 08.06.2019 Posted on

анализ Иоанна —И.В., НФ- t-перехода (ПП-09) и линия века — до нобелевских Пастернака и БродскогоАхматова

К добру и злу постыдно равнодушны,
В начале поприща мы вянем без борьбы;
Перед опасностью позорно-малодушны,
И перед властию — презренные рабы.
Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах наш, с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.
М.Ю.Лермонтов.
Предсказание
Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;
Когда детей, когда невинных жен
Низвергнутый не защитит закон;
Когда чума от смрадных, мертвых тел
Начнет бродить среди печальных сел,
Чтобы платком из хижин вызывать,
И станет глад сей бедный край терзать;
И зарево окрасит волны рек:
В тот день явится мощный человек,
И ты его узнаешь — и поймешь,
Зачем в руке его булатный нож:
И горе для тебя! — твой плач, твой стон
Ему тогда покажется смешон;
И будет всё ужасно, мрачно в нем,
Как плащ его с возвышенным челом.

Киев-город (Булгакова- см.ниже): ЭКСКУРС В ОБЛАСТЬ ИСТОРИИ

...Мать городов русских...  времена  легендарные,  те  времена,  когда 
в садах самого прекрасного города нашей Родины  жило беспечальное, юное поколение.
Тогда-то в сердцах этого поколения родилась уверенность, что вся  жизнь  пройдет в белом цвете, тихо,  спокойно, зори, закаты, Днепр, Крещатик, солнечные улицы летом, а зимой не холодный, не жесткий, крупный ласковый снег...И вышло совершенно наоборот.   Легендарные времена оборвались, и внезапно, и грозно наступила история.
Я совершенно точно могу указать момент ее появления: это было в 10 час. утра 2-го марта  1917 г.,  когда  в  Киев  пришла  телеграмма,  подписанная двумя загадочными словами:     - Депутат Бубликов...таинственные 15 букв,  но знаю одно: ими история подала  Киеву сигнал к началу.
      И началось и продолжалось в течение четырех лет. Что за это
время происходило в знаменитом городе, никакому описанию не поддается. Будто
уэльсовская анатомистическая бомба лопнула под могилами Аскольда и Дира, и в
течение 1000 дней гремело и  клокотало и полыхало пламенем не только в самом
Киеве, но и  в  его пригородах, и в дачных его местах в окружности  20 верст
радиусом.
     Когда небесный гром ( ведь и небесному терпению есть предел) убьет всех
до единого современных писателей и явится лет  через 50 новый, настоящий Лев
Толстой,  будет создана изумительная книга о великих боях в Киеве. Наживутся
тогда книгоиздатели на грандиозном памятнике 1917-1920 годам.
     Пока  что  можно  сказать  одно:  по  счету   киевлян  у  них  было  18
переворотов. Некоторые из  теплушечных мемуаристов насчитали их 12;  я точно
могу сообщить, что их было 14, причем 10 из них я лично пережил.
     В  Киеве  не  было только греков. Не попали они в Киев случайно, потому
что умное начальство их  спешно  увело из Одессы.  Последнее  их  слово было
русское слово:
     - Вата!
     Я их искренно поздравляю, что они не пришли в  Киев. Там  бы их ожидала
еще худшая вата. Нет никаких  сомнений, что  их выкинули бы  вон. Достаточно
припомнить: немцы,  железные немцы в  тазах на  головах,  явились  в  Киев с
фельдмаршалом  Эйхгорном и  великолепными, туго завязанными обозными фурами.
Уехали  они без  фельдмаршала и без фур,  и даже без пулеметов. Все отняли у
них разъяренные крестьяне.
     Рекорд побил знаменитый бухгалтер,  впоследствии служащий союза городов
Семен Васильич  Петлюра. Четыре  раза  он являлся  в  Киев, и четыре раза его
выгоняли.  Самыми последними, под занавес, приехали зачем-то польские паны 
(явление ХIV-ое) с французскими дальнобойными пушками.
     Полтора  месяца  они  гуляли  по  Киеву.  Искушенные  опытом  киевляне,
посмотрев на толстые пушки и малиновые выпушки, уверенно сказали:
     - Большевики опять будут скоро.... Все, кто раньше  делали  визит  в  Киев,
 уходили из  него  по-хорошему, ограничиваясь
относительно  безвредной  шестидюймовой  стрельбой по Киеву со  святошинских
позиций.  Наши  же  европеизированные  кузены   вздумали  щегольнуть  своими
подрывными  средствами  и разбили  три  моста  через Днепр, причем  Цепной -
вдребезги. И по сей час из  воды вместо великолепного сооружения - гордости Киева,
торчат только серые унылые быки. А, поляки, поляки... Ай, яй, яй!..
     Спасибо сердечное скажет вам русский народ.
     Не унывайте, милые киевские граждане! Когда-нибудь поляки перестанут на
нас сердиться и  отстроят нам новый мост, еще лучше прежнего. И  при этом на
свой счет.
     Будьте уверены. Только терпение.

STATUS PRAESENS

( Современное состояние...Евро-видение)
Нельзя же  в самом деле  отбить в слове  "гомеопатическая" букву  "я" и
думать, что благодаря  этому  аптека превратится  из  русской в  украинскую.
Нужно,  наконец, условиться,  как будет называться то  место, где  стригут и
бреют  граждан:  "голярня",  "перукарня",  "цирульня",  или  просто-напросто
"парикмахерская"!
     Мне кажется, что из четырех слов - "молошна", "молчна", "молочарня",  и
"молошная" - самым подходящим будет пятое - молочная.
...не шучу. Папа римский заявил, что если "это не  прекратится", то он уйдет в 
пустыню. Письма бывшей императрицы сочинил Демьян Бедный...
     В конце концов, пришлось плюнуть и не разуверять.

ТРИ ЦЕРКВИ

     Это  еще  более  достопримечательно,  нежели  вывески.  Три  церкви это
слишком много для Киева. Старая, живая и автокефальная, или украинская.
     Представители второй из них получили от остроумных киевлян кличку:-Живые попы.
     ... В живости они уступают только одной организации - попам украинским.
     И представляют  полную противоположность представителям  старой церкви,
которые  не  только  не  обнаруживают   никакой  живости,  но,  медлительны,
растеряны и крайне мрачны.
     Положение  таково:  старая  ненавидит  живую и  автокефальную,  живая -
старую и автокефальную, автокефальная - старую и живую.
     Чем  кончится полезная деятельность все трех церквей, сердца служителей
которых питаются злобой, могу сказать  с  полнейшей  уверенностью:  массовым
отпадением верующих  от  всех  трех  церквей и ввержением их в пучину самого
голого  атеизма.  И  повинны  будут  в  этом  не кто  иные,  как  сами попы,
дискредитировавшие в лоск не только самих себя, но самую идею веры.
     В старом, прекрасном, полном мрачных фресок, в Софийском соборе детские
голоса - дисканты  нежно возносят моления на украинском языке,  а из царских
врат выходит молодой человек, совершенно бритый и в митре. Умолчу о том, как
выглядит сверкающая  митра в сочетании с белесым лицом и живыми беспокойными
глазами,  чтобы приверженцы  автокефальной церкви  не  расстраивались  и  не
вздумали бы сердиться на меня ( должен сказать, что пишу я все это отнюдь не
весело, а с горечью).
     Рядом - в малой  церкви, потолок которой  затянут  траурными  фестонами
многолетней паутины, служат старые  по-славянски. Живые тоже облюбовали себе
места, где служат по-русски.  Они молятся за Республику,  старым  полагается
молиться за патриарха Тихона, но этого нельзя ни в коем случае,  и думается,
что не столько они молятся,  сколько тихо анафематствуют, и, наконец, за что
молятся  автокефальные я  не  знаю.  Но  подозреваю.  Если  же  догадка  моя
справедлива,  могу  им  посоветовать  не тратить  сил.  Молитвы  не  дойдут.
Бухгалтеру в Киеве не бывать.
     В  результате в  головах киевских  евбазных старушек  произошло  полное
затмение. Представители  старой церкви открыли  богословские курсы;  кадрами
слушателей  явились эти  самые старушки  ( ведь это же  нужно  додуматься!).
Смысл лекций прост - виноват во всей тройной кутерьме - сатана...
     После этого я дал себе клятву в богословские дела не вмешиваться, какие
б они ни были - старые, живые или же автокефальные.

НАУКА, ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО

Нет.
     Слов для описания черного бюста Карла Маркса, поставленного перед Думой
в обрамлении белой арки, у меня нет. Я не знаю, какой художник сотворил его,
но это недопустимо.
     Необходимо отказаться от мысли, что изображение знаменитого германского
ученого может вылепить всякий, кому не лень.
 Трехлетняя племянница моя, указав на памятник, нежно говорила:- Дядя Карла. Церный.
  ФИНАЛ Город прекрасный, город счастливый.  Над развалившимся  Днепром, весь в
солнечных пятнах. Сейчас в нем великая усталость после страшных громыхавших лет. Покой.
     Но трепет новой жизни я слышу. Его отстроят, опять закипят его улицы, и
станет над рекой, которую Гоголь любил, опять царственный город. А память  о
Петлюре да сгинет.
1а, Вывод: Трудно осознать будущее: как Дядя Карл Маркс- Церный 
- политкорректный символ перехода афроамериканцев ХХ-ХХ1 века с печатью долларов
и содержащих их властей китайцев с ЦК КПК, что-то напоминает
Wole Soyinka
«New discoveries began to keep me behind at lunch-time»
Wole Soyinka, Nobel Laureate in Literature, grew up in the small Nigerian town of Aké, with a mixture of local and western traditions.
arrow Read an excerpt from Wole Soyinka’s Aké. The Years of Childhood
 2016 Bob Dylan и др.. English — poetry and Eurovision Song Contest 2017
Ниже- о Булгакове и литературе, Ахматовой как переходе от начала века и Булгакова к
 нобелевским Пастернаку и Бродскому

Булгаков (3 [15] мая 1891, Киев, Российская империя — 10 марта 1940, Москва, СССР) — русский писатель, продолжал  Николая Гоголя («Похождения Чичикова» поэма 5.10.1922, в  1932 году постановкой спектакля «Мёртвые души»), автор «Мастер и Маргарита»,  экранизирован в России и в других странах, как и «Иван Васильевич», «Собачье сердце»,  как НФ- «Роковые яйца», «Дьяволиада», его авто-био отражают «Записки юного врача», «Белая гвардия» (роман, 1922—1924),  актёрство — в роли Судьи «Пиквикского клуба» Диккенса, и «Записки покойника» —  «Театральный роман», его родных, бабушку и крёстная мать А.Покровскую, до замужества — Турбину — в «Дни Турбиных»-«Бел.гвардии», 1925, с 1926 года во МХАТе (нравилась И. Сталину, «антисоветская»). Он был старшим, отец-  Афанасий Иванович Булгаков (1859—1907), богослов и историк церкви, мать — Булгакова Варвара Михайловна (1869—1922), в девичестве — Покровская, из детей (он- 1891—1940), Вера (1892—1972) — сестра Булгакова, в замужестве Давыдова, Надежда (1893—1971) — в замужестве Земская, Варвара (1895—1956), прототип персонажа Елена Турбина-Тальберг в романе «Белая гвардия», Николай (1898—1966) — брат- бактериолог, доктор философии, Иван, музыкант-балалаечник, с 1921 года в эмиграции, сначала в Варне, потом в Париже, Елена (1902—1954) — сестра, прототип «синеглазки» в повести В. Катаева «Алмазный мой венец».Его первая жена(1913—1924), прототип персонажа Анны Кирилловны в рассказе «Морфий»-  Лаппа, Татьяна Николаевна (1892—1982), вторая (1925—1931) Белозерская, Любовь Евгеньевна (1895—1987) — автор книги о жизни с Булгаковым «О, мёд воспоминаний»[23]  , жена с 1932: Шиловская, Елена Сергеевна (1893—1970)  хранительница литературного наследия — прототип персонажа Маргариты в романе «Мастер и Маргарита».

Сам он по образцу профессора Преображенского выбрал медицинский факультет Киевского университета (братья матери Покровские были врачами, в Варшаве Михаил, терапевт, был врачом Патриарха Тихона, Николай П.— гинеколог в Москве), где был 7 лет — в 1913 году женился на «своей Татьяне- писала…Венчал нас о. Александр»[9]. Он просил послать его добровольцем Красного Креста в госпиталь. 31 октября 1916 года получил диплом об утверждении «в степени лекаря с отличием со всеми правами и преимуществами, законами Российской Империи сей степени присвоенными»[8]. В т Первой мировой войны поработал врачом в прифронтовой зоне, во время Брусиловского прорыва, в Каменце-Подольском, а затем — в Черновцах, в[10] Смоленской губернии, в Вязьме. С 1917 года М. А. Булгаков стал употреблять морфий, сначала с целью облегчить аллергические реакции на антидифтерийный препарат. В декабре 1917 года М. А. Булгаков впервые приехал в Москву к своему дяде, известному московскому врачу-гинекологу Н. М. Покровскому, ставшему прототипом профессора Преображенского из повести «Собачье сердце». Весной 1918 года М. А. Булгаков возвратился в Киев, где начал частную практику как врач-венеролог. Во время Гражданской войны, в феврале 1919 года, М. Булгаков был мобилизован как военный врач в армию Украинской Народной Республики[11], в белые Вооружённые силы Юга России военным врачом 3-го Терского казачьего полка. врачом Красного Креста, на Северном Кавказе. Печатался в газетах (статья «Грядущие перспективы»). Во время отступления Добровольческой армии в начале 1920 года был болен тифом и поэтому вынужденно не покинул страну, во Владикавказе, появились его первые драматургические опыты, — двоюродному брату он писал 1 февраля 1921 года: «Я запоздал на 4 года с тем, что я должен был давно начать делать — писать». Он продолжил украинца Гоголя, «Похождения Чичикова» поэма 5.10.1922 (позже в  1932 году в инсценировке «Мёртвые души»), его фантазии- «Роковые яйца», «Дьяволиада» и авто-био в «Записки юного врача» и «Белая гвардия» (роман, 1922—1924 отражал его родных, бабушка и крёстная мать А.Покровскую, до замужества — Турбина, как «Дни Турбиных»). Сатирические рассказы и фельетоны Булгакова с коллегами по газете «Гудок» (Ильф и Петров любили соревноваться с ним в остроумии, и часто уступали)- Воспаление мозгов, Египетская мумия, Площадь на колесах, Тайна несгораемого шкафа, Неделя просвещения, Биомеханическая глава

С октября 1926 года во МХАТе с большим успехом шла пьеса «Дни Турбиных», понравилась И. Сталину, смотрел до 15 раз[13],  говорил, что «Дни Турбиных» — «антисоветская штука, и Булгаков не наш»[15], но когда пьеса была запрещена, Сталин велел вернуть её (в январе 1932 и до войны она больше не запрещалась в МХАТ), оценил положительно для коммунистов (письмо В. Биллю-Белоцерковскому опубликовал сам Сталин в 1949 году). Резкая критика творчества в его подсчётах за 10 лет дала 298 ругательных рецензий и 3 благожелательных[13]. Среди критиков были влиятельные литераторы и чиновники от литературы (Маяковский, Безыменский, Авербах, Шкловский, Керженцев, Киршон и другие)[13].

« «Сознание своего полного, ослепительного бессилия нужно хранить про себя». —

Из письма Булгакова к Вересаеву[16].
»

В конце октября 1926 года в Театре им. Вахтангова с большим успехом прошла премьера спектакля по пьесе М. А. Булгакова «Зойкина квартира». В 28 премьера пьесы «Багровый остров» и начал работу над пьесой о МольереКабала святош»), возник замысел романа, позднее названного «Мастер и Маргарита» — когда в 1929 году Булгаков познакомился с Еленой Сергеевной Шиловской, стала его третьей, последней женой в 1932 году. К 1930 году произведения Булгакова перестали печатать, его пьесы изымались из репертуара театров. Были запрещены к постановке пьесы «Бег», «Зойкина квартира», «Багровый остров», спектакль «Дни Турбиных» снят с репертуара. В 1930 году Булгаков писал брату Николаю в Париж о неблагоприятной для себя литературно-театральной ситуации и тяжёлом материальном положении и письмо Правительству СССР 28 марта 1930 года[17], с просьбой определить его судьбу — либо дать право эмигрировать, либо предоставить возможность работать во МХАТе. 18 апреля 1930 года Булгакову позвонил И. Сталин, который порекомендовал драматургу обратиться с просьбой зачислить его во МХАТ[17]. Как режиссёр молодёжи (ТРАМ) с 1930 по 1936 год — во МХАТе режиссёр-ассистент, в  1932 году постановка спектакля «Мёртвые души» Николая Гоголя по инсценировке Булгакова. В 1935 году как актёр — в роли Судьи в спектакле «Пиквикский клуб» по Диккенсу,  отразил в «Записки покойника» («Театральный роман»), материалом для образов которого стали многие сотрудники театра. Спектакль «Кабала святош» («Мольер») увидел свет в феврале 1936 года — Е. С. Булгакова отметила, что премьера, состоявшаяся 16 февраля, прошла с громадным успехом, но «Правде» разгром «фальшивой, реакционной и негодной» [13][18] — ушёл из МХАТа в Большой театр как либреттист и переводчик. В 1937 году М. Булгаков работает над либретто «Минин и Пожарский» и «Пётр I», дружил с Исааком Дунаевским.. На его могиле на Новодевичьем кладбище по ходатайству вдовы Е. С. Булгаковой был установлен камень, прозванный «голгофой», который ранее лежал на могиле Н. В. Гоголя[20][21]. Дружил с В. В. Вересаевым, М. А. Волошиным.  Б. Л. Пастернак  восклицал: «Нет, я хочу за Булгакова! Вересаев, конечно, очень большой человек, но он — законное явление. А Булгаков — незаконное!»[22]

См.Библиография Михаила Булгакова — «Похождения Чичикова» (поэма в 10 пунктах с прологом и эпилогом, 5 октября 1922), «Белая гвардия» (роман, 1922—1924),

«Дьяволиада» (повесть, 1923), «Записки на манжетах» (повесть, 1923), «Багровый остров» (повесть, опубликована в Берлине в 1924 году), «Роковые яйца» (повесть, 1924), «Собачье сердце» (повесть, 1925, в СССР опубликована в 1987 году),«Жизнь господина де Мольера» (роман, 1933, в СССР опубликован в ЖЗЛ, 1962)

Из чернового варианта романа «Мастер и Маргарита», 1928—1929 — «Великий канцлер. Князь тьмы», «Копыто инженера» (роман, 1928—1929), «Тайному другу» (неоконченная повесть, 1929, в СССР опубликована в 1987 году), «Мастер и Маргарита» (роман, 1929—1940, в СССР опубликован в 1966—1967 годах, второй вариант в 1973 году, окончательный вариант в 1990 году)

Сайт «Булгаковская энциклопедия»Михаил Афанасьевич Булгаков в каталоге ссылок Open Directory Project (dmoz), Анджей Дравич. Вслед за Булгаковым по Киеву… и по Москве. — С. 129—145. / Поцелуй на морозе. / Пер. с польск., вступ. ст. и прим. М. Малькова. — СПб.: 2013,

Далее- анализ ошибок Иоанна и наших Иванов-до 1У-  И.Васильевич как образец НФ- переноса во времени (t-переход Пелевина, ПП-09) и линия ведущих поэтов с начала ХХ века -от  Булгакова к нобелевским Пастернаку и БродскомуАнна Ахматова после смерти писателя написала стихотворение «Памяти М. А. Булгакова» в марте 1940 года, после Гумилева -…

ПОЭЗИЯ далее- Атлантический треугольник, как с Гамовым- Одесса-а СПб-НY- как в Крымской астрофизической обсерватории Л. Г. Карачкина назвала малую планету 3469 Bulgakov[26] и в музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме в Санкт-Петербурге, продолжает с 1961 года — в «Будке», в Комарово[126] Е. Б. Рейн знакомит с ней Бродского, ездил к ней с С. Шульцем, 24 июня 1962 года — на день рождения Ахматовой написал два стихотворения «А. А. Ахматовой» («Закричат и захлопочут петухи…») откуда она взяла эпиграф «Вы напишете о нас наискосок» для стихотворения «Последняя роза», а также «За церквами, садами, театрами…» и письмо[127].  Утренняя почта для Ахматовой из города Сестрорецка («В кустах Финляндии бессмертной…»). В 1962—1963 г.  жил в Комарово, на даче у известного учёного-биолога Р. Л. Берг,  цикл «Песни счастливой зимы». 5 октября 1963 г. «Вот я вновь принимаю парад…»….влюбиться можно! Стройный, румяный, кожа как у пятилетней девочки… Но, конечно, этой зимы ему в ссылке не пережить. Порок сердца не шутка[128]. Но 5 марта 1966 г. — смерть А. А. Ахматовой. на кладбище в Павловске …научила. Смирению, например. Я думаю… что во многом именно ей я обязан лучшими своими человеческими качествами. Если бы не она, потребовалось бы больше времени для их развития, если б они вообще появились[129]. Тогда уже вышли его Стихотворения и поэмы. — Washington; New York: Inter-Language Literary Associates, 1965. А. Найман 1988. Часть речи: Стихотворения 1972—1976. Л. ЛосеваJoseph Brodsky. Collected Poems in English, 1972—1999 / edited by Ann Kjellberg. — New York: Farrar, Straus & Giroux, 2000.

1972:- Сердце скачет, как белка, в хворосте ребер. И горло поет о возрасте. Это — уже старение//stihipoeta.ru/iosif-brodskiy/ — см.Joseph Brodsky poetry

Англ. ‘The birds of paradise sing without a needing a supple branch’: Joseph Brodsky and the Poetics of Exile Cordite Poetry Review, 1982«»Joseph Brodsky», interview. The Art of Poetry No. 28″. The Paris Review.

 заглавие фильма «Ниоткуда с любовью, или Весёлые похороны», экранизации повести Людмилы Улицкой «Весёлые похороны». В фильме звучит баллада «Ниоткуда с любовью» в исполнении Геннадия Трофимова.