Ипатьев-ские теории и чтения, нобелевские: катализ, Т и Р

Изменено: 21.04.2019 Posted on

Продолжая Менделеева и Бутлерова, Ипатьев, Владимир Николаевич — Википедия ((9 (21) ноября 1867 годаМосква — 29 ноября 1952 годаЧикаго) стал основателем русской и американской органической химии, как генерал-лейтенант, доктор химических наук, профессор, академик Санкт-Петербургской академии наук / РАН/ / АН СССР (1916).

Ниже: «Жизнь одного химика»: В СТАРОЙ РОССИИ 1867-1914- ГОДЫ ВОЙНЫ 1917—21- 27-30

Лучшее название: «Жизнь страны- генерала — науки», описание развития нашей страны и науки, не только химии, борьбы внутри и вне. Его место в СССР занимал Н.Д.Зелинский (1861-1953), переживший его и Сталина, см.ниже, перед книгой Ипатьева.

Ипатьев Владимир Николаевич Каталитические реакции при высоких температурах и давлениях : 1900-1933 / В.Н. Ипатьев ; АН СССР. — М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1936. — 774 с., 1

 Электронная книга

2- биография и продолжатели, совр. Триумф и трагедия Владимира Ипатьева
В.Н.Ипатьев и его деятельность по повышению обороноспособности России в годы первой мировой войны.

«Я хочу работать на родине» (заметки об академике В.Н.Ипатьеве)

Сейчас — Юбилеи, в т.ч. 150 лет — род.11.67, как «наша», Польша была еще в составе России — империи, до развала и дележа «Рах британика» в 1 Мировой войне)

«Каталитические реакции при высоких температурах и давлении» Нью Йорк, 1936 год — запуска промышленного крекинга нефти, для получения высокооктанового бензина.
В 1940 году, в ходе Битвы за Британию Люфтваффе неожиданно получило скорости Королевских ВВС выше разведанных: американцы поставили 99-октановый бензин, произведенный по технологии Ипатьева и Пайнса, на восточном фронте потребности СССР в авиационном бензине на 57.8% покрывались поставками по ленд-лизу. 99-октановый бензин смешивался с низкооктановым советским, в смесь, на которой можно было воевать. Горский пишет, что благодаря работам Реппе нацисты смогли начать мировую войну, а благодаря работам Ипатьева проиграли.

Фото Alex Dyatkin.
Фото Alex Dyatkin.

Афоризм XVIII века, немецким ученым Г. Лихтенбергом:
«Кто ничего не понимает, кроме химии, тот и ее понимает недостаточно».ALHIMIK.RUХимики, проявившие себя в иных областях. Юрий Александрович Золотов (р. 1932 г.) — российский химик-аналитик, научные интересы которого — экстракция неорганических соединений, концентрирование мик….Alex Dyatkin Михаил Прокофьев, министр среднего образования СССР, был химиком, работал в корпусе А.  Карл Джерасси помимо создания химии стероидов, был писателем (романы, пьесы), писал худлит и Р. Хоффман (Нобелевский лауеат).

 

Marie Curie
 Мария Кюри
Celebrating Marie Curie’s 150th Birthday
Marie Sklodowska Curie was born in Poland on 7 November 1867. Through her outstanding scientific contributions and her unpretentious manner, she became one of the most admired personalities of her time. Her discoveries in the field of radioactivity were the beginning of a better understanding of the structure of the atom. She is the first Nobel Prize awarded woman and the only one to have received the Prize in Physics as well as Chemistry.

Ипатьев — тоже 150-  4.11.2017 отмечали в Чикаго, см.Фокин  слайдыфайл PDFстрелка внизВ.Н.Ипатьев и его химия,  Ipatieff-RASA-_Ken_slides_compressed.pptx и  POEPPELMEIER.PDF : Продолжатели: Ipatieff Professors: Herman Pines 1952 — 1970- Robert Burwell — 1980 -Wolfgang Sachtler — 1999 — Tobin J. Marks — present, ЦЕНТР: Center Directors:Wolfgang Sachtler 1985 — 1994-Harold Kung  — 1998 -Peter Stair  — 2012- Kenneth Poeppelmeier — present…The Center for Catalysis and Surface Science (CCSS)* конференция RASA в ноябре 2017 года в Чикаго, посвященная академику Владимиру Ипатьеву за его вклад в развитие, включала доклады о жизни и научном вкладе Владимира Ипатьева как в России, так и в США.

ipatiev_zhizn_odnogo_khimika_vospominaniya_tom1_1945 — жизнь ученого, организатора химической науки и химической промышленности России до революции 1917 года и в первые годы СССР, первых десятилетий XX века… книга заканчивается 1930 годом, когда он навсегда уехал из СССР от ареста. А его жизнь в США планировалась в третьем томе, который не был опубликован… Предлагаем подготовить собрание сочинений, как и Гамова, последовавшего за ним.

А для лучшего понимания Ипатьева и отсутствующего в его книге нужно сравнить работы его и его соперников, в т.ч. Зелинского (18611953) — химик-органик, создателей органического катализа и нефтехимии в СССР и на Западе.

 Нобелевские 2000-х: — 2001-05-07- х.поверхности Эртль — 10- метатезис

Его каталитические реакции при высоких температурах и давлениях, тема докторской диссертации и классическая монография на склоне лет, в отечественной химии СПб продолжали био-органический катализ получения виноградного сахара из крахмала, открытие 1811 г. К.С. Кирхгофа, задолго до понятия его Берцелиуса, продолжили Г.Г. Густавсон, Д.П. Коновалов; в ХХ веке НД. Зелинский и Л.В.Писаржевский, теоретики (А.А.Баландин, С.З.Рогинский, Н.И.Кобозев, Г.К.Боресков и другие), личности меньшего масштаба: «Ипатьев был одним из тех очень немногих естествоиспытателей, которые соединяли в себе уникальные способности прокладывать новые пути в фундаментальных исследованиях, с одной стороны, и создавать новые виды материального производства на этой основе, — с другой».

Кроме «контактных явлений» изучали гомогенные органические реакции в растворах, каталитическое действие связали с ролью промежуточных соединений. Трудоемкий синтез необходимого соединения требовалось ряд последовательных операций, дефицитные исходные продукты, спирты, альдегиды, кетоны, кислоты, непредельные углеводороды с низким конечным выходом, до 30%. Побочные продукты и осмоления в результате «параллельно возникающих» реакций крекинга, полимеризации и конденсации повлекли «принцип мягких условий», по словам А.М. Бутлерова, «при температуре мало повышенной и вообще при условиях, где можно следить за ходом постепенного усложнения химической частицы» [2]. Гетерогенный органический катализ отвергал «тепличные», «мягкие» условия и требовал применения как высоких температур, так и высоких давлений, измеряемых сотнями атмосфер. В ХХ веке многостадийные процессы уступили место прямым одноступенчатым, а предельные углеводороды, сравнимые Н.А.Морозовым с инертными газами, «химическими мертвецами» Владимир Ипатьев в России и Поль Сабатье во Франции сделали основой органической и промышленной химии в экстремальных условиях.

Его воспоминания «Жизнь одного химика»: В СТАРОЙ РОССИИ  ГОДЫ ВОЙНЫ 1917—1921

 …Первым, кто воспользовался моими исследованиями по гидрогенизации и деструктивной гидрогенизации под давлением в присутствии водорода, был немецкий инженер Бергиус, который в 1913 году взял первый патент на превращение смол и некоторых видов твердого топлива в легко кипящие углеводороды, могущие с успехом быть примененными в качестве газолина. Если сравнить первые два патента Бергиуса (тогда они не были мне известны) с данными, опубликованными мною в 1904, 1905 и 1906 годах, то можно видеть их полное тождество, и французский инженер Кинг правильно указал в своей статье, что Ипатьеву принадлежит приоритет в открытии деструктивной и обыкновенной гидрогенизации органических соединений и что заслуга Бергиуса заключалась только в применении метода Ипатьева к разложению органических соединений, находящихся в смолах и каменных углях). Др. Вилынтеттер в своем отзыве о моей книге «Каталитические реакции при высоких температурах и давлениях» (Нью Иорк, 1936), говоря о новом направлении химической индустрии за последнюю четверть века, имеющем задачей применять катализаторы и давление (синтез аммиака) Габера, синтез метилового спирта Паттарда и J. G.), говорит: «Эти новые принципы были весьма рано применены В….Ипатьев принадлежит к числу великих исследователей и возбудителей современной химии».

4. Мои отношения к Байерише Штикштоф Верке 504

развития моих основных идей по гидрогенизации под давлением,  получения жидкого топлива из различных углей и смол, как это запатентовано немецким инженером, Бергиусом,
и детально разработано фирмой И. Г. Патенты Бергиуса (1911) всецело основаны на моих работах, сделанных еще в 1903-1904 года, и мой метод, разработанный для различных
органических соединений, был целиком применен для гидрогенизации смол и углей. Ниже я дам исчерпывающее доказательство тому, что Бергиус использовал весь мой опытный
материал для составления своих патентов…

Бергиус получил Нобелевскую уже в 1920-х, когда Ипатьев еще работал в СССР и в Берлине, с 1927 г.

СОДЕРЖАНИЕ :
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: ГОДЫ РЕВОЛЮЦИОННЫ Х ПОТРЯСЕНИЙ : 1917—1921
1. Первые дни революции 2. Ленин и большевики в 1917 году 3. Октябрьская революция 41
4. Моя работа в Военном Совете 5. Мой хутор в годы революции 6. Голодные годы в Петербурге 7. Артиллерийская Академия и ее «политруки» 8. Путевые впечатления в 1919 г
9. Создание Государственного Института Научно-Технических Иследований (Гонти) 107
10. Случайные встречи революционных лет 11. Моя работа в Петроградском Совете Народы. Хозяйства…. 12. Кронштадтске восстание и рождение НЭП’а 136
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ:
РАБОТА В ПРЕЗИДИУМЕ ВСНХ : 1921—1927
1. Преобразование ВСНХ 153  2. Президиум ВСНХ и Главхим 3. Моя записка о развитии промышленности и беседа с Лениным 4. Работа по восстановлению химической промышленности.. 5. Вопросы внешней торговли и первые встречи с Красиным.. 192
6. Моя поездка заграницу с миссией от правительства 7. Встречи в Лондоне 8. Поездка в Бельгию 9. Переговоры в Париже 10. Переговоры в Берлине
11. Первые впечатления на родине 12. Работа в Научно-Техническом Отделе ВСНХ 13. Отношения внутри Президиума ВСНХ 14. Моя вторая поездка заграницу 301  15. Знакомство с Горьким
16. Возобновление научных работ 17. Переговоры с Германией об изготовлении ядовитых газов.. 331
18. Текущая работа в ВСНХ 19. Создание Доброхима 20. Об организации добычи аммиака из воздуха
21. Встречи с Троцким и трения по службе 22. Юбилей Академии Наук  23. Троцкий в НТО 24. Мое устранение из Президиума ВСНХ 438
ЧАСТЬ ПЯТАЯ:  ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ В СССР : 1927—1930.
1. Создание Института Высоких Давлений 2. Юбилей 35-летия моей научной деятельности 473
3. Научные работы в России и в Германии 4. Мои отношения к Байерише Штикштоф Верке
5. Конец старой Академии Наук 6. Арест проф. Шпитальского 7. Мои столкновения с Юлиным и Куйбышевым 8. Поездка в Японию на Междун. Конгресс Инженеров 9. Поход власти против специалистов 581
10. 1930-й год 11. Работы и неприятности в Институте Высоких Давлений 12. Прощание с Россией
ПРИЛОЖЕНИЕ:
Речь В. Н. Ипатьева на чествовании 35-летия его научной работы
(15 мая 1927 года) 617

В семье архитектора Николая Алексеевича Ипатьева и А.Д.Глики кроме Владимира и Веры был его младший брат Николай — офицер, инженер и общественный деятель, в отставке в 1906 г. приобрел Ипатьевский дом, где позже был расстрелян вместе с семьей последний российский император Николай II[13]. Их единоутробный брат Лев Чугаев также выдающийся химик[14]. Владимир в 6-м классе прочитав о химических явлениях в учебнике физики «заинтересовался законами постоянства состава и кратных отношений, а также атомистическая теория строения вещества..впервые посмотрел на мир открытыми глазами, и мне захотелось учиться, чтобы полнее и лучше его понять». После военной московской гимназии в 1885 году поступил и окончил Михайловское артиллерийское училище в 1887, в 1892 курс его академию. Из-за «невоенного» предмета он самостоятельно учился по «Курсу неорганической химии» А. Кольбе, переведенному с немецкого,  в то время основному для осваивающих основы химии, «путеводителями» стали «Основы химии» Д.И. Менделеева и «Аналитическая химия» Н.А. Меншуткина и его пригласили участвовать в анализах сталей и чугунов на Колпинском и Обуховском заводах, где слушатели академии проходили практику. Уже в 1890 году его приняли в Русское физико-химическое общество, самым молодым его членом. Он с крупным металлургом Д.К.Черновым занялся химией структуры стали, познакомился с Д.П.Коноваловым,  Менделеев хвалил его доклад в феврале 1892 и его маленькую домашнюю лабораторию посетил Н.С.Курнаков. «Светила» русской химии способствовали его оставлению в академии в должности «репетитора». Курс органической химии в 1891 г. начал читать приват-доцент Петербургского университета ученик А.М.Бутлерова А. Е. Фаворский, уча «точно мыслить и рационально ставить опыты, в органической химии». У него он в 1895 защитил диссертацию «О действии брома на третичные спирты и бромистого водорода на ацетиленовые и алленовые углеводороды», получил звание и премию РФХО имени Бутлерова. Для диенов он разработал ставшую общепринятой методику гидрогалогенирования изопрена и ПАН отправила его в заграничную командировку, в 1896—97 в Мюнхен, в мае 1896 г. он переступил порог знаменитой либиховской лаборатории под руководством его ученика в органике, Адольф Байер поручил ему 10 месяцев синтезировать терпен карон и продукты его окисления. Он затем самостоятельно осуществил классическое исследование по синтезу и установлению строения изопрена, принесшее ему мировую известность. У будущего нобелевского лауреата 1905 г. профессора Байера описав строение карона с кароновой кислотой, во Франции он познакомился с Марселеном Бертло и Шарлем Фриделем, в Париже у Вьеля с изготовлением бездымных порохов (темой Менделеева) и работами Поля Сабатье в области гетерогенного катализа. В 1899 году Ипатьев за диссертации «Алленовые углеводороды, реакция хлористого нитрозола, нитрозаты и действие натрий-малонового эфира на дибромиды» и «Взрывчатые свойства тринитрокрезола и тринитронафталина»  получил звание профессора академии.

В 1900 при разложении спиртов в отличии от катализаторов с влиянием примесей на реакции Сабатье он изучил температурный фактор и пирогенетические реакции, понимая катализатор как «ограничитель» разрушающего эффекта тепла и «мультиактор» далее. 1.1901 года в Химическом обществе его доклад «О двойном каталитическом разложений алкоголей» начал цикл фундаментальных исследований, разработал новые «высокотемпературные» методы получения олефинов из спиртов и, в частности, этилена из винного спирта, глинозем А12О3 сделал самым распространенным катализатором. С 1902 приват-доцентом читал в Санкт-Пб университете курс  термохимии и первым ввел в химическую практику и гетерогенный катализ использование высоких давлений, требовавших перестройки всего оборудования, в 1903-04 гг. сконструировал специальный аппарат — так называемую «бомбу Ипатьева», с термометром, термопарой и манометром для измерения давления и температуры, прототип автоклавов высокого давления, не до 25, а 250 атм. Его исследования 1901–1907 годов он обобщил  в докторской  диссертации  «Каталитические  реакции  при  высоких  температурах и давлениях», 20.3.1908, в Петербургском  университете, уже после смерти Менделеева.

В 1913 г. его полимеризация этилена открыла век синтетических полимеров, после искусственных типа вискозных. В 1914 году Петербургская Академия наук избрала Ипатьева членом-корреспондентом, а спустя два года — академиком, в рекомендации П.И.Вальден, Б.Б.Голицын и Н.С.Курнаков заявляли, что «работы Ипатьева отличаются большим разнообразием, нежели работы П.Сабатье, удостоившегося в 1912 г. Нобелевской премий… Россия заняла в области изучения контактного катализа новую, более твердую, бесспорно совершенно самостоятельную позицию». Но и после Оствальда и Сабатье (1909, 12) премии за катализ и давления Габеру в 1918 и Бергиусу в 29 вручили без него.

Поскольку Ипатьев окончил военное учебное заведение, он считался военнослужащим и регулярно «повышался в чинах», в 1904 в полковники, в 1910 году — в генерал-майоры, перед самой революцией в генерал-лейтенанты, первым русским генералом со степенью доктора наук по химии.  Младший брат Владимира Ипатьева – Николай Ипатьев — в 1906 году после службы в армии вышел в отставку и поселился в Екатеринбурге, где приобрел особняк, где в «доме Ипатьева» в 1918 году была расстреляна царская семья.

В первой мировой войне для организации химического производства, исследования и производства химического оружия и методов химической защиты войск, В.Ипатьев стал генерал-лейтенантом, в Донбассе изучал возможности производства бензола и толуола, обследовал  коксобензольные заводы, в  конце 1915 года начав строительство новых заводов, бензольнотолуольного  с  пиролизом  нефти  в Казани,  с  применением  немцами  отравляющих  веществ —  организации  химзащиты войск, привлек к  созданию противогазов ведущих  российских  химиков, сам  бывал на фронте, проверяя эффективность защиты солдат в окопах от газовых  атак. Он стал председателем Химического комитета при Главном Артиллерийском Управлении , из новых казенных заводов и технологии кроме толуола из нефти отметим получение азотной кислоты из аммиака, вырабатывающегося попутно с бензолом при коксовании угля; были организованы производства фосгена и хлора, увеличив производство взрывчатых веществ отечественной промышленностью  с 0.33 до 2,7 млн пудов в год. Это можно рассматривать как основание отечественной химической промышленности и реализацию планов Менделеева[1]. Ленин называл его «главой нашей химической промышленности»[2]. В 1919 году Ипатьева назначают председателем Технического совета химической промышленности при ВСНХ, фактически управляя ей и проектированием новых химических институтов и предприятий, инициировал Добровольное общество помощи развитию химии и химической промышленности в СССР. Но Л.Д.Троцкий лишился влияния, бывших с ним в тесных деловых отношениях вывели из Президиума ВСНХ и руководство Техническим советом поручили другому. 60-лет юбилея Ипатьева в 1927 году стали высшим «светлым пятном» его жизни на родине, с портретами на первых полосах, как создателя советской химической промышленности. Для немецкой фирмы Байрише Штикштофф Верке и опытов по его  методу высоких давлений он ездил в Берлин три-четыре раза в год на 1-2 месяца, причем все достижения и открытия его в Германии д.б. переданы и запатентованы в СССР безвозмездно. На Лубянке собирают доносы о поездках за границу, напоминают, что он отказался вступить в партию, т.к. «часть убеждений» его «не совпадает с коммунистическим учением». В июне 1930 года в Берлине состоялся Международный энергетический конгресс, Ипатьеву удалось получить разрешение и на выезд жены, нуждавшейся в лечении. После чисток и «контрреволюционной вредительской и шпионской организации в военной промышленности СССР»,   казней (В. С. Михайлов,  В. Л. Дымман,  В. Н. ДехановН. Г. Высочанский[3]), он взял отпуск и решил не возвращаться в СССР, из-за враждебности эмигрантов и во Франции к «генералу-предателю» уехал в США[4]. В 1936 вышел еще сборник его работ, но общее собрание АН СССР от 29 декабря 1936 года исключило его с А. Е. Чичибабиным[5]5 января 1937 года лишён гражданства СССР[6]. (22.3 1990 АН СССР восстановила членство посмертно и Ипатьева).

В США Ипатьев стал профессором Северо-Западного университета в Чикаго и «Universal Oil Products Company», со студентами развили органический синтез и перегонку нефти, нефтехимию в США, о которой мечтал Менделеев против Нобелей, открыл в 1936 году каталитический крекинг, позволивший намного увеличить выход бензина при переработке нефти, его высокооктановый бензин позволил американским самолетам добиться решающего перевеса в скорости во время Второй мировой войны, а производство всевозможных полимеров и пластмасс, стало основой жизни, в США получил более 200 патентов[7][8].

Лаборатория катализа и высоких давлений Нортуэстернского университета близ Чикаго и ныне носит его имя, создана на его сбережения, изучая циклизации олефинов, производства высокооктановых бензинов и авиационного топлива. 70-летие его на заседании Американского химического общества обобщил доклад «Катализ — химия будущего»: «Заканчивая описание про изведенных  мною  опытов  по  катализу,  –  опытов,  которых  потребовалось  более тысячи только для того, чтобы разъяснить некоторые вопросы каталитических реакций,   я  заранее  предвижу,   какая  громадная  работа   предстоит  еще  для  того, чтобы была надлежащим образом освещена эта «химия будущего»».

Юбиляра поздравляли коллеги из 30 стран, но из отечественных химиков — только академик А.Е.Чичибабин, такой же «невозвращенец» из Франции.  В 1939 он стал членом Национальной академии наук США[9], в 1945 году опубликовал в двух томах книгу воспоминаний «Жизнь одного химика»[10], мечтал вернуться на родину. Андрей Громыко, в 40-х посол СССР в Вашингтоне, описывал в мемуарах, как престарелый ученый плакал у него в приемной, бессильно повторяя: «Поймите, мне нет жизни без России»[11]. Похоронен в 1952 г. на русском кладбище (англ. Saint Vladimirs Russian Orthodox Cemetery) в городе Джексон, штат Нью-Джерси[12]. Из трех сынов Дмитрий погиб во время Первой мировой войны, Николай участвовал в белом движении, эмигрировал и умер в Африке, испытывая изобретённое им лекарство от желтой лихорадки, Владимир тоже был талантливый химик, но в СССР [15] в 1936 г. напечатали его отказ от отца, был арестован (в США Ипатьевы удочерили двух русских девочек).

Известный американский нефтехимик Ф. Уитмор высказал мнение о том, что «среди многих замечательных химиков Россия дала миру трех выдающихся — М. В. Ломоносова, Д. И. Менделеева и В. Н. Ипатьева»[7].

Мемория. Владимир Ипатьев — ПОЛИТ.РУ | Новости

Творческое наследие ученого составляют около 400 научных статей и несколько десятков книг, на его счету более 200 изобретений. Он посылал результаты своих исследований в советские журналы; отправлял в химические институты на родину лабораторное оборудование и реагенты; беседовал с приезжавшими в командировку коллегами-земляками. Президиум Академии наук СССР все требовательнее призывал Ипатьева возвратиться. Но из-за связи с Троцким, проявившимся в войне в Испании, 1.12.36 Ипатьев в письме АН СССР вежливо отказался. И уже 29.12.36 Общее собрание академии, посвященное развитию химии в СССР, большинством голосов исключило его с А. Е. Чичибабиным, его сын Владимир по протоколу заседания отрекся от отца (фактически его слова были фальсифицированы, «несовместимыми с достоинством советского гражданина»), «Невозвращенец» вернулся на Родину своими делами. Никто из русских ученых в двадцатом столетии не удостоился стольких почетных титулов и научных наград: член Парижской Академии наук, Национальной Академии наук США; почетный член Немецкого и Югославского химических обществ, университетов Геттингена, Мюнхена, Страсбурга; «кавалер» медалей Лавуазье, Бертло, Гиббса — этот перечень можно продолжать. В России он стал одним из первых лауреатов премии им. В.И. Ленина и заслуженных деятелей науки и техники, хотя этих званий его лишали, как 5.1.37 и гражданства СССР, изымая опубликованные работы и ссылки, имя было вычеркнуто из истории российской науки. В 1944 году он сделал попытку похлопотать о возвращении: через посла Андрея Громыко  передал просьбу советскому правительству. Ипатьевы еще дважды обращались в Посольство СССР и получали отказ.

На работу в свою лабораторию в США Ипатьев приглашал только русских или американцев, знающих русский язык, продавая свои многочисленные патенты на изобретения, Владимир Ипатьев всегда оговаривал право СССР ими безвозмездно пользоваться. Он чувствовал себя в Америке чужим, подобно Набокову не хотел иметь в ней стране ни дома, ни даже машины, и ездил на работу в лабораторию и университет на автобусе, хотя стал весьма состоятельным человеком, до конца дней с женой жил в гостинице близ Чикаго (штат Иллинойс), с  Варварой  Дмитриевной (в девичестве – Ермаковой) прожил в любви более пятидесяти лет и она умерла  на  девятый  день после смерти мужа. Сын Николай участвовал в белом движении, эмигрировал и умер в Африке, испытывая изобретённое им лекарство от желтой лихорадки, не простив отцу сотрудничества с советской властью, во время случайной встречи в Париже в 20-х отказался пожать ему руку. Владимир был арестован после бегства отца из СССР и вышел на свободу только в 1946 году. Дочь Анна также осталась в СССР.

Об эмиграции: «…У меня самого в душе до конца моей жизни останется горькое чувство: почему сложились так обстоятельства, что я все-таки принужден был остаться в чужой для меня стране, сделаться ее гражданином и работать на ее пользу в течение последних лет моей жизни».

Специалист по истории химической науки и философии химии профессор  В.И. Кузнецов об Ипатьеве: «Ипатьев  был  одним  из  тех  очень немногих  естествоиспытателей,   которые  соединяли  в  себе  уникальные способности  прокладывать  новые  пути  в фундаментальных  исследованиях, с одной стороны, и создавать новые виды материального производства на этой основе, – с другой. Из химиков к числу таких ученых можно отнести, пожалуй, М.В. Ломоносова, А. Лавуазье, Д.И. Менделеева, В. Нернста, Ф. Габора, А. Муассона, Н.Н. Семенова и еще с десяток других исследователей»

Лауреат Нобелевской премии Р. Вильштеттер о Владимире Ипатьеве: «Никогда за всю историю химии в ней не появлялся более великий человек, чем Ипатьев».. 

Для понимания работ и текста Ипатьева ниже важно сравнить его и более старшего Зелинского Н.Д. (18611953) — тоже русский и советский химик-органик, создатель научной школы, один из основоположников органического катализа и нефтехимии. Наиболее известен как изобретатель первого эффективного противогаза. Герой Социалистического Труда. Лауреат трёх Сталинских премий.

25 января (6 февраля1861 года в Тирасполе в дворянской семье,   11-лет поступил в одесскую Ришельевскую гимназию, в 1880 г. в Новороссийский университет (ныне – Одесский национальный университет имени И. И. Мечникова) на естественное отделение физико-математического факультета, окончил в 1884 г., защитил магистерскую (1889) и докторскую (1891) диссертации.

П. Г. Меликишвили читал лекции по органической химии, уделяя большое внимание теории химического строения Бутлерова, включил в исследовательскую группу, синтезировать альфа-метиламино-бета-оксимасляную кислоту. В мае 1884 года работа была опубликована в «Журнале Русского физико-химического общества», с дипломом был оставлен работать при кафедре химии, командировали в качестве факультетского стипендиата в Германию, лаборатории И. Вислиценуса в Лейпциге и В. Мейера в Гёттингене,  теоретикам органической химии. Мейер предложил участие в синтезах производных  тиофена, из этиленхлоргидрина ClCH2 — CH2OH получить тетрагидротиофен (тиофан) сернистым калием, через диоксидиэтилсульфид и замещение ОН атомами хлора и отнятие его, замыкая цикл. Но промежуточный продукт (дихлордиэтилсульфид) сильно действовал на кожу, Зелинский несколько месяцев пролежал в больнице. Позже немцы во время первой мировой войны применили дихлордиэтилсульфид в качестве кожно-нарывного отравляющего вещества, получившего название иприта, а он создал противогаз.

Как и стереохимия органических двуосновных кислот это его будущие работы. В 1888 году вернулся в Одессу, приват-доцентом вел курс общей химии для физико-математического факультета, с 1890 г.- для старшекурсников избранные главы органической химии, А. М. Безредка, А. А. Бычихин, С. Г. Крапивин и другие стали впоследствии известными учёными.В 1889 году он представляет к защите магистерскую диссертацию «К вопросу об изомерии в тиофеновом ряду», а докторская диссертация «Исследование явлений стереоизомерии в рядах предельных углеродистых соединений» при одном и том же химическом строении (порядке соединения атомов) объясняла различия в свойствах разным расположением атомов в пространстве, с выводом, что «Теория строения не предвидела таких случаев изомерии… но стоило только формулам строения придать стереометрическое значение, … далее её развивая и совершенствуя».

Вант-Гоффа после открытия тетраэдра, стереометрии с Купером (1872) перешел к законам органической химии, а Зелинский эти теоретические представления органической химии и стереоизомерии развил на целом ряде производных предельных двухосновных карбоновых кислот,  янтарной, глутаровой, адипиновой и пимелиновой кислот.

Летом 1891 года  в экспедиции по обследованию вод Чёрного моря и Одесских лиманов  впервые доказал, что содержащийся в воде сероводород — бактериального происхождения[3]. В Одессе написал 40 научных работ, за границей у Оствальда учился электропроводности в неводных растворах, и главные работы относятся к химии углеводородов и органическому катализу.  Он сменил Марковникова, возглавив кафедру органической химии и одновременно стал заведовать аналитической и органической лабораториями, создал свой оригинальный курс органической химии, организовывает кафедру органической химии на вновь открывшихся в 1900 году Московских высших женских курсах и становится её руководителем, по предложению министерства финансов оборудует в Москве Центральную лабораторию,  вырос Институт химических реактивов и особо чистых химических веществ. В 1908 году он принимает деятельное участие в организации народного университета А. Л. Шанявского. Вступив в Русское физико-химическое общество ещё в 1887 году, Зелинский за пятьдесят лет сделал на его собраниях около ста пятидесяти докладов. Его маленькая лаборатория с двенадцатью рабочими студенческими местами развила прежние методы синтеза замещённых двухосновных кислот жирного ряда и по замыканию гетероциклов,   к замыканию алициклического кольца и синтезу углеводородов нефти, свыше двадцати пяти различных циклоалканов и изучил на индивидуальных соединениях их свойства и характерные для них реакции, для методов переработки нефти и по нефтехимическому синтезу. За трёхчленными циклами последовали четырёхчленные, пятичленные и с большим числом атомов углерода. В 1905 году на заседании отделения химии Русского физико-химического общества Николай Дмитриевич докладывает о получении метилциклогептана, а в 1906-м — пропилциклогептана, в 1908- девятичленного цикла, 1910- невиданных размеров — по двадцати и сорока атомов углерода в кольце.

Он был в 1893—1953 профессор Московского университета, за исключением периода 1911—1917, когда покинул университет с группой учёных в знак протеста против политики царского министра народного просвещения Л. А. Кассо, был в Санкт-Петербурге директором Центральной лаборатории министерства финансов и заведующим кафедрой в Политехническом институте. Это через очистку спирта дало ему путь не только к адсорбции и химии аминокислот, белкам, но и  активированный уголь для  угольного противогаза (1915) — (фильтр защищал от боевых отравляющих веществ с высокой молекулярной массой), принятого на вооружение во время Первой мировой войны в русской и союзнических армиях[3], главного его известного и массового изобретения, спасшего тысячи или миллионы , с противодействием царских властей и продажных чиновников. Он не стал патентовать   изобретённый им противогаз, считая, что нельзя наживаться на этом и Россия передала союзникам право его производства. Может, помогла его стажировка в Германии перед началом войны, где он впервые синтезировал хлорпикрин и первым испытал его токсичное действие, как и иприта — горчичного газа. Хлорпикрин широко использовался как боевое отравляющее вещество[6]

Уголь сработал и  для каталитического уплотнения ацетилена в бензол — в качестве катализатора. Он выступал против теории «промежуточных соединений катализа» (Ипатьева), ссылаясь и на заметку Менделеева (1883), и его ученики, Баландин и др.развивали «поверхностные» теории.

Из органического катализа он объяснял гидролиз белков при пищеварении, катализ белковых веществ и даже «организаторы» Шпемана, Насонова, показав, что действует лучше не хрящ, а его гидролизат.

В 1895—1907 годах впервые синтезировал ряд циклопентановых и циклогексановых углеводородов, послуживших эталонами для изучения химического состава нефтяных фракций. В 1911 г. при исследовании дегидрогенизации шестичленных циклов он открыл необратимый катализ, явление называл «в высшей степени загадочным», как  дегидрогенизационный катализ — превращения насыщенных углеводородов в ненасыщенные и  гидрогенизационный катализ — присоединения водорода к ненасыщенным соединениям. Он стал пионером и в области каталитической изомеризации. После дегидрогенизации циклогексана и его гомологов в ароматические углеводороды в присутствии платинового и палладиевого катализаторов в 1911 г. он использовал для установления содержания их в бензиновых и керосиновых фракциях нефти (1920—1930) и как промышленный метод получения ароматических углеводородов из нефти, основы современных процессов каталитического риформинга нефтяных фракций. Позже с учениками открыл (1934) реакции гидрогенолиза циклопентановых углеводородов с превращением их в алканы в присутствии платинированного угля и избытка водорода.

В 1915 году Зелинский успешно использовал окисные катализаторы при крекинге нефти, изучив дегидрогенизацию парафинов и олефинов, со снижением температуры и увеличением выхода ароматических углеводородов. В 1918—19 годы гражданской войны он разработал метод получения бензина крекингом солярового масла и нефти в присутствии хлористого и бромистого алюминия; в промышленном масштабе обеспечивая бензином. Позже он изучал протекание реакций под давлением, процессы полимеризации, синтез каучука и каталитические процессы превращения углеводородов, пришёл к новым выводам о природе белковых веществ. Он доказал экспериментально, что органические вещества средней или высокой молекулярной массы при сравнительно низкой температуре могут превращаться в смесь различных углеводородов в присутствии хлористого алюминия как катализатора и предположил, что нефть образуется в природе, если органические вещества длительное время соприкасаются с глинами в присутствии микроорганизмов. Органическое происхождения нефти он связал с сапропелями, горючими сланцами и др.

Зелинским и его учениками доказано промежуточное образование метиленовых радикалов во многих гетерогенно-каталитических реакциях: при распаде циклогексана, при синтезе углеводородов из окиси углерода и водорода на кобальтовом катализаторе, в открытых им реакциях гидроконденсации олефинов с окисью углерода и гидрополимеризации олефинов в присутствии малых количеств окиси углерода.

Зелинский создал крупную школу, из его учеников: академики АН СССР А. А. БаландинЛ. Ф. ВерещагинБ. А. КазанскийК. А. КочешковС. С. НамёткинА. Н. Несмеянов; члены-корреспонденты АН СССР Н. А. ИзгарышевК. П. ЛавровскийЮ. Г. МамедалиевБ. М. МихайловА. В. РаковскийВ. В. ЧелинцевН. И. Шуйкин; профессора В. В. ЛонгиновА. Е. УспенскийЛ. А. ЧугаевН. А. Шилов и другие.

Один из организаторов Всесоюзного химического общества имени Д. И. Менделеева и с 1941 года — его почётный член; с 1921 — почётный член Московского общества испытателей природы, с 1935 — его президент, организовал институт органической химии АН СССР,  руководил рядом лабораторий.

В время войны эвакуирован в Северный Казахстан, в 1942 году предложил метод получения толуола на основе бензола и метана, в сентябре 1943 года вернулся в Москву, исследовал области спироцикланов, ароматики, аминокислот и белков.

Умер 31 июля 1953 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище .. Среди наград — премия имени А. М. Бутлерова (1924)[9]четыре ордена Ленина (07.05.1940; 10.06.1945- Герой Социалистического Труда; 05.02.1946; 05.02.1951) Сталинская премия первой степени (1942) — за выдающиеся научные работы по органической химии, опубликованные в сборнике избранных трудов автора в 1941, второй степени (1946) — за разработку нового метода получения ароматических углеводородов,  первой степени (1948) — за многолетние исследования в области химии белка, изложенных в работе «Современное состояние вопроса о циклической природе связей аминокислот в молекуле белка» (1947)

  • Избранные труды, т. 1—2, М.—Л., 1941; Собрание трудов, т. 1—4, М., 1954—1960.См. также

Н. Д. Зелинский на почтовой марке СССР, 1961 год

Ипатьев ниже пишет о критике Густавсоном, ассистентом Менделеева и Бутлерова, за  не доведенные до конца опыты и поспешные выводы, «как X. (немецкий химик) критикует Зелинского за его неверные опыты?», не долюбливал он и Н. А. Меншуткина…

См.Жизнь одного химика. Воспоминания.

В.Н. ИПАТЬЕВ  НЬЮ-ЙОРК 1945   ПАМЯТИ НЕИЗВЕСТНОГО ХИМИКА

Приготовляемое к печати издание «Воспоминаний» В. Н. Ипатьева на английском языке выпускает Stanford University Press (Stanford University, California) под редакцией Hoover Library of War, Revolution, and Peace, …

ВВЕДЕНИЕ.  Цель этой книги познакомить читателя с деятельностью и переживаниями автора за долгие годы его продолжительной научной жизни, протекавшей в совершенно особых условиях, … мне, в молодости не подготовлявшемуся к научной деятельности, впоследствии пришлось не только вести большую научно-исследовательскую работу, но и принять активное участие сначала, во время войны 1914-1918 г.г., в развитии химической промышленности, а позднее, в годы революции, в хозяйственной работе правительства СССР. В результате, в течении долгого времени (около 8 лет) я принужден был отвлекаться от научной работы и посвящать свои силы работе по организации химической промышленности и занимать высокие административные посты. С 1914 по 1930 год мне пришлось встретиться и иметь дело с самыми разнообразными людьми, стоявшими во главе царского правительства, с одной стороны, и правительства СССР, — с другой; в последнем мне пришлось в течении нескольких лет (1921-1926) работать в качестве члена Президиума Высшего Совета Народного Хозяйства и возглавлять химическую промышленность. Мне думается, что сравнение обстановки моей деятельности в годы старого режима и в СССР, будет не лишено интереса.

Написать эти мемуары для меня представило большие трудности …воскресить все события, …я был в состоянии, в возрасте свыше 60 лет, выучить английский язык, которого я раньше совершенно не знал. … я старался выработать способность излагать результаты моих химических исследований простым и понятным языком, избегая всяких вычурных выражений, и, кажется, в этом преуспел. Конечно, писать научные работы специалисту гораздо легче…в ноябре 1917 года, после окончания войны 1914 года, имея под руками богатый материал, я приступил к составлению мемуаров о моей жизни, но успел только написать характеристики всех моих родных, как по отцовской, так и по материнской линии. Эта рукопись находится ныне в Ленинграде, у моего сына Владимира, …

В настоящее время (октябрь 1936 года) я окончательно решил начать работать по составлению описания моей научной жизни, так как, с одной стороны, стал иметь в своем распоряжении некоторое свободное время (окончил американское издание моих трудов по катализу), а кроме того, мои друзья, — в особенности мой близкий друг Павел Петрович Гензель (профессор Норт-Уестерн Университета), — так настойчиво требовали, чтобы я приступил к этому труду, что мне ничего не оставалось делать, как начать эту очень труднуюи ответственную для меня работу.

Я решил в этой книге не касаться подробностей моей личной жизни, …авторы выставляют себя какими то непогрешимыми оракулами. Это особенно ярко выявлено в воспоминаниях графа Витте, который, рассказывая о своей деятельности, старался показать, что он все предвидел заранее, и обвиняет только других, а себя считает вполне правым во всех несчастных событиях, которые совершились во время пребывания его у власти.

Моя научная деятельность может быть разделена на три периода, которые по своему характеру резко отличаются друг от друга. Первый период охватывает мою научную работу со времени моего окончания Михайловской Артиллерийской Академии до войны 1914 года и административную деятельность во время войны. Второй период охватывает мою работу во время революции с 1917 года, когда я продолжал принимать деятельное участие в дальнейшем развитии химической промышленности; кроме того, начиная с конца 1922 года я приступил снова к научным исследованиям. Этот период продолжался с весны 1917 года до 1930 года, причем, начиная с 1927 года по 1930 год я работал также и заграницей, в Германии, куда был приглашен немецкой фирмой Байрише Штикштофф Верке для постановки опытов по моему методу высоких давлений. С разрешения Правительства СССР я ездил в Берлин три-четыре раза в год сроком от 1 до 2 месяцев для производства опытов, причем было условлено, что все достижения и открытия, которые я сделал бы в Германии, должны быть переданы и запатентованы в СССР безвозмездно. Наконец, третий период обнимает мою научную деятельность с осени 1930 года по сие время исключительно за границей, а именно в Америке. Как видно, второй период является как бы переходным, когда мне приходилось работать и у себя дома, и за границей.

…больших ученых …под конец своей жизни часто приходят к заключению, что достигнутые ими результаты ничтожны в сравнении с теми задачами, которые необходимо разрешить в первую голову для дальнейшего понимания целого ряда явлений избранной ими науки. .., так как ее задачи безграничны. Кто с любовью вел научную работу и мог большую часть своей жизни посвятить научным исследованиям, уже тем самым получает величайшее удовольствие, а если он мог передать свои идеи другим для дальнейшей их разработки, то едва ли в какой-либо другой деятельности он нашел бы большее удовлетворение. Опубликовывая свои исследования, ученый навсегда заносит свое имя на страницы истории науки; он в праве гордиться своей работой, и нельзя упрекать его в том, что только одно честолюбие побуждало его к открытиям в научной области.

Если человек является истинным ученым по призванию, то в тайниках его разума обязательно гнездятся творческие мысли, которые неустанно толкают его в область научных изысканий и никакие обстоятельства жизни, никакие житейские невзгоды не могут отвратить этого талантливого или гениального творца от реализации его смелых, порою фантастических замыслов.

Но не надо забывать, что в экспериментальных науках, где для подтверждения той или другой гипотезы, объясняющей целый ряд явлений, требуется сложная обстановка опытов, ученый единолично в большинстве случаев не в состоянии справиться с этой задачей. — Ему приходится приглашать ассистентов, лаборантов, учеников, механиков и толковых рабочих или служителей, чтобы продолжительные опыты могли идти день и ночь под надежным контролем. …помещаем их имя вместе с нашими в публикуемых работах. … в 1927 году в Германии, в Эссене, на съезде химиков и химических инженеров др. Миллером относительно истории развития производства красящих веществ, исходным продуктом которых является антрацен. Обилие разнообразных цветов и оттенков, изображенных на диограммах, повешенных на трех стенах громадной аудитории, и имена около двух сотен ученых, принимавших участие в синтезе различных красителей, поражали воображение присутствовавших. Но докладчик счел необходимым прибавить еще одну фразу: а сколько еще никому не известных химиков и лаборантов, которые внесли свою лепту в разработку этой проблемы, следовало бы упомянуть в моем докладе; может быть, кто-нибудь из них сделал гораздо больше, чем тот, имя которого я привел в своей речи!

Вот это обстоятельство и заставило меня посвятить мой труд памяти тех химиков,

… научных работ, я рекомендовал бы обратиться к моей книге, изданной в Нью-Йорке Макмилленом в 1936… каталитических реакций при высоких температурах и давлениях.

Несмотря на то, что мне предназначалась военная карьера, …В Артиллерийской Академии химия стала моей главной целью жизни, и после окончания курса, в 1892 году, я был оставлен при Академии в качестве репетитора (инструктора) по химии для дальнейшего подготовления к профессорскому званию. Сколько ненужных военных предметов было мною пройдено …Академия, схожая по своей конструкции с Технологическими Институтами….в самом начале моей научной работы, когда мне приходилось самому, без помощи профессоров, знакомиться со всеми курсами химии, — в особенности органической и физической, — при чем последняя тогда еще не была введена даже в университетские программы. …я женился на В. Д. Ермаковой, которую знал перед этим в течении 10 лет и которая по своим воззрениям и скромному характеру наиболее всего могла дать уютную и спокойную жизнь для меня и способствовать моей научной работе. Я не ошибся в своем выборе и в своей жене нашел замечательную мать и такого друга в жизни, какого редко можно встретить в современных условиях. Несмотря на то, что мы имели четырех детей, вся забота об них в их детстве целиком легла на жену, и мне очень мало пришлось отвлекаться …Два наших сына, Дмитрий и Николай, геройски погибли при исполнении своего долга: первый на войне 1914 года, а второй в Африке (Бельгийское Конго) при изучении открытого им средства для лечения желтой лихорадки…наши любимые дочь Анна и сын Владимир со внуками и внучками, находятся далеко от нас и неизвестно, приведет ли Бог когда-либо увидать их, так как наш возраст не дает нам возможность загадывать о будущем.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ  В СТАРОЙ РОССИИ  1867—1914  ГЛАВА ПЕРВАЯ ДЕТСТВО И ГОДЫ УЧЕНИЯ  Я родился 9/21 ноября 1867 года в Москве на Средней Пресне в квартире моего дяди Александра Алексеевича Ипатьева, жившего тогда в доме Ураносова (угольный дом Средней Пресни и Безымянного переулка): мои родители жили там временно, так как отец, Николай Алексеевич, тогда достраивал собственный дом.  Первые мои воспоминания относятся к очень раннему возрасту: когда мне было около 3-х лет, нянька заперла меня в темной комнате, и пошла повеселиться, кажется, в ближайший трактир на Большой Пресне. Это настолько меня испугало, что со мной случился нервный припадок,…

Весною 1906 года были произведены выборы в 1-ю Государственную Думу и в Государственный Совет; б мая впервые собрались…из членов конституционно-демократической партии (в просторечии «кадетов»), лидером которой был П. Н. Милюков, умерший во Франции в начале 1943 года. Автор очень ценных трудов по истории русской культуры, Милюков был выдающимся профессором Московского университета, но за свои смелые оппозиционные воззрения был удален из университета и выслан из России. ..и в Америке, продолжая следить за всем,… Кадетская партия ставила своей задачей организацию в России настоящей конституции по английскому образцу, — с ограниченными правами царя и с министерством ответственным перед Госуд. Думой. Другая часть членов Думы состояла из т. наз. «октябристов» (их программой был манифест 17 октября), стоявших по своей программе правее кадетов и принадлежавших к числу монархистов. Остальные партии были довольно малочисленны: социалисты-революционеры и социал-демократы стояли за республиканский образ правления в России и, следовательно, шли открыто против царя, находя, что все зло в России происходит от самодержавия и от придворной камарильи, которая окружает царя. Можно с уверенностью сказать, что вся интеллигенция и все слои русского народа, мало-мальски разбирающиеся в политических вопросах, стояли в то время на платформе конституционной монархии; все мыслящие люди понимали, что при тогдашнем малокультурном развитии народных масс и разноплеменности населения Империи, было еще рано мечтать о республике.

Перед открытием Думы граф Витте со своим министерством ушел в отставку, и было образовано новое министерство, возглавляемое Горемыкиным, очень пожилым человеком, который уже был много лет тому назад министром внутренних дел. Как известно, Витте старался привлечь в свое министерство общественных деятелей Шипова, А. Гучкова, Кутлера и др., но …принужден был пригласить П. Н. Дурново, крайне правого по своим политическим убеждениям, на важнейший пост министра внутренних дел…их фамилии как бы предвещали плохое. По порядку назначения они были: И. Н. Дурново (старик), Горемыкин, Сипягин, Плеве, П; Н. Дурново, снова «Горе мыкали мы прежде,Горемыкаем теперь».

Первая Госуд. Дума, открытая 27 апреля просуществовала с небольшим два месяца и была распущена 7-го июля, так как требовала отчуждения помещичьих земель и наделения ими за известную плату крестьян. Царь и его правительство не пошли …один П. А. Столыпин понимал весь вред общинны. ..были необходимы жертвы со стороны помещиков …бунты крестьян, сжигание помещичьих усадьб и пр.

По своим убеждениям я принадлежал к типу конституционалистов-демократов и в душе очень жалел, что правительство испугалось постановленной Думы и отвергло обсуждение этого вопроса. Мои коллеги-химики, профессора университета, бывшие очень умеренными либералами (А. Е. Фаворский, Чугаев, Тищенко и др.), также …

В правительстве Горемыкина министром внутренних дел был назначен бывший Саратовский губернатор П. А. Столыпин, по своим убеждениям примыкавший к партии умеренных либералов, — октябристов. На его плечи выпала очень трудная задача уничтожить революционное движение в стране, которое поддерживалось агитацией социалистов-революционеров и социал-демократов, главным образом, среди крестьян и солдат и матросов. Как в войсках, так и на кораблях вспыхивали бунты, которые требовали энергичных мер со стороны правительства для их ликвидации. После разгона Думы, 9-го июля, министерство Горемыкина было уволено, и председателем Совета Министров царь назначил П. А. Столыпина, … министром земледелия был назначен Кривошеин, финансов — В. Н. Коковцев, а министром иностранных дел — Извольский.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ  ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В РОДИТЕЛЬСКИХ КОМИТЕТАХ

После бурных событий последних месяцев 1905 года, высшие учебные заведения мало-по-мало стали приступать к возобновлению прерванных занятий; более или менее нормально функционировать они стали в следующем 1906 году. Но в средних учебных заведениях, — в классических гимназиях и в реальных училищах в ноябре и в декабре 1905 года нормальная учебная жизнь была прервана непристойным поведением учеников и падением школьной дисциплины. Вследствие таких беспорядков, все средне-учебные заведения Петербурга в половине декабря были закрыты. Граф И. И. Толстой, бывший в то время министром народного просвещения, для ликвидации этих беспорядков провел очень разумную меру: он издал приказ об образовании родительских комитетов, которые должны были помогать педагогическим советам в работе по водворению порядка в школах.

позолота медных листов производилась огневым способом (золочение через огонь), заключающимся в том, что раствор золота в ртути наносился на одну сторону листов, которые потом для удаления ртути подвергались нагреванию. Огневой способ не был освещен научными исследованиями, и потому температура для изгнания ртути и время нагревания определялось на основании навыков, установившихсся у мастеров позолотчиков. Когда я снял особым способом с медного листа золотой листок, то оказалось, что он имеет массу дырок; через эти дырки влажность и воздух имели доступ к поверхности меди и последняя подвергалась окислению; образовавшаяся окись меди буро-черного цвета выходила из отверстий и покрывала поверхность главы. Мои исследования показали, что из сплава золота и ртути не следует выгонять всю ртуть; для хорошей позолоты через огонь необходимо, чтобы 3-4% ртути оставалось в золоте и тогда такая позолота может сохраняться без изменений от действия атмосферных колебаний в продолжении очень долгого времени (напр., позолота Успенского Собора в Москве). Когда золотили листы для Храма Воскресения, была взята, вероятно, слишком высокая температура и нагревание продолжалось слишком долго, вследствие чего ртути в позолоте осталось менее 1%, и уходящая ртуть образовала дырки в позолоченых листах.

О произведенных исследованиях я сделал доклад в обществе архитекторов и инженеров-строителей, показал золотые листки с дырками и предложил способ покрытия всей главы и крестов особым лаком, чтобы на время (до двух лет) предохранить главу от почернения. …по особому представлению вел. кн. Владимира Александровича получил второй орден вне очереди, — Владимира 3-й степени.

Я продолжал мои работы по изучению обратимости каталитических реакций и главным образом гидрогенизацию различных органических соединений под давлением в моем аппарате-бомбе.

В самом начале сентября 1906 года я исследовал гидрогенизацию нафтолов альфа и бэта и заметил разницу в получаемых продуктах10). …Бейлынтейн приехал в лабораторию и очень подробно осмотрел все производимые опыты. По поводу неодинаковой гидрогенизации нафтолов он заметил: «Вы наблюдаете те же самые явления, какие имел Бамбергер при гидрировании нафтил-аминов водородом». После ознакомления с моими работами Ф. Ф. сообщил мне конфиденциально, что Академия Наук в нынешнем году должна присудить первый раз большую премию по химии имени проф. Иванова, … принести ему список моих работ с указанием, где они были напечатаны.

Как сейчас помню, 7-го сентября я явился на академическую квартиру Ф. Ф. на 8-й Линии Васильевского Острова (впоследствии я прожил в этой квартире 7 лет) и передал ….премия имени Иванова была пожертвована им самим и деньги положены в Прусскую Академию Наук. Проценты с капитала выдаются каждый год по химии, физике, физиологии, минералогии и биологии, — один раз русскому ученому, другой — ученому немецкому. Таким образом выходило, что русский ученый по каждой из указанных дисциплин может получить одну премию через 10 лет…Первое присуждение премии Иванова должно было состояться в 1906 году по химии; следующее присуждение по химии должно. было быть в 1916 году. Размер премии определялся по существующемму курсу рубля и потому мог колебаться из года в год; но она не могла быть менее 2500 рублей плюс проценты. Профессор Иванов, учредивший эти премии, был братом знаменитого русского художника Иванова написавшего известную картину «Явление Христа»….умер Бейльштейн… Это событие меня очень поразило, — тем более, что Ф. Ф. был еще не стар, полон энергии и не переставал работать. Невольно думалось также, что он не успел написать свой отчет о моих работах, … был холостяком, но он удочерил одну девочку, которая и явилась наследницей всего его состояния. ..Когда из Крыма в Петербург приехал академик Н. Н. Бекетов, то он вызвал меня к себе с той же просьбой, как и Бейльштейн. …премии совершилось в годовом торжественном заседании Академии Наук 29-го декабря в присутствии президента Академии вел. кн. Константина Константиновича. Премию я получил в январе в государственной ренте, всего 4200 рублей.

Это отличие моих научных работ Академией Наук не только принесло мне громадное удовлетворение, но и определило мою дальнейшую карьеру.

Занятия в Петербурском Университете в 1906 году на физико-математическом факультете происходили в ненормальной обстановке. Студенты этого факультета были настроены против проф. Д. П. Коновалова, читавшего лекции по неорганической химии…громадную аудиторию и каждая его лекция сопровождалась овациями со стороны студентов. Но проф. Коновалов по усиленному предложению совета Горного Института согласился около года тому назад принять на себя должность директора Института, сохраняя профессуру в Университете. Свое согласие Коновалов мотивировал тем, что Горный Институт был его alma mater: он окончил его со званием горного инженера и уже потом перешел в Университет, сделался учеником Менделеева и перенял в 1889 году его кафедру. Во время пребывания на посту министра внутренних дел всесильного Плеве, департамент полиции арестовал многих студентов …сорвал в студенческой столовой портрет Бебеля и разорвал его. После этих событий началась травля Коновалова и студенты устроили химическую обструкцию, не давая ему читать лекций в Университете.

Осенью в 1906 году в Университетах образовалась особая организация «совет старост», об’единившая либерально-настроенных студентов, которая в то время была хозяином всей студенческой жизни. Председателем совета старост в Петербургском Университете был выбран Крыленко, которому была дана кличка «товарищ Абрам», впоследствии призванный Лениным стать в большевистском правительстве народным комисаром юстиции. Крыленко пользовался диктаторскими полномочиями среди студентов и был грозой для учебного начальства. Он созывал сходки студентов и предложенные им резолюции принимались единогласно. Он заявил, что Коновалов не может долее оставаться профессором Университета и должен быть удален. Настроение среди совета профессоров и у ректора Университета проф. Боргмана (физика), было таково, что Коновалов счел за благо временно прекратить чтение лекций по химии, … физикоматематический факультет решил пригласить двух профессоров, — А. Яковкина и меня, поручив первому читать химию для естественников, а мне — для физиков, математиков и астрономов. Получив неожиданно такую бумагу от декана физ-мат. факультета проф. Шимкевича, …. от совета старост, что они не только не возражают против моего приглашения читать лекции, но, наоборот, именно они указали …будет настаивать на организации суда чести из профессоров и делегатов студентов, где он мог бы вполне оправдать свою деятельность в качестве директора Горного Института11). Он ничего не имел против того, чтобы я приступил к чтению лекций, и мы расстались в самых лучших дружеских отношениях.

Мне передавали потом, что Д. П. был очень недоволен проф. А. Яковкиным, который перед началом лекций не зашел к нему и не переговорил с ним о создавшемся положении. Д. П. (Коновалов был очень убит подобным отношением к нему коллег по Университету и решил только выждать некоторое время, чтобы потом, если ситуация не изменится, то совсем покинуть Университет. И действительно, приблизительно через год он взял место директора горного Департамента, входящего в состав министерства торговли и промышленности и совсем покинул Университет. Он на долгое время перестал заниматься научными исследованиями, прекратил посещение Р. Ф.-Х. Общества и сохранил с ним связь только через личное общение с некоторыми друзьями химиками. Через некоторое время он был назначен товарищем министра торговли и промышленности, во главе которого тогда стоял С. Н. Тимашев. Д. П. несомненно имел все основания стать позднее министром, но революция спутала все карты; он удалился от дел и поселился у себя на хуторе, в Екатеринославской губернии. Я всегда сожалел, что такой талантливый химик и выдающийся профессор должен был так рано окончить свою ученую карьеру и работать на административных постах. Я всегда порицал его за это, когда мне приходилось бывать у него по делам в министерстве. Во время революции мне удалось вытащить его из его хутора и предложить ему место директора Палаты мер и весов (место, которое ранее занимал Менделеев), а потом провести его в члены Академии Наук, — еще при ее старом уставе, когда в ней было только 3 кресла для химии.

Моя первая лекция в Университете собрала большую аудиторию, и я был встречен знаками одобрения. Вначале меня немного смущала непривычная обстановка, но потом я вошел в свою роль и закончил двух-часовую лекцию под дружные аплодисменты. С тех пор я читал курс общей химии в течении 10 лет, до 1916 года, когда мои обязанности в качестве председателя Химического Комитета по обороне заставили меня совершенно прекратить мою педагогическую деятельность в Университете; я очень жалел об этом, так как с большим энтузиазмом читал лекции, ибо я знал, что меня приходили слушать только те студенты, которые шли на лекцию по своей охоте (посещение лекций в Университете было необязательным для студентов).

Среди моих слушателей был студент Кузьмин, который состоял курсовым старостой и участвовал в заседаниях Совета Старост. С самого начала моих лекций Кузьмин мне представился, как должностное лицо и передавал мне время от времени постановления Совета; между прочим, он сообщил мне, что студенты очень довольны моими лекциями и что многие студенты-естественники, которые слушают лекции Яковкина, посещают мои лекции. Кузьмин в свое время доржал у меня экзамен и получил удовлетворительный зачет. Во время большевистской революции, Кузьмин был в Красной Армии политическим комиссаром, а потом был сделан главным военным прокурором армии и флота, и на этой должности оставался в течении нескольких лет. Всякий раз, когда он меня встречал, он говорил: «моему уважаемому учителю, глубокий привет»; в 35-летний юбилей моей научной деятельности (в 1927 году) он прислал мне специальную телеграмму: «Поздравляю, желаю дальнейшей плодотворной работы, Ваш ученик, член Рев.Воен. Совета Кузьмин».

*

20 января 1907 года скончался гениальный русский химик Д. И. Менделеев. Он простудился, показывая кому-то из начальствующих лиц Палату мер и весов; болезнь осложнилась воспалением легких, и на 73 году своей плодотворной жизни Д. И. покончил все земные счеты. Я был на одной из первых панихид в квартире Д. И., которую служил митрополит Антоний; он сказал короткое, но очень продуманное слово о значении покойного для нашей страны. Петербург устроил ему   замечательные похороны, по указу Государя за госсчет. Государь прислал вдове трогательную телеграмму. Студенты несли гроб на руках вплоть до могилы. Во время заупокойной обедни в церковь пришла весть, что у себя на квартире, в Политехническом Институте, скончался Николай Александрович Меншуткин. Так в течении нескольких дней русская наука потеряла двух больших химиков, основателей Р. Ф.-Х. Общества…

Среди научных исследований, проведенных мною за это время, я могу отметить введение для гидрогенизации под давлением восстановленных металлов и их окислов. Скорость гидрогенизации ароматических соединений под давлением в присутствии окислов никкеля оказалась значительно большей, чем в присутствии востановленного никкеля. Это открытие побудило меня приступить к исследованию роли окислов в явлениях катализатора. Произведенные мною опыты показали ошибочность выводов Муассана относительно существования различных окислов никкеля и их получения. Моими опытами была доказана (а впоследствии подтверждена, как мною, так и другими химиками) невозможность получения трехвалентной окиси никкеля существующими методами, при помощи которых легко получаются такие же окислы железа, хрома и кобальта. Каталитическая изомеризация бутиленов также служила интересной темой для моих исследований каталитических реакций.

Факт присуждения мне Академией Наук премии Иванова за выдающиеся исследования по катализу несомненно поднял мое химическое значение в глазах всех русских химиков, и потому у проф. А. Фаворского, моего учителя, возникла мысль сделать меня почетным доктором химии Казанского Университета, …находился в очень хороших отношениях с главою химиков в Казани проф. Зайцевым, учеником А. Бутлерова. …проф. Меликов из Одесского Университета, тоже говорил … физико-математический факультет обратился ко мне с просьбой быть официальным оппонентом при защите диссертации Вяч. Тищенко, представленной им для получения доктора химии. … уже имел магистерскую степень и преподавал в Университете аналитическую и техническую химию. Диссертация касалась применения реакции Каницаро к конденсации альдегидов; по полученным результатам она не представляла ничего особенного, но была хорошо выполнена экспериментально, и вообще, по своему достоинству была слабее химических диссертаций, представляемых обычно в факультете для соискания докторской степени…. на Мытнинской набережной, около Тучкова моста, и в своей квартире имел небольшую химическую лабораторию, в которой продолжал свои известные опыты по конденсации циклических углеводородов под влиянием бромистого алюминия, в котором он уже предвидел свойства катализатора и называл его органическим ферментом. Иногда мы проводили с ним целые дни, … Его острый ум умел находить слабые места в химических работах, и его критика всегда подтверждалась другими учеными. В особенности много доставалось Н. Д. Зелинскому за его не доведенные до конца опыты и поспешные выводы, которые очень часто оказывались ошибочными. Иногда, встречая меня, он с видом удовольствия сообщал: «что читали как X. (немецкий химик) критикует Зелинского за его неверные опыты?». Не очень долюбливал он и Н. А. Меншуткина за его не очень дружелюбное отношение к нему в прошлом, когда Густавсон, будучи ассистентом Менделеева и Бутлерова, после блестящей защиты своих диссертаций, был один из первых кандидатов на кафедру химии в Петербургском Университете. Меншуткин сам мечтал об этой кафедре и уговаривал Густавсона уехать из Петербурга и занять кафедру в каком-либо провинциальном университете. Густавсон очень образно передавал мне все эти разговоры, но, к сожалению, я не могу их передать в таком виде, чтобы они могли послужить для характеристики собеседников.

С моей точки зрения работы Густавсона занимают очень почетное место среди научных исследований не только русских, но и иностранных химиков. По своему творчеству, Г. Г. несомненно стоит выше Меншуткина и надо жалеть, что он не сделался профессором Петербургского Университета или Московского, где он, имея гораздо более учеников химиков, чем в Петровской Сельско-Хозяйственной Академии, создал бы серьезную химическую школу, чего не удалось сделать Н. А. Меншуткину. Без всякой похвальбы, могу сказать, что и

Густавсон в свою очередь очень высоко ценил мои работы и всегда с удовольствием проводил со мной время; иногда он заходил ко мне в лабораторию, чтобы посмотреть мои опыты под давлением. Нас сближало сходство интересовавших нас научных проблем в области углеводородов. В особенноости часто мы стали видеться, когда я решил заняться строением углеводорода, впервые полученного Густавсоном и названного им «винилтриметиленом». Способ получения этого углеводорода не давал возможноости судить об его строении, и надо было найти реакции, которые бы позволяли определить его конституцию. Эта задача 30 лет тому назад представляла большие затруднения, так как тогда мы очень мало знали о циклических углеводородах, содержащих при этом двойную связь. При свиданих с Густавсоном, я делился мыслями, какие реакции надо проделать с его углеводородом, чтобы доказать его строение. Иногда он соглашался со мной; иногда же спорил со мною, указывая на несостоятельность моих доводов и мы расставались, не прийдя к определенному решению. Но и после нашего расставания, он на следующий же день писал мне длинные письма, касающиеся того же вопроса; я отвечал ему и сообщал о всех данных, полученных мною при производстве мною реакций.

В скором времени мне удалось сообщить ему, что его углеводород не однороден, а состоит из двух изомеров, и что здесь возможны изомерные каталитические превращения. Я ему сообщил, что я настолько заинтересовался строением его углеводорода, что решил дать эту тему одному из моих учеников, посвятцвших себя изучению химии. К сожалению, Г. Г. не дождался окончательного разрешения этого вопроса и скончался от разрыва сердца в первый день Пасхи 1908 года. ..я был назначен душеприказчиком. Почти все свое состояние, около 60 тысяч рублей, он оставил Р. Ф.-Х. Обществу для устройства химической лаборатории, в которой могли бы работать профессора химии после того, как они выйдут в отставку и не будут в состоянии найти место, где они могли бы продолжать свои научные исследования. Он умер около 67 лет, до самой смерти сохраняя ясный ум и энергию и очень интересуясь …служили мне на пользу в моих научных работах.

Когда я, весной 1907 года спросил его мнение о диссертации Тищенко, то он мне сказал: «Работа слабовата, Вам придется ее как следует раскритиковать; нет особого творчества». …другим оппонентом был назначен А. Фаворский, сестра которого была замужем за В. Тищенко. …Не получая никакого ответа от Фаворского относительно возможности получения звания почетного доктора химии, я решил спросить его совета, не переговорить ли мне с Д. П. Коноваловым, чтобы узнать, как он смотрит на это дело. ….не совсем удобно обращаться к проф. Зайцеву …на основании университетского Устава 1884 года. «Вы еще молодой человек, — говорил он, — полный энергии; зачем Вам звание почетного доктора химии, который дается заслуженным почтенным химикам? Вы должны написать диссертацию и ее защищать также, как и мы это делали». Я был очень обрадован его ответом, но возразил ему, что я не имею аттестата зрелости и потому не могу быть допущенным ни к магистерскому экзамену, ни к защите магистерской диссертации, а тем паче докторской. На это Коновалов мне ответил, что для меня ничего этого не надо, так как мои научные работы подходят …. допущены факультетом к защите прямо докторской диссертации; это постановление факультета должно быть утверждено ..

ЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ХИМИКОВ В ЛОНДОНЕ

После защиты диссертации, мой учитель, проф. Фаворский, в разговоре с кем-то из моих хороших знакомых высказал опасение, что после триумфального получения степени доктора химии, я перестану продолжать свою научную работу. …еще перед защитой диссертации я начал изучать новый вид реакций под давлением с неорганическими веществами. Моим помощником в этой работе был В. Верховский, который ассистировал мне также на лекциях в Женском Педагогическом Институте, где я читал курс органической химии. Г. Г. Густавсон лучше знал меня, когда говорил: «Вы, Владимир Николаевич, похожи на меня: Вы будете работать в лаборатории до конца Вашей жизни; к старости вас вещи будут интересовать больше, чем люди; я уже пришел к такому заключению, и живу спокойной жизнью и весь предан химической работе в моей домашней лаборатории».

В виду моей болезни, — правда, не очень меня беспокоившей, — в 1908 году я, по совету врачей, ранее обыкновенного отправился отдыхать на свой новый хутор …августа я возвратился в Петербург и со свежими силами и энергией принялся за работу по вытеснению металлов из растворов их солей под давлением водорода. …было только две работы: академика Н. Н. Бекетова и известных химиков Таммана и Нернста. Н. Н. Бекетов показал, что благородные металлы могут быть осаждаемы водородом, но ему не удалось осадить из растворов — медь. Точно также Тамман и Нернст в 1895 году не были в состоянии осадить медь из раствора медного купороса водородом под давлением до 40 атмосфер. При таких давлениях у них начинали уже разрываться приборы, и они не смогли продолжать свои опыты. Первые мои опыты с Верховским тоже дали отрицательные результаты, хотя мы производили опыты под давлением до 600 атмосфер при температуре 40—50 град. Но когда были производены опыты при давлениях не выше 100 атмосфер, но при температуре около 200 град., то медь целиком выделилась из раствора медного купороса в виде прекрасно образованных кристаллов.

Сделав такое интересное наблюдение, мы изучили подробно те условия, … для каждого металла существует особая «критическая температура и давление», при которых возможно его вытеснение из раствора водородом. …осветить его с точки зрения учения об упругости растворения металлов. Эта новая проблема захватила меня целиком, и я познакомился со всеми воззрениями, существовавшими тогда у различных электрохимиков, но, к сожалению-, не мог найти подходящего объяснения …через 2 года (в 1910 году) я делался заведующим химической лабораторией Академии (вследствие ухода в отставку Забудского), ..

ЧУГАЕВ

Профессор Л.Чугаев прислал мне письмо, в котором поздравлял с блестящей защитой диссертации, и настаивал, что, после отказа проф. П. И. Вальдена, я должен занять кафедру неорганической химии в Петербургском Университете, так как я являюсь первым на нее кандидатом.  Д. П. Коновалов в это время покинул Университет, получив место директора Горного Департамента, …достойным кандидатом являлся проф. Технологического Института А. А. Яковкин, уже приглашенный вместе со мною для лекций в Университете. Что касается меня, то я ни одной минуты не думал, чтобы проф. Фаворский и Тищенко решились выставить мою кандидатуру по целому ряду соображений,…моей специальность была органическая химия. ..

Весною Л.А.Чугаев приехал в Петербург, зашел ко мне и сообщил, что он приглашен на кафедру химии в Петербургский Университет и решил принять это …Мы оба уже тогда знали, что мы — единоутробные братья, но тогда еще не было удобного момента для выяснения наших родственных отношений. Л. Чугаев сообщил мне, что летом он решил поехать заграницу, в Цюрих к проф. Вернеру, чтобы ближе познакомиться с его работами по комплексным органическим соединениям. ..В конце августа семья Чугаевых переехала в Петербург. Его вступительная лекция в сентябре 1908 года собрала громадную аудиторию, как студентов, так и педагогического персонала. Эта лекция была блестящей; не знаю успел ли он ее напечатать, но я очень уговаривал его это сделать. Лекция касалась и периодического закона Менделеева, и гипотезы происхождения элементов. И хотя сам автор периодического закона указывал, что периодический закон дает доказательства невозможности происхождения элементов из водорода или другого элемента с малым атомным весом, тем не менее Л. А., со свойственным ему увлечением и громадной эрудицией, стал на другую точку зрения и интересными сопоставлениями доказывал, что рано или поздно этот вопрос будет решен в духе гипотезы Проута. В Петербургском Университете Л. А. продолжал с большим успехом работы с комплексными органическими соединениями металлов платины и ее спутников. Эти работы по характеру исследования, являются как бы мостом между неорганическими и органическими соединениями и могут служить веским подтверждением известной координационной теории проф. Вернера. Чугаев продолжал исследовать с своими учениками также некоторые проблемы органической химии. Он был первым из русских химиков, кто заказал мою бомбу для гидрогенизации органических соединений под давлением…

также Софья Ивановна Мейнцин гер, воспитавшая Чугаева, пользовалась нашей большой симпатией и любовью. Не было ни одной недели, чтобы мы не видались …в конце января 1909 года, когда я с женой с детьми были на каком-то семейном празднике у Чугаевых; после обеда я и Чугаев пошли прогуляться и во время прогулки я очень осторожно сказал ему, что по всем данным мы находимся в родстве между собою. Он очень радостно подтвердил мне это и с тех пор мы стали братьями не только по родству, но и по работе на научном поприще, так как делились всеми результатами своих химических работ, всеми идеями и помыслами в этой области.

Как научный работник, Л. А. представлял из себя редкий феномен. Многих ученых приходилось мне знать и слышать об их жизни, но такого, как Л. А., я не знал никого. В отношении его любви к науке, Л. А. можно сравнить с знаменитыми проповедниками, которые, отказавшись от всего земного ради любви, правды и духовной красоты, полностью предаются своему делу, не обращая внимания на те ужасные условия, при которых им приходится жить и действовать. Свою цель жизни Л. А. видел только в науке, и любовь к науке брала верх над всем земным. …в половине мая в Лондоне должен был состояться 7-й Международный Конгресс чистой и прикладной химии, то я решил поехать на этот конгресс и доложить в электротехнической секции … о диссперсии; он в этой области открыл очень интересные правильности, обработав значительный опытный материал. …после моего доклада о «вытеснении металлов водородом под давлением», ко мне обратился профессор Технологического Института А. А. Яковкин с просьбой выставить мою кандидатуру на замещение кафедры органической химии и заведывание органической лабораторией. Он мне объяснил, что проф. Фаворский, который занимал эту кафедру в течении около 10 лет (после смерти проф. М. Д. Львова), в виду перегруженности, решил покинуть Институт, и потому все химики Технолог. Института решили обратиться ко мне и просить меня выставить мою кандидатуру, …я охотно соглашусь преподавать химию в Институте и заведывать лабораторией, где я могу организовать научные работы по каталитическим реакциям под давлением. Я нисколько не был заинтересован в деньгах, так как я, взяв лекции в Технологическом Институте, должен буду отказаться от лекций в Институте Гражданских Инженеров, которые могу передать ему, если он пожелает их взять. Брат подтвердил мне, что Фаворский, с его согласия, выставил его кандидатуру и что он ничего не знал, …его работы имели чисто академический характер, между тем как характер моих работ указывал на возможность их применения и в промышленности, что для будущих инженеров-химиков представляло громадную важность. При баллотировке брат получил несколько неизбирательных голосов (насколько помню, из 23-х было 7 черных шаров), что можно было объяснить только большой отдаленностью его исследований от современных задач химической промышленности. И действительно, за довольно долгий промежуток (более 10 лет) своего пребывания в Институте ему не удалось создать такой же блестящей школы учеников, какая имела место в Петербургском Университете. Но тем не менее студенты относились к нему с громадным уважением и очень ценили его лекции и советы на практических занятиях,

ВВ

…преподавателем химии в Институте Гражданских Инженеров, который находился в ведении министерства внутренних дел, я был назначен членом Строительного Комитета для рассмотрения всяких дел, связанных с постройкой частных заводов взрывчатых веществ и порохов. В России в то время имелись следующие главные заводы взрывчатых веществ: Шлиссельбургский завод, завод Виннера в Саблино (в 42 кил. от Петербурга) и Штеровский, на юге России. Моя обязанность заключалась в рассмотрении правильности составленных проектов новых зданий на заводской территории, безопасности изготовления взрывчатых веществ и т. п. В министерстве торговли и промышленности была образована особая Междуведомственная Комиссия по взрывчатым веществам и порохам, куда я тоже входил в качестве представителя от министерства внутренних дел. Эта комиссия занималась, главным образом, изданием законов об изготовлении, хранении и перевозке взрывчатых веществ и порохов, изготовляемых на частных заводах, и состояла из представителей заинтересованных ведомств. Эти обязанности не отнимали у меня много времени, но иногда приходилось ездить на эти заводы вместе с другими специалистами для рассмотрения на месте спорных вопросов. Для меня это знакомство с частными заводами взрывчатых веществ оказалось очень полезным во время войны 1914 года.

9-го мая 1909 года я и Чугаев выехали из Петербурга в Лондон на 7-й Международный Конгресс чистой и прикладной химии. По дороге мы встретили проф. Вальдена, который направлялся на тот же Конгресс из Риги. Мы остановились в Берлине на один или два дня, чтобы зайти в Немецкое Химическое Общество, а также осмотреть химическую лабораторию Эмиля Фишера в Берлинском Университете. Проф. Якобсон, который был редактором “Berichte”, сказал мне, что присланная мною работа о «Вытеснении металлов» уже в наборе,…Э. Фишер очень любезно поздоровался со мной и сказал мне, что следит за всеми моими работами и очень ими интересуется. Он пригласил нас как-нибудь зайти к нему, но так как мы сообщили, что сегодня же уезжаем в Лондон на Конгресс, то он сказал мне на прощании, что будет рад меня видеть, когда я буду обратно в Берлине. Такое внимание со стороны столь выдающегося химика очень польстило моему самолюбию»… через Голландию, из Флиссингена на Дувр, и прибыли в Лондон за день до начала открытия Конгресса. Я видел Лондон впервые и был поражен величием города, громадным движением и удивительным порядком. Мы остановились в недорогом пансионе, обычная цена за который была еще уменьшена для членов Конгресса.

АЗОТ

Программа, установленная для Конгресса, была очень интересной, так как на обсуждение был поставлен новый для многих стран и очень важный вопрос об утилизации атмосферного азота для получения из него окислов азота, которые можно легко превращать в азотную кислоту и ее соли. На Конгресс с’ехалось громадное количество делегатов со всех стран; в особенности много было химиков немецких. ..Открывали Конгресс наследник престола, будущий король Англии Георг 5-й, а председателем был проф. Рамзай, которому все делегаты Конгресса представились накануне в здании Парламента.

Первый доклад об утилизации атмосферного азота был сделан проф. Биркеландом, который, вместе с инженером Эйде, построил на норвежских водопадах первый завод сжигания азота кислородом воздуха в окись азота; последняя в особых колоннах поглощалась водой и давала разведенную азотную кислоту; из последней были приготовлены соли натриева и кальциева (селитры). До этого открытия, вся азотная промышленность базировалась на привозной Чилийской селитре, которая в громадных количествах привозилась в Европу и другие страны. Геологические изыскания показали, что запасов чилийской селитры хватит не более, как на 40-50 лет, и потому возник очень острый вопрос об ее заменее для химической промышленности каким-либо другим сырьем. В виду того, что сжигание азота в окись азота требует громадного расхода энергии, можно было строить заводы для получения азотной кислоты только там, где имеется дешевая энергия, т. е. используя для этой цели мощные водопады или течение рек. Только при таких условиях стоимость азотной кислоты и ее солей могла конкурировать с природной чилийской селитрой. Но опыт норвежской заводской установки на большом водопаде в сильной степени импонировал делегатам съезда, и у многих явилось убеждение, что смелые попытки норвежских ученых в скором времени создадут новую эру в химической промышленности, которая в будущем будет обходиться без естественных рессурсов, а установит новую отрасль химии: производство связанного азота.

Баденская фабрика соды, анилина и красок выступила также с докладом, в котором указывала на достигнутые ею усовершенствования при сжигании азота воздуха при помощи очень длинной вертикальной дуги, позволяющей получить больший выход азотной кислоты на затраченную единицу энергии. Др. Франк с др. Н. Каро выступили с очень интересным докладом о сделанном ими открытии получения кальций цианамида, исходным веществом которого является дешевый кальций карбид, служащий для получения ацетилена. На основании их опытов, азот воздуха, при температуре около 1000 град., легко поглощается кальцием карбидом и дает кальций цианамид. Это вещество является великолепным удобрительным веществом, даже лучшим для почвы, чем аммиачные соли серной кислоты, и, кроме того, из него при действии щелочей легко можно получить аммиак, который при окислении воздухом может переходить в азотную кислоту. Таким образом, Конгресс заслушал два интереснейших доклада о способах получения простейших азотистых соединений непосредственно из азота воздуха. Как показала история, оба эти способа получили право гражданства, но способ получения цианамида, как не требующий большого расхода энергии, получил гораздо большее применение.

В то время в Германии, пока еще в лабораториях, разрабатывался и еще один способ утилизации атмосферного азота, а именно путем соединения его с водородом для получения аммиачного газа. Эти работы начались в Карлсруэ по инициативе проф. Габера, причем в теоретической разработке этой проблемы принял участие также и проф. Нернст. Но потребовалось еще почти десятилетие прежде, чем этот способ был установлен на заводах Баденской фабрики и спас Германию от азотного голода во время мировой войны 1914—1918 г.г. Этот способ дает возможность получать аммиак по самой дешевой цене и не имеет себе в этом отношении никаких конкурентов. Он основан на применении катализаторов и давления, без участия которых невозможно было осуществить соединение азота с водородом в такой степени, чтобы можно было применить его на практике.

Мой доклад «О вытеснении металлов водородом» состоялся при большой аудитории в электрохимической секции, на которой председательствовал Сванте Аррениус. Я читал доклад по-немецки, так как совсем не владел английским языком. После доклада мне было задано много вопросов, которые свидетельствовали, что он возбудил большой интерес. Помню, что Махстед спросил меня, наблюдаю ли я образование аммиака в моей бомбе после реакции гидрогенизации под давлением. Я ответил ему, что он прав, и в некоторых случаях я слышал запах аммиака; тогда я не отдавал себе отчета, почему мне был задан такой вопрос. Лишь потом я понял, что когда в бомбе вместе с водородом находилось немного азота, то при условиях гидрогенизации азот соединялся с водородом .и давал аммиак под влиянием катализаторов железа и никкеля. После заседания ко мне подходили многие химики для выражения мне удовольствия от прослушанного доклада; в особенности моя работа понравилась проф. Матиньону, который взял с меня слово, что по приезде в Париж я посещу его лабораторию в Колледж де Франс и с ним позавтракаю. В общем Конгресс произвел очень сильное впечатление и на меня и Чугаева; мы посетили в Лондоне также и различные ученые учреждения, как Королевское Общество Фарадея; Химическое Общество и пр.

Мой брат уговорил меня в свободное от занятий на Конгрессе время посетить известного русского революционера князя П. А. Крапоткина. Несмотря на то, что я был военным профессором и мне не очень подобало устраивать свидание с подобными политическими деятелями, я согласился посетить этого революционера. Он жил в предместьи Лондона и надо было затратить около часа, чтобы добраться до его квартиры, которая помещалась в отдельном домике, окруженным небольшим садом. Внешний облик князя Крапоткина сразу располагал в его пользу; он был небольшого роста, 60 лет от роду, с симпатичными чертами лица, седой шевелюрой и бородой, и очень умными и добрыми глазами. Он был рад нашему приезду, пригласил нас выпить чаю в саду; кроме нас при беседе были его дочь и один кавказец, одетый в черкесский костюм. Беседа шла, главным образом, о революции, и они удивлялись, почему прежние губернаторы и полиция остались на своих местах и не были заменены другими; они высказывали тот взгляд, что это была не настоящая революция, а только ее преддверие. Пожалуй, в этом они были правы. Мое посещение кн. Крапоткина обошлось для меня безнаказанным.

Во время нашего пребывания в Англии первые попытки объяснения с англичанами всегда делал мой брат, который учил английский язык в юности и умел свободно читать по английски. Я же перед поездкой в Англию в течении 3-х месяцев брал уроки английского языка у одной англичанки; конечно, будучи очень занят я мог уделять этим урокам только 3 часа в неделю, и в такое короткое время мог научить произносить лишь самые короткие обыденные фразы. Но когда в Лондоне Чугаев обращался к кому-нибудь, напр., к кассиру подземной или железной дороги или к приказчику магазина и старался им объяснить, что он хочет, то они в большинстве случаев его не понимали; тогда выступал на сцену я, и моими отрывочными фразами, произнесенными с большой самоуверенностью на манер мистера Джингля из «Пикквикского Клуба», сразу достигал желаемого результата. В особенности забавная история случилась, когда мы пошли брать билеты из Лондона в Париж; брат Лев при всем старании не мог объяснить, какой поезд нам лучше всего взять на Париж; тогда он попросил меня объясниться с кассиром, и в одну минуту я получил билеты. Лева не поверил …Переезд из Дувра в Калэ был ужасным; море было так бурно, что буквально все пассажиры были больны. Лева лежал … только мы двое на пароходе не страдали морской болезнью. Такую качку я испытал впервые …заседание Академии Наук, где были почетными гостями. Я познакомил Матиньона еще с проф. Кистяковским, физико-химиком, который также был приглашен посетить Академию Наук. Проф. Матиньон очень заинтересовался моими работами под давлением, и просил меня заказать в Петербурге мою бомбу и выслать ему в Париж. С тех пор до самой его смерти мы оставались хорошими друзьями и все время находились в научной и деловой переписке. Всякий раз, когда я бывал в Париже, я всегда с ним видался, и он знакомил меня с разными выдающимися французскими химиками и промышленниками. Я сохранил о Матиньоне «самую добрую память и всегда считал его за очень симпатичного человека и хорошего физико-химика. Позднее по моему настоянию проф. Матиньон был приглашен большевиками на должность консультанта в парижском Торгпредстве.

По приезде в Петербург я получил очень лестное предложение послать мой доклад «Вытеснение металлов водородом» в Лондон, для напечатания в журнале Общества Фарадея. К сожалению, этого нельзя было сделать, так как он уже появился на страницах журнала “Berichte”.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

МОИ ИССЛЕДОВАНИЯ И ТЕОРИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕФТИ

В августе 1909 года Забудский, за выслугой предельного педагогического срока (35 лет), покинул Академию и я был тотчас же назначен заведующим химической лабораторией; помощником себе я выбрал преподавателя химии Н. М. Витторфа. Так как порядки в лаборатории были установлены мною еще во время заведывания ею Забудским,… ген. Лайминг, воспитатель вел. кн. Дмитрия Павловича (двоюродного брата Государя), с просьбой обучить последнего основам химии. Ездить во дворец я отказался …2-х лет Дмитрий Павлович ездил по пятницам утром в мою лабораторию и слушал мои лекции. Ему было в то время 16 лет; красивый, высокий и стройный, он производил на всех приятное впечатление, но в его манерах держаться недоставало той выдержки, которая должна была быть присуща всякому прирожденному аристократу, а тем более великому князю. Мягкость характера его воспитателя, ген. Лайминга, вероятно, была главной причиной не всегда выдержанного его поведения; в особенности в отсутствии генерала Дмитрий Павлович распускался и был невнимателен. Он легко схватывал выслушанную им мысль, но не был в состоянии ее глубоко усвоить, и потому она скоро улетучивалась из его головы. Я предвидел, что из него выйдет типичный легкомысленный кавалерийский офицер, по своим способностям не превышающий среднего уровня нашего гвардейского офицерства. Через два года он выдержал экзамен, который полагается для юнкеров Военных Училищ, и получил отметку «удовлетворительно». Он подарил мне свой портрет со странной надписью: «На добрую память о нашей совместной работе». Можно подумать, что мы сделали вместе какое-нибудь открытие. Почти каждую субботу он ездил в Царское Село и проводил праздники в царской семье, рассказывая Государю о своем учении. В Петербурге ходили слухи, что Государь потому интересуется учением и воспитанием Дмитрия Павловича, что предполагает выдать за него одну из своих дочерей. Но из этого ничего не вышло, и когда 18-летний Дмитрий Павлович поступил в Конно-Гвардейский полк, то его некорректное поведение явилось причиной его скорого выхода из полка и поездки заграницу. Как известно, Дмитрий Павлович, вместе с князем Юсуповым и Пуришкевичем, принимал в 1916 году участие в убийстве Распутина, за что был выслан Государем на Кавказский фронт, в Персию. Во время большевистской революции он уехал во Францию, а потом в Америку, где женился на богатой американке, с которой вскоре развелся. В 1942 году он умер в Швейцарии.

МОРОЗОВ

Мой брат JI. А. Чугаев предложил мне познакомиться с известным революционером, деятелем партии «Народной Воли», Николаем Александровичем Морозовым, который в 1883 году был посажен в Шлиссельбургскую тюрьму, где и просидел 22 года. По амнистии 1905 года он был освобожден и мог свободно проживать в столице. Он поступил преподавателем на женские курсы проф. Лесгафта, перестал интересоваться политикой, а всецело погрузился в исследование исторических религиозных событий и их связи с астрономическими явлениями. Эти вопросы занимали его во время пребывания в тюрьме, и он пришел к очень интересным сопоставлениям, которые и были им впоследствии напечатаны. По выходе из тюрьмы он написал книгу о развитии химических воззрений, начиная с алхимиков, и много уделил внимания периодическому закону, доказывая возможность происхождения одних элементов из других. Узнав о моих опытах осаждения под давлением металлов и их окислов, он поместил эти данные в эту же книгу и указал, что эти исследования могут играть громадную роль для суждения об образовании минералов в недрах земли. По выходе из тюрьмы, будучи уже за 50 лет, Н. А. Морозов женился на очень молодой девушке (Ксении Алексеевне), — кажется его слушательнице на курсах Лесгафта; этот брак оказался очень счастливым, и они представляли из себя дружную и любящую пару. Я видел Н. Морозова и его жену последний раз перед моим окончательным отъездом заграницу в 1930 году, когда ему было 78 лет, а ей около 50, и он выглядел здоровее

…я был поражен его лицом: не зная наперед, что он был энергичным революционером, никоим образом нельзя было угадать, …ласковые глаза, его манера говорить, — все свидетельствовало скорее о «голубиной» душе, чем изобличало в нем «кровожадного революционера». Мы так понравились друг другу, что с тех пор стали добрыми знакомыми и даже обменялись портретами.

Вот хороший пример той свободы, которая имела место при царском правительстве: на казенной квартире военного профессора Артиллерийской Академии бывает в гостях бывший революционер, каторжанин, и эти свидания не вызывают со стороны властей никаких подозрений, а тем паче репрессий. Какое наказание получил бы я при правительстве большевистском, если бы принимал у себя на квартире и был бы дружен с крайним правым монархистом? Какое разочарование испытывают старые революционеры, когда им пришлось испытать весь ужас большевистского режима. Многие из них за несогласные с большевиками убеждения посажены в тюрьму, а те, очень редкие … не стоило делать такой кровавой революции. Н. А. Морозов принадлежал к числу последних революционеров с благородной душой.

ПРОМОТОРЫ-1909

В самом конце 1909 года, при изучении реакции гидрогенизации органических соединений, содержащих двойную связь, я обнаружил очень интересное явление. Оказалось, что когда гидрогенизация амилена или циклогексана идет в бомбе в бронзовой трубке и в присутствии катализатора окиси меди, то реакция проходит очень медленно и не доходит до конца, несмотря на высокое давление; если же эту реакцию вести в железной бомбе, то гидрогенизация протекает очень быстро и доходит до конца. Мне пришла в голову мысль, что в данном случае действию катализатора окиси меди помогает каталитическое действие железных стенок бомбы. Можно было сделать заключение, что присутствие двух металлов, каждый из которых способен при известных условиях гидрогенизировать двойную связь, обусловит лучший эффект, чем это имеет место при гидрогенизации в присутствии только одного из них.

Мои исследования о действии двух катализаторов дали определенное указание, что работе главного катализатора можно помочь, если прибавить к нему небольшое количество другого вещества. Причина этого явления после первых опытов, конечно, не могла быть установлена, но опубликование моей работы в “Berichte” сразу же привлекло внимание заграничных химиков. Известный немецкий химик проф. Паал не замедлил использовать мое открытие и в следующей же книжке “Berichte” опубликовал работу, в которой, указывая на мое замечательное (“merkwiirdig”) открытие, применил этот принцип для своих работ по гидрогенизации в присутствии коллоидальных катализаторов. Хотя в литературе уже давно было известно, что прибавление небольшого количества определенного химического продукта к веществу, ведущему данную химическую реакцию, может в значительной степени способствовать ее течению, изменяя скорость и понижая температуру, но эти факты оставались единичными, не находили себе объяснения вследствие еще малого знакомства с действиями катализаторов и потому мало привлекали к себе внимания научного и промышленного мира. Я полагаю, что не ошибусь, если скажу, что исследование, сделанное мною в 1909 и 1910 годах, относительно гидрогенизации амилена под давлением в присутствии катализатора окиси меди в моих железном и медном аппаратах высокого давления оказалось первым в этой области. Ни в литературе, ни в. патентах, не было известно такого факта; кроме того, это открытие представляло интерес еще и потому, что ускорение реакции гидрогенизации происходило при высоких давлениях и температурах не при помощи мелко раздробленного и активного вещества, а обычного металлического железа. Несомненно, это открытие послужило началом, как для меня, так и для других исследователей, к всестороннему изучению влияния посторонних веществ, названных потом «промоторами», на активность катализаторов.

НЕФТЬ И ЖИЗНЬ

Мои опыты разложения органических соединений под давлением, как было сообщено ранее, приводили меня к заключению, что гипотеза органического происхождения нефти заслуживает большего признания, чем гипотеза минерального образования нефти, развитая главным образом Менделеевым. …вследствие действия разведенных кислот или морской воды на карбиды железа, то было крайне интересно изучить, какого типа будут получаться углеводороды, если мы будем действовать разведенной соляной кислотой на белый или марганцевистые чугуны, которые содержат углерод в виде карбидов железа. Ранее меня, ученые Cloez и Hahu, более 40 лет тому назад, проделали подобные опыты, но они не определили характер тех углеводородов, которые были ими получены при растворении чугуна. Я вел реакцию растворения чугунов в продолжении целого года для того, чтобы накопить побольше материала; мною было растворено до 70-ти килограммов белого и марганцовитого чугуна. Исследование всех полученных продуктов дали следующие результаты: газы, кроме водорода, содержали значительное количество парафинов и следы олефинов; последние поглощались бромной водой, и из них был выделен жидкий конденсат; собранный в приемнике, он совершенно не содержал парафинов, а состоял исключительно из олефинов и только в самых высших фракциях, быть может, находилась ничтожная примесь нафтенов.

После этих исследований невольно возникал вопрос, достаточно ли этих данных для того, чтобы подтвердить гипотезу образования нефти из различных карбидов посредством разложения их морской водой. Мы должны были бы ранее ответить на этот вопрос отрицательно, потому что при этой реакции получаются только этиленовые углеводороды. Но производимые мною исследования полимеризации этилена и других олефинов под влиянием только нагревания и давления показали, что олефины способны в этих условиях образовать различные углеводороды, а также и нафтены. Эти результаты являются подтверждающими минеральную гипотезу. А если еще принять во внимание возможность каталитических воздействий при вторичных процессах, сопровождающих образование нефти, то все возражения с химической стороны против минеральной гипотезы будут полностью устранены. Но мы видели также, что разложение органических соединений и полимеризация олефинов происходит при сравнительно низких температурах, и эти реакции, следовательно, могут хорошо подтвердить и другую гипотезу происхождения нефти, а именно — органическую*.

Какую же гипотезу мы должны признать наиболее заслуживающую внимания? Что касается лично меня ,то я склонен признать органическую гипотезу. Окончательное решение проблемы, по моему мнению, мы должны искать в геологических изысканиях. Геологические данные свидетельствуют, что нефть в первичном залегании находится только в тех геологических пластах, где была жизнь, и что миграция нефти происходит только тогда, когда для нее находятся проницаемые пласты; в таком случае мы будем иметь вторичное залегание нефти. Совместные исследования геологов и биологов, которые допускают возможность массовой гибели животных на берегах морей и океанов, каковая может происходить и на наших глазах в заливе Карабугаза и в Красном море, а также интересные наблюдения геолога Андрусова над образованием сероводорода вследствие массовой гибели животных в море, дают нам картину образования нефти в природе и заставляют нас признать ее происхождение, главным образом, из животных, но, конечно, не исключается возможность участия и морских растений. Исследователь, открывший простой синтез различных классов углеводородов, имеет вполне объяснимое желание создать новую гипотезу образования нефти из этих простейших органических соединений. Так, напр., Сабатье обменяет образование нефти из ацетилена, а я на основании моих исследований по полимеризации этилена, мог бы сделать предположение, что нефть образовалась из этого газа под давлением и при известной температуре, — при чем температуры и давления не должны быть значительными, так как процесс образования нефти протекал в течении тысячелетий. Но мы должны, как уже было указано ранее, считаться с геологическими исследованиями и только с помощью «их создавать гипотезу происхождения нефти.

Хотя я работал в области углеводородов и интересовался нефтяными вопросами, но до 1910 года еще ни разу не был в Баку и не видал ни нефтяных месторождений, ни работы по очистке нефти. В этом году я решил летом съездить на Кавказ и посетить Баку. Для того, чтобы лучше ознакомиться с технологией нефти, я должен был получить разрешение от самой большой нефтяной компании Бр. Нобель на осмотр их нефтяного хозяйства. Мне посчастливилось, без всяких затруднений, получить свидание с председателем компании Эммануилом Людвиговичем Нобель. Он очень любезно меня принял у себя на квартире, на Выборгской Стороне; подробно расспрашивал о моей деятельности, сказал мне, что, как соседи, мы должны познакомиться друг с другом, а теперь он с большой охотой дал мне разрешение осмотреть все их заводы, лабораторию и нефтяные источники. Хотя Э. Л. Нобель был родом швед, но он был русским гражданином; русское подданство он получил в 1888 году, когда Александр 3-й посетил компанию бр. Нобель. Познакомившись с Э. Л., царь спросил его, русский ли он гражданин? Получив отрицательный ответ, Александр 3-й выразил пожелание, чтобы он принял русское подданство. С тех пор Э.Л. сделался русским гражданином и стал получать чины и ордена; перед войной 1914 года он был уже «Его Превосходительством» и имел звезду Анны 1-й степени. Он был очень симпатичный человек, хорошо образованный, доступный, делавший очень много добра. Впоследствии мне еще придется не раз о нем говорить.

Летом 1910 года я предпринял большое путешествие на юг. Я посетил Штеровский завод взрывчатых веществ (нитроглицерин, динамит, гремучая ртуть и др.)> находящийся в Екатеринославской губернии. Оттуда я проехал в область Войска Донского и посетил богатые антрацитовые копи, принадлежащие Парамонову.

Я уже бывал в угольных копях на Урале в 1895 году, но добыча там угля, в виду его неглубокого залегания, велась довольно примитивно. На антрацитовых копях, рудники были оборудованы по всем правилам горного искусства, а потому я решил спуститься в шахты, находящиеся на глубине до 700—900 метров, и внимательно ознакомился с работами. В то время на юге была холерная эпидемия, и меня предупрежу дали быть осторожным, …Толщина антрацитового слоя не превышала одного метра и потому шахтерам приходилось ползком добираться до забоя и на санках, тоже ползком, вывозить оттуда антрацит. Я сам проделал эту операцию: дополз до забоя, примерно метров двадцать, посмотрел, в каких условиях работают шахтеры и как на санках, привязанных к животу, они вытаскивают оттуда антрацит. К такой работе надо иметь особую привычку. Не каждый рабочий может выполнять роль лошади, которую, к тому же, заставляют расходовать свою энергию в особо трудных условиях. Сопровождавший меня инженер мне рассказал, что один здоровый молодой студент-практикант, пожелал на опыте испробовать эту работу; выдержал только 3-4 дня, совершенно обессилел и заболел. …В Баку я приехал в начале июля, в самую жаркую пору лета. Э. Л. Нобель был так любезен, что предупредил в контору правления о моем приезде и просил оказать мне полное содействие. …температура среди дня доходила до 55 град. Никогда в жизни мне не приходилось испытывать такой жары, как в течении 8-дневного пребывания в Баку. Летом там 3 месяца совсем не бывает дождя. В окрестностях нет никакой растительности, и только в городе имеются искусственно насажденные деревья и сады.

Я подробно ознакомился с добычей нефти на вышках; в то время нефть из колодцев черпали при помощи особых удлиненных ведер, — желонок, — вместимостью около 10 обыкновенных ведер, и только делались опыты добывания нефти при помощи помп.

Бр. Нобель принадлежал небольшой островок на Каспийском море, который назывался «Святой». Этот остров имел одну милю ширины и семь миль длины. Там добывалась очень тяжелая нефть и, кроме того, в большом количестве особый асфальт, называемый там киром, который находился почти на самой поверхности земли и имел очень широкое практическое применение. На острове не было никакой растительности и, кроме нескольких служащих и рабочих, никто не жил. Два раза в неделю маленький пароход привозил почту и пищу … кончали самоубийством. …хладнокровие у человека, непривычного к морю и к такой качке. Мне ни разу в жизни не приходилось испытывать такой бури на море, — да еще на таком маленьком судне.

Во время моего пребывания в Баку, правление фирмы Братья Нобель предложило мне совершить морскую прогулку и осмотреть участок моря около Биби-Эйбата, который засыпается камнями и землей, так как геологические изыскания показали, что под морским дном находятся богатые залежи нефти. Производить эту работу согласились несколько нефтяных компаний, взяв на себя расходы … оправдала все ожидания и позволила добывать с выгодой хорошую нефть несмотря на большие первоначальные расходы.

Мое пребывание в Баку и его окрестностях, подробное изучение всех интересующих меня вопросов, а также ознакомление на месте со способами получения из нефти газолина, парафина, смазочных масел и т. п., обогатило меня сведениями, которыми я воспользовался для моих научных работ. По приезде в Петербург, на одном из заседаний конференции Артиллерийской Академии я сделал доклад о моей поездке на юг и в Баку.

В следующем, 1911, году свои научные работы я продолжал в том же направлении. …. изучения вытеснения металлов и их окислов из растворов их солей под давлением водорода, полимеризации олефинов, и совместного действия катализаторов.

Первая проблема была изучаема мною, главным образом, с целью выяснить механизм этих новых реакций с неорганическими солями. Удалось установить очень важный факт, что в зависимости от температуры и давления водород может вытеснить из раствора или комплексное соединение, или основную соль, или окисел металла; если металл имеет несколько окислов, то, в зависимости от условий опыта, можно осадить либо низшую, либо высшую степень окисления. Это все было изучено на различных солях меди, и все указанные соединения были получены, причем во всех случаях они из растворов выделялись в великолепно развитых кристаллах, по форме схожих с теми, которые были найдены в недрах земли. В части этой работы мне помогал мой ассистент по Женскому Педагогическому Институту В. Н. Верховский.

Еще более важные результаты дало изучение полимеризации этилена и изобутилена, как в отсутствии катализаторов, так и в их присутствии. … бомбы небольшой емкости, то один и тот же опыт пришлось повторить до 40—50 раз, чтобы набрать достаточное количество продуктов полимеризации. Я имел в своем распоряжении более одного литра жидкости, когда приступил к ее исследованию. Термическая реакция полимеризации этилена протекает под давлением довольно быстро, этилен, накаченный до 60 атмосфер в бомбу, при 360—380 град, развивает давление почти до 200—250 атмосфер. Оно быстро падает до 70—80 атмосфер, и тогда можно считать, что реакция уже окончена. По охлаждении в бомбе остается немного газов, а почти весь этилен (до 95%) превращается в жидкость, которая по своему виду ничем не отличается от природной нефти. Исследование этой искусственной нефти показало, что она состоит не только из олефинов, образование которых должно бы являться нормальным продуктом полимеризации этилена, а имеет, кроме них, еще парафины и значительное количество нафтенов: циклических углеводородов той же эмпирической формулы, как олефины, но имеющих замкнутое строение и потому обладающих насыщенным характером подобно параффинам.

В своей работе я высказал впервые гипотезу, которая должна была объяснить образование замкнутых кольчатых углеводородов из нормальных продуктов полимеризации этилена, — олефинов. Как из ацетилена при его полимеризации при нагревании происходит образование бензола, так из трех частиц этилена может при полимеризации произойти одна молекула циклогексана. Высшие олефины могут замыкать кольцо таким образом, что из одной их молекулы получится одна же молекула замкнутого углеводорода.

В первый раз мною была показана на родоначальнике олефинов, этилене, важная реакция циклизации алифатических углеводородов. Что же касается образования парафиновых углеводородов, то хотя я тогда дал объяснение их происхождения, базирующееся также на опытных данных, но в виду недостаточности последних, я не мог исчерпывающим образом осветить картину их образования. Только через двадцать лет, уже будучи в Америке, при более подробном изучении этой реакции, мне, вместе с моим сотрудником др. Пайне, удалось в присутствии катализатора фосфорной кислоты дать полное объяснение образования парафиновых углеводородов, а также указать на целую свиту реакций здесь происходящих, которые в результате дают, кроме указанных углеводородов, еще и ароматические; образование последних из циклизованных олефинов должно сопровождаться выделением из них водорода, который, присоединяясь к образовавшимся полимерам олефинам, и дает парафины. В этой сложной термической реакции полимеризации этилена, которую я назвал “Conjunct” полимеризацией, происходит интермолекулярная гидрогенизация. Водород, отрываясь из одной молекулы данного углеводорода, переносится на молекулу другого типа углеводорода; это явление получило название «диспропорции водорода», — название, которое, по-моему, по ясности уступает вышеприведенному. Несомненно, что циклизация олефинов и ароматизация нафтенов с потерей последними водорода впоследствии привели к возможности осуществить переход сразу от предельных углеводородов к ароматическим, причем в этом процессе протекают все указанные процессы.

Я доложил в Р. Ф.-Х. Обществе мои работы по полимеризации олефинов вместе с работой о происхождении нефти, … дружными апплодисментами, что очень редко случалось в нашем Химическом Обществе.

Я помню, что вскоре после опубликования моей работы по полимеризации этилена я разговаривал по этому вопросу с моим большим приятелем Львом Гавриловичем Гурвичем, который был тогда старшим химиком у фирмы Нобель. Я ему сказал, что открыл новый синтез нефти, на что он ответил: «Ваша работа изумительна, но, к сожалению, мы с вами не  доживем до того времени, когда из этилена будут получать нефть»…. действительно не дожил до того времени, когда в Соед. Штатах стали термически полимеризовать этилен и олефины, превращая их в авиационный газолин с помощью моего каталитического метода при высоких давлениях.

*

6-го декабря 1910 года, в день именин Государя Николая 2-го, я был произведен в генерал-майоры. …чин давал его обладателю* большую смелость высказывать свои независимые убеждения и заставлять высшее начальство более прислушиваться … в карьере всякого военного существуют два момента: производство в первый офицерский чин и производство в генералы. …мне было 42 года). Над генералами смеялись, говоря, что они утрачивают свое имя, так как вся публика начинает называть их «Ваше Превосходительство»; большинству генералов это очень нравилось, и некоторые из них очень сердились, когда их называли по имени и отчеству. Мне, наоборот, такое обращение не нравилось и я попросил …

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ  УБИЙСТВО СТОЛЫПИНА  1-го сентября 1911

Государь Николай II пожелал осмотреть химическую лабораторию, когда я уже состоял ее директором. В моем кабинете, где я производил свои опыты под давлением, я демонстрировал ему некоторые каталитические реакции, ход которых можно было заметить по понижению давления, отмечаемому монометром аппарата. В особенности Государь заинтересовался вытеснением металлов из растворов в аппаратах, где давление доходило до 1300 атмосфер. Параллельно мною были показаны образцы новых морских порохов, имеющих вид макарон, причем их длина была около метра. Государя сопровождал военный министр Сухомлинов, которого я сначала не узнал, так как он был в гусарской форме: я сначала подумал, что Государя сопровождает какой то свитский генерал. Он вмешался в мой доклад Государю о новых порохах и сказал, что получил новые сведения о французских порохах, но его комментарии о них ясно по называли, что он вообще не имеет никакого представлени о свойствах бездымных порохов, и вся его речь состояла из несуразных и бессвязных предложений. Государь пожелал мне дальнейших успехов в моей работе.

Это был второй раз, когда мне приходилось говорить с царем; первый раз я был представлен ему несколько лет тому назад в 1900 году, когда я еще был помощником директора лаборатории. Государь вместе с Государыней Александрой Федоровной впервые посетили вновь оборудованную мною химическую лабораторию Академии и поинтересовались узнать, какие я делаю научные работы. В то время я только что начал изучать каталитические реакции со спиртами и другими органическими соединениями. Мой кабинет был на втором этаже лаборатории, и он весь был занят приборами; оставшееся свободное место было вплотную занято высокими посетителями: великим князем Михаилом Николаевичем, начальником Главного Артиллерийского Управления ген. Альтфатером и начальником Академии ген. Валевачевым. Показывая печку, где в присутствии катализаторов происходило разложение различных органических соединений, я упомянул, что изучаю также и разложение скипидара. Я не знаю, имел ли Государь представление о скипидаре, но Государыня, стоявшая рядом со мною, услыхав это слово, не знала, что оно означает, и обратилась за разъяснением к вел. кн. Михаилу Николаевичу, прося его перевести это слово по французски; вел. кн. не мог это сделать и обратился с этим вопросом к ген. Альтфатеру; тот, в свою очередь, спросил начальника Академии; последний, пользуясь минутой перерыва в моих объяснениях Государю, спросил меня на ухо, как перевести по французски скипидар, так как Государыня не понимает этого слова по русски. Я тотчас же ответил и мой перевод тем же путем дошел до слуха Государыни.

Мне придется впоследствии не раз описывать мои встречи с Государем во время войны, когда он хорошо познакомился с моей личностью и деятельностью; что же касается Государыни, то я ее видел только один раз во время ея посещения моей лаборатории. В то время ей было около 30-ти лет, и она была красивой женщиной, высокого роста, с типичным немецким лицом; достаточно было короткого знакомства с ней, чтобы запечатлеть в своей памяти ее величественную осанку и ее властную и гордую натуру, про которую нельзя было сказать, что от нее веяло приветливостью. Невольно вспоминалось совершенно обратное впечатление, которое осталось у меня, когда нашу лабораторию посетила Государыня Мария Федоровна вместе с Александром III в первый год моего оставления репетитором Академии. Простота и приветливость Государыни была обаятельной, и я был счастлив поцеловать ей руку, которую она подала мне, после моего представления Александру III, пожелавшему узнать, кто состоит помощником директора лаборатории.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И НАУЧНО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ

В последние годы перед войной, в 1912-1914 г.г., мои научные исследования шли полным ходом в различных научных направлениях, — как с органическими, так и с неорганическими соединениями. Вначале я сконцентрировал усилия на изучении совместного действия катализаторов. объектом исследования была взята реакция гидрогенизации терпенов камфоры, борнеола, фенхона, и др. Для гидрогенизации была взята смесь двух катализаторов : окись никкеля и окись алюминия.

С первого взгляда казалось, что окись алюминия, как не способная вызывать реакцию гидрогенизации, не должна шрать какой-либо роли при этой реакции. Но она была взята не случайно, а на основании тех моих объяснений о ходе восстановительного и окислительного катализа, которые я впервые высказал в своих работах, начиная с 1901 года, и особенно развил в 1907 году, — в работе: «Роль окислов в явлении катализатора». При совместном действии окиси никкеля и окиси глинозема гидрогенизация камфары борнеола происходит при 190-200о, при чем получается теоретический выход насыщенного углеводорода изокамфана, между тем как в присутствии одной только окиси никкеля для гидрогенизации требуется температура около 400о, при чем реакция протекает очень медленно с образованием побочных продуктов.

На основании имевшегося в то время в моем распоряжении опытного материала я объяснял каталитическую гидрогенизацию активностью водорода, выделяющего nascendi при разложении воды при помощи того или другого катализатора. При участии еще другого катализатора (т. е. при совместном действии двух катализаторов) процесс может происходить интенсивнее вследствие того, что здесь может развиваться добавочное количество энергии вследствие происходящих реакций, обусловливаемых введением нового катализатора. Введение глинозема в процесс гидрогенизации может оказать помощь потому, что глинозем имеет сродство* к воде, и может образовать ряд гидратов, при образовании которых выделяется тепло; эти гидраты могут легко диссоциировать и выделять воду, которая более легко будет реагировать с гидрогени зационны катализатором.

Высказанные мною объяснения совместного действия металлических катализаторов на органические соединения не стоят особняком, а могут служить также для объяснения дегидратационных, восстановительных и окислительных процессов, совершающихся в живой природе и явлениях метаболизма, где роль окислителя исполняет вода. Точно также подобные явления мы может наблюдать в организмах животных и растений, где происходят гидратационно-восстановительные и окислительные процессы, к которым относятся гидролиз белков и их окисление и т. п.; такие процессы совершаются также под влиянием совместного действия катализаторов, из коих одни могут быть минеральными (соли, кислоты, щелочи и т. д.), а другие органическими ферментами (пепсин, панкреатин и т. п.). Провести различие между действием промоторов и смешанных катализаторов во многих случаях очень затруднительно вследствие невозможности понять характер химических реакций, совершающихся в данных каталитических процессах. Если при гидрогенизации амилена водородом в присутствии восстановленной меди введенное железо сильно помогает присоединению водорода по месту двойной связи, то его мы могли бы назвать промотором. Но в гидрогенизации камфары в присутствии двух катализаторов окиси никкеля и окиси алюминия мы должны видеть типичный пример совместного действия двух катализаторов: сначала идет превращение кетона в спирт, этот последний дегидратируется под влиянием глинозема и полученный камфен гидрогенизируется в камфан. Это открытие в области катализа, позволяющее применять два различных по своей химической природе катализатора, получило впоследствии, как в науке, так и в технике, многочисленные применения. В настоящее время, когда я пишу эти строки, мой метод совместного действия различных катализаторов нашел себе, в частности, широкое применение для каталитических процессов, развиваемых ныне все более и более в нефтяной промышленности.

Далее мною была сделана очень интересная работа по гидрогенизации углеводов монои полисахаридов в моей бомбе под давлением водорода и невысоких температурах. Известные опыты Эмиля Фишера о восстановлении моносахаридов (глюкоза, фруктозы и др.) посредством амальгамы натрия показали, что эти реакции протекают очень медленно и требуют много манипуляций для выделения алкоголя. Опыты, произведенные мною в моем аппарате высокогодавления показали, что водород в присутствии катализаторов легко может превращать монои полисахариды в соответствующие (многоатомные) алкоголи. Катализаторами могут служить палладий, а также смесь восстановленного никкеля с окисью никкеля при температурах не выше 130о. Гидрогенизация производилась в водных и алкогольных растворах, причем раствор сахарида с катализатором помещался в стеклянную трубку, которая вставлялась в аппарат высокого давления, куда потом накачивался водород до 100 атмосфер. Для выполнения реакции необходимо, чтобы раствор в бомбе все время перемешивался; выходы многоатомных спиртов теоретические.

В настоящее время мой метод гидрирования сахаров под давлением нашел широкое применение. На основании моего открытия в Германии Farben Industrie взял патент на получение таким путем сорбита, а в Соед. Штатах фирма «Атлас», также по взятому ею патенту, изготовляет в больших количествах многоатомный спирт сорбит. Этот сорбит, изготовляемый ныне в больших количествах, необходим в медицине для лечения диабетиков.

Много внимания я уделил изучению реакции вытеснения кислот под давлением угольной кислоты. Опыты, которые были сделаны мною вместе с обучающимся в Академии Андрющенко показали, что угольная кислота может вытеснять уксусную кислоту из ее солей, причем, если углекислый металл нерастворим в воде, то он выделяется в виде кристаллов на дне стеклянной трубки, вставленной в мою бомбу. Понятно, что при стоянии при обыкновенном давлении осадок вновь растворяется в вытесненной уксусной кислоте, находящейся в растворе.

Мы предполагали повторить опыты Сеченова относительно растворимости угольной кислоты в различных солях и придумали очень точный способ определения понижения давления от растворения углекислоты, но война помешала нам выполнить эти замыслы. С моим асистентом В. Н. Верховским мы пробовали остановить реакцию растворения цинка в соляной кислоте под большим давлением, доходящим до 1300 атмосфер (в особом аппарате высокого давления, выдерживающем давления до 3000 атмосфер). Мы заметили, что с увеличением давления сильно изменяется скорость растворения цинка в кислоте, но нам не удалось остановить реакцию, — вероятно, было необходимо гораздо большее давление. Теперь, когда техника высоких давлений все время прогрессирует, можно надеяться, что мы будем в состоянии более точно изучить равновесие этой реакции. Сделанное моим сыном Владимиром усовершенствование в моей бомбе для определения растворимости газов в различных жидкостях точно также позволяет изучить вытеснение угольной кислоты и других, более сильных кислот из растворов их солей.

В самые последние месяцы перед войной я начал изучение осаждения цинка из раствора его солей под давлением водорода. Этот вопрос меня интересовал потому, что, по теории Нернста, на основании упругости растворения металлов надо было сотни тысяч атмосфер, чтобы выделить цинк из раствора его солей при помощи водорода. В своих аппаратах при высокой температуре (350о) я не мог развить давление более 400 атмосфер и употребляя кварцевую трубку с капилляром (чтобы избежать по возможности испарения воды) я при этих условиях пытался получить металлический цинк. Как не рисковано было со всех точек зрения делать подобные опыты, однако, мне удалось из раствора азотнокислого цинка выделить металлический цинк и реакциями подтвердить его химическую природу. Кадмий, который для своего выделения тоже требует тысячи атмосфер, был выделен в значительных количествах из раствора его солей в кристаллическом состоянии.

Интересно отметить, что и до сих пор мы не имеем надлежащего объяснения этим явлениям. Если вместо соли взять, например, гидрат окиси цинка и нагревать его вместе с водой до 350о в присутствии водорода под давлением выше 300 атмосфер, то не произойдет никакой реакции, и окись цинка не подвергается никаким изменениям.

Вместе со Старынкевичем мною были сделаны опыты восстановления водородом кислот: серной, азотной и угольной; серная кислота превратилась вся в сероводород, азотная в аммиак. Что же касается угольной кислоты, то она восстанавливается при этих условиях без участия катализатора в муравьиную кислоту. Эти опыты были сделаны таким образом, что раствор кислой углекислой соли калия был подвергнут в моей бомбе с накаченным до 100 атм. водородом нагреванию до высокой температуры; около 15% угольной соли превратилось в соль муравьиной кислоты. Независимо от моих опытов, проф. Бредиг сделал восстановление водородом солей угольной кислоты тоже под давлением, но в присутствии катализаторов платины и др. Последние работы были напечатаны в «Известиях» Академии Наук только в 1918-1919 годах, так как начавшаяся война отвлекла меня от научной деятельности на долгое время, и я не мог послать свои работы для напечатания в иностранных журналах. Для полноты я должен также упомянуть о работах финского химика Рутала, ученика профессоров Компа и Энглера, который изучал в моей лаборатории и под моим руководством метод больших давлений. Он сделал у меня две работы, наиболее интересная из которых касалась полимеризации этилена в присутствии катали заторов. В первый раз нами было показано, что при обыкно венной температуре этилен, накачанный в мою бомбу, поли меризуется в жидкость в присутствии катализатора хлористого алюминия. Это важное наше открытие было использовано впоследствии (после войны 1914 года) в нефтяной промышленности, как для получения газолина из олефинов, так и для получения искусственных смазочных масел. При полимеризации этилена получаются два слоя: верхний более легкий и нижний очень густой, обладающий большой вязкостью. Дальнейшие исследования показали, что можно направить реакцию хлористого алюминия таким образом, что будут получаться только смазочные масла, а иногда и резина, как это имеет место при полимеризации олефина-изобутилена.

В 1912 году мною1 была опубликована работа о синтезе метана из углерода и водорода. В этой работе мною было впервые показано, что восстановление окиси углерода и углекислоты водородом при высокой температуре не идет до конца и что эта реакция обратима, т. е. образующаяся при этой реакции вода может окислять метан, обращая его опять в воду и углекислоту. Эта реакция была потом применена в промышленности для получения водорода.

Мои работы при высоких давлениях обратили внимание многих иностранных химиков, и я стал получать приглашения на химические съезды и конференции. Проф. Энглер в особенности любезно приглашал меня на съезд химиков в Германии в (Карлсруэ и просил сделать доклад о моих работах. Но я очень стеснялся выступать перед многолюдными собраниями, так как не достаточно хорошо владел иностранными языкам. Потом мне пришлось убедиться, что ученые с худшим знанием языка, чем я, выступали с своими работами и нисколько этим не стеснялись. Мои отказы посещать заграничные митинги в значительной степени приуменьшали мою научную популярность в Европе, но я как то об этом не думал, потому что был вполне удовлетворен результатами своей научной работы и о никакой иной карьере и не думал.

Я никогда не помышлял брать патенты на свои открытия и изобретения, за что мой друг проф. Яковкин сильно меня ругал. Меня также приглашали быть консультантом в немецких промышленных компаниях, но я вежливо отказывался, боясь, что я буду связан в свободе моих исследований, и что это, кроме того, может повредить моей педагогической деятельности. Лестное приглашение я получил от одной немецкой электрохимической компании быть их консультантом; они сообщили мне, что проф. Нернст уже состоит у них консультантом, подчеркивая этим, что их компания заслуживает серьезного внимания.

Но у себя дома я тоже не был забыт химическими промышленными предприятиями, которые начали делать мне очень заманчивые предложения. Нефтяная фирма Бр. Нобель, самая мощная организация в нефтяной промышленности, пригласила меня быть их консультантом и помочь им выработать наилучшую смазку для орудий и винтовок. Заведующим лабораторией Бр. Нобель был в то время J1. Г. Гурвич, очень знающий химик, автор известной книги: «Химия нефти». Я скоро с ним сдружился, и мы решили работать совместно. Хотя мы и достигли приличных результатов по выработке хорошей орудийной смазки, но эта работа не могла меня удовлетворить, как химика. Я обсуждал с Гурвичем вопрос о целесообразности приступить теперь же к изучению пиролиза (крекинга) нефти и ее дестиллятов под давлением в присутствии катализаторов для получения газолина. Он вполне одобрил мое предложение, и мы обратились к директору фирмы Я. Е. Круссель с просьбой рассмотреть мое предложение в собрании директоров, чтобы получить разрешение произвести эту работу в моей лаборатории в Артиллерийской Академии совместно с Гурвичем, указав, что рано или поздно получение газолина из нефти станет злободневным вопросом в виду развития автомобильной и авиационной промышленности.

Разрешение было быстро дано и отпущены достаточные средства на наем лаборанта и на приборы. Я привлек к этой работе моего лаборанта Н. А. Клюквина, и мы начали систематические опыты сначала в моей бомбе, а потом в виде непрерывного процесса. Через некоторое время первые данные были сообщены собранию директоров, и они постановили и далее продолжать эти исследования. Эта работа была прервана начавшейся войной, но оригинальная рукопись должна находиться в правлении Бр. Нобель.

Когда я, по прибытию в 1930 году в Америку, ознакомился с различными способами крекинга нефти, установленными на разных американских заводах, то я пришел к заключению, что условия ведения этого процесса мало чем отличались от тех, которые мы выработали в наших лабораторных опытах, и только инженерная часть, которой мы тогда совсем не касались, представляла большие достижения, неизвестные в то время в Европе.

Другая моя консультация касалась новой отрасли химической промышленности: отвердения растительных масел и превращение их в твердые жиры, что значительно облегчало изготовление из них мыла и свечей.

Возможность каталитической гидрогенизации органических соединений, открытой Сабатье и Сандеренс в присутствии катализатора восстановленного никкеля, обратила внимание работников жировой промышленности Нормана, Вильбушевича и др. о целесообразности применения этого метода для насыщения ненасыщенных растительных масел водородом в присутствия никкеля. Когда предварительные опыты в полузаводском масштабе дали удовлетворительные результаты, то обществом «Салолин» впервые в России (и во всем мире) было приступлено к постройке первого гидрогенизационного завода в Петербурге по патенту Вильбушевича. Когда осенью был готов завод, то фабричная инспекция в лице инженера Братолюбова, не разрешила пустить в ход завод, пока не будет сделана надлежащая экспертиза лицом, которому известно, какие правила надо установить на заводе, где придется работать с водородом под большим давлением и в присутствии катализаторов. Когда правление «Салолина» спросило инспектора, кого он мог бы рекомендовать для такой экспертизы, то он ответил, что такой человек в России только один, Ипатьев; если он сделает экспертизу и найдет, что все оборудование сделано правильно, то завод будет ,открыт. Вследствие такого оборота дела, правление завода через своего архитектора гр. Рошфора (моего ученика по Институту Гражданских Инженеров) обратилось ко мне, чтобы я согласился сделать такую экспертизу, на каких угодно для меня условиях. После переговоров с Рошфором, я дал согласие, прибавив, что об условиях моего вознаграждения я скажу после, когда увижу, сколько я должен буду потратить времени для ее выполнения.

Мне пришлось два раза посетить завод и подробно ознакомиться со всеми деталями производства, а также и с заводским персоналом, которому будет поручено вести все процессы. В общем завод был построен удовлетворительно, и способ получения водорода (германская система Бамага) являлся для того времени наилучшим. Все компрессоры были выписаны из заграницы, также и автоклавы, в которых должно было происходить насыщение масел водородом под давлением. При осмотре я обнаружил несколько несообразностей в расположении аппаратуры; в одном месте дал указание о немедленном пересенесении одного газгольдера в другое место, так как его нахождение около аппарата, могущего дать вспышку, связано с опасностью сильного взрыва, что повлекло бы разрушение здания. В составленном мною подробном рапорте, я указал на все предосторожности, которые должны были быть приняты при работе, а также на все исправления и изменения в аппаратуре, без которых завод не мог быть пущен в ход. Правление «Салолин» очень меня благодарило за мои советы, охотно уплатило за экспертизу заявленную мною сумму и немедленно приступило к исправлениям; через две-три недели завод был пущен в ход с разрешения инспектора. Не прошло двух месяцев после открытия завода, как на указанном мною аппарате, действительно, произошел небольшой взрыв, который развернул крышу здания. Директор завода Вильбушевич приехал ко мне специально благодарить меня за то, что я указал на необходимость перевести газгольдер от взорвавшегося аппарата, иначе взрыв последнего причинил бы правлению громадные убытки. Но так как без детских болезней не может наладиться ни одно новое производство, то на заводе «Салолин» скоро произошел новый взрыв в компрессоре. Это несчастие произошло прямо от неумения обращаться с компрессорами высокого давления. Пока был иностранный мастер, компрессор работал хорошо; после его отъезда произошел взрыв. Я был снова привлечен к исследованию причины взрыва и нашел, что они стали употреблять смазку, соверч шенно непригодную для подобных аппаратов.

Вообще заводский персонал был не совсем на высоте своего положения. Главный химик инженер Бутовский (кончивший Московское Высшее Техническое Училище) не оченьто хорошо разбирался в химических вопросах, а г. Вильбушевич не был ни настоящим химиком, ни механиком, и его изобретения основывались чаще всего на наитии и на знакомстве с подобными же процессами, запатентованными заграницей (патент Нормана), но еще не реализованными на практике. Его правой рукой по заводу был его брат, инженермеханик, не лишенный способности человек, но мало понимающий в химии. В скором времени они встретились с различными затруднениями по приготовлению катализатора, который не был способен гидрогенизировать масло. Опять обратились ко мне за советом; я им указал, в чем заключалась причина неудачного приготовления катализатора. Правление «Салолина» в скором времени увидало, что я могу быть полезным для них человеком и потому пригласило меня быть у них постоянным консультантом с оплатой мне постоянного жалования. Вскоре я предложил им особую очистку масла для гидрирования, стоющую гораздо дешевле той, которая применялась на заводе и сопровождалось большой потерей исходного продукта. За эти нововведения я должен был получать особое вознаграждение с каждого пуда масла согласно особо заключенного контракта, так что в первый же год я получил очень изрядное вознаграждение за свои знания по каталитической гидрогенизации органических соединений. Химик Бутовский приезжал ко мне в лабораторию, чтобы лично убедиться в том, что масло, подвергнутое только легкой очистке, может хорошо гидрироваться и давать твердое сало. Попутно Бутовский ознакомился со всеми моими аппаратами высокого давления, и правление завода тотчас же заказало аппараты для отвердения жиров под давлением.

В конце 1912 года я познакомился в Москве с одним очень симпатичным человеком Александром Ив. Берлинг, который занимался коммерческими делами по продаже мыла, жиров и глицерина и находился в сношениях с самыми главными фирмами маслянной и жировой промышленности. Он уже знал о постройке в Петербурге первого завода по гидрогенизации жиров и хорошо знал директора компании «Салолин» Паэнсона, который ему сообщил, что часто обращается ко мне за советами. Берлинг спросил меня, не соглашусь ли я взять консультацию по отвердению жиров на большом Невском Стеариновом заводе; в случае моего положительного ответа, он поговорил бы с главным директором этой компании, г. Беннетом, который, как он знает, очень интересуется новым способом превращения растительных масел в твердые жиры. Я сказал Берлингу, что могу согласиться быть консультантом только в том случае, если они потребуют от меня научных советов и помощи в процессе, отличном от того, который был принят на заводе «Салолин». Я согласен обучить их химиков каталитическим процессам под давлением, для чего они могут время от времени приезжать в мою лабораторию. Что-же касается меня, то я могу раз в два месяца приезжать на два дня в Москву для разрешения всех возбуждаемых вопросов. В скором времени я получил письмо от Берлинга, чтобы я приехал в Москву для переговоров с директорами Невского Стеаринового завода. Хотя все директора были англичане, но они прекрасно говорили по-русски, потому что уже десятки лет жили в России. Наши деловые разговоры были не очень продолжительны; в них принял также участие и г. Берлинг, и по окончании их они сказали мне, что пришлют свой ответ в Петербург. Через несколько дней я получил телеграмму, что онипросят меня быть их консультантом.

Впоследствии я узнал от Берлинга, что англичанам я очень понравился, и они были очень рады заполучить меня в качестве консультанта. Я с своей стороны могу сказать, что они произвели на меня очень хорошее впечатление при первом с ними знакомстве, и должен сказать, что с самого начала установившиеся хорошие отношения продолжались вплоть до 1918 года, когда все их заводы были национализированы большевиками.

Привлечение меня в качестве консультанта в различные промышленные предприятия заставило меня посвятить часть моего времени также для изучения некоторых технических проблем. В первую голову мне представилось необходимым сделать ряд опытов по изучению различных катализаторов, могущих быть использованными для отвердения жиров. В то время в литературе, — как в английской, так и в немецкой, — началась интересная дискуссия относительно применения в качестве катализаторов окислов металлов мною впервые открытых для гидрогенизации органических соединений. В виду того, что мой поклонник английский химик Бедфорд особенно настаивал на важной роли окислов окиси никкеля при гидрогенизации жиров, но в своей статье сделал несколько неправильных толкований моих объяснений механизма реакции, я был принужден напечатать в «Журнале Р. Ф.-Х. О.» специальную статью о произведенных мною разнообразных опытах с целью рассеять все недоразумения и точнее изложить мою точку зрения.

Можно сказать, что 1913 год явился для меня началом моего участия в применении моих научных знаний для нужд промышленности. Но, к сожалению, химическая промышленность в России в то время находилась в зачаточном состоянии, и потому лица, стоящие во главе ее, не могли оценить важного значения всех моих научных открытий. Я же был настоящим философом в науке и не имел ни малейшего интереса брать патенты на свои изобретения. Я помню, как проф. А. Яковкин13), встретив меня на улице, когда я опубликовал работу о гидрогенизации бензола, фенола, нафталина и др. под давлением в присутствии окиси никкеля (это было в 1907 году), сказал мне:

«Отчего Вы не берете патентов на ваше давление и катализаторы? Ведь это даст Вам миллионы!»

Я ответил ему, что я человек науки и хочу иметь свободу в исследовании, иначе я буду связан в своем творчестве.

Будь я с моими открытиями в такой стране, как Германия, я не был бы в состоянии сохранить свою научную свободу и был бы искушен презренным металлом. Так как почти все мои исследования печатались в немецких “Berichte”, то, конечно, немецкая промышленность не замедлила использовать все мои данные, чтобы начать на практике применять мой метод высоких давлений. Первым, кто воспользовался моими исследованиями по гидрогенизации и деструктивной гидрогенизации под давлением в присутствии водорода, был немецкий инженер Бергиус, который в 1913 году взял первый патент на превращение смол и некоторых видов твердого топлива в легко кипящие углеводороды, могущие с успехом быть примененными в качестве газолина. Если сравнить первые два патента Бергиуса (тогда они не были мне известны) с данными, опубликованными мною в 1904, 1905 и 1906 годах, то можно видеть их полное тождество, и французский инженер Кинг правильно указал в своей статье, что Ипатьеву принадлежит приоритет в открытии деструктивной и обыкновенной гидрогенизации органических соединений и что заслуга Бергиуса заключалась только в применении метода Ипатьева к разложению органических соединений, находящихся в смолах и каменных углях). Др. Вилынтеттер в своем отзыве о моей книге «Каталитические реакции при высоких температурах и давлениях» (Нью Иорк, 1936), говоря о новом направлении химической индустрии за последнюю четверть века, имеющем задачей применять катализаторы и давление (синтез аммиака) Габера, синтез метилового спирта Паттарда и J. G.), говорит: «Эти новые принципы были весьма рано применены В. Ипатьевым в своих исследованиях. Поэтому Ипатьев принадлежит к числу великих исследователей и возбудителей современной химии».

Известность о моих исследованиях докатилась и до Америки, и меня пожелал видеть один—химик-дрг Хртбберт, служивший в то время на заводах Дюпон и приехавший по делам своей фирмы в Европу. Я не знак>, имел ли он какое-либо поручение в России, но в Петербург он приехал исключительно, чтобы познакомиться со мной и посмотреть мою лабораторию высоких давлений. Он приехал в Петербург в самых последних числах июля 1913 года, когда я находился на летнем отдыхе у себя на хуторе в Калужской губернии. На его счастье я совершенно случайно приехал в Петербург из деревни, потому что был вызван фирмой бр. Нобель для какой-то срочной консультации. Каково же было мое удивление, когда рано утром, будучи один в моей квартире в Артиллерийской Академии, я услыхал звонок, и, когда отворил дверь, увидел перед собой иностранца, оказавшегося г. Хиббертом, специально приехавшим в Петербург, чтобы осмотреть мою лабораторию и поговорить со мной о моих исследованиях. На мое счастье, г. Хибберт говорил по-немецки и потому я мог дать ему интересующие его объяснения. К сожалению, в то время лаборатория была закрыта, и я мог показать ему только аппараты высокого давления различных типов: обыкновенные й с мешалками. Он очень был доволен осмотром моей лаборатории, и я в свою очередь был польщен теми похвалами, которые он сказал мне по поводу всего виденного и моих работ.

Судьбе было угодно, чтобы я встретил г. Хибберта в 1928 году в Гааге на заседании интернационального бюро химиков, а потом много раз встречал его в Америке и в Монтреале, где сн состоял директором Института целлюлозы; он сохранил очень приятное воспоминание о своем посещении России и Петербурга.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

АКАДЕМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ И ПОДГОТОВКА К МЕЖДУНАРОДНОМУ КОНГРЕССУ ХИМИКОВ

В 1912 году исполнилось 25 лет моей педагогической службы и, …ординарного профессора я пробыл уже больше десяти лет, …заслуженным профессором Артиллерийской Академии, … право на пенсию в размере 1500 рублей в год. Я был избран единогласно …Мои отношения со всеми профессорами и преподавателями химии, взрывчатых веществ и металлургии

Весной 1913 года преподаватель химии кап. А. Солонина, мой ученик по Училищу и Академии, защищал диссертацию по взрывчатым веществам на получение звания профессора Академии. А. Солонина после оставления при Академии в качестве репетитора приготовлялся под моим руководством к званию штатного преподавателя по химии и сделал очень хорошую работу на заданную ему мною тему: «Реакция натрий ацето-уксусного эфира на дибромиды». За эту работу он получил от Р. Ф.-Х. Общества малую премию имени А. А. Бутлерова. Его профессорская диссертация касалась изучения свойств и приготовления гремучей ртути и азидов. Комиссия, которая была назначена для разбора его диссертации, состола из проф. Забудского, проф. Сапожникова, начальника научно-технической лаборатории морского ведомства Рубцова и меня. Мне стоило больших трудов убедить Сапожникова и Рубцова согласиться признать работу Солонины достойной быть допущенной к защите; свое настояние я мотивировал тем, что в Академии надо еще создать кафедру взрывчатых веществ и потому необходимо дать Солонине кредит.

Когда в конференции на защите диссертации Солонина стал ссылаться на требования конференции, чтобы в диссертациях подобного рода больше обращалось внимания на практическую сторону дела, вследствие чего им было мало сделано в отношении теоретической части, то я выступил против него…

 

О. Г. Филиппова на получение звания штатного преподавателя химии в Академии. Диссертация касалась (как уже ранее было указано) строения углеводорода, впервые полученного Г. Густавсоном и названного им непра вильно «винил-триметилен». Я предложил эту тему Филиппову и все время руководил его работой, понукая его поскорее окончить эту работу, так как опасался, что кто-нибудь другой докажет строение этого углеводорода в виду большого интереса к его строению. В это самое время проф. Зелинский также работал над этой же проблемой и напечатал статью в немецких °“Berichte”, где доказывал, что углеводород имеет строение спироциклона. Когда Филиппов собрал достаточное количество материала, показывавшего, что исследуемый углеводород имеет четырехчленное кольцо, то я предлежил ему сделать деклад в Русском Физико-Химич1:ском Обществе. На этом заседании должен был делать доклад и Зелинский на ту же тему. Дебаты между Зелинским и Филипповым отличались большой страстностью; в конце концов проф. Зелинский ока-эался совершенно опровергнутым, и ошибочность его уже опубликованной работы была установлена.

Свою диссертацию в нашей Академии Филиппов защитил блестяще и Русское Физ.-Хим. Общество присудило ему малую премию имени Д. И. Менделеева. Работа была напечатана в немецком «Журнале практической химии», и была последней русской статьей, которая была принята этим немецким журналом перед войной 1914 года. К моему большому огорчению, Филиппов не продолжал далее работать в лаборатории Академии и вообще прекратил работу по чистой органической химии, а перешел на изучение порохов, так как получил место в Центральной лаборатории военного ведомства.

*

* ❖

В 1913 году мне пришлось приступить к работам по организации 9-го Международного Конгресса по чистой и прикладной химии, который должен был собраться в мае 1915 года в Петербурге. Дело в том, что на предыдущем Международном Конгрессе по химии в Нью Иорке было решено, что следующий Конгресс состоится в Петербурге, причем председателем конгресса был выбран проф. Рижского Политехникума П. Вальден, а генеральным Секретарем — я. Академику Вальдену и мне в особенности предстояла громадная работа по организации Конгресса, на который должно было приехать до 2000 химиков. Мы образовали специальное бюро и пригласили в него, нам на помощь, академика Чернышева, геолога, который имел большой опыт по организации Международного съезда Геологов, состоявшегося за несколько лет перед тем. Почетным председателем конгресса мы решили пригласить товарища министра торговли и промышленности проф. Д. П. Коновалова и как заслуженного химика, и как отличного администратора. Далее мы решили испросить через министра торговли и промышленности Тимашева разрешение доложить Государю нашу просьбу, принять Конгресс под свое Высочайшее покровительство. Кроме того, некоторые великие князья и министры были приглашены в качестве почетных членов. Вице-председателем Конгресса был избран академик Курнаков, и так как Вальден жил в Риге и только изредка приезжал в Петербург, то Курнакову и мне пришлось вести всю деловую работу. Кроме того, надо было выхлопотать у министра финансов деньги для конгресса, а это стоило не мало труда. Небольшая часть денег для текущих расходов нам была отпущена от министерства торговли и промышленности, а главная сумма, в количестве 60 тыс. рублей, была заявлена министерству финансов, и она была отпущена нам из бюджетов 1914 года. В бюро конгресса были приглашены лица, знающие иностранные языки, а ближайшими моими помощниками согласились быть два химика: Д. Гарднер, преподаватель Технологического Института, и Антонов, химик Академии Наук и ассистент академика Вальдена. Оба они владели английским языком, что было очень важно, так как нам предстояло вести значительную английскую корреспонденцию.

С самого начала перед нами встал очень неприятный вопрос относительно возможности приезда на Конгресс ученых-евреев в особенности из Америки, так как евреям в’езд в Россию был воспрещен, и о каждом лице надо было возбуждать особенное ходатайство, с указанием срока пребывания. Разрешение этого деликатного вопроса было поручено мне; надо было найти известный модус, чтобы не обидеть ученых еврейского происхождения, желавших посетить Кронгресс. По счастливой случайности, я был хорошо знаком с одним видным чиновником Департамента Полиции, Волковым, от которого во многом зависело уладить этот вопрос. Я знал Волкова в течении нескольких лет, потому что принимал участие в экспертизе частных заводов, изготовляющих порох и взрывчатые вещества, и предпринимал вместе со мной путешествия на различные заводы для осмотра на месте заводских сооружений. Он относился ко мне с большим уважением, вс|егда присоединялся к моему мнению, и потому я решил обратиться к нему за советом, как выйти из этого щекотливого положения. Я воспользовался нашей поездкой на Юг России, на Штеровский динамитный завод, где мы должны были решить очень важный вопрос о постройке на тесной территории завода новой динамитной мастерской. Я объяснил Волкову, какое неудобное положение может создаться, если сотни химиков-евреев узнают, что без особого разрешения они не будут в состоянии в’ехать в Россию для участия в Конгрессе, — в то время, как их коллеги не-евреи будут в состоянии приезжать на Конгресс совершенно беспрепятственно. Сначала Волков дал мне вежливо понять, что нельзя нарушить Высочайшее повеление, но после долгих споров мне удалось убедить его, что на основании того же повеления вполне можно дать нужное разрешение лицам, желающим приехать на Конгресс. Были намечены основы такого разрешения: на русской границе пропускаются все лица, независимо от их расового происхождения, если только они пред’явят билет, свидетельствующий, что он есть член Международного Конгресса химиков; все такие билеты должны быть скреплены моей собственноручной подписью; при выезде из России эти билеты должны быть также представлены на русской границе. Волков согласился на это мое предложение, и по приезде в Петербург, прислал мне бумагу о согласии министра внутренних дел на такой порядок в’езда членов Конгресса в Россию.

В самом начале 1914 года нами были получены нужные кредиты, и работы по подготовке Конгресса пошли полным ходом. Ответственным секретарем был приглашен инженер Похитонов, только что приехавший из Соед. Штатов, где он пробыл 8 лет и хорошо владел английским языком….

письмо от моего давнего друга Гомберга, который стал профессором Государственного Мичиганского Университета. Он выражал надежду, что ему удастся приехать на Конгресс. За эти годы он сделал удивительную работу, которая прославила его имя в химическом мире: он первый доказал существование в растворе свободного органического радикала. Я был очень рад узнать, что он не забыл русский язык и приедет на Конгресс, чтобы поделиться своими новыми исследованиями.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ГОДЫ ВОЙНЫ

 

1914—1917

ГЛАВА ПЕРВАЯ

РОССИЯ НАКАНУНЕ ВОЙНЫ

Надо быть очень талантливым писателем, чтобы нарисовать картину тех настроений, которые обнаружились в различных классах русского народа перед началом войны 1914 года.

В довоенной России, как известно, интеллигенция составляла лишь небольшую прослойку среди 160-миллионного народа, 75—80% которого приходилось на долю русских (включая сюда малороссов и белоруссов, как имеющих с великороссами одно и то же происхождение). Разница между культурным развитием интеллигенции и крестьянства, составлявшего главную массу населения России (до 80%), была очень велика, и потому все отношение страны к правительственной политике, — как внутренней, так и внешней, — определялось почти исключительно русской интеллигенцией, которая была настроена весьма оппозиционно. К оппозиции образованного класса общества примыкала также сравнительно небольшая часть рабочих, количество которых перед войной 1914 года было, правда, очень невелико: не более 3-х миллионов. Рабочие организации были настроены более революционно, чем интеллигенция, пред’являя к правительству еще большие требования в отношении дарования политических прав, как русскому народу, так и к национальным меньшинствам, населяющим громадную часть России. Оппозиционное настроение рабочих поддерживалось все время искусной пропагандой интеллигентных революционеров, среди которых было не мало лиц не русского происхождения, настроенных против правительства за ограничение их в некоторых из их гражданских прав.

Какое бы правительство не существовало, во всякой стране всегда найдется не малое количество людей, которые будут критиковать его действия. Это вполне здоровое явление, и подобная оппозиция, основанная на фактах, приносит стране большую пользу. В России со времени издания манифеста 17-го октября 1905 года было положено начало обсуждению всех законодательных актов в Госуд. Думе и Госуд. Совете. Своим манифестом царь лишил себя права единолично издавать какие-либо законы для Империи без одобрения их указанными представительными учреждениями. Этот великий акт в истории Российского Государства должен был бы привести к культурному развитию нашей страны, если бы обе стороны, как правительство, так и народные представители, честно, разумно, и постепенно стали проводить законы, необходимые для обновленной России. Но история показывает, что люди, призванные решать судьбу нашей родины, как в рядах правительства, так и в Думе и Совете, не поняли или не мотели понять, как надо вести государственный корабль, чтобы достигнуть обетованной земли. И правители, и народные представители с самого начала их совместной деятельности только и делали, что обманывали друг друга, и при решении важнейших государственных вопросов считались более всего со своими самолюбиями и партийной дисциплиной, чем с пользой для дела. Когда начинается такое несогласованное сотрудничество людей, призванных управлять страной, то оно неизбежно должно привести к полной неразберихе и к совершенной невозможности предвидеть, какой сюрприз принесет грядущий день. При таких обстоятельствах, как в обществе, так и в правительственных кругах, * начинает происходить расшатывание устоев, так как становится невозможным определить, какого же курса надо держаться при решении тех или других жизненных вопросов. Необходимым следствием такого положения должно было явиться недоверие к правительству во всех слоях русского народа.

Как человеку, стоявшему всегда вне политики, мне не под силу сделать критический обзор..

 

1% месяцев шла переписка о правах и обязанностях нарождающейся комиссии, причем проект инструкции несколько раз возвращали назад в Артиллерийское Управление из боязни дать комиссии слишком большие полномочия; ей хотели придать только консультативно-совещательный характер.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ «КОМИССИЯ ПО ЗАГОТОВКЕ ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ»

Только 6-го февраля 1915 года комиссия была утверждена; ей было дано название: «Комиссия по заготовке взрывчатых веществ», причем в ее обязанности была включена и заготовка всех сырых материалов, необходимых для приготовления взрывчатых веществ. В состав этой комиссии вошли следующие лица: председатель: проф. В. Н. Ипатьев; члея-делопроизводитель — инж.-техн. JI. Ф. Фокин; члены: проф. А. А. Солонина, инж.-техн. В. Ю. Шуман, О. Г. Филиппов, начальник Научно-Технической Лаборатории морского ведомства С. П. Вуколов, заведующий отделом неорганической химии в Научно-Техн. Лаборатории военного ведомства И. И. Андреев и представители других ведомств, заинтересованных в получении взрывчатых веществ. Комиссия получила очень ограниченные права и ничтожные средства только для организации делопроизводства (две-три тысячи рублей)…

в 50 раз, — в то время, как казенные заводы увеличили свою производительность к сентябрю 1915 года только в два раза.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА СЕРНОЙ И АЗОТНОЙ КИСЛОТ

Для изготовления громадного количества взрывчатых веществ и порохов требовалось также и громадное количество серной кислоты, и потому наша комиссия должна была обратить сугубое внимание на добывание этого продукта, а также и исходного для него продукта, серного колчедана.

До войны в России добывалось до Щ млн. пуд. серной кислоты в месяц, причем необходимый для ее изготовления серный колчедан, главным образом, привозился из заграницы; на Урале и на Кавказе добывалось не более 5-6 млн. пудов серного колчедана в год, в то время, как для приготовления указанного выше количества серной кислоты его требовалось до 19-20 млн. пуд. Летом 1915 года, вследствие военных операций на нашем Западном фронте, вполне ясно обнаружилось, что заводы серной кислоты, расположенные в Риге и в Царстве Польском, дававшие до 500 тыс. пуд. серной кислоты в месяц и работавшие на привозном из заграницы колчедане, не могут продолжать своей деятельности. Вследствие этого добыча серной кислоты в России в июле 1915 года упала до 700 тыс. пудов в месяц, несмотря на налаженное производство исходных основных материалов. Дальнейшее же увеличение производства взрывчатых веществ настоятельно требовало от комиссии принятия самых энергичных мер для скорейшей организации производства минеральных кислот в России на отечественном сырье. Комиссия всегда держалась того взгляда, что прочным и устойчивым может считаться лишь то производство, для которого все без исключения сырые материалы могут быть разысканы внутри страны, а само производство обслуживается русским техническим персоналом.

Для быстрого выяснения вопроса о возможности в скором времени построить новые сернокислотные заводы и установить достаточную добычу колчедана на Урале,…

Нобель после подсчета всех расходов и значительного бонуса, который был дан всем работникам, принимавших участие в проведение в жизнь этогь процесса, не понесла никакого убытка.

Что касается фирм Бенкендорфа и Нефтегаза, то они получили заказы позднее, и их установки были готовы только к концу войны, так что только фирма Бенкендорф доставила небольшое количество бензола и толуола. Но во всяком случае польза от пирогенизации нефти для получения бензола и толуола была существенной, общее количество добытых таким путем продуктов дошло до 25—30 тысяч тонн, что вполне оправдало и затраченную энергию, и израсходованные средства.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ВЗРЫВ ОХТЕНСКОГО ЗАВОДА

Заседания Распорядительной комиссии при Г. А. У. под председательством вел. кн. Сергея Михайловича происходили еженедельно, и мне приходилось время от времени докладывать о деятельности моей комиссии и о количестве добываемых взрывчатых веществ. Вел. кн. относился с большим вниманием к моим докладам и моим замечаниям. Но против этой комиссии, как и против всего Г.А.У., стали циркулировать все более и более неблагоприятные для них обвинения в бездеятельности, в неумении организовать снабжение армии снарядами и патронами, ружьями и пр. В особенности недовольны были члены Гос. Думы во главе с председ. ее, М. В. Родзянко. В Петрограде во всех кругах, как деловых, так и общественных, были страшно озлоблены против военного министра Сухомлинова, который втерся в доверие Государя и Государыни и до объявления войны легкомысленно уверял, что Россия готова к ней во всех отношениях. Вина царя заключалась в том, что, несмотря на все предостережения, он не хотел верить, что Сухомлинов совершенно не пригоден для подготовки нашей армии к войне. Во всех военных кругах находили необходимым немедленное увольнение начальника Г. А. У. и инспектора артиллерии вел. кн. Сергея Михайловича, а также и военного министра. Но …

потерю такого сына, и только сознание, что его геройская смерть пошла на благо России, могло приносить нам минуты утешения.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ ИЗБРАНИЕ МЕНЯ В ЧЛЕНЫ АКАДЕМИИ НАУК

В конце 1914 года, в последних числах декабря я получил пакет с рассыльным из Академии Наук, в котором содержалось удостоверение, что я за мои научные труды избран Императорской Российской Академией Наук ее членом-корреспондентом по химии. Это было большой неожиданностью и, конечно, большой радостью для меня, так как получение этого звания указывало мне, что я в будущем могу быть кандидатом для избрания меня действительным членом Академии Наук. До того времени я считал, что другие химики были более достойны занять место в Академии Наук; в частности, мне всегда казалось, что мой брат, проф. Петербургского Университета Лев Александрович Чугаев, и по своей эрудиции и по работам, имеет все шансы быть избранным в академики. Получение мною звания члена-корреспондента невольно заставило меня несколько иначе оценивать всю ситуацию о будущем кандидате в члены Академии Наук. Но так как в Академии Наук по большей части для химии было предоставлено два кресла, которые уже были заняты академиками Вальденом и Курнаковым, людьми сравнительно не старыми (около 52 лет), то понятно, что вопрос о будущем кандидате не мог представлять для кого-нибудь особого интереса.

Тем более неожиданным было для меня получение в сентябре 1915 года письма от академика П. И. Вальдена, в котором он спрашивал, согласен ли я выставить свою кандидатуру в члены Академии Наук: по академическим правилам, нельзя было подвергнуть кандидата баллотировке без его на то согласия. В письме не указывалось, какие другие кандидаты предложены для замещения новой химической кафедры, создать которую решено было в виду громадного значения химии, как научной дисциплины. Я ответил П. И. Вальдену согласием на баллотировку и поблагодарил его за оказанную мне честь быть названным кандидатом на такой высокий пост.

Вскоре я получил от П. И. Вальдена второе письмо, в котором он кратко сообщил, что выборы в физико-математическом отделении Академии Наук будут происходить в ноябрьском заседании (7-го ноября) и что после заседания он предполагает заехать ко мне, чтобы сообщить о результатах выборов.

Понятно, что в назначенный день, я и жена с большим волнением ожидали П. И. Вальдена. Напряжение нервов еще увеличивалось, потому что заседание в Академии Наук затянулось разрешением других дел. П. И. Вальден принес нам радостную весть: я был избран физико-математическим отделением в члены Академии Наук, причем из 20 членов, голосовавших в Академии Наук, я получил только один черный шар (говорили, что один черный шар получал каждый избираемый академик). П. И. Вальден рассказал мне некоторые подробности моего избрания. В комиссию, которая должна была наметить кандидатов, входили академики кн. Голицын, Курнаков и Вальден. Все они единогласно наметили меня первым кандидатом в действительные члены Академии, а моего брата Л. А. Чугаева решили предложить членом-корреспондентом. П. И. Вальдену было предложено написать характеристику моих работ, а о Чугаеве должен был написать Н. С. Курнаков. Но перед началом заседания физико-математического отделения Академии Наук, Н. С. Курнаков заявил Вальдену, что он составил доклад о работах Чугаева, предполагая, что он будет выставлен также кандидатом в действительные члены, а не в члены-корреспонденты. Тогда другие члены комиссии ему возразили, указав, что было решено выставить только одну кандидатуру для избрания действительного члена Академии Наук. Тогда Курнакову пришлось отказаться от своего кандидата. Своим поступком он оказал очень плохую услугу Л. А. Чугаеву, который, вследствие этого, не был подвергнут баллотировке в члены-корреспонденты, чего он вполне заслуживал.

Интересно отметить одно замечание, которое сделал академик Вальден в этом своем рапорте Академии Наук относительно значения моих работ по катализу и введения метода высоких давлений. Он писал, что если Сабатье, который начал заниматься гидрогенизационным катализом одновременно со мною (я раньше его опубликовал опыты дегидрогенизационного катализа), только за одну каталитическую реакцию получил половину премии Нобеля (другую половину премии в в том же году получил Гриньяр), то работы Ипатьева несомненно заслуживают этой же премии, так как он гораздо шире применил катализаторы для различных реакций с органическими соединениями и ввел совершенно новый метод высоких давлений, что позволило вести гидрогенизацию с такими веществами, работать с которыми по методу Сабатье было невозможно18).

На общем собрании Академии Наук в январе 1916 года я был избран в члены Академии Наук (я получил, как всегда, один черный шар) и состоял в этом звании до 1937 года (т. е. 26 лет), когда вследствие моего отказа немедленно вернуться из Америки в СССР я был лишен этого звания и

исключен из списка Академии Наук СССР. Но большевики не могли лишить меня звания академика Российской Академии Наук в Петербурге, утвержденного еще царской властью.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ БОРЬБА ПРОТИВ УДУШАЮЩИХ ГАЗОВ

Наша комиссия продолжала усиленно работать по изучению и установке на заводах других трудных производств, как-то пикриновой кислоты из бензола, ароматических углеводородов из нефти, фабрикации нитроксилола и т. д. Комиссия всегда избегала покупки и приобретения иностранных патентов, секретов или сдачи нового дела иностранным предпринимателям на концессионных началах. Девизом комиссии было: «собственными усилиями по хорошо освещенной дороге». В мае 1915

М. Ф. Терпиловский оставался начальником Отдела до конца существования Химического Комитета.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

СНОШЕНИЯ СО СТАВКОЙ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО

В качестве председателя Химического Комитета, мне приходилось довольно часто ездить в ставку Верховного Главнокомандующего, так как, согласно положения о Химическом Комитете, я должен был докладывать Начальнику Штаба о ходе работ Комитета и о снабжении армии противогазами и другими средствами газовой и противогазовой борьбы.

Первая моя поездка в Ставку 29 апреля 1916 года, в самом начале организации Химического Комитета, была вызвана, главным образом, необходимостью разъяснить целый ряд недоразумений, которые возникли у Начальника Штаба ген. Алексеева и которые он высказал в письме к военному министру ген. Шуваеву. В этом письме ген. Алексеев, критикуя деятельность только что созданного Химического Комитета, с одной стороны, ставил на вид привлечение в Химический Комитет таких лиц, которые своей прежней деятельно стью якобы доказали свою непригодность, а, с другой стороны, указывал, что не привлечены такие энергичные работники, которые за короткое время существования Совета предполагавшегося Военно-Химического Комитета при Главном Управлении Генерального Штаба так много способствовали делу газовой и противогазовой борьбы. Начальник Штаба Верховного Главнокомандующего находил нужным, чтобы в Химическом Комитете в качестве постоянного члена присутствовало бы лицо, которое он для сего назначит и которое ему сообщало бы о всех деяниях и мероприятиях Химического Комитета.

В ответ на это письмо я составил рапорт, в котором под-

робно изложил, в каком хаотическом состоянии я принял дело с заказом противогазов, и что уже 7 апреля, не дожидаясь утверждения Высочайшею властью положения о Химическом Комитете, приступил к самой напряженной деятельности, главным образом, по заготовке респираторов.

с принцем Ольденбургским. Он еще при Временном Правительстве продал свой дворец, ликвидировал свои дела и уехал в Финляндию, где спокойно прожил до глубокой старости.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ АППАРАТ ХИМИЧЕСКОГО КОМИТЕТА

Рассказ о деятельности остальных трех отделов Химического Комитета правильнее всего будет начать с описания распорядка внутренней работы нашей организации.

Для объединения делопроизводства отделов была организована канцелярия Комитета, во главе ее стоял правитель дел канцелярии, который в то же время был и секретарем Химического Комитета. В первое время организации Химического Комитета правителем дел был назначен Н. С. Пужай, который ранее того был делопроизводителем комиссии по заготовке взрывчатых веществ. Хотя Н. С. Пужай и являлся энергичным работником, посвящавшим работе почти круглые сутки и обладавшим несомненною способностью к ведению дел такого учреждения, каким являлся Химический Комитет, но его молодость, большая горячность и неопытность в служебных отношениях служили причиной частых недоразумений с служащими в Комитете, что, конечно, в известной мере вредило делу. Но удивительно хороший подбор служащих в канцелярии, перешедших из Комиссии по заготовке взрывчатых веществ, и сознание ими важности тех задач, которые лежали на Комитете, позволяли мне легко и без ущерба для дела ликвидировать различные мелкие недоразумения.

Заместителем Н. С. Пужая был оставленный при Университете по гистологии В. А. Любищев, который уже ранее был на службе в комиссии по заготовке взрывчатых веществ и в канцелярии Комитета ведал отделом перевозок и распределения металлов по строющимся заводам. Это был неоценимый правитель канцелярии и делопроизводитель Химич…

Баку в январе 1916 года, когда только что было приступлено к сооружению заводов для разложения нефти и для постройки с этой целью печей!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ ЗАГОТОВКА ЯДОВИТЫХ ГАЗОВ И ОГНЕМЕТОВ

Обращаясь теперь к деятельности по отделам, следует остановиться несколько подробнее на работе II и III отделов, так как деятельность I отдела, который ведал взрывчатыми веществами и V отдела, ведавшего кислотами, колчеданами, были лишь прямым продолжением той работы, которая была сосредоточена ранее в комиссии по заготовке взрывчатых веществ и в комиссии У. С., и о которой я уже рассказал выше. При переходе их в Химический Комитет были сделаны только сравнительно небольшие изменения.

II отдел Химического Комитета имел ряд под’отделов, из которых один ведал выпуском ядовитых газов из баллонов, а также заготовкой всего имущества и принадлежностей к нему; во главе этого отдела стоял инженер-технолог В. В. Шнегас; к этому же под’отделу принадлежала и комиссия относительно выпуска газов из баллонов под председательством акад. Н. С. Курнакова, которая производила все опыты на химическом полигоне, находящемся около Красного Села. На этих опытах присутствовали начальник отдела и члены Научного Совещания по изучению действия газов на органиизмы; часто бывал на них и я. Второй под’отдел занимался снаряжением снарядов удушающими веществами; во главе его стоял постоянный член Артилл. Комитета А. А. Дзержкович, и его ближайшими помощниками были военные инж.-техн. Курагин и Михайлов. Все опыты по стрельбе удушающими снарядами были сделаны на Сергиевском артиллерийском полигоне и также в присутствии лиц, упомянутых в опытах при выпуске газов. На этих опытах я так же присутствовал несколько раз; так как они большею частью производились ночью, на рассвете, то я выезжал на Полигон в автомобиле, что брало около 4-х часов (140 верст от Петрограда), а на батарею я ехал верхом; домой возвращался таким же путем к 8-ми часам утра. Животные помещались в клетках в окопах, по которым велась стрельба различными удушающими снарядами. Эти стрельбы были очень поучительны и на них также испытывались новые типы газовых масок. Наиболее удачными оказались снаряды, которые были снаряжены хлоропикрином, фосгеном и цианистым соединением; хотя к концу войны было разработано снаряжение и другими веществами, но они не были использованы на фронте.

При II отделе…

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ ХИМИЧЕСКИЙ КОМИТЕТ ВО ВРЕМЯ РЕВОЛЮЦИИ работали не за страх, а за совесть.  дружеские и серьезные деловые отношения, которые установились между всеми работниками, приказания исполнялись без всякого замедления, так как каждый сознавал, что того требует дело и долг перед Родиной.

 революция 27 февраля 1917 г. В течение целой недели Химич. Комитет почти совершенно бездействовал, а когда служащие собрались на работу, то она с начала пошла с такой же продуктивностью, как и ранее. В виду хороших, дружеских отношений, которые существовали между всеми служащими, не было никакого основания ожидать, чтобы начались какие-либо

СОДЕРЖАНИЕ:…Забудского «Пороходелие» ..5В 1892 году на Охтенском пороховом заводе был страшный взрыв сушилен пироксилина с многими человеческими жертвами.7 “VI. Ipatieff Meeting Chicago Section American Chem. Society” (1937, p. 46).8 Куропаткин, который посещал Японию, особенно уверял Царя, что с «макаками» он легко справится в короткое время.10 я уже в 1905-1906 годах изучал гидрогенизацию под давлением в жидкой фазе; в литературе указывается, что к изучению этой реакции я приступил в 1907 году, что не верно.12 См. граф В. Н. Коковцев: «Из моего прошлаго. Воспоминания 1903—1919 г.г.» (1933).16  воспоминания К. В. Хагелина: «Мой трудовой путь». Нью Иорк, 1945 г., стр. 343.

Оглавление В СТАРОЙ РОССИИ

СОДЕРЖАНИЕ :ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ:
ГОДЫ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ПОТРЯСЕНИЙ : 1917—1921
1. Первые дни революции 92. Ленин и большевики в 1917 году 3. Октябрьская революция 41
…в 1919 году 9. Создание Государственного Института Научно-Технических
Иследований (Гонти) … в Петроградском Совете Народы. Хозяйства…. 130
12. Кронштадтске восстание и рождение НЭП’а 136
4 ВСНХ : 1921—1927 с Лениным … Красиным.. … в Научно-Техническом Отделе ВСНХ 272
19. Создание Доброхима 20. Об организации добычи аммиака из воздуха 379
21. Встречи с Троцким и трения по службе 39822. Юбилей Академии Наук 41423. Троцкий в НТО 42024. Мое устранение из Президиума ВСНХ 438

арестованы будто бы за то, что они взяли взятки от немецких заводчиков. Лукьянов, несмотря на то, что страдал туберкулезом легких, был сослан в Соловки, где просидел продолжительное время; как ходили слухи, для него там была устроена маленькая лаборатория. Потом он был освобожден и возвратился к педагогической деятельности…. ГПУ решило вызвать Мозера
обратно в СССР, но эту операцию оно стало производить очень тонко. Мозеру было предложено приехать в Москву на 3 недели для доклада о всех заказах; воспользовавшись моим пребыванием в Берлине, меня просили уговорить Мозера приехать.
Я очень добросовестно уговаривал Мозера; тоже самое проделывал и начальник Химторга (который в свое время сильно настаивал на командирование Мозера в Берлин, несмотря на мои протесты). Но Мозер отлично понимал, что после ареста инже-
неров, имевших с ним соприкосновение, его несомненно потянут
к допросу и ему не миновать ареста. Он очень нервничал, но
был стоек…в 1923 году, когда были закончены и исполнены все заказы, Мозер снова отклонил приказание вернуться и сделался эмигрантом. Надо заметить, что его родители
были немецкими гражданами, и Мозер после увольнения с
советской службы отправился в Карлсруэ, … работал в лаборатории у проф. Габера; в
этом городе у него было много друзей.457

ЧАСТЬ ПЯТАЯ  ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ В СССР  1927 — 1930

ГЛАВА ПЕРВАЯ  СОЗДАНИЕ ИНСТИТУТА ВЫСОКИХ ДАВЛЕНИЙ
после удаления меня изПрезидиума ВСНХ и из НТО я получил очень лестное для
меня приглашение от фирмы Байерише Штикштофверке установить в их центральной лаборатории в Берлине научные работы по моему методу высоких давлений и по катализу. ..
подписано моим приятелем д-ром Никодем Коро, председателем этой компании. ..я не покровительствовал этой фирме,чтобы ей дали заказы на устройство цианамидного завода и
способа поглощения окислов азота, образующихся при окислении аммиака воздухом в печах системы Франк и Каро.
Получив это приглашение, я подал рапорт Куйбышеву, передал все дело своему заместителю Рухимовичу … я не могу отсутствовать целый год, а могу не более трех раз в год на сроки каждый раз около 1 месяцев совершать поездки для работы в Германии.  все мои открытия и изобретения будут безвозмездно принадлежать СССР.
Уже в конце 1926 года, когда в значительной степени сократилась моя деятельность в Москве, я начал предпринимать шаги для создания специальной лаборатории для работ по
катализу :и по высоким давлениям. Моя маленькая лаборатория
высоких давлений в Академии Наук, помещавшаяся частью! в моей квартире, частью во втором этаже того-же дома, не могла… о перенесении лаборатории ГОНТИ на территорию Опытного Химического завода на Ватном Острове и об его слиянии с
Институтом Прикладной Химии …Благодаря директору Института, академику Курнакову, начальнику завода Б. К. Климову и …год 1927 надо считать за год основания Института

1. Создание Института Высоких Давлений 461

его устранение из Президиума ВСНХ, где он был, по моему глубокому убеждению, наиболее полезным работником. Его смелый характер, уменье сразу видеть слабые места в докладах,
быстрое распознавание главного от второстепенного, …
мое удивление по поводу речи произнесенной Дзержинским в Политбюро в июле прошлого года, в которой он резко нападал на деятельность Пятакова. Я задал Пятакову вопрос, почему
такое тяжкое обвинение Дзержинского, которое он произнес в таком секретном для простых смертных учреждений, каким является Политбюро, было опубликовано во всех советских
газетах. Юр. Леон, ответил мне, что это, конечно, дело его врагов, которые не стесняются
уронить его не только в глазах партийцев, но и всех граждан Союза; …рад, что получил приказание быть председателем особого торгового представительства в Америке, которое было названо Амторгом и помещалось в Ныо-Иорке. — достать американскую визу, … Соед. Штаты не признавали Советского Правительства, каждый советский гражданин,…от Рижского Американского Консула свидетельство, что просящий визу не коммунист и для Америки
в моральном и политическом отношении не представляется опасным человеком. Принимая во внимание, что Пятаков, один из ближайших сотрудников Ленина, … все хлопоты, которые были предприняты в Берлине о допущении его в’езда в Соед. Штаты, Пятаков визы не
получил и должен был вернуться обратно в СССР, где опять занял место Управляющего Государственным Народным Банком.
Вместо Пятакова председателем Амторга был назначен гораздо менее известный большевик Гуревич (доктор по профессии)…

с партнером, д-ром А. Франком, отец которого вместе с Каро
открыл способ получения кальций цианамида. Было решено,что я буду приезжать в Берлин три раза в год и оставаться… Цель моего приглашения — научить сотрудников их центральной
лаборатории работать над каталитическими реакциями под большими давлениями. Они давали мне на первое время только 1…мой будущий сотрудник, студент Технологического Института в Шарлоттенбурге Карл Федорович Фрейтаг, родившийся в Москве, живший в России до войны 1914 г

и без давления. Эта реакция заключалась в превращении нерастворимой серно-кислой соли бария (минерал, в природе известен, как тяжелый шпат) в растворимую соль, хлористый
барий, для чего мы пропускали хлор через сернокислый барий,
положенный в горизонтальную трубу, нагретую до 600° С.Нам удалось при известных условиях получить более 80%превращения сернокислой соли в хлористую. Этот процесс
472 имел практическое значение, и Байерише Ко. тотчас же взяла на эту реакцию патент. Я был очень доволен поработать ….В течении месячного пребывания в Берлине нам удалось
закончить эту работу; в это-же время я написал свою речь,которую я должен был произнести в день празднования 35-летнего юбилея моей научной деятельности.
Когда я возвращался 1-го мая в Москву, … приглашено 20 ученых, наи-
более известных по своим научным работам в Германии. Из
химиков были приглашены Ипатьев и Чичибабин, из физиков
академик Иоффе и Лазарев, физиолог Гурвич (брат химика
Гурвича), профессор-доктор (хирург) Федоров и др. Возглавлял эту ученую корпорацию народный комиссар Семашко.
Ученая неделя была назначена на конец июня, … доклады.
2. Юбилей 35-летия моей научной деятельности 473

А. П. Шахно и М. А. Блоха…многие приветствия из отдаленных государств, — из Японии, Америки и т. п., — не могли быть доставлены. Празднование было назначено на 15-ое мая, Политехнического Музея.в Москве, между тем, как вся моя научная деятельность протекла в Петербурге и Ленинграде…. юбилей по-гоголевски: и на Антона, и на
Онуфрия.15-го мая я узнал, что во всех газетах появились очень сочувственные
статьи: (Чичибабина, Шпитальского, Фокина и др.) с моим портретом и перечнем моих главных научных заслуг. …курьер из Реввоенсовета привез мне поздравительную телеграмму за подписью! Ворошилова…Е. И. уподобил меня катализатору в руках
советской власти. Утром в своем докладе, раз’ясняя действие катализатора в химических реакциях, я указал, что катализатор на мгновение соединяется с одним из реагирующих тел, а
затем, после выделения из этого образовавшегося комплекса нового продукта, катализатор снова появляется в своем перво-начальном виде. Так и советская власть — говорил Е. И., —
берет Ипатьева, когда надо, а потом отдает, снова берет, когда приходится туго и снова удаляет и т. д. Это сравнение было не в бровь, а в глаз, так как за несколько месяцев я был удален
с занимаемых мною должностей. В своей ответной речи я, … обстановку для моих научных
работ, избавив меня от многих семейных забот; я вспомнил при этом, что Лувуазье накануне своей смерти написал своей жене письмо, в котором благодарил ее за помощь в его иссле-
дованиях. «Хотя я не Лувуазье и пока еще не в тюрьме, —прибавил я, — но сегодняшний особый день моей жизни… мой первый
доклад состоялся 35 лет тому назад в мартовском заседании 1892 года под председательством Д. И. Менделеева. …председатель Химического Общества, академик Димитрий Петрович Коновалов, в этот день прибыл из заграницы, … указал на замечательное совпадение: 35 лет тому назад в Императорском Техническом Обществе в 1-ом Отделе под его же председательством В. Н. Ипатьев сделал свой первый доклад о химическом исследовании структуры стали. Д. П. отлично помнит  мое первое выступление,

присутствовал президент Академии Наук А. П. Карпинский, академик Ф. И. Щербацкий, много химиков и инженеров (около 160 человек). Инженер Пальчинский произнес блестящую речь, в которой указал, что я не принадлежу к числу таких специалистов, которые, подобно
флюсу, пухнут только в одну сторону. Бедный П. М. Пальчинский! Он тогда не предвидел, что дни его жизни уже сочтены:через несколько дней он был арестован (не помню, в который
раз), а через 2 месяца оказался в числе 20 других жертв,расстрелянных в отместку за убийство Кавердой нашего полпреда в Варшаве, Войкова.
3. Научные работы в России и в Германии 479 ГЛАВА ТРЕТЬЯ
В Главном Химическом Управлении был возбужден очень
серьезный вопрос относительно использовании больших количеств бензола и толуола, получаемого на коксобензоловых заводах. в Главном Военно-промышленном Управлении и там было вынесено решение превратить весь толуол в тротил, который не заливать в снаряды, а хранить в военных складах, как запас для военного времени. ..затрата в 15 миллионов рублей…ненужный расход на постройку дорогостоющих военных складов, а, главное, потому, что мы не гарантированы от случайных взрывов тротила. Что же касается использования лишних ароматических углеводородов, то я предложил подмешивать их в небольших
количествах к газолину, в особенности к авиационному, что только улучшит их антинок. Необходимо подсчитать, …комиссия из нефтянников, представителей Теплотехнического и АвтомобильногоИнститутов и некоторых профессоров …я встретил упорное сопротивление
со стороны продавцов газолина на заграничный рынок, которые заявили мне, что их контракты обусловлены строго определенными кондициями, и потому всякая прибавка может вызвать изменение свойств продаваемого газолина и повлечь затруднения при поставке … никакие технические методы испытания не дадут возможность открывать один или два процента ароматики … все испытания вполне подтвердили возможность прибавки ароматических углеводородов к нашим газолинам, которые только улучшали,

… аппараты высокого давления, заказанные Гофферу, были уже готовы, и
мы могли начать первые опыты с ними. Для испытания аппаратов и для демонстрации метода я выбрал реакцию вытеснения металла меди из ее раствора сернокислой соли (медного купороса) посредством водорода при возвышенной температуре….металлическая
медь в великолепно образованных кристаллах осела…более сантиметра длиной,…
окиси углерода, — на растворы медных солей …интересное явление восстановления солей окиси меди в соли закиси меди и попутно заметили образование медной соли муравьиной кислоты. …в Америке был взят патент на получение муравьиной кислоты из окисли углерода в присутствии хлористой меди. …  200° и давлении в бомбе 160атмосфер окись углерода соединяется с водой и образует муравьиную кислоту в количестве 1/10 нормального раствора.
Кроме того, мы нашли в газах около 14% углекислого газа,… и водород. Как
известно, Бертелло сделал впервые синтез солей муравьиной
кислоты при действии окиси углерода на растворы щелочей.
Нам удалось впервые осуществить синтез самой муравьиной
кислоты из окиси углерода и воды.
С 20-го июня в Берлине началась «Русская ученая неделя»,Я и А. Е. Чичибабин, представ-
лявшие русскую химию, …был гостем у д-ра Нернста, где я познакомился с проф. Einstein’oM и …заявил: «вот этот ответ профессора я вполне понимаю, так надо поступить».
И вот прошло 4-5 лет после этого разговора, и мы оба нарушили наш принцип; мы теперь эмигранты и не вернулись …каждый из нас постарался об’яснить свое невозвращение ..: мы изменили нашим убеждениям и покинули свою родину. …в душе до конца моей жизни останется горькое чувство: почему сложились так обстоятельства, …с сыном
Владимиром, над изучением влияния концентрации водородных ионов на выделение меди из сильно кислых растворов ее солей…проф. Боденштейн, выражали свое удовольствие
по поводу этого сообщения. Проф. Чичибабин .. пиридиновых оснований.
У…Совет Народных Комиссаров, по случаю моего
юбилея и за мою работу для советской химической промышленности, постановил выдавать мне пожизненную пенсию в размере 300 рублей в месяц. По всем вероятиям А. Н. Бах оказал
з…Почитатели моих научных работ среди немецких инженеров и промышленников
собрали сумму в 10.000 марок для … счетов по заказанным
мною приборам для будущего Института Высоких Давлений….

убийство Войкова, полпреда в Варшаве, в прошлом одного из участников убийства царской семьи. Большевики так обозлились за это убийство, что в отомщение, расстреляли 20 человек, в числе которых был князьДолгорукий (который тайком пробрался в СССР из заграницы),
старый инженер Мекк, Пальчинский и Попов; Пальчинский говорил мне, что Ленин всегда был его заступником, так как очень ценил его выдающиеся инженерные способности. Будь жив …485
Летом 1927 года в Москве был назначен показательный суд над вредителями Донбасса, которые по данным, собранным ГПУ умышленно уменьшали добычу угля, заливали хорошие
шахты, портили машины и т. п. …саботажниками и вредителями для советской власти и, следовательно, врагами народа. Выбор правительства пал на П. Осадчего и С. Шеина, — на
лиц, занявших видные посты в советской иерархии: Осадчий был заместителем председателя Госплана СССР, а Шеин — заместителем председателя НТУ и председателем Союза Инженеров, насчитывающего до 140.000 членов….Прокурор Крыленко, пожалуй, легче обвинял, чем общественные обвинители. С. Д. Шеин так разошелся, …к расстрелу был приговорен только один подсудимый, … августа к Куйбышеву, относительно предложения одного швейцарского гражданина,  выгодные условия для изготовления
бездымного пороха по особому способу, изобретенному одним в Базеле. …СССР, потребности которой в порохе значительно превышают требования других стран. …представитель был коммунистом … ее специальностью было производство или продажа масляных
красок. … клетчатка в особой форме, что сразу предсказывало удешевление …
я не мог сделать анализа на содержание в нем азота и рискнул…изобретателю неловко в присутствии покупателя бояться своего детища: без риска нельзя работать….более 13% азота,
что указывало на очень сильную нитрацию клетчатки, и порох
изготовленный из такого продукта должен был отличаться
большою) склонностью к детонации.
Воен.-Хим. Управл. Фишман, проф. Шпитальский, от Воен.-Пром. Управл. — Поварнин, химик-инженер, который ведал составлением планов изготовления удушающих средств …Е. И. Шпитальский тоже перестал принимать в нем участие и по предложению» А. Н. Баха принял на себя обязанности заведующего Отделом ядовитых веществ, который было
предложено создать в Карповском Институте …не согласился во взглядах с помощником директора, Б. Збарским, который привык командовать и не считаться …в Московском Университете, где он создал прекрасную физико-химическую лабораторию, в которой
уже работало до 40 человек …(в особенности фосгена и иприта), …после моего удаления из НТО Б. Збарский позвонил мне … сделаться учредителем «Общества содействия социалистическому строительству», не боясь ГПУ, … А. Н.Бах, С. Д. Шеин, он, академик Н. С. Курнаков, П. П. Лазарев …Чичибабин отказался наотрез, так как он не социалист …критический характер, недалеко и до Лубянки, — несмотря на все заверения ГПУ….
в Париже празднование 100-летняго юбилея со дня рождения известного химика Бертелло. От СССР была назначена делегация из меня, Чичибабина, Курнакова, Тищенко, Зелинского
и Каблукова. Возглавлял делегацию нарком Луначарский…. в Пантеон французского
правительства во главе с Пуанкаре, … Godchot, … с Б. Н. Долговым я доказывал ошибочность результатов Годшо. …Эррио …французы, по моему мнению, недостаточно чтут
память своего гениального ученого, творца современной химии, Лавуазье. В то время, как в память Бертелло был создан специальный музей, где собраны его приборы и первые химические препараты, … для синтеза органических веществ, вырабатываемых в телах животных и растений, не требуется вовсе особой жизненной силы…
Лавуазье не считают за республиканца в то время, как Бертелло был истинным поклонником республики, занимал видные посты и был одно время даже членом правительства..германские
химики-делегаты: Вилынтетер, Виландт, Габер, Шленк, Нернст,..с M. Сабатье; … с Фрейтагом синтезе муравьиной кислоты из воды и окиси углерода в отсутствии катализатора,
а также доложил о модификациях фосфора. На обратном пути
я случайно очутился в одном вагоне с проф. Нернстом, … интересует компанию: получение неорганических соединений или органических? … я предложил ему тему окисления фосфора водой под давлением. …с моим ассистентом В. И. Николаевым … директоров компании Каро и
А. Франка …заказал две серебянные трубки, в которых надо было вести реакцию окисления фосфора. Я еще в Ленинграде узнал, что серебро даже под большим давлением и температуре не поддается действию растворов фосфорной кислоты,… 300°) заставить фосфор, положенный в серебрянную трубку с водой на-цело окислиться в фосфорную кислоту за счет кислорода
воды, а водород получить в чистом состоянии без следов фосфористого водорода…. интересуется И. Г. и что они купили патент шведского инженера Лиллиенрота, который предлагает окислять фосфор под обыкновенным давлением при 1000 и при 700-800 градус, в присутствии некоторых катализаторов. Но …кислота получается не чистая, содержащая низшие кислоты, а водород требует большой очистки. … я получил еще двух лаборантов, …и ее соли, если только вместо воды брать растворы щелочей. ..двойные
соли …Каро, но цена патентов может быть значительно ниже …на службе Байерише Штикштоф Верке, связанный контрактом до 20 января 1931 года….
в Президиум ВСНХ, что в Берлине я сделал интересную для химической промышленности работу, на которую будут взяты патенты, но в СССР я возьму их на свое имя и передам право
…записку для председателя Совнаркома А. И. Рыкова,.. в земледелии, как удобрительное средство. Если из фосфорных руд (богатых или бедных) получать фосфор, то стоит его нагреть по моему способу с водой в автоклавах, и он окисляется в фосфорную кислоту целиком, а при этом даром получается чистый водород, который может идти для синтеза аммиака. Члены Совета С. Шеин и Е. Шпитальский …ГИПХ’а …был также на моей стороне, и…оставался первым заместителем начальника Главного Химического Управления …Ленинградский
Совет Народного Хозяйства решил взять Опытный Завод в свое ведение. Б. К. Климов …Лобов сказал ему очень любопытную фразу: «Вы вмешали в это дело Ипатьева. Пожалуй, придется
уступить. Был бы замешан в эту историю’ Троцкий, я ни за что бы не уступил!»
…Мой сын Владимир при окислении фосфора водой… концентрации получается только одна фосфористая кислота без фосфорной. .. ассистенту П. Усачеву, подметить все фазы окисления фосфора и установить пределы температур, Г. Л. Разуваев тоже занялся изучением окисления фосфора под влиянием алкоголей, …Шапиро дала новый способ получения льюизита .. ранее Льюисом и Виландом,  20-25атмосф.). Мы сделали заявку на получение секретного патента. В Лаборатории Высоких Давлений Академии Наук под моим руководством работали 12 человек: Н. Орлов, Г. Разуваев, Б. Долгов, А. Петров, И. Андреевский, В. В. Ипатьев (младший),
Лихачев, М. Белопольский, Б. Муромцев, В. Николаев, О. Звягинцев и И. Богданов, и нам у… с Б. А. Муромцевым, удалось при высоких давлениях и температурах выделить из растворов великолепные кристаллы окислов алюминия и окиси хрома, …в 1928 году интересную работу по вытеснению из азотно-кислого свинца водородом 3-х кристаллических видоизменений окиси свинца: белой, желтой и оранжевой….председателю Совета, академику Курнакову пришлось …критического отношения к его предположениям по строительству Глобинского Завода во время войны 1914 года.
4. Мои отношения к Байерише Штикштоф Верке 504

развития моих основных идей по гидрогенизации под давлением,  получения жидкого топлива из различных углей и смол, как это запатентовано немецким инженером, Бергиусом,
и детально разработано фирмой И. Г. Патенты Бергиуса (1911) всецело основаны на моих работах, сделанных еще в 1903-1904 года, и мой метод, разработанный для различных
органических соединений, был целиком применен для гидрогенизации смол и углей. Ниже я дам исчерпывающее доказательство тому, что Бергиус использовал весь мой опытный
материал для составления своих патентов.
…Мацюлевича,который был женат на сестре Крестинского, Варваре Николаевне, бывшей моей ассистенткой в Педагогическом Институте.
5. Конец старой Академии Наук 525
6. Арест проф. Шпитальского 533
7. Мои столкновения с Юлиным и Куйбышевым 547
8. Поездка в Японию на Междун. Конгресс Инженеров 558
9. Поход власти против специалистов 581
10. 1930-й год 593
11. Работы и неприятности в Институте Высоких Давлений 600
12. Прощание с Россией 611
ПРИЛОЖЕНИЕ:
Речь В. Н. Ипатьева на чествовании 35-летия его научной работы
(15 мая 1927 года) 617

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. Жизнь одного химика.. — издание автора. — Нью-Йорк, 1945. — Т. 1. — С. 645.
  2.  Ипатьев и Чугаев   Ипатьев В.В. Автобиография

 Колбановский Ю. А., Хаджиев С. Н. Академик Владимир Николаевич Ипатьев: жизнь и судьба // Горение и взрыв. — 2017. — Т. 10№ 1

СПРАВКИ:

блоки — литосферные плиты сложены океанической корой(например, Тихоокеанская плита), другие включают фрагменты и  континентальной …постоянно движутся по поверхности более пластичной астеносферы. …в настоящее время от 1 до 6 см в год.  В зонах растяжения (спрединга) — там, где литосферные плиты расходятся, — формируется новая океаническая кора….у срединно-океанических хребтов, …Вблизи континентальных окраин, где океанические плиты сталкиваются с континентальными, более тонкие и тяжелые океанические плиты погружаются в земную мантию под край более мощной (толстой), но при этом и более легкой …их края дробятся, сминаются и формируются системы крупных надвигов, что приводит к росту горных структур со сложным складчато-надвиговым строением….бывает и так, что океаническая кора «тонет» в мантии не полностью, а какая-то ее часть выдавливается на поверхность — происходит обдукция. При этом формируются офиолитовые комплексы — фрагменты древней океанической литосферы, сохранившейся местами на поверхности в складчатых областях (рис. 2). Офиолитовые зоны (или пояса) еще называют «следами исчезнувших океанов», …замыкания (закрытия) океанических бассейнов.

Рис. 2. Предполагаемый двухэтапный механизм образования офиолитовых комплексов в зонах обдукции

Рис. 2. Предполагаемый двухэтапный механизм образования офиолитовых комплексов в зонах обдукции: а — этап растяжения и формирования океанической коры; б — этап столкновения континентальных плит с выдавливанием на поверхность фрагментов океанической коры и верхней мантии. Оранжевым показана континентальная кора, черным — океаническая кора, желтым — осадочные отложения, стрелками — конвективные течения в верхней мантии и движение плит, фиолетовым — офиолиты…сложены в верхней (коровой) части разреза базальтами и габбро, а в нижней (мантийной) части — деформированными перидотитами. Перидотиты — это главные породы верхней мантии Земли.

ГруппаТехасского университета в Арлингтоне (США) и Института геологии Гималаев (Wadia Institute of Himalayan Geology, Дехрадун, Индия) изучила минеральный состав пород комплекса Нидар — самого мощного (толщиной около 10 км) и хорошо сохранившегося офиолитового комплекса в Гималаях (северо-восточный Ладакх, Индия).  опубликованы в журнале Geology.

микровключений. Акцессорные алмазы в перидотитах  ввиду крошечных размеров и низкого качества, в ассоциации с минералами-индикаторами ультрасверхвысоких давлений(UHP-минералы), образующимися на значительно больших глубинах. … изучение породообразующих минералов перидотитов Нидара — ортоэнстатита (ромбического пироксена) и оливина — и включений в них, проведенное методом лазерной рамановской спектроскопии, …октаэдрических кристаллов с включениями азота (N2) в ортоэнстатите (рис. 3, слева). Также в ортоэнстатите были обнаружены включения метана (СН4) и клиноэнстатита (моноклинного энстатита). Помимо алмазов в них были обнаружены графитовые псевдоморфозы по кристаллам алмаза размером 2–5 мкм (более поздние образования из графита, заместившего алмазы), а также углеводородные и водородные газово-жидкие (флюидные) включения (рис. 3, справа), отражающие состояние среды…самой глубинной части мантии из когда-либо доступных для прямого изучения.

Рис. 3. Микрофотографии алмаза в зерне ортоэнстатита и включений в оливине из перидотитов

Рис. 3. Микрофотографии алмаза в зерне ортоэнстатита и включений в оливине из перидотитов. С-Н и Н2 — первичные газово-жидкие (флюидные) включения; Graphitic carbon — псевдоморфозы графита по алмазу. Изображения из обсуждаемой статьи в Geology

Изучение внутренней структуры и состава главных породообразующих минералов перидотитов Нидара — ортоэнстатита (ромбического пироксена) и оливина — подтвердило предположение о том, что источник вещества этих пород находился в зоне так называемой переходной зоны мантии, расположенной на глубине около 410 км на границе между верхней и нижней мантией. …ориентированных минеральных фаз гематита (α-Fe2O3) и игольчатых образований Cr-шпинели в кристаллах оливина. Дело в том, что α-оливин (форстерит) верхней мантии (α-Mg2SiO4) не может содержать в своей кристаллической структуре трехвалентное железо, а ультравысокобарический β-оливин (вадслеит, см. Wadsleyite) переходной зоны мантии (β-Mg2SiO4) — может (H. St. C. O’Neill et al., 1993. Mossbauer spectroscopy of mantle transition zone phases and determination of minimum Fe3+ content). Гематитовая фаза в оливине обособилась в процессе декомпрессии при подъеме мантийного материала, когда вадслеит переходил в форстерит (рис. 4).

Рис. 4. Схема подъема мантийного вещества (мантийного апвеллинга) под спрединговым центром палеоокеана Неотетис

Рис. 4. Схема подъема мантийного вещества (мантийного апвеллинга) под спрединговым центром палеоокеана Неотетис из переходной зоны мантии (показана серым) с глубины примерно 410 км. Красным подписаны глубинные уровни, на которых формировались микрокристаллы алмазов (Diamond), включения углеводородов (С-Н) и водорода (Н2). Темно-сиреневым слева подписаны границы устойчивости различных модификаций оливина: рингвудита (γ-Mg2SiO4), вадслеита (β-Mg2SiO4) и форстерита (α-Mg2SiO4). Темно-сиреневым справа подписаны границы устойчивости различных модификаций энстатита (клиноэнстатит/ортоэнстатит), углерода (алмаз/графит) и диоксида кремния (коэсит/кварц). На глубине около 300 км отмечена зона насыщения металлов (Metal saturation zone), в которой происходило обособление фаз гематита (α-Fe2O3) и Cr-шпинели в оливине. … время подъема мантии под спрединговым центром океана Неотетис, образовавшегося после очередного раскола Гондваныв начале кайнозоя и закрывшегося при столкновении Индостанской плиты (оранжевая) и Лавразии (зеленая) примерно 55 млн лет назад, в результате чего и произошло образование горного массива Гималаев. Рисунок из обсуждаемой статьи в Geology…включений углеводородов в газовой и жидкой фазах указывает на то, что на этих глубинах расплав содержал углерод, служивший источником вещества алмазов….при окислении мантийного вещества в процессе его подъема (мантийного апвеллинга). Параллельно могли образовываться вода и углекислота, способствующие плавлению перидотитов и образованию магмы, которая уже выносила воду и углекислоту на поверхность Земли. Таким образом, эти важнейшие для эволюции всего земного — как живого, так и неживого — вещества могли иметь в том числе глубинное, эндогенное происхождение. Согласно доминировавшим ранее гипотезам, вода была привнесена на Землю извне. …всегда считали продуктом дегазации земных недр, однако сам механизм образования углекислоты, выбрасываемой вулканами, был до конца не понятен. …жидкие и газообразные (флюидные) углеводороды нижних слоев верхней мантии при ее конвекционном подъеме под зонами спрединга могли также быть источником углекислого газа, который был впоследствии включен в глобальный цикл углерода.

Источник: S. Das, A. R. Basu, B. K. Mukherjee. In situ peridotitic diamond in Indus ophiolite sourced from hydrocarbon fluids in the mantle transition zone // Geology. 2017. Владислав Стрекопытов

 

 

 

 

О нашей химии История Менделеевских съездов (1907 — 1993)отделения химических наук в РАН, из статей д.х.н. Д.Н.Трифонова (Институт истории естествознания и техники) Н.Н.Зинин — первый Президент Русского химического обществаИз истории Менделеевских съездовИсследования в начале ХХ века (1901-1917)(I) (II),  Д.И.Менделеев. Нетрадиционный взгляд (I), (II)Д.И.Менделеев,как открыл периодический закон

Деятельность В.Н. Ипатьева. П.Н. Боруцкий, Ипатьев, в Википедии  

Полимеры получили

О премии 2007 Эртля — Еремин — о твердых катализаторах, как в синтезе SO3 и NH3, органики в космическом пространстве на поверхности частиц космической пыли, С, окисление выхлопных газов в автомобильных конвертерах. Гетерогенные реакции можно назвать двумерными, но поверхность, в отличие от раствора, не всегда бывает однородной и способ ее приготовления может влиять, как стенки сосудов по Ипатьеву.

Во второй половине 20-го века были созданы физические методы анализа состава и структуры поверхности твердых веществ, основанные на использовании лазерного излучения и рассеяния частиц поверхностью,  скоростей реакций и механизмов гетерогенных реакций. В 2007 году «за исследования химических процессов на твердых поверхностях» Герхард Эртль, профессор института Фрица Габера, был удостоен Нобелевской премии по химии.

Реакции на поверхности – конкуренция физических и химических процессов

Гетерогенные реакции, в отличие от гомогенных, обязательно включают несколько стадий – как химических, так и физических: 1) газы подходят к поверхности, 2) адсорбируются на ней, 3) связи между атомами в молекулах ослабляются или разрываются, и реакция между реагентами легче происходит на поверхности, чем в объеме; 4) затем продукты реакции удаляются с поверхности катализатора (происходит десорбция), которая тем самым освобождается для приема новых молекул реагентов; 5) продукты от поверхности уходят в объемную фазу.

Первая и последняя стадии имеют чисто физическую природу, третья – чисто химическую, а адсорбция и десорбция могут представлять собой как физический, так и химический процесс.

Рассмотрим в качестве примера гидрирование этилена C2H4 + H2® C2H6, в присутствии катализатора – оксида цинка. Молекула водорода подлетает к поверхности оксида 

и образует с ней химические связи, при этом связь между атомами водорода сначала ослабляется, а затем разрывается:

Таким образом, адсорбция здесь имеет химическую природу. Затем к поверхности, покрытой атомами водорода, подходит молекула этилена:

Встраиваясь на поверхности между этими атомами, молекула C2H4 сначала присоединяет один из двух соседних:

,

а затем другой. Образовавшаяся молекула C2H6 улетает от поверхности в газовую фазу:

Для успешного протекания реакции поверхность должна обладать определенными свойствами – структурными и энергетическими. Расстояние между атомами на поверхности должно соответствовать размерам реагирующих молекул, и атомы на поверхности должны быть способны сначала образовать химические связи с реагентами, а потом – разорвать химические связи с продуктами. Принцип структурного и энергетического соответствия – основной в подборе катализаторов для промышленных реакций.

Охарактеризовать механизм гетерогенной реакции – это значит выявить все элементарные стадии процесса и определить их скорость и энергию активации. Это позволяет найти способы управления скоростью процесса и полнотой его протекания. Такая глобальная задача была решена Г.Эртлем для многих гетерогенных реакций.

Удобрения – из воздуха: реакция синтеза аммиака

Одна из самых многотоннажных реакций в химической промышленности – синтез аммиака из простых веществ:

N2 + 3H2 = 2NH3

Технологические основы этого процесса были разработаны давно и отмечены НП Оствальда 1909 и Габера 1918, под давлением военной промышленности: из аммиака получают азотную кислоту, нитраты и нитросоединения как основу взрывчатых веществ и удобрений.

Для смещения равновесия в сторону продукта реакцию проводят при высоких давлениях (сотни атмосфер), а для ускорения достижения равновесия добавляют катализатор – металлическое железо с добавками гидроксида калия. Реакция происходит на поверхности катализатора.

До Эртля было известно, что реакция начинается с адсорбции азота и водорода поверхностью катализатора. Кинетические исследования показали, что скорость всего процесса лимитируется адсорбцией азота. Однако детальный механизм с помощью одних кинетических методов установить не удавалось: было неизвестно, успевает ли азот диссоциировать на атомы или нет. Эртль в середине 1970-х годов с модельной системы – чистого железа в высоком вакууме, то есть при очень низких давлениях азота и водорода детально изучал состав и структуры поверхности с помощью физических методов, дифракции электронов низкой энергии и фотоэлектронной спектроскопии, доказав, что на поверхности чистого железа при низких давлениях образуется атомарный азот, N, как и в промышленных условиях при высоких давлениях на поверхности коммерческих катализаторов:

H2(г) + поверхность ↔ 2H(адс),N2(г) + поверхность ↔ 2N(адс),

N(адс) + H(адс) ↔ NH(адс),NH(адс) + H(адс) ↔ NH2(адс),NH2(адс) + H(адс) ↔ NH3(адс),

NH3(адс) ↔ NH3(г).

Лимитирующей стадией процесса является вторая: она протекает с наименьшей скоростью.

 Эртль смог определить энергетические характеристики:

Рис. 1. Энергетическая диаграмма синтеза аммиака из простых веществ на поверхности катализатора. Энергии даны в кДж/моль.

И объяснил, почему каталитическая реакция ускоряется, если к катализатору добавляют калий, влияет на лимитирующую стадию – азот легче адсорбируется на поверхности.

Химические колебания на поверхностных волнах

Другая практически важная реакция, которую исследовал Эртль, – каталитическое окисление угарного газа (монооксида углерода) кислородом, на твердофазных катализаторах, входящих в состав конвертеров выхлопных газов в автомобилях – это сложные смеси, содержащие оксид алюминия Al2O3, оксид церия CeO2 и платиновые металлы. Эртль исследовал модельную систему: он рассматривал реакцию, происходящую на поверхности монокристаллов сверхчистой платины, установил основные стадии окисления. Сначала реагенты из газовой фазы адсорбируются на поверхность, причем адсорбция COобратима, а кислорода – необратима, причем молекула диссоциирует на атомы: CO(г) + поверхность ↔ CO(адс),  O2(г) + поверхность ® 2O(адс).

Затем на поверхности атомы кислорода присоединяются к молекулам CO: CO(адс) + O(адс) ® CO2(адс).

И, наконец, продукт реакции – углекислый газ – десорбируется с поверхности в объем:CO2(адс) ® CO2(г)

Суммарное уравнение реакции имеет вид:CO(г) + ½O2(г) ® CO2(г).

Но при низких давлениях газов и постоянной температуре на поверхности кристаллов Pt(100) скорость окисления периодически изменяется со временем. Это эффект был открыт Эртлем в 1982 году [2] и стал первым в истории примером колебательной реакции на твердой поверхности. Удивительный факт: в процессе реакции структура поверхности все время меняется, причем также в колебательном режиме. Атомы на поверхности платины могут быть расположены двумя способами – их называют поверхностными фазами [3]. В одной фазе (гексагональной) у каждого атома шесть соседей, в другой – четыре (эту фазу называют 1×1) (рис. 2). Чистая поверхность платины, на которой нет адсорбированных молекул, имеет гексагональную структуру. Она хорошо поглощает молекулы COи плохо – атомы O, поэтому сначала реакция окисления на поверхности идет медленно. Когда степень заполнения поверхности молекулами COпревышает некоторое критическое значение, происходит «реконструкция» поверхности и она приобретает структуру 1×1, которая, напротив, хорошо поглощает атомы O. Число атомов Oна поверхности растет, скорость реакции увеличивается, адсорбированные газы – COи O– реагируют между собой, продукт – CO2 улетучивается в газовую фазу, и поверхность платины очищается. Когда степень заполнения молекулами COуменьшается до какого-то предела, происходит обратная реконструкция – из 1×1 в гексагональную фазу, на которой нет кислорода и реакция идет медленно. Таким образом, в процессе окисления колебания испытывает не только скорость реакции, но и структура самой поверхности.

а)                                                         б)

Рис. 2. Структура поверхности Pt(100): а) гексагональная фаза; б) фаза 1х1.

Увидеть эти колебания можно с помощью фотоэмиссионной электронной микроскопии (PEEM) [4]. Последний метод основан на том, что под действием ультрафиолетового излучения с поверхности отрываются электроны, которые с помощью системы электростатических линз направляются на флуоресцирующий экран. Интенсивность флуоресценции определяется свойствами электронов, а последние зависят от того, какая частица находится на поверхности. Участки, богатые оксидом углерода, дают на экране более светлое изображение, а кислородом – более темное.

Изображения, полученные в процессе окисления CO,  показали, что колебания структуры поверхности происходят не только во времени, но и в пространстве [4]. В каждый момент времени на поверхности есть участки, обогащенные CO, и участки с повышенным содержанием O. В зависимости от условий (давления газов и температуры) положение этих участков изменяется: на поверхности могут двигаться спиральные волны (рис. 3), образоваться стоячие волны (рис. 4), а возможен даже переход к хаотическому режиму со случайным расположением поверхностных фаз [4].

Рис. 3. Движение спиральных волн на поверхности Pt. Условия: T = 434 K, pCO = 2.8×10–5 мбар, pO2 = 3.0×10–4 мбар. t = 0, 10, 21, 39, 56, 74 с. [4]

Рис. 4. Стоячие волны на поверхности Pt, сопровождающиеся временными колебаниями с периодом 2.8 с. Условия: T = 544 K, pCO = 1.2×10–4 мбар, pO2 = 3.1×10–4 мбар. t = 0, 0.6, 0.8, 1.4, 2.0, 2.2 с. [4]

Эртль с коллегами предложил несколько моделей, которые позволили объяснить, откуда берутся временные и пространственные колебания. Во всех случаях механизм содержал автокаталитическую стадию, а кинетические уравнения были нелинейными, необходимым условием для самоорганизации.  аналитическое решение дало понять, как происходит переход от самоорганизации к хаосу при варьировании условий реакции [5]. Описание сложных процессов с помощью простых, но характеризующих самую суть моделей, это, по признанию коллег, – важная черта научного стиля Эртля. «Он уверен, что природа устроена просто»

За прошедшие с тех пор два десятилетия исследования в области колебательных реакций на твердой поверхности ушли далеко вперед. Было обнаружено еще несколько подобных реакций и подробно изучены условия, в которых появляется колебательный режим. Математические модели стали более изощренными, они описывают не только химические реакции, но и диффузию по поверхности.

От исследований механизмов – к управлению скоростью реакции

 

Реальные промышленные процессы далеки от тех идеальных условий, в которых проводил реакции Эртль. Платина в автомобильных катализаторах содержит многочисленные примеси, а давление выхлопных газов – во много раз больше, чем в экспериментах Эртля. В реальных условиях колебательный режим также возможен, хотя его причины могут быть совсем другими. Заслуга Эртля состоит в том, что его результаты позволили по-новому взглянуть на проблему управления химическими реакциями в промышленности.

Обычно химические процессы организуют так, чтобы они протекали в стационарном режиме при некоторых условиях, оптимальных с точки зрения экономики, экологии и безопасности. Устойчивость режима, как правило, поддерживается с помощью какого-либо процесса, реализующего обратную связь. Однако, после открытия колебательных реакций в открытых системах появилась идея организовывать промышленные реакции в нестационарном, колебательном режиме. Работы Эртля позволили понять, какие факторы определяют скорость колебательных реакций на поверхности. Ключевая идея состоит в направленном изменении свойств поверхности катализатора не только во времени, но и в пространстве. Например, технически возможно поддерживать колебательный режим путем точечного нагревания отдельных участков поверхности с помощью движущегося лазерного луча. Пока еще подобные подходы ограничены рамками научных лабораторий, однако в любом случае арсенал принципиальных способов управления химическими реакциями обогатился еще одним подходом, автором которого стал лауреат Нобелевской премии по химии 2007 года, профессор Герхард Эртль.

Литература

[1] G. Ertl. Primary steps in catalytic synthesis of ammonia. J. Vac. Sci. Technol., 1983, v. A1, p. 1247-1253.

[2] G.Ertl, P.R.Norton, J.Rustig. Kinetic oscillations in the platinum catalyzed oxidation of CO. Phys. Rev. Lett., 1982, v. 49, p. 177-180.

[3] R.Imbihl, M.P.Cox, G.Ertl, H.Muller, W. Brenig. Kinetic oscillations in the catalytic CO oxidation on Pt(100): theory. J. Chem. Phys., 1985, v. 83, № 4, p. 1578-1587.

[4] S.Jakubith, H.H.Rotermund, W.Engel, A.von Oertzen, G.Ertl. Spatiotemporal concentration patterns in a surface reaction: propagating and standing waves, rotating spirals, and turbulence. Phys. Rev. Lett., 1990, v. 65, № 24, p. 3013-3016.

[5] M.Eiswirth, K.Krischer, G. Ertl. Transition to chaos in an oscillating surface reaction. Surf. Sci., 1988, v. 202, № 3, p. 565-591.

Дополнительная литература

1) Информация Нобелевского комитета о научных заслугах Эртля: http://nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/2007/chemadv07.pdf

2) Об адсорбции и кинетике гетерогенных реакций можно прочитать в учебниках по физической химии:

а) В.В.Еремин, С.И.Каргов, И.А.Успенская, Н.Е.Кузьменко, В.В.Лунин. Основы физической химии. – М.: Экзамен, 2005. § 10, 23.

б) Б.В.Романовский. Основы химической кинетики. – М.: Экзамен, 2006. Гл. 9.

в) Практическая химическая кинетика / Под ред. М.Я.Мельникова. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2006. Гл. 9.

г) Г.М.Панченков, В.П.Лебедев. Химическая кинетика и катализ.

Простые задачи по кинетике гетерогенных реакций можно найти в книге: В.В.Еремин. Теоретическая и математическая химия для школьников. – М.: МЦНМО, 2007.

3) Колебательным реакциям посвящен научный сборник:

Колебания и бегущие волны в химических системах. – М.: Мир, 1988.

Краткое описание теории устойчивости нелинейных систем, а также задачи по колебательным реакциям – в учебнике: В.В.Еремин, С.И.Каргов, И.А.Успенская, Н.Е.Кузьменко, В.В.Лунин. Основы физической химии. – М.: Экзамен, 2005. § 28.

Революция в эволюции: за что дали Нобелевку по химии
Ученые из США и Великобритании удостоились награды за вклад в биоинженерные технологии

лунка на вершине холма- несмотря на большую потенциальную энергию, шар устойчив. физики-экспериментаторы, входящие в коллаборацию, взяли кристалл коэсита (одна из форм оксида кремния SiO2) размером примерно с треть толщины человеческого волоса, поместили в ячейку с алмазными наковальнями и давление примерно 700 тыс. атмосфер дало четыре фазовых перехода, причем два впервые.— Только недавно ученые нашли способы сохранять качество кристаллов в условиях высоких давлений, —  сотрудник Германского электронного синхротрона (Deutsches Elektronen-Synchrotron, DESY) Елена Быкова. — методы сбора данных с таких миниатюрных кристаллов, обнаружили, что в двух новонайденных формах оксида кремния атомы кристаллической решетки — вопреки правилам Полинга — соединены друг с другом не вершинами или ребрами, а гранями. Это означает существование высокоэнергетических «лунок» на том «поле для гольфа», которое представляет собой кристаллическое вещество.  с недоступными прежде свойствами.

Коэсит

Обманутая физика: ученые создали форму железа, которой нет в природе
Новый вид металла не обладает магнитными свойствами и применим в стелс-технологиях

—  председатель научного совета РАН по химической термодинамике и термохимии Константин Гавричев. — Вероятно, теперь удастся создать совершенно новые сверхтвердые и сверхтугоплавкие формы вещества.

Игорь Абрикосов надеется создать новые устойчивые формы перовскита — материала, применяемого в солнечных батареях, и это произведет переворот в зеленой энергетике. геохимикам и геофизикам. По их оценкам, концентрация кремнесодержащих соединений в мантии Земли составляет более 45%, если вновь открытая форма вещества составляет львиную долю земной мантии и оказывает решающее влияние на процесс распространения сейсмических волн. По мнению Константина Гавричева, теперь можно будет наконец полностью разобраться в природе этих волн и приблизиться к умению точно предсказывать землетрясения.

VIII Ежегодная Конференция Russian American Science Association (RASA-USA) 4-5 ноября 2017 года в г. Чикаго, в сотрудничестве с NorthWestern University, в NWU — Levy Mayer / Lincoln Hall, 357 E Chicago Ave, Chicago посвящена 150-летию русского химика, профессора NWU Владимира Ипатьева (Wikipedia). RASA-USA (www.rasa-usa.org) является независимой секцией Международной ассоциации русскоговорящих ученых – Russian-speaking Academic Scientists Association (RASA, www.dumaem-po-russki.org) – международной некоммерческой неправительственной организации, с 2008 году охватив более 500 активных членов, аспирантов, студентов, инноваторов и предпринимателей в области высоких технологий из стран бывшего Советского Союза, в настоящее время работающих или обучающихся за пределами Российской Федерации, вне зависимости от их национальности, вероисповедания, политических взглядов и экономических интересов. (По общим вопросам — обращайтесь vladimir.shiltsev@gmail.com )

Орг.Комитет: Проф. Владимир Шильцев (Fermilab, председатель), проф. Людмила Шувалова (NWU), Андрей Ржецкий, Олег Кирюхин, Алексей Кочемировский (U.Chicago)

 

Из наших мы предложили А.Оганову включить его методы высоких давлений в ПО УСПЕХ, как и почитать «специалистам» его гипотезы по недрам Земли, синтезу нефти, катализу, см.

9-я ВСЕРОССИЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ХИМИЯ ФТОРА» к 100-летию со дня рождения академика А.В. Фокина, Москва, 22 – 26 октября 2012 г. методов синтеза и исследованию свойств органических соединений со связью N-F.  химии фторорганических соединений. созданная им научная школа в развитие отечественной химической науки и укрепления обороноспособности нашей Родины.

В Физтехе НовостиБлогиСтатьиБаза знанийУчебные материалыРейтинг базовых кафедрКаталог урсов по выборуО проекте

публичные лекции «Полит.ру» — профессора Института Скриппс в Kалифорнии (США) Валерия Фокина  «Крадущийся тигр, затаившийся дракон: селективный катализ в химии, биологии и нанотехнологиях»polit.ruСтатьи2011/05/26/fokin 2 июня …Страница В. Фокина на сайте Института Скриппс  «Сварить интересные молекулы». «Наука 2.0» катализ в химии, биологии и нанотехнологиях»…

 

Associate professor department of chemistry, и вошёл в список 100 лучших химиков десятилетия по версии ISI Thomson Reuters…как варят молекулы, как мы в кухне варим обеды и ужины (Описал Аристотель в 4 кн.Метеорологии). Только нужно немножко другое оборудование…интуиции, а не с какого-то известного рецепта или реакции, для чего нужно, – его свойства, его функции. Вот они значительно более важны, чем сама молекулярная архитектура, варим свойства. Чтобы делать соединения, у которых есть некие полезные, интересные свойства, которые могли бы нам помогать понимать науку или достигать чего-то полезного…. в Университете Южной Калифорнии, был аспирантом…научные руководители, и были какие-то направления, которые не обязательно были моими собственными. Но когда работаешь в своей лаборатории и уже профессор, то можно выбирать …Иногда ты сам себе напишешь записку, чтоб не забыть, чем заниматься…аспиранты, стажёры-постдоки, их сейчас 14… институте разброс от 5 даже до 40 человек, стажёры-постдоки, которые уже защитились, и четыре-пять студентов-аспирантов… в Академии в какой-то мере мы изолированы от проблем промышленности. ..факторы, многие молекулы, которые заставляют эти стволовые клетки превращаться в определённые ткани, а со временем в определённые органы – это химия, это часть химии. ..чтобы запрограммировать их так, чтобы они работали определённым образом. … методом проб и ошибок, экспериментирования …по большей части мы ведь смотрели на природу и пытались мимикрировать так или иначе природные молекулы. … область так называемого синтеза природных продуктов…по большому счёту по образу и подобию сделать что-то оригинальное и новое – достаточно сложно. Во-вторых, у нас совершенно другие подходы, нежели у природы, к синтезу молекул…где все реакции должны находиться в равновесии, то есть они должны быть обратимыми. Если вы из аминокислот собираете белок, то у вас должны быть такие же ферменты, чтобы его разобрать обратно. То есть белок у вас здесь структурный, но потом мы мясо съели и превратили его в свой структурный белок – в другой организм. Мы его собрали сначала, потом разобрали, то есть все эти реакции, которые природа использует, энергетически они всего-то дают вам выигрыш в 3-4-5 килокалорий, а это очень мало. То есть они очень легко могут идти как в прямом направлении, так и в обратном... Именно равновесия, потому что иначе необратимые процессы в природе приводят к смерти – это, в общем-то, единственное необратимое состояние. А в природе это не самое лучшее состояние для эволюции и развития. Соответственно, если мы могли бы смотреть на химию немножко с другого угла, делать и использовать такие реакции, которые если уж они проходят, то они проходят так хорошо, что природа их не замечает, то есть они используют соединения, которые в природе неизвестны. И связи между атомами, с которыми природа ещё не нашла методов, как с ними работать, а мы можем…мы можем создать свой параллельный мир, мы его назвали ортогональным миром в том смысле, что он совершенно не пересекается с природными реакциями, с природной химией…между этими атомами можно сделать такие связи, которые в природе совершенно неизвестны…живая природа их не использует ни для чего, потому что эти реакции для неё невыгодны, неудобны и в принципе не полезны…полиэфирные группы, и с этими группами, хотя мы их получаем из нефти, а не из живых организмов, природа может работать. ..Мы можем использовать исходные соединения, на которые повешены, привязаны химические, функциональные группы, небольшие функциональные группы, которые природа, в общем-то, не использует в своём арсенале. У неё эти реакции никогда не возникали. Например, три азота, связанные в одну группу, таких связей в природе просто не существует. Они не настолько стабильны и не настолько полезны для неё…очень стабильной для того, чтобы мы могли её ввести куда угодно – в белки, в разные нуклеиновые кислоты… получаем, – некая функциональная группа, как маленький магнитик, которую мы можем другим, очень уникальным, тонким магнитиком, оттуда достать…на молекулярном уровне изменить самым минимальным образом. Её функция нуклеиновой кислоты так и останется, она может участвовать в трансляции, в транскрипции, клетка будет жить, организм будет жить с ней. Единственное, что мы можем следить за этой молекулой на молекулярном уровне, потому что у нас есть некие реакции, которые нам позволят увидеть её – в прямом смысле увидеть. Мы можем под микроскопом её зажечь флуоресцентным огнём, она будет светиться… маркер. Или репортер, который даёт нам возможность следить за прогрессом этой молекулы в клетке в ткани или где-то ещё…а из того, что можно потрогать руками, – сделать, например, клей, который может склеивать живые ткани. Например, кость и сухожилие, то, что сделать очень сложно; или, например, кожу и подкожную жировую клетчатку, что только механически сейчас можно сделать. Мы можем склеивать другие материалы, например, металлы, совершенно уникальным образом, как это не получится по другим технологиям, и эти связи могут, например, проводить электричество… Это можно сделать буквально в прямом эфире…У нас не так много химического ортогонального мира сейчас. Большей частью это природный. Нефть ведь мы из природы берём, это тоже природное соединение, нам его оставили живые организмы…- ваш любимый слоган BETTER LIVING THROUGH CHEMISTRY…это не вошло в основной арсенал химических реакций. По большому счёту, когда мы работаем в народном хозяйстве, мы должны использовать соединения, которые нам более всего доступны. Кроме нефти и некоторых растительных материалов, растительных масел нам ничего не доступно на таком большом уровне. 90% всех химикатов во всём мире получаются из нефти и материалов после этого. Нефть используется для того, чтобы получить буквально несколько, 7-8 исходных материалов, потом уже из этого всего получается то, что мы видим в своей жизни на каждодневном уровне. 50-60-ые годы – это как раз расцвет химической промышленности, пластиков …Возникновение экологического сознания я бы отнёс к 70-80-м и даже 90-м …восстанавливать равновесие…циклом жизни продукта, ..закапывается в землю. И лежит там, по крайней мере, сотню лет. И не будет разлагаться – в Тихом океане плавают целые пластиковые острова. Мусор, который попал в океан, собирается в большие конгломераты и много квадратных километров чисто пластикового мусора плавает по океану, поскольку они не распадаются. ..химики всего мира сейчас думают над тем, как бы уничтожить работу большого количества химиков прошлого. .. пластики – это просто другая форма хранения энергии, которую мы можем использовать. Всё, что было у нас – Солнце, живые организмы, – всё это сохранилось в форме нефти. Теперь мы это переработали и передвинули эти связи в другом виде – превратили в  пластики, а вся энергия, которая там была, она же сохранилась, закон сохранения никуда не делся. Если где-то что-то прибыло, оно откуда-то появилось…хранилища химикатов, когда-то использовавшихся, с которыми сейчас произошло что-нибудь не то. Это вполне такая реальная народно-хозяйственная задача, есть целевые программы …Военно-промышленный комплекс после себя оставил достаточно много химикатов, которые требуют либо утилизации, либо очень аккуратного хранения, потому что они потенциально несут в себе опасность.

..из 100 лучших химиков десятилетия. 2001-10, то есть первого десятилетия XXI века, учился в Нижегородском государственном университете, а потом PнD Университета Южной Калифорнии.  Доктор философии – так традиционно сложилось, это наша терминальная степень, выше уже никакой степени нет. ..может быть наука и точная, и естественная, и гуманитарная, любая. Поскольку философия изначально была основой основ всех наук, …думают, что вы хотите поговорить о философии программирования, о том, как всё устроено. А на самом-то деле нет. Речь идёт о том, что этот человек – настоящий специалист…надо называть доктором химических наук….новые методы лечения ВИЧ-инфекции, вируса иммунодефицита человека. … новые подходы к пониманию того, почему вирус мутирует, каким образом он отвечает на внешние стимулы, на то же самое лечение, почему мы сейчас имеем некоторые вирусы, к которым резистентны новые пациенты, которые никогда не лечились препаратами, которые сейчас есть на рынке. То есть они не могут быть вылечены этими препаратами, и каким образом вирус об этом знает? Каким образом не вылечить то заболевание, которое есть, а предотвратить его такие быстрые мутации, например. То есть это немножко другое понимание биологии, а именно – взаимодействие разных препаратов на разных уровнях…инфицируете вирус от того, чтобы он становился ещё более опасным?…не просто обезболивающие, как  наркотик или аспириноподобные соединения. Они работают с рецепторами в нашей центральной нервной системе, в мозге, но они не наркотического ряда и останавливают болевые импульсы. : Наука, особенно химия и биология, – сейчас вещь очень дорогая. Поэтому мы должны получать на это финансовую поддержку и гранты от государственных организаций, от нашего министерства здравоохранения, фонда науки и так далее. Когда мы пишем заявку на грант – мы обосновываем, почему мы думаем, что этот подход правильный…Собирается группа других учёных, которые читают это и решают, а на самом деле ли мы говорим дельную вещь, или это не настолько реально. Это достаточно анонимный, закрытый процесс, в котором они пишут свои выводы и говорят: мы подумали и решили, что, наверное, стоит на это дать деньги. После этого вы получаете деньги на четыре-пять лет, а если вы не закончили проект, можете попросить ещё. Да, мы их защищаем, потому что имеем некую ответственность перед налогоплательщиками: это же те деньги,  которые мы сами же платим в виде налогов….содержании, то мы переходим к оргформам, и наоборот. .. Есть и объективные, и субъективные факторы в оценке нового проекта, потому что никто не имеет бабушки-гадалки, которая бы чётко предсказала, что это будет работать именно так, как вы написали. … экспертиза состоит в том, что из того, что знает и чувствует группа людей, которая оценивает некий проект, возникает предположение, что, вероятно, те люди, которые его написали, во-первых, а) имеют достаточно знаний, имеют достаточно оборудования и в этой области уже себя зарекомендовали неким образом, и б) то, что они предлагают нам, кажется достаточно правильным, резонным, и стоит попробовать.

Конечно, это взвешенный риск…если вы что-то можете сделать, то не обязательно этим заниматься в академии. В Нижегородском университете была очень хорошая химическая школа, у нас был прекрасный химический факультет, — это и программистов касается, и математиков, …в проекте «Сколково», … из ста лучших химиков десятилетия –

пытаются подражать природе в своей работе и адаптировать биосинтетические реакции для лабораторного синтеза …не дано возможности одновременно проводить такого множества селективных реакций. Мы движемся мелкими шажками отдельных, линеарных реакций, а природа, как великий гроссмейстер, шутя, играет одновременно на множестве досок, пользуясь ферментами — великолепными селективными катализаторами, которые сама же и создает. Так не пора ли нам, наконец, изменить тактику игры?

Наш подход основан не на подражании, а на принципиально новых каталитических реакциях, связывающих неизвестные природе исходные соединения. Как следствие, эти реакции протекают в ортогональном пространстве, т. е. неуловимо для биохимических процессов. Это дает нам возможность следить за этими процессами, не влияя на них и оставаясь при этом полностью незамеченными. Результатом является получение веществ с совершенно новыми свойствами, а, значит, смена всей парадигмы, ведущая к ломке традиционных дисциплинарных барьеров.

Валерий Фокин

Валерий Фокин, профессор Института Скриппс в Kалифорнии (the Scripps Research Institute), выпускник Нижегородского Государственного Университета им. Н. И. Лобачевского, Ph.D. в химии Университета Южной Калифорнии. Лаборатория с разработкой новых каталитических реакций, в различных областях науки, включая органический синтез, нанотехнологии и биомедицинские исследования. 80 научных публикаций и 9 патентов… 2011 году проф. Фокин был назван агентством Томсон-Рейтерс одним из десяти самых влиятельных химиков мира за последнее десятилетие.

Фокин  слайдыфайл PDFстрелка внизВ.Н.Ипатьев и его химия,  Ipatieff-RASA-_Ken_slides_compressed.pptx и  POEPPELMEIER.PDF : Продолжатели: Ipatieff Professors: Herman Pines 1952 — 1970- Robert Burwell — 1980 -Wolfgang Sachtler — 1999 — Tobin J. Marks — present, ЦЕНТР: Center Directors:Wolfgang Sachtler 1985 — 1994-Harold Kung  — 1998 -Peter Stair  — 2012- Kenneth Poeppelmeier — present…The Center for Catalysis and Surface Science (CCSS)* is one of the world’s premier institutes promoting interdisciplinary research fundamental to the discovery
and atomistically-controlled synthesis of catalysts that optimize the sustainability of industrial and consumer goods.• The Center achieves its mission by focusing on: Characterization of active sites on solid surfaces and of reaction intermediates; Interaction of metals with oxides, in particular zeolites, and other  promoter effects;   Selectivity of advanced oxidation catalysis; and
 Environmental catalysis directed toward destruction of gaseous pollutants
• CCSS is a strategic research center of the Institute for Sustainability and
Energy at Northwestern (ISEN).

IPATIEFF LECTURERS
Established in 1988 to enhance the educational experience of graduate students and postdoctoral
researchers by sponsoring extended visits to the Center by internationally distinguished researchers in  catalysis 2016-2017 Susannah Scott* University of California, Santa Barbara
2015-2016 Joachim Sauer Humboldt University, Berlin
2013-2014 Alex Bell University of California, Berkley
2012-2013 Bert Weckhuysen Utrecht University, The Netherlands
2010-2011 Charles Campbell* University of Washington
2007-2008 Hans-Joachim Freund Fritz-Haber Institut
2004-2005 Enrique Iglesia* University of California, Berkeley
2003-2004 Sir John Meurig Thomas University of Cambridge…THE IPATIEFF PRIZE
Awarded every three years, sponsored by The Ipatieff Trust Fund, and administered by the American
Chemical Society.
2016 Aditya Bhan University of Minnesota…

в 2019 — юбилей