Гамов. Мировая линия …авто-био (My World Line: … Autobiography

Изменено: 04.09.2017 Posted on

Гамов  Дж.  Моя мировая  линия:  Неформальная автобиография:  Пер.  с  англ.  М.:  Наука.  Гл.  ред.физ.-мат. лит., 1994. 304 с.

My World Line: An Informal Autobiography (1970) Foreword bу Stanislaw М. Ulam The Viking Pгess  New Yoгk 1970    (главные отрывки, все работы — библиография, комментарий)

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Введение
1. Детство в Одессе
2. Университетские годы в Ленинграде
3. За границей в Гёттингене, Копенгагене и Кембридже 51
4. Последнее возвращение в Россию 80
5. Крымская кампания 91
б. Сольвеевскии конгресс 99
Послесловие:
заметки о моей жизни в Соединённых Штатах 112
Краткая хронология личной и профессиональной жизни Дж. Гамова 133
Публикации Джорджа Гамова 137

(после нашего комментария — связи их- ниже):

о роде Гамовых, п-в, мыс, маяк
Ю. И. Лисневский Дополнительные материалы к биографии учёного 151
Д.Д.Иваненко Эпоха Джорджа Гамова глазами современника 231
Список литературы к воспоминаниям Д.Д. Иваненко 292
Примечания 293

ПРЕДИСЛОВИЕ  «Фрагменты воспоминаний:… — такой заголовок Гамов первоначально выбрал для своих мемуаров,  которые он писал несколько лет до самой своей смерти 20 августа 1968  г.

его пионерскую работу в объяснении радиоактивного распада атомов, взрывного начала Вселенной, с последующим образованием  галактик.  (Недавние открытия излучения,  пронизывающего  Вселенную  и  соответствующего  температуре около 3  градусов по абсолютной шкале, кажется, подтверждают его предсказание 1948,  относящееся к  остаточному излучению от Большого Взрыва около 10  млрд. лет тому назад.)

После открытия Френсисом Криком и Джеймсом Уотсоном структуры молекулы ДНК Гамов первый предположил существование в природе триплетного кода из четырех символов, управляющих развитием жизненных процессов.

Происхождение и возможно изменчивость во времени фундаментальных физических постоянных занимали его  воображение и направляли его усилия в последние годы жизни. Великие,  оставленные без  ответа вопросы,  относятся  к  связям между массами элементарных частиц,  а также к очень большим числам,  которые  представляют  собой  отношения между ядерными, электрическими и гравитационными силами. Гамов считал, что эти числа не могли возникнуть как результат начальной случайности и  что они могли бы быть получены из  топологических или  теоретико-множественного рассмотрений. Он верил в  конечную простоту теории,  которая однажды должна объяснить эти числа. В разговорах в  последние несколько месяцев жизни он часто возвращался к рассмотрению схем,  которые,  возможно,  могли бы бросить  свет  на  эту  тайну.  Незадолго до смерти он рассказал жене, что во сне он оказался в  компании таких великих людей, как Ньютон и Эйнштейн, и открыл подобно им крайнюю простоту конечных физических законов.

Июль 1969  r  Станислав М. Улам

Посвящается ОТЦУ и матери

ВВЕДЕНИЕ Всем людям, какими бы они ни были, которые сделали что-либо выдающееся в жизни и которые могут претендовать должным образом  на  превосходство  среди  современников, всем таким людям, если они правдивы и  честны,  следует описать свою жизнь самим,  но им не следует браться за это дело до того,  как им стукнет сорок. Эта мысль пришла мне в  голову только теперь,  когда я  путешествую,  когда мне перевалило за пятьдесят восемь н я — во Флоренции, городе, где я родился …

О,  нет!  Что-то не то.  Сегодня день моего шестидесятипятилетия, и я определенно не родился во Флоренции*. О,  да!  Я просто цитирую начало автобиографии Бенвенутто Челлини,  переведенной на английский Джоном А. Симондсом.

Однако это очень милое начало и очень подошло бы к любой автобиографии, так почему бы и мне им не воспользоваться?

…около одной десятой процента — по соображениям «секретности».

Что касается заглавия книги,  то оно относится к релятивистскому  четырехмерному  пространственно-временному континууму,  в  котором  все,  что  где-либо  и  когда-либо случается,  изображается точкой.  Совокупность таких точек (или событий) образует мировую линию.

4 марта 1968  г Боулдер, Колорадо                                                                                          Джордж Гамов

 

 

 

 

 

 

«Гёттинген — красивый маленький городок со старым знаменитым университетом. По уровню развития теоретической физики он мог бы поспорить в то время даже с Копенгагеном. Он гудел от возбуждения, вызванного волновой и матричной механиками, которые получили развитие только за два года до моего прибытия. И аудитории для семинаров, и кафе были заполнены физиками, старыми и молодыми, обсуждавшими следствия, к которым могло бы привести это новое развитие квантовой теории… я всегда предпочитал работать в менее людных областях. Поэтому, в то время как все квантовые физики в мире вели наступление на атомы и молекулы, я решил посмотреть, что могла бы дать новая квантовая теория для случая атомного ядра… Как может случиться, что бомбардирующие частицы большой энергии не могут перейти барьер снаружи, в то время как внутренние частицы, которые имеют только половину такой энергии, ухитряются просочиться наружу?
…прежде, чем я закрыл журнал, я уже знал, что в действительности происходит в таком случае. Это было типичное явление, которое было бы невозможно в классической ньютоновской механике, но фактически ожидалось в новой волновой механике».
   «По мере все убыстряющейся скорости научных исследований и быстро увеличивающегося числа людей, занимающихся этим, все чаще и чаще случается, что важные открытия делают одновременно и независимо друг от друга двое и более ученых, а то и несколько их коллективов. То же произошло и с моей теорией радиоактивного альфа-распада, которая была выдвинута одновременно Рональдом Герни совместно с Эдвардом Кондоном. В действительности их статья, которая была опубликована в «Nature», была получена издателями на несколько дней раньше, чем моя, которая была опубликована в «Zeitschrift fur Physik». Такие совпадения важных открытий привели к постепенному обесцениванию ежегодных Нобелевских премий (ни Герни и Кондон, ни я не получили ее или ее долю), и в ближайшем будущем какой-нибудь удачливый ученый сможет сказать: «Я получил три семнадцатых Нобелевской премии».
    По представлению Эрнеста Резерфорда, А.Н.Крылова и Ю.А.Круткова ему была присуждена Рокфеллеровская стипендия для работы в течение года в Кавендишской лаборатории в Кэмбридже. С 9.1929 года в Англии он написал восемь статей и первую научную монографию «Строение атомного ядра и радиоактивность», на английском и немецком языках. начал публиковать и обзорные статьи по физике, что, вообще говоря, не характерно для молодых ученых. детальные обзоры работ Гамова сделали В.Я.Френкель и А.Д.Чернин («Успехи физических наук», 1994, N 8).
Однако предложение молодых создать в Ленинграде центральный академический Институт теоретической физики во главе с Гамовым и Ландау принято не было — старшее поколение не собиралось уступать командные высоты. … в Радиевом институте, в Ленинградском физико-техническом институте, в Ленинградском университете. В 1932 году он и Лев Мысовский (ядерная физика) разрабатывают проект первого в Европе циклотрона, в 1937 году машина заработала….В Доме ученых, Гамов начал объяснять принцип неопределенности Гейзенберга, однако председательствовавший прервал лекцию, а Гамов позже получил указание свыше: не говорить в публичных лекциях о неопределенности как фундаментальном принципе физики.     В 1931 году Гамов женится на выпускнице физфака МГУ Любови Вохминцевой … за границей, Гамов получил от Гульельмо Маркони приглашение принять участие в 1-м Международном конгрессе по атомному ядру (Рим, 1931) и представить статью по структуре ядра. Однако поездку ему не разрешили, доклад был зачитан Максом Дельбрюком. Делегаты конгресса послали Гамову открытку с сожалениями о его отсутствии, подписанную в числе прочих Марией Кюри, Вольфгангом Паули, Энрике Ферми, Лизой Мейтнер и другими знаменитостями. В следующем году ему не разрешили поездку в США на летнюю школу в Мичигане.   Летом 1932 года Гамов с женой пытаются пересечь Черное море на лодке, чтобы добраться до Турции. Однако ветер относит их обратно к крымскому побережью. Не удался и план перехода через границу на лыжах (Мурманск — Норвегия): разведка обстановки вблизи границы убедила их в нереальности проекта.Он хочет поехать в Брюссель вместе с женой, либо он отказывается выступать на конгрессе. Гамов обращается за поддержкой к Николаю Бухарину, тот обеспечивает ему доступ к Молотову, тот разрешает поездку. Власти пошли ему навстречу, что объяснялось ходатайством к Поля Ланжевена (теорфизика) к советскому правительству , поручительством А.Ф.Иоффе и Я.И.Френкеля и откровенностью Гамова, который сказал Молотову: «Видите ли, чтобы сделать мою просьбу убедительной, я должен сказать Вам, что моя жена, будучи физиком, помогает мне в качестве научного секретаря, хранит статьи, заметки и т. п. Так что я не могу присутствовать на таком большом конгрессе без ее помощи. Но это не все. Все дело в том, что она никогда не была за границей, и после Брюсселя я хочу взять ее в Париж, чтобы показать Лувр, Folies Bergere [«Фоли-Бержер», знаменитое варьете] и другое, и сделать кое-какие покупки». Сработала мужская солидарность (Гамов пишет: «Он улыбнулся.»)
Ланжевен поручился за него, подвести его Гамов не может, но о проблеме узнаёт Мария Кюри: она урождённая подданная Российской империи и понимает, что, скорее всего, ждет Гамова по возвращении. Она разговаривает с Ланжевеном и тот соглашается не считать Гамова связанным его ходатайством.
В 1934 Гамов отплыл в США, где проходила его жизнь в течение последующих 30-ти с лишним лет.     В письме к Петру Капице Гамов писал: «Сейчас я хочу идти по Вашим стопам и, если возможно, перейти в так называемое «Kapitza-Zustand» [«состояние Капицы»], то есть жить за границей с советским паспортом. Написал в Москву, прося в firm expressions [крепких выражениях] продления командировки на год». Целью Гамова была возможность подобно Капице работать за границей, посещать научные центры и мероприятия и при этом в любое время посещать СССР. Однако это желание не нашло понимания у властей, в октябре 1934 он был уволен из Радиевого института и ФМИ, в 1938 году — исключён из академии.
Капица вообще считал, что человек должен жить там, где ему хорошо работается, но после того, как Гамов остался на Западе, стал в письмах высказываться о нем так: «что касается Джонни, то это тип беспринципного шкурника, к сожалению, одаренного только исключительным умом для научной работы, но вообще человек не умный», «им гордились как первым молодым знаменитым ученым. Глава правительства благословляет его на путешествие, а он, мерзавец, не возвращается. Что притягивает его на Западе, в капиталистических странах?», а также о его жене — «авантюристка и женщина, только помогающая развить в Джонни его антисоциальные черты». Однако жена Капицы, Анна Алексеевна (ее отца, выдающегося кораблестроителя академика Крылова тоже заманили в СССР и на Запад больше не выпускали) относилась к «Джонни» с симпатией.
Приехав в Вашингтон, Гамовы зарегистрировались, как полагалось, в советском посольстве и первое время, пока еще Гамов числился в советской Академии, часто появлялись в клубе при посольстве на киносеансах. Но когда его отовсюду, и даже из академии, выгнали (а попробуй не выгони), то ходить в советское кино стало как-то неприлично,  через два года он получает американское гражданство.

 

Он писал об этом времени:

Мое время разделилось на три пе­риода: двухмесячное стипендиантство

в Институте Пьера Кюри, два месяца в Кавендишской лаборатории и

два месяца с Бором в Копенгагене. В начале лета я отплыл на

крошеч­ном датском судне под названием «Соединенные Штаты» (не
путать с современным океанским лайнером под тем же названием).

Во время пребывания в Энн-Арборе мне был пред­ложен пост профессора

при Университете Дж. Вашингтона.
Забавная деталь состояла в том, что когда в Кембридже у
меня не хватило денег для покупки трансатлантических билетов,

мне пришлось занять их у Резерфорда. Позже, в Копенгагене,

я снова должен был занять деньги, на этот раз
у Бора, чтобы оплатить счет. После того, как я получил
несколько ежемесячных платежных чеков от Университета
дж. Вашингтона, я сэкономил достаточно, чтобы оплатить
свои долги, и отправился в почтовое отделение, чтобы
сделать два иностранных денежных перевода. …
жалею, что не сохранил квитанции отправлений, которые
так и просились «в рамку».
Так — в безнадежном положении — я начал свою жизнь в
Соединенных Штатах.
111
ПОСЛЕСЛОВИЕ:
ЗАМЕТКИ О МОЕЙ ЖИЗНИ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ
Мне кажется разумным разделить свою деятельность в
течение 35 лет, которые я провел в Соединенных Штатах,
на три отдельных блока: 1) научные исследования, 2)
военные консультации и 3) написание популярных книг.
Научные исследования
Один из пунктов соглашения, которое я заключил с президентом Университета дж. Вашингтона д-ром Флойдом Х. Мар­вином, когда меня принимали на должность профессора, со­стоял в том,

что еще один физик-теоретик по моему выбору
должен быть приглашен для обсуждения со мной научных
проблем. Таким человеком стал, естественно, Эдвард Тел­лер,

венгр по рождению, физик, который в то время зани­мал временную должность в Англии. Несколько лет тому на­зад в одной из американских статей мнe был приписан
вклад в создание водородной бомбы — перевод Эдварда Тел­лера в эту страну; есть, конечно, доля остроумия в таком утверждении. Но в течение предвоенных лет Эдвард и я
были заняты самой мирной деятельностью, изучая «неделя­щиеся» ядра.
Вероятно, наш самый важный вклад в ядерную физику в
тот период состоял в формулировке того, что теперь из­вестно как правило отбора Гамова — Теллера для бета­-распада, которое слишком абстрактно, чтобы его объяснить
простыми словами. В основном, правило сводится к ответу
на вопрос, как электрон покидает ядро в процессе бета­-
превращения: прямо вылетает из ядра по радиальному век­тору или движется по гиперболической траектории. Энрико Ферми, который создал теорию бета-превращений, принимал первую возможность, а Теллер и я нашли, что предположение Ферми неправильно. В самом деле, оказалось, что во многих случаях бета-частица может легче покидать ядро,
двигаясь именно по гиперболической траектории. Но, по­ступая так, электрон должен «перевернуть свой спин»
факт, который давал некоторые важные намеки в отношении
магнитного взаимодействия электрона и ядра.
Работа над правилом отбора Гамова — Теллера была моим
последним существеиным вкладом в области «чистой» ядер­ной физики, так как я все более и более заинтересовывал­ся применением ядерной физики к объяснению астрофизичес­ких явлений. В течение этих лет экспериментальное знание
в отношении искусственных ядерных превращений, вызванных
столкновением протона, накоплялось с высокой скоростью,
и я чувствовал, что наступило время пересмотреть ранние
попытки Хоутерманса и Аткинсона в объяснении источника
энергии на Солнце и других звездах термоядерными реак­циями, вызванными очень высокими температурами. Поэтому
мы с Теллером решили, что весной 1938 г. на конференции
по теоретической физике, ежегодно организуемой Универси­тетом Дж. Вашингтона и Институтом Карнеги в Вашингтоне,
должиы быть рассмотрены проблемы термоядерных источников
энергии в звездах. Среди приглашенных физиков-теоретиков
и астрофизиков был Ганс Бете, который тогда ничего не
знал о внутренности звезд, но все — о внутренности ядра.
КОНференция была очень интересной, просто захватывающей,
и к концу ее Бете выступил с возможной схемой ядерных
реакций, включающих водород и углерод, которые могли бы
производить достаточно энергии, чтобы объяснить наблюда­
емое излучение Солнца. По возвращении в Корнельский уни­
верситет он уточнил детали такого процесса, который стал
с тех пор известен как знаменитый углеродный цикл.
Незадолго до той конференции мой бывший аспирант
Чарлз к.ритчфилд предложил другой энергопроизводящий про­
цесс, иазванный протон-протонной реакцией (Н-Н), которая
113
начинается со столкновения между двумя протонами, кото­рые затем образуют дейтерий (ядро тяжелого водорода) с
испусканием положительного электрона и нейтрино. При вы­числении скорости этого процесса Чарлз столкнулся с ма­тематической трудностью и не смог получить окончательно­го результата. Когда он сообщил об этом Гансу Бете, по­следний преодолел трудность, и Н-Н-реакция стала конку­рирующей к углеродному циклу. Мы теперь знаем, что на
Солнце именно Н-Н-реакция, а не углеродный цикл, играет
доминирующую роль. То же верно для всех звезд слабее
Солнца, в то время как на более яркнх звездах, такнх как
Сириус, доминирует углеродный цнкл.
Лето 1939 г. я провел со своей семьей, отдыхая на
взморье Копакабана в Рио-де-ЖанеЙро. Однажды вечером,
когда я зашел в знаменитое Казино да Урка, чтобы ­
посмотреть на карточную игру, меня представили молодому фи­зику-теоретику Марио Шёнбергу, родившемуся на плантации реки Амазонки. Мы стали друзьями, и я устроил ему Гуггенхеймскую стипендию, чтобы он мог провести год в Ва­шингтоне, работая со мной в области ядерной астрофизики.
Его работа оказалась очень плодотворной, и мы изучили
процесс, который мог бы быть ответственным за грандиоз­ные звездные взрывы, известные как сверхновые. В част­ности, были рассмотрены альтернативное поглощение и по­
вторная эмиссия одного из тепловых электронов разными
атомными ядрами в очень горячей (миллиарды градусов!)
внутренней области звезды. Оба процесса сопровождаются
испусканием нейтрино и антинейтрино, которые, обладая
огромной проникающей способностью, проходят через тело
звезды подобно рою москитов сквозь сетку для цыплят и
несут с собой огромное количество энергии. Поэтому
звездная внутренность быстро охлаждается, давление пада­
ет и тело звезды коллапсирует с огромным выбросом света
и тепла.
Все это слишком сложно для объяснения непрофессиональным языком, и я упоминаю это только как фон для того, чтобы показать, как мы пришли к названию такого процесса. Мы назвали его урка-процессом, отчасти чтобы
отметить казино, в котором мы впервые встретились, и от­части потому, что урка-процесс приводит к быстрой откач­ке тепловой энергии изнутри звезды, подобно быстрому исчезновению денег из карманов игроков в I(азино да Урка.
Посылая нашу статью об урка-процессе для публикации в
Physical Review, я опасался, что издатели могут поинте­ресоваться, почему мы назвали процесс «урка:.. После дол­гих размышлений я решил сказать, что это сокрашение от
unrecordabIe colling adent (недетектируемый охлаждающий
агент), но они ничего не спросили. Сегодня известны дру­гие охлаждающие процессы, включающие нейтрино, которые
работают даже быстрее чем урка-процесс. Например, может
образоваться нейтринная пара вместо .двух гамма-квантов с
аннигиляцией положительного и отрицательного электронов.
Другое событие в астрономии относилось к так называе­мым белым карликам — сильно коллапсированиым звездным
телам, плотность которых примерно в миллион раз больше
плотности воды. Эти белые карлики представляют собой ко­нец эволюции звезд, когда совершенно исчерпываются внут­ренние энергетические источники, которые сохраняют звез­ды нормальными подобно нашему Солнцу — исторгающими и
светящимися. Они деЙствительно являются звездными трупа­
ми и остаются теплыми только потому, что не прошло до­
статочно времени для их охлаждения. По проwествии доста­точного времени они потеряют все свое тепло и превратят­ся в «черные карлики» — темные массивные тела, бесцельно
движущиеся через пространство Вселеиной. Первым из белых
карликов был открыт спутник Сириуса, Сириус Б. В то время как главная звезда (Сириус А) в 3,5
раза более массивна и в 26 раз ярче Солнца, Сириус Б
Имеет почти ту же массу, как и Солнце, но светится в 300
раз слабее. Но главное, однако, состоит в том, что будучи таким же массивным как Солнце, Сириус Б лишь слегка
БОЛьшего размера, чем Земля из-за его крайней компактности. Согласно теории, впервые предложенной британским физиком Р. Г. Фаулером, все атомы внутри белых карликов
совершенно раздавлены и образуют смесь свободных элект­ронов и голых атомных ядер. Вычисления индийского астро­физика С. Чандрасекара привели к однозначной математичес­кой связи между массой белого карлика, его размером и
содержанием в нем водорода.
Масса Сириуса Б, которая легко может быть оценена
применением законов Кеплера для системы Сириус А и
Сириус Б, оказалась равной 95 % массы Солнца. Но как из­
мерили радиус

 

Из измеренного красного смещения следовало, ч'[‘()
радиус Сириуса Б равен 0,023 от радиуса Солнца, и фор­
мула Чандрасекара УК’азывала на содержание водорода при­
мерно в 35 %.
116
В таком виде вопрос оставался до 1939 г., когда угле­
родный цикл и Н-Н-реакции были введены для объяснения
источника энергии в звездах. Если применить формулы для
скоростей термоядерных реакций к Сириусу Б, сразу стано­
вится ясиым, что он вообще не может содержать водорода,
так как даже малый процент водорода поднял бы скорость
воспроизводства энергии до невероятной величины. Поэтому
фнзики-ядерщики настаивали, что радиус Сириуса Б должен
быть по крайней мере в три раза меньше, чем это следова­
ло из наблюдений Адамса. Однако астрономы настаивали,
что наблюдения должны быть правильными и что физики­
ядерщики сделали какую-то ошибку в своих вычислениях.
Естественным было бы, конечно, повторить измерения Адам­
са по красному смещению, но в то время Сириус Б был так
близок к своему яркому ведущему, что решение задачи ка­
залось безнадежным. И вот только совсем недавно, когда
две компоненты Сириуса снова разделились на более значи­
тельное расстояние, измерения были повторены советским
астрономом Климом Белобородовым с результатом, что ради­
ус Сириуса Б оказался действительно 0,023 (а не 0,008)
радиуса Солнца, как требовалось расчетами, основанными
на термоядерных реакциях.
Более общей проблемой, чем превращения легких элемен­
тов и производство энергии в звездах, была распростра­
ненность всех химических элементов во Вселенной. В 40-х
годах не совсем правильно считалось, что Вселенная как
целое химически однородна и что относительная распро­
страненность различных элементов довольно хорошо выраже­
на в строении нашего Солнца, соседних звезд и межзвезд­
ного материала. Около 99 % считались образованными водо­
родом и гелием приблизительно в равных количествах (по
весу), причем оставшийся 1 % 06разовывался более тяжелы­
Ми элементами в количествах, уменьшающихся с увеличением
атомного веса. Было бы естественно предположить, что на­
блюдаемые во Вселенной распространенности химических
Элементов ие являются результатом ядерного синтеза внут-117
ри индивидуальных звезд, что могло бы привести к большо­
му разнообразию хнмического строения, а возвратиться к
раннему «дозвездному» состоянию Вселенной, коrда материя
была распределена совершенно гомогенно по всему про­
странству.
Согласно оригинальной теории расширяющейся Вселенной
Фридмана, она должна была начаться с «сингулярного со­
стояния», при котором плотность и температура материи
были практически бесконечными. Никаl{ие атомы и даже
атомные ядра не могли бы существовать в то время, и все
должно было быть разрушено на протоны, нейтроны и элект­
роны, слитые в океан излучения высокой энергии. Мне нра­
вится называть такую смесь «илем», так как словарь Вебс­
тера определяет это слово как «первое вещество, из кото­
рого предположительно образовались все элементы». По
мере того, как Вселенная расширялась и охлаждалась, про­
тоны и нейтроны должны были начать сталкиваться друг с
другом, обраЗУ5! дейтоны, т. е. ядра тяжелого водорода.
дальнейшие объединения должны были приводить К все более
тяжелым ядрам, приведя в KOHue KOHUOB к наблюдаемым сей­
час распрострацённостям различных химических элементов.
Следовательно, зная вероятности нейтронного захвата раз­
личными ядрами, можно было бы вычислить ожидаемые рас­
пространенности различных атомных видов и сравнить их с
наблюдаемыми данными. Вероятность захвата нейтрона раз­
личными ядрами была измерена в ходе Лос-АламосскогО
(Манхеттенского) проекта по атомной энергии, и после
Второй мировой войны эти данные были как раз в проuессе
рассекречивания.
И в 1948 г. У меня как раз был подходящий молодой че­
ловек, чтобы выполнить эту работу. Это был Ральф Алфер,
аспирант Университета дж. Вашингтона, который искал тему
для диссертаuии на степень доктора философии. поэтому
дела начались и пошли гладко. Алфер работал над военнымИ
задачами в Лаборатории прикладной физики (Военно-морскоЙ
контракт) в Silver Spring, Мэриленд, в пригороде Вашинг-118
тона, Д. с., г де я был консультантом, так что проблема
«образование хнмнческих элементов» стала решаться за
пределами охраняемых ворот. В начале работы к нам при­
соединился еще один сотрудник ЛПФ Роберт Герман, ас­
пирант-физик Принстона, который внес свою долю .идеЙ.
Рассматривая поведение расширяющейся Вселенной на
очень ранних стаднях ее существования, было легко заклю­
чить, что в то время тепловое излучение играло гораздо
более важную роль, чем материальные частицы. Действи­
тельно, массовая плотность излучения (согласно закону
Эйнштейна М = ЕI с2) должна была быть гораздо больше, чем
объединенная масса всех материальных частиц. Из этого
условия вытекал простой закон для изменений температуры
Вселенной. При возрасте в 1 секунду Вселенная должна
была иметь температуру в 25 миллиардов градусов, и по
мере того, как она становилась старше, ее темпера;гура
падала как квадратный корень из ее возраста.
Алфер вычислил, что для получения приемлемого коли­
чества тяжелых элементов нужно было допустить, что плот­
ность материи в возрасте 1 секунды была примерно равна
плотности атмосферного воздуха и уменьшалась как степень
1,5 возраста. Экстраполируя из ранних дней Вселенной до
настоящего времени, мы нашли, что в течение прошедших
эпох Вселенная должна была охладиться примерно до 5 гра­
дусов по абсолютной шкале температур. Это достаточно хо­
лодно и не противоречило хорошо известной охлажденности
межзвездного и межгалактического пространства сегодня.
Приятной неожиданностью стало то, что в 1965 г. А.А.Пен­
Зиас и Р. У. Уилсон из Лабораторий Bell Telephone, наблю­
дая что-то совсем другое, заметили изотропное излучение
с длиной волны 7,2 см, которое могло соответствовать
тепловому излучению при температуре примерно 3 градуса
по абсолютной шкале.
Услышав
П.с.Ролл и
~емедленно
о таком открытни, Р. Г. Днкке, П. Дж. Пнблс,
Д. Т. Вилкерсон из Приистонского университета
интерпретировали наблюдаемое излучение как 119
остатки изначального тепла во много миллиардов градусов,
которое существовало в первые дни Вселенной и остывало
до нескольких жалких градусов в результате постепенного
ее расширения на протяжении нескольких десятков миллиардов лет.
Наблюдения упомянутых выше авторов, так же как многих
других, установили вне всякого сомнения, что здесь
действительно впервые столкнулись с охладившимся первич­ным излучением, которое должно было существовать в «дни творения:.. Это открытие дало новый импульс для теоретических исследований истории расширяющейся Вселенной и
обязательно приведет к лучшему пониманию важных процессов образования галактик и звезд.
Через несколько лет, в 1954 г. я сделал довольно экс­травагантное отклонение в биологию. Это был год, когда американский биолог Джеймс Уотсон и британский кристал­лограф Франсис Крик успешно сконструировали правильную модель молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) -основное генетическое вещество всех живых организмов.
Это открытие принесло им, вместе с М. Г. Ф. Уилкинсом из Лондона, Нобелевскую премию 1962 г. по физиологии и ме­дицине. История ДНК недавно стала известна интеллигент­ной читающей общественности благодаря появлению несколь­ко спорной книги «Двойная спираль» Джеймса Уотсона.
Прочитав в Nature в мае 1953 г. статью Уотсона и Крика, которая объясняла, как наследственная информация хранится в молекулах ДНК в форме последовательности че­тырех видов простых атомных групп, известных как «осно­вания» (аденин, гуанин, тимин и цитозин), я задался воп­росом, как эта информация переводится в последователь­ность двадцати аминокислот, которые образуют молекулы протеина. Простая идея, которая пришла мне в голову, со­стояла в том, что можно «получить 20 из 4» подсчетом числа всех возможных триплетов, образующихся из четырех различных сущностей. Возьмем, например, колоду игральных карт, в которой мы обращаем внимание только на масть  120  карты. Сколько триплетов одного и того же вида можно получить? Четыре, конечно: трое червей, трое бубен, трое пик и трое треф. Сколько триплетов с двумя картами одной и той же масти и одной другой? Пусть мы имеем четыре
выбора — для третьей карты. Поэтому мы имеем 4 х 3 = 12
возможностей. В дополнение мы имеем четыре триплета со
всеми тремя различными картами. Итак, 4 + 12 + 4 = 20, а
это и есть точное число аминокислот, которое мы хотели
получить.
Ниже следует простое  описание дальнейшего развития теории кода, взятое из
книги Ф. Г. С. Крика «Генетический код — вчера, сегодня, завтра» (Cold Spring Наrbог Symposium, vol. XXXI, 1966).
«Идее кодироваиия сильно помогло знание структуры
ДНк. опубликованной в 1953 г. Ее простота поразила мно­гих, включая космолога Джорджа Гамова. Сокращенное со­обшение о работе Гамова впервые появилось в кратком
письме в Nature в 1954 г. и за ним последовал более об­стоятельный отчет в Proceedings of the Royal Danish Academy.
Я горжусь тем, что являюсь обладателем одного из пер­вых набросков этой статьи, тогда озаглавленной «Синтез протеина молекулами ДНК», авторами которой были дж.гамов
и с.Дж.Х.Томпкинс! 40. (Гамов как-то рассказал мне, что
он направил эту статью в Proceeding of the National Аса­demy, но издатели, конечно, отказали м-ру Томкинсу как
мнимому автору и по этой причине статья была в конечном
счете опубликована Датской Королевской академией, хотя
только с Гамовым как единственным автором.)
Основная идея статьи в том, что протеиновый синтез
пронсходит на поверхности двухспиральной ДНК и что ос­новная последовательность внутри структуры образует ряд Полостей, каждая из которых специфична для одной из ами­нокислот. Как узнают аминокислоты эти полости, не разби­рается в деталях, но довольно естественно предположить, что они делают это боковыми цепочками, приспосабливаясь
121
стереохимически, без какой-либо помощи специальных фер­ментов.
Гамов позаботился, чтобы единицы в протяженных поли­
пептидных цепочках были разделены только примерно на 3,6 или З,7 А, и по этой причине его код был перекрывающегося типа. Что касается числа аминокислот он говорит, что
оно обычно принимается равным 20, хотя в действитель­ности их может быть несколько больше». Действительно, его таблица 1 насчитывает их 25. Первые 20 включают и
цистин, и цистиновую кислоту, а также оксипролнн, но не
аспарагин и глютамин. Количество поднято до 25 включе­нием норвалнна, окснглютаминовой кнслоты н каннна, что бы то нн было. Как раз тогда, когда мы впервые увидели
этот спнсок (думаю, летом 1953 г.), Уотсон и я, сидя в <Орле» в Кембридже, составили стандартный список из 20 аминокислот, который мы имеем сегодня.
Важность работы Гамова состояла в том, ЧТО это была
действительно абстрактная теория кодирования, которая не
была перегружена массой необязательных химических дета­лей, хотя ее основная идея о том, что вдвое скрученная ДНК служит шаблоном для протеинового синтеза, была, ко­нечно, совсем неправильна. Он ясно понял, что перекры­вающийся код накладывает ограничения на аминокислотные последовательности и что следует, возможно, доказать или
по крайней мере опровергнуть разные перекрещивающиеся
коды изучением известных аминокислотных последователь­ностей.
Примерно в это время Гамов основал довольно странное
общество — РНК Галстучный Клуб. Это был клуб, в который
входили только 20 членов (по одному на каждую аминокис­лоту) — люди, которые интересовались проблемами кодиро­вания. Это не была действительно представительная группа
всех, кто работал в этой области, а скорее случайное со­брание друзей Гамова. Предполагалосъ также, что будет
четверо почетных членов, один на каждое из четырех осно­ваний, хотя я не думаю, чтобы более чем двое когда-либо  122избирались. У клуба был специальный галстук, спроектиро­ванный Гамовым и сделанный галантерейщиком в Лос­-Анжелесе, и имелось в виду, что у каждого члена должна
была быть булавка для галстука с сокращенным названием
собственной аминокислоты, отштампованной на ней. У меня
есть галстук, но я не помню, чтобы я когда-нибудь имел
булавку.»
Если действительно была корреляция одии-к-одному
между 20 основными триплетами и 20 аминокислотами, нужно
было бы по возможности найти ее из известных аминокис­лотных последовательностей в различных протеинах. Но
данные по протеиновым последовательностям, существовав­
шие в то время, был н очень скудными, и работа была столь
же трудна как расшнфровка секретного военного кода на
основе только двух коротких посланий, добытых шпионами.
Так как в то время я был консультантом в Военно-морском
министерстве Соединенных Штатов в Вашингтоне, Д. с., я
пошел к адмиралу, под командованием которого находился,
и спросил, можно ли поручить сверхсекретной криптографи­ческой группе расшифровку японского кода. В результате в
моем отделе Университета Дж. Вашингтона появились три че­ловека и, не называя своих имен, сообщили мне, что адми­рал такой-то послал их. У одного из них была борода, но
я до сих пор не уверен, не была ли она искусственной.
Я поставил перед ними задачу, и через несколько не­дель они сообщили мне, что она не имеет решения. То же заключение было получено моими друзьями-биологами: Мар­тинасом Икасом, уроженцем’ Литвы, и Сиднеем Бреннером, уроженцем Южной Африки. Это исключило возможность пере­крывающегося кода и тем самым любой простой способ найти корреляцию на основе чистой теории. Экспериментаторы отправились работать со своими пробирками и центрифугами, и проблема была решена в 1964 г. М. В. Ниренбергом и его
сотрудниками из Национальных институтов здоровья в Бе­сезде, шт. Мериленд. Решение оказалось значительно менее элегантным, чем простая теоретическая корреляцня, как я ее первоначально мысленно представлял себе, но у нее было неоспоримое преимущество быть верной независимо от того, элегантна она или нет.

 

Военные консультации
О моей работе консультанта вооруженных сил Соединен­ных Штатов во второй мировой войне мало что можно ска­зать. Конечно, для меня было бы естественнее работать по
ядерным взрывам, но я не был допущен к такой работе до 1948 г., после Хиросимы. По-видимому, причиной было мое русское происхождение и история, которую я свободно рас­сказывал своим друзьям (и рассказал снова в этой книге),
как я был полковником в полевой артиллерии Красной армии
примерно в двадцатилетнем возрасте.
Поэтому я был просто счастлив, когда мне предложили быть консультантом Отдела высотных взрывов в бюро артил­лерии Военно-морского министерства США. Эта работа не
пересекалась с моими лекциями и чисто научными исследо­ваниями в Университете дж. Вашингтона, так как Универси­тет разрешил мне один день работать для Флота. .я исполь­зовал его как два полудня в неделю, работая по вторникам и пятницам после обеда в старом Navy Builging на Constitution Avenue. Проблемы касались главным образом распро­странения ударных и взрывных волн при различных условных высотных взрывах и разрывных переХQДОВ от удара к взры­ву. Мой сотрудник д-р Р. Финкельштейн и я выдали длинный  отчет по этому предмету, который теперь наверное рассекречен и доступен в архиве Военно-морского министерства.
Моя более интересная деятельность в то время состояла в периодических контактах с Альбертом Эйнштейном, кото­рый совместно с другими выдающимися экспертами, такими как Джон фон Нейман, служил консультантом в Отделе вы­сотных взрывов. Соглашаясь на эту работу, Эйнштейн дого­ворился, что из-за своего преклонного возраста он не мо­жет периодически ездить из Принстона в Вашингтон, О. к.,124
и обратно, и что кто-то должен привозить к нему в Принс­тон проекты. Так как я случайно был знаком с Эйнштейном раньше, на невоенной почве, я был выделен для выполнения
этой работы. Поэтому каждую вторую пятницу я садился на
утренний поезд до Принстона, имея при себе портфель,
туго набнтый конфиденциальными и секретными проектами
Флота. Здесь было великое множество предложений, таких
как взрыв серии подводных мин, размещенных по параболи­
ческой траектории вокруг входа в японскую военно-морскую
базу «с доведением до конца» авиационными бомбами, сбра­сываемыми на посадочные палубы японских авианосцев. Эйнштейн обычно встречал меня дома в своем кабинете, одетый
в один из своих знаменитых мягких свитеров, и мы должны
были пройтись подряд по всем предложениям. Он одобрял
практически все, при говаривая: «О, да, очень интересно!Очень, очень остроумно!». И на следующий день адмирал в отставке при Бюро был очень доволен, когда я докладывал
ему комментарии Эйнштейна.
После того, как деловая часть визита заканчивалась,
мы обедали или дома у Эйнштейна, или в кафетерии Инсти­тута повышенных знаний, который был неподалеку, и разго­вор обычно переходил на проблемы астрофизики и космоло­гии. В кабинете Эйнштейна всегда было много листов бума­ги, разбросанных на его письменном столе и на стоящем рядом столе, и я видел, что они были исписаны тензорными
формулами, которые, по-видимому, имели отношение к еди­ной теории поля, но Эйнштейн никогда не говорил об этом.
Однако при обсуждении чисто физических и астрономических
проблем он очень оживился, и его мысль была столь же острой, как и прежде.
Я помню как однажды, направляясь с ним в Институт, я упомянул об идее Паскаля Иордана о том, что звезда может быть создана из ничего, так как в нулевой точке ее отри­цательный гравитационный массовый дефект численно равен ее положительной массе покоя. Эйнштейн остановился как вкопанный и, поскольку во время разговора мы пересекали улицу, несколько машин должны были остановиться, чтобы не задавить нас.

Я никогда не забуду эти визиты в Прин­стон, В ходе которых я узнал Эйнштейна много лучше, чем раньше.
Другая деятельность, занимавшая часть моего времени
для Отдела высотных взрывов, была экспериментального ха­
рактера и относилась «чувствительностlt К давлению» (dent
sensitiviti), т.е. зависнмостн различных взрывчатых ве­
ществ от кинетической энергии спускаемого курка. Эти
эксперименты проводились в Navy yards на реке Потомак
совместно с экспертом по высотным взрывам. В ходе этих
исследований мы сделали очень интересное открытие. Мне
пришло в голову, что можно достичь Очень высокого давле­
ния созданием взрывной волны, которая сходилась бы в
точке, и стало ясно, что такая сходЯщаяся в точке взрыв­
ная В(мна может быть образована комбl{нацнеk двух взрывов
с разной скоростью распространения взрывного процесса.
Простая математика показывала, что для достижения этого
эффекта граниuа между двумя взрывами должна быть участ­
ком спирали Архимеда.
После того, как эта идея была одобрена Эйнштейном,
было решено испытать двумерную МОДЕ~ль в Indian Head

-испытательных полигонах Флота на pекe Потомак. Однако
полигоны не имели приспособлений ДЛjJ исследования трех­
MepHoro случая, и было решено передать такую задачу на
большой полигон высотных взрывов в flиттсбурге, у которо­
го был контакт с Бюро артиллерии. Но когда я показал
чертеж приспособления человеку из Питтсбурга, его физио­
номия вытянулась, и он сказал, что его компания не может
взяться за такую работу и отказался Qтветить на мой воп­
рос «почему не может:».
На следующий день мой проект был передвинут в списке
из первоочередного в самый конец, и я вдруг понял, над
чем работали в таинственном месте в Нью-Мехнко по адре­
су: Почтовый ящик 1663, Санта Фе. ГСщами позже, когда я
был, наконеи, допущен к работам над атомной бомбой !I
126
приехал в Лос-Аламос, я убедился в том, что моя догадка
оказалась правильной.
К периоду консультаций для Флота относится также моя
поездка на Бикини — на первое испытание атомной бомбы,
но я был посторонним наблюдателем, иаходился иа плавучей
базе подводных лодок и в мою задачу входило изучение
действия ударной волны на наружные постройки кораблей­
мишеней. Но тем не менее, экспедиция была очень интерес­
ной и волнующей.
-После участия в операции Jask Force 1 я начал рабо­
тать для Армии, став консультантом в Отделе оперативных
исследований Армии в Уииверситете Дж.Хопкинса на Авеню
Коннектикут в одной миле севернее от границы округа КО­
лумбия. Здесь задачи были совсем другими, и я проводил
свое время за развитием теории военных игр, главным об­
разом аналнзируя бон между танкамн. Игра началась на
простой шахматиой доске 20 х 20 дюймов с двадцатью голу­
быми и двадцатью красными танками (покупались за пять­
десят цеитов в магазиие), которые двигались согласно
правил игры. Некоторые из четырех сотен квадратов были
окрашены в желтый цвет (открытые поля) и некоторые — в
зеленый (лесные массивы), и танк иа зеленом квадрате
всегда «съедал:. вражеский танк на соседнем желтом. Если
два противостоящих таика располагались на соседних зеле­
ных полях, боя не было. Если оба были на соседних жел­
тых, исход боя решался бросанием кости. Эта простая схе­
ма скоро развилась в игру большой сложности, с двумя
электроннымн компьютерами, управляющимн тактикой проти­
воборствующих снл.
Более обширной была моя связь с Лос-Аламосской науч­
ной лабораторией после 1948 г. , когда я прошел проверку
на благонадежность. Я воспроизвожу здесь почтовую от­
крытку д-ру Норрису Бредбери, директору Лос-Аламосской
научной лаборатории. Эта открытка стала моим ответом на
Офнциальное приглашение принять участие в работе над
бомбой деления в Лос-Аламосе. Другие два рнсунка — по
127
существу дружеские шаржи. Первый — карикатурные портреты
моих добрых друзей Эдварда Теллера и Станислава У лама,
которые известны как отец н мать водородной бомбы, а
второй имеет отношение к тому времени, когда президент
Трумен еще колебался, сказать да или нет разработке во­
дородной бомбы. Пожалуй, вот и все о моей военной дея­
тельности.
Популяризация науки
Помимо трех строго иаучиых трактатов по теории атом­
ного ядра мною написаны также двадцать книг о науке для
неспециалистов. Меня часто спрашивают, как я пришел к
популяризации науки, но я действительно не знаю, что от­ветить на это. Вероятнее всего потому, что я люблю смот­реть на вещи ясно и просто — стараясь упростить их для
себя, я учился то же делать для других. Во всяком слу­чае, в бытность мою еще студентом мне нравилось читать популярные лекции по сложным научным проблемам и время
от времени писать статьи для популярных и полупопулярных
научных журналов. Вероятно поэтому как-то в 1937 г. я написал свою первую историю о мистере Томпкинсе:., в ко­торой попытался объяснить сложные идеи о кривом и рас­ширяющемся пространствах Вселенной грубым преувеличением эффектов так, чтобы сделать их легко понятными для чело­века с улицы». Для человека с улицы» — любопытного,умного, но несведующего — я воспользовался образом бан­ковского служащего и действнтельно не помню, почему. Я назвал его м-ром Томпкинсом, фамилией, которая по некоторым причинам звучит несколько забавно для меня. Такую
фамилию носил один аспирант-математик, которого я встре­тил в Энн-Аборе при своем первом посещении Соединенных Штатов; он и теперь возглавляет работу На электронно­-счетной машине в Калифорнийском университете в Лос­Анжелесе, и я видел его потом несколько раз, когда при­езжал туда. 41 128
Почему фамилия Томпкинс оказалась более привлекатель­ной для меня, чем, скажем, фамилия Томпсон, я не знаю, и
это действительно несущественно. Тогда, естественно, мне
пришлось ввести и условного белобородого профессора, ко­
торый объяснял м-ру Томпкинсу странные вещи, которые тот
наблюдал. История была названа «Игрушечная Вселенная:., и
я послал ее в журнал Harper’s Magazine, который, как мне
было известно, публикует статьи широкого иаучного круго­
зора. Через некоторое время рукопись была возвращена с
уведомлением об отказе в публикации, и я снова послал ее
в журнал Jhe At!antic, Coronet и в несколько других жур­
налов с тем же результатом. Поэтому я засунул рукопись в
ящик письменного стола и вскоре забыл о ней.
В мае 1938 г. я поехал в Польшу на конференцию «Новые
теории в физике:. в Университете Пилсудского в Варшаве,
организованную Международным институтом интеллектуальной
кооперации, который, по моему, как-то связан с ООН. На
конференции были Нильс Бор и Христиан Мёллер из Дании,
Артур Эддингтон и Чарлз дарвин из Англии, Поль Ланжевен
и Леон Бриллюэн из Франции и Юджин Вигнер, Джан фон Ней­
ман, Сэмуэл Гоудсмит и Я из Соединенн~х Штатов. КонФе­
ренция обещала дать мне много интересного.
Как-то в перерыве между заседаниями я сидел с Чарлзом
Дарвином в кафе на открытом воздухе, потягивая «медову­
ху» (разновидность пива, изготавливаемого на меду) и
разговор зашел о популяризации науки. Я рассказал ему о
фиаско со своей, на мой взгляд, довольно удачной попу­
лярной статьей, и вдруг услышал от него совет: «Если у
Вас еще сохранилась рукопись, пошлите ее человеку по
имени С. П. Сноу, редактору журнала Discovery в издатель­
Стве Кембриджского Университета (Cambridge University
Press). Он сам пытается популяризировать науку и, уве­
рен, заинтересуется Вашей попыткой.:’
Поэтому по возвращении в Вашингтон я выудил старую
РУКопись из письменного стола и отправил ее в Англию.
Спустя неделю я получил телеграмму из Кембриджа: «Ваша статья будет опубликована в следующем выпуске. Присылай­те еще. Сноу>: Пожалуй, это стало началом, и статьи о
м-ре Томпкинсе стали появляться одна за другой на стра­ницах Discovery.
Примерно через полгода почти одновременно я получил
два письма. Одно было от Рональда Мансбриджа; глава аме­риканского филиала Cambridge University Press предлагал опубликовать мои истории о м-ре Томпкинсе в виде отдель­ной книги с некоторыми дополнениями для увеличения объ­ема. Так появилась моя первая популярная книга «М-р Том­пкинс В стране чудес> 42. Другое письмо было от Паскаля
Ковиси, старшего редактора Jhe Viking Press и содержало просьбу написать книгу для его издательства. Так появи­лась книга «Рождение и смерть Солнца» 43.
В основном я печатался в этих издательствах, хотя
иногда писал книги и для других издателей, например,
учебное пособие для физических колледжей «Материя, Земля и небо» для Prentice — Наll.
Публикация моей третьей книги о м-ре Томкинсе, в ко­торой он изучает биологию, совпала с большими изменени­ями в моей личной жизни, включая развод с Ро — моей пер­вой женой. Летом 1953 г. книга была опубликована, и я
должен был отправиться в Англию иа совместное совещание
оперативных аналитиков американской, канадской и британ­ской армий в Шривенгамском военном колледже. В августе я
отплывал в Англию на только что построенном океанском
лайнере «Соединенные Штаты». Рональд Мансбридж собирался
проводить меня в нью-йоркском порту и вручить мне первый44
экземпляр книги «М-р Томпкинс изучает факты жизни»
вместе с трехгранной бутылкой Haig and Haig. Но, к моему
удивлению, вместо Мансбриджа на борту появилась миловид­
ная женщина, которая представилась как Барбара Перкинс,
руководитель Отдела рекламы в Cambridge University
Press. Она вручила мне экземпляр книги с бутылкой iI
объяснила; что Рональд пошел домой, так как должен при­
сутствовать при первом исполнении в колледже пьесы, в
130
которой играла его молодая дочь. Прежде чем мисс Перкинс
сошла на берег, я уже знал от нее, что она отвечала за
успешное распространение моей книги.
В течение нескольких последующих лет я видел Барбару
каждый раз, когда бывал в Нью-Йорке, приглашая ее обе­дать в Русском ресторане, в кино и т. п. И В конце 1958 г. я предложил ей стать моей женой. Она приехала в
Денвер в октябре, и я поехал с ней к мировому судье в
Estes Park, чтобы пройти через все необходимые формаль­ности, а на обратном пути мы остановились в Foothills
Restaurant в Лионсе пообедать и отпраздновать это собы­тие. Мы -вьшили немного мартини перед едой и немного шам­панского после (или наоборот — не помню), а затем поеха­
ли обратно в Боулдер. Примерно на полпути домой я заме­тил в зеркальце заднего обзора мигающий красный свет по­лицейской машины, следующей за нами. Я подъехал к обочи­не, и дружелюбный на ,вид высокий патрульный подошел к
окну моей машины.
«Неужели Я сделал что-нибудь неправильно, Офицер?» -спросил я.
«Да, Вы слегка превысили скорость».
«Сожалею, офицер, — сказал я, — но, видите ли, мы только что поженились».
«Я хочу посмотреть Ваши права», — сказал патрульный.
«Вот они!» — сказал я и вручил ему только что подпи­санное брачное свидетельство, которое, свернутое в тру­бочку и стянутое розовой лентой, лежало на сиденье между
мной и женой.
«Нет, нет! — воскликнула она. — Он хочет посмотретьТвои водительские права!»
«Я протянул и права тоже. Просмотрев оба документа,
патрульный возвратил их мне с улыбкой: «Пожалуй, Вы мо­жете ехать дальше, но пожалуйста, сбавьте скорость миль на пять. Во всяком случае, поздравляю!»
Пожалуй, это был первый (и, надеюсь, последний) слу­чай нарушения скорости за всю мою водительскую практику.
131
Получал ли я удовольствие от написания научно­-популярных книг? Да. Считаю ли я это своим главным заня­тием? Нет. Мой главный интерес состоит в том, чтобы ста­вить и решать проблемы природы, будь то физические, аст­рономические или биологические. Но чтобы «продвинуться»
в научиом исследовании, нужно вдохновение, нужна идея.
Но хорошие, вдохновляющие идеи появляются не каждый
день. Когда у меня нет новых идей для продолжения рабо­ты, я пишу книги; когда приходит плодотворная научная идея, процесс написания книг идет медленно. Во всяком
случае, как я уже говорил, я опубликовал в целом двад­цать научно-популярных книг и две еще находятся сейчас в
работе — одна пО космологии и эта автобиография. Попу­лярные книги принесли мне Калинговекую премию в 1956 г.за популяризацию науки (присуждается ЮНЕСКО), результа­том которой стала очень интересная и приятная лекционная
поездка в Индию и Японию. Если включить сюда три научных
труда по ядерной физике, будет двадцать пять книг; этого
вполне достаточно для одной человеческой жизни. Я не собираюсь писать еще книги. Одна из причнн этого состоит в
том, что я написал практически обо всем, что знаю. Но
есть слабая надежда, что я смогу опубликовать поваренную
книгу или руководство по охоте на крупного зверя.
Люди часто спрашивают меня, как я пишу книги, которые
пользуются таким успехом. Пожалуй, это большой секрет,
такой большой, что я и сам его не знаю!

 

ПРИМЕЧАНИЯ
1) Отсюда следует первоначальное намерение Дж. Гамова опубликовать эту книгу ко дню своего 65-летия, до кото­рого он не дожил. — Ю.Л.
2) Здесь Дж. Гамов ошибся. На самом деле покушение бы­ло на министра юстиции И. Г Щег.’ювитова. — Ю. Л.
З} Leonid Andreyev. The Seven Who Were Напgеd. New York: J.S. Ogilvie,1909.
4) В действительности он назвался Марио Кальвина.
5) Leon Trotsky. Му life. New York: Charles Scribner’s Sons, 1930, р. 74. (Русский перевод: л.Троцкuй Моя жизнь. Опыт автобиографии. — М.: Панорама, 1991. -624 с.)
После вступления в коммунистическую партию Бронштейн изменил свою фамилию на Троцкий, которая была первона­чально сценической фамилией его матери — популярной акт­рисы одесских театров. (Этому высказыванию Г. Гамова нам не удалось найти подтверждения в исторических источни­ках. — Прuмеч.ред.)
б) Одесса была свободным портом. [Эти строки — из «Отрывков из путешествия Онегина». См.: Пушкин А. С. ПСС’ iI 10 т., 1957. Т. 5. С. 205. — Ю.л.)

КРАТКАЯ ХРОНОЛОГИЯ ЛИЧНОЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ДЖОРДЖА ГАМОВА (1904 — 1968)

1904, 4 марта
1920, 4 мая
1920 — 1921
1922, сент. — 1924, нояб.
1925, дек. — 1931, сент.
1928, июнь — сентябрь
1928, 29 июля
1928, окт. — 1929, июнь
1929, 7 февраля
1929 — 1930
1930 — 1931, сентябрь
1930 — 1932
1931, сентябрь — 1933 1931, 1 ноября
1931, 17 декабря
1932, 29 марта
1933, сентябрь
1933, октябрь
1933 — 1934
(зима и весна)
1934 (лето)
1934 (конец) — 1956
1935, 4 ноября
1938, 29 апреля
1939
40-е — 50-е 1948, 1 апреля
1951
1953
1954
1954 — 1956
1956
1956 — 1968
1958
1965
1965 (конец)
1968, 20 августа
1990, 12 марта
в семье учителей гимназии родился Георгий, в детстве в кругу семьи — Юрий (Одесса, Россия).
Окончил семь классов реального училища (Одесса).Студент Новороссийского университета (Одесса).Студент физико-математического факультета Ленинградского университета.
Аспирант ЛГУ.
Научная командировка в Гёттинген (Германия).
Закончена основополагающая работа по теории а-распада.
Стипендиат Института теоретической физики Н. Бора (Копенгаген).
Выступление в Королевском обществе (Лондон).
Рокфеллеровский стипендиат Кембриджского университета (Англия).
Стипендиат Института теотической физики Н Бора (Копенгаген).
Издание первых монографий по теории атомного ядра.
Доцент Ленинградского госудap.университета, старшии научныи сотрудник Радиевого, Физико-те’хнического и Физико-математического институтов (Ленинград).Зарегистрирован брак с (Ро») Л. Н. Вохминцевой (Москва).
Кандидатура Г. А. Гамова выдвинута Радиевым институтом
для избрания в член-корр. Академии наук СССР (Ленинград).
Избрание Г.А.Гамова членом­корреспондентом Академии
наук СССР, тогда самого молодого среди членов академии.
Доклад «Квантовые уровни ядра» на 1-й Всесоюзной конференции по атомному ядру (Ленинград).
Выехал (вместе с женой) на 7 -й Международный Сольвеевский конгресс по атомному ядру в Брюссель;из командировки не вернулся.
Стипендиат Института П. Кюри (Париж);приглашенный про­фессор Лондонского университета (Англия).Лектор Мичиганского университета (США).
Профессор Университета Дж.Вашингтона (США).
Родился сын Рустем — Игорь.
Исключен из числа членов-корреспондентов АН СССР.
Опубликована первая научно­популярная кннга; в дальнейшем опубликовал 20 таких книг н учебных пособий, которые переведены на многие языки мира.
Эпизодическое участие в Манхеттенском проекте по созда­
нию и испытанию атомного и водородного оружия, а также
в ряде военных проектов армии США.Публикация статьи совместно с Р. Альфером  (а-в-у ­теория), положившей начало серии публикаций по теории «горячей Вселенной».
Избран почетным членом Датской академии наук.
Теоретическая оценка Дж. Гамовым температуры реликтового излучения (~ 7 К).
Приглашенный профессор Калифорнийского университета (Беркли, США).
Написана серия работ по принципу расшифровки генетического кода ДНК
Расторгнут брак с Л. Н. Вохминцевои.
Профессор Колорадского университета (США).
Зарегистрирован брак с Барбарой Перкинс (<<Перки»).
Экспериментальное открытие А.Пензиасом и Р.Вильсоном реликтового излучения (3 К),
предсказанного Дж. Гамовым и почти точно им оцененного.
Избрание членом Черчилльского колледжа Калифорнийского университета (Англия).
Скончался в Боулдере (США), где и был похоронен.
Восстановлен (посмертно) членах АН СССР.
При-меч-ания

 

ПУБЛИКАЦИИ Г.А.ГАМОВА
1. Sur 1а theorie de ondes de phases de L.  de Broglie/ / — С. R. Acad. Sci., Paris. — 1926 (13  Nov.) — V. 183, Р. 875 — 876.

2. (Совместно с Д.Д.Иваненко) Zur Wellentheorie der Маterie/ / Zeitschr. f.  Physik, 1926 (16  Nov.) — Bd 39. — S.  865 — 868.

3. (Совместно с В.К.Прокофьевым). Anoтale Dispersion ап den Linien der Hauptserie  des Ka1iuтs  (Verhaltnis der Dispercions des ,foten  und  vio1etten  DubIetts): Zeitschr. f.  Physik. — 1926.- Bd 44.-S.  887 — 892;

Аномальная дисперсия в главной серии калия;  отношение  дисперсионных  констант  красного и  фиолетовых дублетов/ /  — Тр. ГОИ. — 1928. — Т. 4,  Вып. 36.

  1. О движенни неконсервативных систем с одной степенью свободы/ /  — ЖРФХО.-1926.- Ч. физ.,  Т. 58, Вып. ЗА, — С. 477 — 482.
  2. (Совместно с Л.Д.Ландау и Д.Д. Иваненко). Универсальные постоянные и граничные переходы/ / ЖРФХО — 1928. — Т. 60. — С. 13 — 17.
  3. Zur Quantentheorie des Atomkernes/ / Zei tschr.  I. Physik.  — 1928. — Bd 51.-S.  204 — 212 (поступила в редакцию 2· августа 1928 г.).
  4. The quantum theory of nuclear  disintegration/ /  Nature.  — 1928. — У. 122. — Nov. 24. — Р.  805 — 806.
  5. (Совместно с Ф. Хоутермансом). Zur  Quantenmechanik des radiaktiven  Кеше / /  Zeitschr. f.  Physik. — 17. Dez., 1928 — Bd 52. — S. 496 — 509.
  6. Zur Quantentheorie der Atomzertrummerung/ / Zeitschr. f.  Physik. — 17.Dez., 1928. — Bd 52. — S.  510 — 515.
  7. Discussion оп the structure of atomic nuclei («Gene-гаl constitution of nucleus as collection  of а-рагticles» 46) /  /  Ргос.  Roy.  Soc. — 1929. — У. 123 А (Febr.  7). — Р. 386 — 387.
  8. Bemerkung zur Quantentheorie  des radioaktiven Zerfalls/ /Zeitschr.  {.  Physik.-1929, 25. Fёbг.- Bd 53. — S. 601 — 604.
  9. ИЬег die Struktur des Atomkernes/ / Physik. Zeitschr. — 1929 — Bd 30.
  10. Successive transformations/ / Nature. — 1929.- У.123, Аргil 30. — Р. 606.
  11. Mass defect сигуе and nuclear consitituion / /  Ргос. Roys. Soc.-1939.-У. 126 А, МагсЬ 3.-Р.  632 — 644.
  12. (Совместно с Дж. Чадвиком). Artificial disintegration Ьу alp~aparticles/ / Nature.-1930.-У. 126, July 13. — Р.  54.
  13. Fine structure of alpha-rays/ /Nature.- 1930.- У. 126 Sept. 13. — Р. 397.
  14. Атомное ядро и радиоактивность. М.;Л.: Гос. изд-во, 1930, 80 с.  (Из серии «Новейшие течения научной мысли»).
  15. Очерк развития учения о строении атомного ядра: Теория радиоактивного распада/ / УФН. — 1930. — Т. 10.  -С. 531 — 544.
  16. (Совместно с М.Делбруком). Ubergangswahrscheinlichkeiten уоп angeregten Кегпеп/ /  Zeitschr. {.  Physik.— 1930. — Bd 72, НеН 7, 8.
  17. Uber die Theorie des radioaktiven Zerfalls, der Zertrummerung und die Anregung durch Strahlen/ / Physik. Zeitschr. — 1931. — Bd 32, 1.  Sept. — S. 651 — 655. (Доклад, сделанный в Цюрихе в период  пребывания там 20 — 24 мая 1931 г.).
  18. Quantum theory of nuclear structure / / Reale Accademia d’Jtalia Fondazione Allessandro Уоltа.  АШ dei convegni 1:  Convegno Fisica nucleare,  Ottobre 1931. Roma, 1932, Р.  65 — 81.  (Г.А.Гамова не выпустили на 137 конгресс; доклад был зачитан М.Делбруком).
  19. Constitution о! atomic nuclei and radioactivity.-Oxford: Clarendon Press, 1931. 144 р.  (The  internatio-па! series of monographs оп physics. Generaled  R. Н. Fowler and Р. Kapi tza);  Строение атомного ядра и радиоактивность. М.;Л.: Гостехиздат, 1932.  (Опубликовано в августе 1933), 146 с.  (Сер.»Соврем. физика»), Der Ваи  des Atomkerns  und die Radioaktivitat.  lns deutsche uberts. уоп С. u.  F.  Houtermans. — Leipzig: Hirzel, 1932, 147 S.
  20. Radioactive disintegration and nuclear spin / / Natu-ге.  — 1932. — У. 129, Match 26. — Р. 470.
  21. Строение атомного ядра и превращение элементов / / СОРЕНА. — 1932. — Вып. 8. — С. 16 — 38.
  22. Очерк развития учения об атомном ядре/ / УФН. — 1932. — Т.  12.  — С. 31  — 43.
  23. Nuclear alpha-and-levels / / Phys. Zeitschr.  der Sovietunion. — 1932. — Bd 1.  — S.  433 — 435.
  24. Teoria quantica della struttura nucleare/ / Nuovo Cimento. — 1932, У. 9.  — Р.  XXXII — ХХХУ.
  25. Новая попытка понимания процесса распада / /  СОРЕНА. — 1932, Вып. 9  — 10, С. 117 — 119.
  26. Mechanism of excitation Ьу disintegration / / Nature. — 1933. — V. 131, January 14.  — Р.  57 — 58.
  27. Нейтроны и искусственное преобразование элементов / / Природа, 1933, Ng 1, С. 16 — 21.
  28. Проблема космических лучей/ / Природа.- 1933. — Ng 3  -4.  — С. 36 — 39.
  29. Космическая радиация/ /СОРЕНА.- 1933.- Вып. 1, С. 36— 56.
  30. Об образовании элементов в звездах/ / Успехи астрономических наук. — 1933. — Т.  2.  — С. 72 — 83.
  31. Nuclear energy  levels  / /  Nature. — 1933. — У. 131, March 25.  — Р.  433.
  32. L’Origine des rayons et les niveaux d’energie nucleaires /  /  lnst.  lntern.  Physique Solvay, Cons. Physi-138 que, Rapports et disсussiопs. — 1933. — У. 7,  Р.  231 — 288.
  33. Fuпdаmепtаl state of nuclear particles / /  Nature. -1933. — У. 131,  April 29. — Р. 618 — 619.
  34. Les поуаих atomiques/ / Annales de L’lnstitut H.Poin-саге, ОесеmЬег 1933.
  35. Теория Дирака и положительиые электроны / / СОРЕНА. -1933. — Вып. 8, С. 25 — 30.
  36. (Совместно с л. Д. Ландау).  Internal temperature  of stars/ /  Nature. — 1933. — У. 132, Oct. 7.  — Р.  567.
  37. Является ли протон элементарной частицей? / / СОРЕНА. — 1933. — Вып. 9,  С. 105.
  38. (Совместно с с.Розенблюмом). Les qiametres effectifs des поуаих radiactifs// C.R., Paris.-1933. — У.197, Оес. 18. — Р.  1620 — 1622.
  39. Очерк развития учения о строении атомного ядра/ /УФН. — 1933. — Т. 13.  — С. 46 — 57.
  40. Очерк развития учения об атомном ядре. Проблема распада/ / УФН. — 1934. — Т.  14.  — С. 389 — 406.
  41. Международный конгресс по строению атомного ядра / / СОРЕНА. — 1934. — Вып. 1.  — с.. 16 — 21.
  42. Quantum theory of nuclear structure:  International conference in  physics.- Lond., 1934. Papers and discussions: У. 1.  — London, J935. — Р.  60 — 71.
  43. Negative protons and nuclear structure / / Phys. Rev. — 1934. — У. 45, Мау 15. — Р.  728.
  44. General stаьЙitу. Problems of atomic nucleil /Papers and discussion of  the  lnternat ional  Conference  оп Physics. — London, 1934, У. 1.
  45. Modern ideas оп nulcear constitution/ /Nature.-V.133, Мау 19.  — Р.  744 — 747.
  46. ОЬег den heutigen Stand  (20  Mai 1934)  der Theoria des Zerfalls/ /  Phys. Zeitschr.-1934.- Bd 35, Р.  533 — 542.
  47. Isomeric nuclei?/ /  Nature. — 1934. — У. 133, June 2. — Р.  833.
  48. Искусственные радиоактивные элементы/ /СОРЕНА.-1934. — Вып. 6. — С. 3  — 7.
  49. Empirische Stаыlitаtsgгепzеп vоп Atomkernen/ / Zeitschr.  Phys. — 1934. — Bd 89. — S.  592 — 596.
  50. Nuclear spin of radiactive elements/ /Ргос. Roy.Soc., Ser. А. — 1934. — У. 146, Aug. 1. — Р. 217 — 222.
  51. The nеgаtivе ргоtоn/ / Nature. — 1935. — У. 135, Мау. — Р. 838 — 861. I
  52. Les поуаих atomiques / / Annales Inst.  Н. Poincare. -1935. — У. 5.  — Р.  89 — 114.
  53. Nuclear transformations and the origin о! the chemi-саl elements/ /Ohio Journal о! science.- 1935.- NO.5. — Р. 406 -» 413.
  54. Cinetique des пfасtiопs nucleares. — Paris: Негmапп, 1936.
  55. Possibility of selective phenomena {ог fast neutrons / /  Phys. Rev. — 1936. — У. 49, June 15. — Р. 946.
  56. (Совместно с Э.Теллером).  Selection rules {ог  the disintegration / /  Phys. Rev. — 1936. У. 49, June 15. — Р. 895 — 899.
  57. (Совм. с Ф. Блохом). Оп the probability о! гау emission/ /  Phys. Rev. — 1936. — У. 50, Aug. 1.  — Р. 260.
  58. Structure о! atmic nuclei and nuclear transformations (2nd ed. о! «Constitution о! atomic nuclei and radiactivity»). — Oxford: Clarendon Press, 1937,  270 р. (International series о! monographs оп physics).

62  (Совм.  с Э. Теллером).  Some generalizations  of  the transformation theory/ /  Phys., Rev. — 1937.-У. 51, Febr. 15.  — Р. 289.

  1. Uber den heutigen Stand (1.  Juni 1937)  der Theorie des Zerfalls / /  Physik. Zeitschr. — 1937. — Bd 38.  -S.  800 — 814.
  2. А star model with selectivethermo-nuclear source/ / Astro phys. Journal. — У. 87, March 1938. — Р. 206 -208.
  3. Nuclear energy sources and stel\ar evolution/ / Phys.Rev. — 1938. — V. 53, April 1.  — Р.  595 — 604.
  4. (Совм.·с Э.Теллером). The rate of selective thermonuclear reactionsllPhys. Rev.-1938.-V. 53, Аргil 1. — Р.  608.
  5. (Совм. с С. Чандрасекаром и М. Туве).  The ргоЫет of stellar energyll Nature. — 1938. — V. 141,  Мау 28. -Р.  982.
  6. Tracks of stel!ar evo!ution 1/ Phys. Rev. — 1938. -V.53, June 1.  — Р.  908.
  7. (Совм. с Э.Теллером). Оп the neutron соге of starsll Phys. Rev. — 1938. — V. 53, June 1.  — Р. 929 — 930.
  8. L’evolution des etoiles du point de vue de la  physique moderne. — Paris: Institut Н. Poincare, GauthierVillars.-1938, 19 р.;  Annales de l’Institut  Н.Роiлсаге. — 1938. — У. 8, July.  — Р. 193 — 215.
  9. Tentative theory of novael/ Phys.Rev.-1938.-У. 54, Sept. 15.  — Р.  480.
  10. Zusammenfassender Berlcht. Kernumwandlung als Епегgiequelle der Sterne/ I  Zeitschr. f.Аstгорhуsik.-1938. — Bd 16.  — S.  113 — 160, Р.  379.
  11. The energy-producing reaction  in the Sun / /  Astrophys. Journ. — 1938. — Oct. 1.
  12. Nuclear energy sources and stellar evolutionl/ Phys. Rev. — 1938. — У. 53. — Р. 595 — 604.

75  (Совм. с Э.Теллером). Energy poduction in  red  giants 1/ Phys. Rev. — 1938. — У. 53. — Р. 719.

  1. Mr.Tompkins in wonderland, or stories of с,  G and h; 111.  Ьу John Hookham. — London: Cambridge University Press, 1939, 92 р.
  2. (Совместно с Э.Теллером). The expanding universe and the origin of the great nebulae / /  Nature. — 1939. -У. 143, Jan.  21  (March 4). — Р. 116 — 117 (375).
  3. (Совм. с К. Критчфилдом).  The shell source  stellar mode! / /  Astrophys. Journa!. — 1939. — У. 89, March. — Р.  244 — 254.
  4. (Совм. с Э.Теллером). Оп the origin of gгёаt nebulae / / Phys. Rev.-1939.-V. 55,  April 1.-Р.  654 — 657.
  5. Physical possibilities of stellar evolution / / Phys. Rev. — 1939. — V .. 55, April 15.  — Р.  718 — 725.
  6. (Совм.с Э. Теллером). Energy production in red  giants / /  PI1YS.  Rev. — 1939. — V. 55, April 15.  — Р. 791.
  7. Evolution о! red giants / /  Phys. Rev. — V. 55, April 15. — Р. 796 — 797.
  8. The energy-producin reaction in the Sun/ /  Astrophys. Journ.  — 1939. — V. 89. — Р.  130 — 133.
  9. Nuclear reactions in stellar evolution / / Nature.-1939.-V. 144, Sept. 30 — Oct. 7.-Р.  575 — 577, 620 — 622.
  10. The birth and death  of the Sun:  Stellar evolution and  subatomic energy;  111.  Ьу the author. — N. У.: Viking Press, 1940, 238 р.
  11. The evolution of the stars/ / Nature.-1940. — V.145. — Р.  97.
  12. Basic priciple о! the new mechanics/ /Scientific Мопthly.  — 1940. — V. 51.  — Р. 358 — 364.
  13. (Совместно с М. Шенбергом). The possible role of пеиtinos in stellar evolution/ /  Phys. Rev. — 1940, — V. 58, Dес. 15. — Р.  1117.
  14. Concerning the origin о! chmical elements/ / J.of the Washington Academy of Science, V. 32.
  15. Biography of the Earth: Its past,present and future. — Lond.; N.-Y.; Toronto: Viking Press, 1941, 242 р.
  16. Relative importance о! different elements {ог eneutrino production/ / Phys. Rev.-1941.- У. 59, April 1. — Р. 617 — 618.
  17. (Совм. с М. Шенбергом). Neutrino thecry о! stellar collapse/ / Phys. Rev. — 1941. — V. 59, April 1.  — Р. 539 — 547; Amer. astron. Soc., РиЫ. — 1941. — V. 10.  — Р.  126 — 130.
  18. How stars аге born/ / American Weekly.-1941.-June 22.
  19. Our sun is boundn to  explode / /  Popular Astronomy. -1941. — V. 49. — Р. 360 — 365. 142
  20. Мапу тоге world \ike ours?/ /  American Weekly.-1942. — Jan.  4.
  21. Neutrinos versus supernovae/ / Science Monthly.-1942. — У. 54. — Р. 65 — 70.
  22. Contractive evolution of massive stars / / Astrophys. J.  — Nov. 1943. — У. 98, Nov. — Р.  498 — 500.
  23. Мг. Tompkins explores the atom. — N. У.: The Мастillаг Со., 1943, 97 р.
  24. Оп WC and WN stars / / Astrophys. J.  — 1943. — У. 98, Nov. — Р.  500.
  25. The evolution of contracting stars / /  Phys.  Rev. -1944. — У. 65, Jan.  l_and Jan. 15. — Р. 20 — 33.
  26. (Совм. с Дж. Кемером). А shell source model for  red giant stars/ /  Rev. о! Modern Physics.-1945.-У.17. — Р. 125 — 137.
  27. The red-giant stage о! stel\ar evolution/ /Phys. Rev. — 1945. — У. 67. — Р. 120.
  28. (Совместно с Дж.Хинеком). Recent progress in astrophysica/ / ApJ. — 1945. — У. 101,  March. — Р. 249.
  29. Atomic energy in cosmic and human lifе:  Fifty years of radio-activity.  — N.Y.: The МасМilIап Со., 1946, 161  р.
  30. Rotating universe?/ / Nature. — 1946.- У. 158, Sept. 13.  — Р. 549.
  31. (Совместно с Р.Алфером и Г. Бете). Expanding Universe and the origin оf elements / / Phys. Rev. — 1946. — У. 70, Oct. 1. — Р. 572 — 573; Erratum: Phys. Rev. — 1947. — У. 71, Jan.  15. — Р. 273.
  32. Опе, two, three …  infinity:  Facts and speculations of science;  111. Bу the author.-N.Y.: Viking Press. 1947, 340 р.
  33. Probability of nuclear meson-absorption/ / Phys.Rev. — 1947. — У. 71,  April 15.  — Р.  550 — 551.
  34. (С08М. с Р.Алфером и Г.Бете). The origin оf chemiсаl elements//  Phys. Rev. — 1948. — У. 73,  April 1. — Р.  803 — 804.
  35. Galaxies iл flight 11 Sсiелtifiс Аmегiсал. — 1948, July.
  36. The огigiл of еlеmелts алd the sерагаtiол of galaxiesll Phys. Rev.-1948. — V. 74, Aug. 15  — Р.  505- 506.
  1. Огigiл of the  icell Sсiелtifiс Аmегiсал.-1948, Oct.
  2. The evolution о! the Universe 11 Nature. — 1948. -V. 74, Oct. 30. — Р. 680 — 682, 688.
  3. (Совм. с Р.Алфером и Р.Херманом). Thermonuclear re-асtiолs in the ехралdiлg Universell Phys.Rev.-1948. — V. 74, Nov. 1.  — Р. 1198 — 1199.
  4. Mixed types о! stellar populationsll Nature.-1948. — V. 162,  Nov. 20. — Р. 816.
  5. (Совм. с Дж. Белцером и Дж. Келлером). General stability-ргоbIеms о! atomic nuclei 11 Ргос., Scientific computation forum. — N.Y.: IВМ Сограгаtiол, 1948. -Р. 67 — 69.
  6. Sun’s atomic Уиеl 11 Science Jllustrated. — 1948. —V. 2.
  7. Reality о! леutгiпоsll Physics Today. — 1948.-V.1, N2 3, 4 — 7. — Р. за.
  8. Universal sрiл 11 Newsweek, — 1948. — V. 28.
  9. (Совм. с К. Кричфилдом) Theory о! atomic nuclear and nuclear energy sources. (Being the Зd ed.  of Structure of atomic лuсlеаг transformations).  — Oxford: Сlагелdоп Press,  1949,  344 р.  (The  International series  о! monographs оп physics).
  10. (Совм. с Р.Алфером и Р.Херманом). Оп the origin о! the elementsll Phys. Rev. — 1949. — V. 75, Jan.  15. — Р. 332.
  11. (Совм. с Р.Алфером и P.XepMaHoM)11 Phys. Rev.-1949. — V. 75. — Р. 701.
  12. Оп relativistic cosmologyll Rev. Mod. Phys. — 1949. — V. 21. — Р.  367 — 373.
  13. Die Existenz der Neutrinosll Physikalische Blatter. — 1949. — Bd 5, Heft 5. — S.  108 — 114.
  14. Апу physies tomorrow?/ / Physies Today. — 1949. — V. 2 (1).  — Р. 16 — 20.
  15. Supernovae/ / Seientifie American. — 1949 — Оее.
  16. Near the end?/ / Time. — 1949. — У. 53.
  17. (Совм. е К-Лонгмэром).  РгоЫет of red  giants  and depheid variables/ /  Phys. Rev.-1950.-У. 79,  Aug. 15,  — Р. 743 -744.
  18. (Совм. с Дж. Белцером и дж. Келлером). Оп the stellar dynamics о! spherieal galaxies/ / Ap.J.-1951.-V.113, Jan.  — Р. 166 — 180.
  19. Hydron exhaustion and explosions о! stars/ / Nature. — 1951. — V. 168, July 14, — Р. 72.
  20. The origin and evo!ution of the  universe /  /  Ameri-сап Scientist. — 1951. — У. 39. — Р. 393 — 40б.
  21. Wi!! our Sur ever exp!ode?/ / Рroс. Amer. Acad. Arts and Sci. — 1951. — V. 79. — Р.  291  — 294.
  22. The creation о!  the Universe. — N.Y.:  The Vi·king Press, 1952, 147 р.
  23. The го!е о! turbulenee in  the evo\ution о! the Universe/ /Phys.Rev.- 1952. — V. 8б, Apri\ 15. — Р.251.
  24. Turbulence in spaee / /  Scientific American. — 1952, June.
  25. Mr.Tompkins learns the facts оf life. — Lond.: Саmbridge University Press, 1953, 88 р.
  26. The Мооп: I!l. Ьу Bunji Tagawa. — N.Y.: Непгу Schu-тап, 1953, 188 р.
  27. Expanding Universe and origin of galaxies. — Корепhagen, 1953, 13 р.
  28. (Kgl. Oanske  Videnskabernes Selskab.  Math-fysiske Meddeleiser, Bd 27, No. 10).
  29. Origin о! proto galaxies / /  Astronom. J.  — 1953. -V. 58. — Р.  39.
  30. Start of things/ /  Newsweek. — 1953. — У. 39.
  31. Possible relation between ONA and hte protein structures/ / Nature.-1954.- V. 173,  РеЬг. 13.-Р. 318.
  32. Оп the formation of protogalaxies in  the  turbulent primordial gas/ /  Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. — 1954. — V. 40, June 15. — Р. 480 — 484.
  33. Оп the steady-state theory of the Universe / /  Ast-гоп. J.  — 1954. — V. 59. — Р. 200.
  34. Modern Cosmology/ / Scientific American, March 1954.
  35. Turbulent origin of galaxies/ /Ргос. Nat. Acad. Sci. — 1954. — V. 40.
  36. Numerology of polypeptide chains/ /. Science. — 1954. — V. 120, Nov. 12. — Р.  779 — 780.
  37. Possible mathematical re!ation between  deoxyribonuc!eic acid ргоtеiпs.-Корепhаgеп:Мuпksgаагd, 1954, 13 р.  (Det  kg!.  Danske Videnskabernes Se!skab. Bio-!ogiske Meddelelser, Bd 22.  No. 3).
  38. Оп information transfer {гот nuc!eic acids  to  ргоteins/ /  Biologiske Medd., Kgl. Danske Vid. Selskab. — 1954/55. — V. 22, No. 8. — Р. 3 — 7.
  39. (Совм. с М. Икасом). Statistica! corre!ation о! ргоtein and ribonuc!eic acid composistion/ / Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. — 1955. — V. 41.  — Р.  1011 — 1019.
  40. Topological properties of coiled Ьеliсаl system / / Ргос. Nat. Acad. Sci. USA.-1955.- V. 41.- Р.  7-9.
  41. Information transfer in the living celJ / /  Scientific  American. — 1955, Oct.
  42. (Совм. с А. Ричем и М. Икасом). The ргоЫет о! information transl~T lтот the nuc\~ic acids to ‘PTot~ins / / Advances in Biological and Medical Physics.-1956.

— V. 4.  — Р. 23 — 68;  Проблема передачи информации от нуклеиновых кислот к белкам/ /  Вопросы биофизики: Пер. с анrл.  под ред.  проф. Г.М.Франка.· — М.: ИЛ, 1957. — С. 205 — 263.

  1. Physics о! the expanding universe / / Vistas in Ast-гопоту.- Lond.; N.Y.: Pergamon Press.-1956.- V. 2.
  2. Evolutionary Universe/ / Scientific American.-1956. -, Sept.
  3. (Совм. с Дж. Белцером и Дж. Келлером).  Dynamics  01 elliptical  galaxies/ /  Vistas in  Astronomy: V. 2.  -146 Lond.; N. У.,  1956; J.of atmospheric and terrestrial physics, suppl.  4.  — Р.  1726 — 1732.
  4. (Совм. с А. Доунсом, С. Шпигельманом,  П. Ньюнкарком, Д.Харкером, М.Судаком). Nucleoproteins/ /  J.ce!!ular and comparat. phYsiol. — 1956 .. — V. 47,  suppl.  1.  -Р.  103 — 112.
  5. (Совм. с Х. Йоккеifем,  Р. Плацманом,  Г. Квастлером). The physics  of  the expanding Universe / /  Syтposium оп information  theory  in biology, GatIinburg, Тепп. — 1956. — L.; N.Y., 1958. — Р.  59 — 63.
  6. (Совм. с к.Эрикке). А rocket around the Мооп/ /  Scientific American. — 1957, June;  Miteiner Rakete» ит den Mond/ /  Vasiona. — 1957. — V. 5. — Р.  68 — 71.
  7. (Совм. с М. Штерном). Puzzle-Math. Draw. Ьу Rebecca Files.-Lond.; N.Y.:The МасМil!ап Со., Viking Press, 1958, 199 р.
  8. Matter, Farth and sky.- N. У.: Prentice-Ha!!, 1858, 593 р.
  9. The principle of uncertainty/ / Scientific American. — 1958. — Jan.
  10. The creation of the Univeгse / /  The Sewanee Review, Summer, 1958.
  11. (Совм. с М. Икасом). The cryptographic approach  to the  ргоЫет  of protein synthesis / /  Das Universum. Unser Bild vom Weltall (Ubersetz.aus dem Amerikan). — Wiesbaden, 1958.
  12. The exclusion principle / /  Scientific  American.-1959. — July.
  13. (Совм. с Дж. Клевелэндом). Physics: Foundations and frontiers.- N. У.:Prentice-Hal!,1960, 551р.
  14. Der junge Niels Bohr:Zum 75. Geburtstag, nach Erinnerungen/ / Physikalische ВlaHeг. — 1960. — Bd 16.— S.  525 — 527.
  15. Biography of physics:  With draw.  Ьу the author. -N. У.:  Нагрег and Row, 1961, 338 р.
  16. The atom and  its nucleus. — N.Y.:  Prentice-Hall, 147 1961, 153 р.
  17. ОгауНу/ / Scientific American. — 1961. — March.
  18. Remarks оп Lorentz contraction /  /  Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. — 1961. — У. 47. — Р.  728.
  19. (Совм. с В. Бриттином). Negative entropy and photosynthesis/ /  Proc. Nat. Acad. Sci. USA.-1961.- УА7 — Р. 724 — 727.
  20. The heart оп the other side/ / University of Colorado Literary Magazine. — Spring 1961. — У. 72.
  21. Gravity: Classic and modern views. 111. Ьу the аиthor.  — N. У.:  Doubleday and Со., 1962, 157 р.
  22. The physical sciences  and technology /  /  The Great Ideas Today: — Chicago: Encycl. Brit., 1962.
  23. А planet called Earth: А biographical sketch of its past, present and future.  — N.Y.: The Viking Press, 1963, 257 р.
  24. The origin of the life/ /Trans.  of the Bose Research Institute Calcutta. — 1963. — У. 24.
  25. What is life?  Trans.of the Bose Research Institute, Calcutta. — 1963. — У. 24.
  26. Niels Bohr, the тап who explained the atom/ /  Scien-се Digest. — 1963. — Мау.
  27. Epilogue. Оп lunar theory / /  The Hopkins Manuscript Ьу R.C.S Sheriff. — N. У.:  МасМillап, 1963.
  28. А star called  the Sun. — N.Y.:  The Viking Press, 1964, 208 р.
  29. Мг. Tompkins in  paperback: Ill.  Ьу  the author and J.Hookham.- N.Y.: Cambridge University Press, 1965, 185 р.
  30. А new survey of universal knowledge/ /  Encyclopaedia Britannica: У. 6. — Chicago; London; Toronto, 1965. — Р. 578 — 582 («Cosmogony»).
  31. Thirty years that shook physics: The story of quantum theory:  111.  Ьу the author. — N.Y.:  Doubleday and С?, 1966, 224 р.
  32. Cosmological theories  of the origin  of  chemical elements / /  Perspectives  in  modern physics, Essays in  honor of H.A.Bethe.-N.Y.: John Wi1ly Dwel Sons, Interscience Publishers, 1966.
  33. (Совм. с М. Икасом). Мг. Tompkins inside himself: Adventures in the new biology/ With ill.  Ьу G.Gamow. — N.Y.: The Viking Press, 1967, 274 р.
  34. Does gravity change with time? / /  Ргос.  Nat. Acad. Sci, USA.-1967.-V. 57, Febr. 15.-Р. 187 — 193.
  35. Electricity, gravity  and  cosmology / /  Phys. Rev. Letters. — 1967. — V. 19, Sept. 25  and  Oct. 23. -Р. 759 — 761, 913;  Errata: Ibid.  — Р. 1000.
  36. Variability of elementary charge and  quasistellar objects/ /  Phys. Rev. Letters. — 1967. — V. 19, Oct. 16. — Р. 913 — 914.
  37. Нistory of the Universe and two  letters  to  РЫl / / Science. — 1967. — У. 158. — Р. 766.
  38. Surface tension and the contraction  of  muscles/ / Proc.Nat.Acad.Sci. USA. — 1967. — V. 57. — Р. 187.
  39. Case о! the vanished correlation in statistics  о! quasistellar  objects / /  Nature. — 1967. — V. 216, Nov. 4.  — Р. 461  — 462.
  40. History о! the universe/ / Science .  ..,:’  1967.-V. 158. — Nov. 10.  — Р.  766 — 769.
  41. (Совм. с Р.Алфером и Р.Херманом).  Thermal’ cosmic radiation and the formation о! protogalaxies/ /Ргос. Nat.Acad.Sci. USA.-1967.- V. 58.-Р.  2179 — 2186.
  42. Observational properties  of the  homogeneous  and isotropic expanding Universe / /  Phys. Rev. Letters. — 1968. — У. 20, June 3. — Р. 1310 — 1312.
  43. Комбинаторные принципы в генетике/ / Прикладная комбинаторная математика: Сб. статей под ред. Э. Беккенбаха;  Пер. с англ. под ред.  М.Е. деза. — М.: Мир, 1968. — С. 289 — З08.
  44. Naming the units/ /  Nature.-1968.-V. 219, Aug. 17. — Р.  765.
  45. (Совм. с Р.Алфером). А possible  relation  between cosrnological quantities and  the characteristics of elernentary particles/ /  Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. -1968. — У. 61.  — Р.  363 — 366.
  46. Nurnerology Qf the constants of nature / /  Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. — 1968. — У. 58.
  47. Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. — 1968. У. 59. — Р. 313.
  48. (Совм. с Р.Алфером) Proc.Nat.Acad.Sci. USA. — 1968. — У. 61. — Р.  263. 202.  Оп the origin  of galaxies / /  Properties  of niаНег under unusual conditions. Е. Teller  60th  birthday volurne. — N.Y.: John Wiley and Sons,  Interscience Publishers, 1968.
  49. Basic principles of the new rnechanics/ /Science Мопthly.  — У. 51.
  50. Му world line: Ап inforrnal  autobiography. — N. У.: The Viking Press. — 1970. — Р.  178

 

Комментарий (1а), логика развития :

Публикации Гамова начинаются с анализа 1926 г. волн Де Бройля (1), материи, с Иваненко (2) и экспериментов по  дисперсии линий спектра К (3). Следующим шагом стали (Совместно с Л.Д.Ландау и Д.Д. Иваненко). Универсальные постоянные и граничные переходы/ / ЖРФХО — 1928. — Т. 60. — С. 13 — 17. (Совместно с Ф. Хоутермансом, 1928 – В этом же году его главные работы по а-распаду («Geneгаl constitution of nucleus as collection  of а-рагticles» вышла в 1929. – как и успех трансмутации (Successive transformations/ / Nature. — 1929.- У.123, Аргil 30. — Р. 606), и Совместно с Дж. Чадвиком. Artificial disintegration bу alpa-particles/ / Nature.-1930.-У. 126, July 13. — Р.  54. Fine structure of alpha-rays/ /Nature.- 1930.- У. 126 Sept. 13. — Р. 397. Совместно с М.Делбруком, когда Г.А.Гамова не выпустили на 137 конгресс; тот читал его доклад

В СССР тогда же Атомное ядро и радиоактивность. М.;Л.: Гос. изд-во, 1930, 80 с.  (Из серии «Новейшие течения научной мысли»). Очерк развития

 

Г.А. Гамов в теоротделе НИФИ (при ЛГУ)…изучение связи вращательного момента ядра с его
структурой. За отчетный период было сделано следующее:
1. Исследован вопрос о вращательных моментах радиоак­тивных ядер и дан метод оценки их по аномалии ядерных радиусов. Напечатано в Nature в марте [19]32 г.
2. Сделано несколько неудачных попыток объяснения наблюдаемых значений ядерных моментов на основании нейт­ронной гипотезы о структуре ядра.
3. Исследована связь между изотопным смещением спект­ральных термов и коэффициентом внутреннего обращения гамма-лучей. Найдено, что оба явления приводят к одному
И тому же размеру области аномальных сил вблизи ядра. К концу отчетного года Г.А.гамовым совместно с В.А.Фоком и [А. п.] Александровым начаты работы по вычислению модели
ядра по методу Хартри.
Разбирался вопрос о наиболее рациональном схематизи­ровании потенциальной энергии двух альфа-частиц. Модель «прямоугольной коробки» оказалась неподходящей. Рацио­нальными были признаны модель «ведра» (с пологими стен­ками) и модель «экспоненциальной ямы» V (r) = ехр (-ar2) (работа продолжается) …
В НИФИ …состоялось 30 собраний, на которых
были сделаны следующие доклады: Гамов — «Поглощение жестких гамма-лучей», «Резонансное разложение алюминия альфа-частицами», «Нейтроны и строение ядра атома», «О космических лучах» … » [ЦГАОР Jlенинграда, ф. 7240 оп. 14, д. 1861, л. 13, 18, 26.]

ПЕРЕПИСКА: [ЦГ ЛОР, фонд р-7668, опись 1, ед. хр. 1963, л. 1 — 15].
«L’lnstitute de Radium 11 гие P.Curie, Paris В Комитет по заведованию учебными заведениями
4 November 1933 при ЦИК’е СССР (Москва)
Во время пребывания в Брюсселе на Сольвей-Конгрессе,
посвященном физике атомного ядра, мною был получен ряд
приглашений принять участие в научной работе крупнейших
институтов, занимающихся физикой ядра. Согласно этим
приглашениям я имею возможность посетить Радиевый инсти­тут Парижского университета, Кавендишскую лабораторию в Кембридже и Институт теоретической физики в Копенгагене,
что является чрезвычайио важным для моей дальнейшей на­учно-исследовательской работы.
Ввиду вышесказанного я прошу продолжить мою загранич­иую командировку на срок до 1-го октября 1934 г., Т.е. на срок годности моего заграничного паспорта. Ответ про­шу направить, по возможности скорее, по вышеуказанному адресу.
(Получено ЦИК’ом СССР 12 ноября 1933 г.) «В Академию наук Союза ССР Д. NQ УЧ 061/2 от 16 ноября 1933 г. Г.Гамов.»
От члена-корреспондента Академии наук проф. Гамова,
находяшегося в настоя шее время в Брюсселе на Сольвей­Конгрессе, получено ходатайство о разрешении ему продол­жить заграничную командировку без дополнительных валют­
ных ассигнований на срок до 1-го октября 1934 г.
Ученый комитет просит Вас срочно дать заключение по
возбужденному проф. Гамовым ходатайству.
Приложение: Копия письма проф. Гамова.
Зав. Сектором науки Ученого комитета (В. Т. Тер-Оганезов, чл. -корр. АН Г. АТамова)>>

204 … продление заграничной командировки  до 1-го
октября 1934 г. может быть очень полезным …

Отчет о заграничной командировке ГУС при ЦИК’е СССР Москва с 1 октября 1933 г. по 1 мая 1934 г.
Будучи командированным за границу для участия в Международном Сольвеевском конгрессе по строению атомного ядра, я прибыл в Брюссель 22 октября к началу работ Кон­гресса. На Конгрессе я прочел доклад «Квантовые уровни атомного ядра и -у-лучи» И участвовал в дискуссиях, ка­сающихся различных вопросов физики атомного ядра.
После окончания Конгресса я поехал в Париж, где по приглашению Института математики и теоретической физики им. А. Пуанкаре (при Парижском университете) прочел четы­ре лекции о современном положении ядерной физики. Во время пребывания в Париже я также принимал участие в работах Радиевого института (Парижского университета) и
напечатал совместно с Б. Розенблюмом статью «Les diametres effectifs des поуаих radioactifs» (C.R., vo!. 197, р. 1620).
В начале января я посетил мировой центр работ по рас­щеплению атомного ядра Кавендишскую лабораторию Кем­бриджского университета, где прочел для сотрудников Ла­боратории ряд докладов о теории расщепления атомных ядер и участвовал в ряде дискуссий по проводящимся В Лабора­тории работам. Пребывание в Кембридже и разговоры с ди­ректором Лаборатории проф. э. Резерфордом дало мне много ценных сведений и материала для дальнейших теоретических
исследований.
С марта месяца я работаю в Институте теоретической физики Копенгагенского . университета под руководством проф. Н. Бора. За это время мною отправлены в печать работы по теории ядра:
1) «Nuc!ear spin of radioactive e!ements» (Ргос. Roy. Soc.);
2) «Negative protons and nuclear structure» (Phys. Rev.);
3) «Empirische Stabi!itatsgrenzen von Atomkerne» (Zs. f Phys.).
В настоящее время я подготавливаю работу о механичес­ких и магнитных моментах атомных ядер в связи с возмож­ностью существования отрицательных протонов.
В прошедшие полгода мною также написан ряд обзорных статей:
1) «Отчет о Сольвеевском конгрессе по атомному ядру (печатается в [журнале] «Сорена»);
2) «Есть ли протон элементарная частица?» (послано в Отдел науки и техники Московских известий 55);
3) «Современные теории (3- распада» (печатается в Усп. Физ. наук).
l-е мая 1934 г. Г.Гамов
Blegdamsvej 15, Kopenhagen.»
«В Академию наук СССР, 20 мая 1934 г.
Командированный в прошлом году Б Брюссель на Сольвей­Конгресс проф. Г.А Гамов прислал в Ученый комитет отчет о командировке за время с 1 октября 1933 г. по 1 мая 1934 г. с просьбой сообщить ему о результата’х возбужден­ной им просьбы о продлении его зарубежной командировки. …Академия считает совершенно необходимым возвращение Г. А. Гамова на работу в Физико­-математический институт не позднее 1 сентября с. г.
Непременный секретарь академик В. Волгин …

В 1932 г. Обсуждаются вопросы спина ядер (Radioactive disintegration and nuclear spin / / Natuге.  — 1932. — У. 129, Match 26. — Р. 470.) и уровней, в 1933 — Нейтроны и искусственное преобразование элементов, Проблема космических лучей/ / Природа.- 1933. — № 1 и 3  -4. Космическая радиация (СОРЕНА) и Об образовании элементов в звездах/ / Успехи астрономических наук. — 1933. — Т.  2.  — С. 72 – 83) — что стало основой в будущем, в т.ч. совместно с Л.Д. Ландау  Internal temperature  of stars/ /  Nature. — 1933. — У. 132, Oct. 7.  — Р.  567.

СОРЕНА. -1933. — Вып. 8-9 дает теории частиц: Теория Дирака и положительиые электроны, и Является ли протон элементарной частицей?

Основанием для этого стало открытие его момента, из античастиц поставило вопрос антипротона — Negative protons and nuclear structure / / Phys. Rev. — 1934. — У. 45, Мау 15. — Р.  728.), что он связал с изомерами (Isomeric nuclei?/ /  Nature. — 1934. — У. 133, June 2. — Р.  833).

Следующая тема — Искусственные радиоактивные элементы/ /СОРЕНА.-1934. — Вып. 6. — С. 3  — 7.) и их спин (Nuclear spin of radiactive elements/ /Ргос. Roy.Soc., Ser. А. — 1934. — У. 146, Aug. 1. — Р. 217 — 222.

В 1935 он подводит итоги, в The nеgаtivе ргоtоn/ / Nature. — 1935. — У. 135, Мау. — Р. 838 — 861.

В Америке он начинает главную тему ядерных реакций и происхождения х.э.–с лекции в Огайо 1935 г. (Nuclear transformations and the origin оf the chemiсаl elements/ /Ohio Journal оf science.- 1935.- N.5. — Р. 406 -413) и статьи с Э.Теллером, правила отбора — переходов (Selection rules оf  the disintegration / /  Phys. Rev. — 1936. У. 49, June 15. — Р. 895 – 899),  the transformation theory/ /  Phys., Rev. — 1937.-У. 51, Febr. 15.  — Р. 289.

При этом он создал базу для всех термоядерных источников, приобщив к ним химика Теллера и Америку, начиная с эволюции звезд (А star model with selective thermo-nuclear source// Astro phys. Journal. — У. 87, March 1938. — Р. 206 -208. Nuclear energy sources and stellar evolution// Phys.Rev. — 1938. — V. 53, April 1.  — Р.  595 – 604). Вопросы скорости с Э.Теллером (The rate of selective thermonuclear reactions //Phys. Rev.-1938.-V. 53, Аргil 1. — Р.  608), Чандрасекаром и Тьювом (М. Туве.  The рroblem of stellar energy//Nature. — 1938. — V. 141,  Мау 28. -Р.  982.), с Э.Теллером Оn the neutron соrе of stars// Phys. Rev. — 1938. — V. 53, June 1.  — Р. 929 — 930…. theory of novael,  red  giants

Тогда же появляется Mr.Tompkins in wonderland, or stories of с,  G and h; Cambridge University Press, 1939, 92 р., и с Э.Теллером, расширение вселенной и начало галактик (The expanding universe and the origin of the great nebulae / /  Nature. — 1939. -У. 143, Jan.  21  (March 4). — Р. 116 – 117), с К. Критчфилдом – оболочки, с  М. Шенбергом – роль нейтрино, «урка» (The possible role of пеиtinos in stellar evolution/ /  Phys. Rev. — 1940, — V. 58, Dес. 15. — Р.  1117.), с колапсом – взрывом (Neutrino thecry о! stellar collapse/ / Phys. Rev. — 1941. — V. 59, April 1.  — Р. 539 — 547; Amer. astron. Soc., — 1941. — V. 10.  — Р.  126 – 130), Neutrinos versus supernovae// Science Monthly.-1942. — У. 54. — Р. 65 — 70.

Мг. Tompkins explores the atom. — N. У.: The Мастillаг Со., 1943, 97 р.

После вращения Вселенной (Rotating universe?/ / Nature. — 1946.- У. 158, Sept. 13.  — Р. 549) с Р.Алфером он пишет знаменитую статью, включая Г. Бете, Expanding Universe and the origin оf elements / / Phys. Rev. — 1946. — У. 70, Oct. 1. — Р. 572 — 573; Erratum: Phys. Rev. — 1947. — У. 71, Jan.  15. — Р. 273.

После популярной Опе, two, three …  infinity:  Facts and speculations of science) и мезонов он возвращается к с Р.Алфером (и Г.Бете). The origin оf chemiсаl elements//  Phys. Rev. — 1948. — У. 73,  April 1. — Р.  803 – 804),  с Р.Алфером и Р.Херманом. Thermonuclear reасtiоns in the ехраnding Universell Phys.Rev.-1948. — V. 74, Nov. 1.  — Р. 1198 – 1199),  Оп relativistic cosmologyll Rev. Mod. Phys. — 1949. — V. 21. — Р.  367 — 373. и Аnу physiсs tomorrow?/ / Physies Today. — 1949. — V. 2 (1).  — Р. 16 – 20) и Near the end?/ / Time. — 1949. — У. 53.

После проблем вращения — turbulenee 52 г в 53 он переходит к биологии: Mr.Tompkins learns the facts оf life. — Lond.: Саmbridge University Press, 1953, 88 р.), познакомившись с будущей женой и открыв свой генкод, в  Possible relation between DNA and the protein structures/ / Nature.-1954.- V. 173,  РеЬг. 13.-Р. 318.

Чередуя Оп the formation of protogalaxies in  the  turbulent primordial gas/Turbulent origin of galaxies/ /  Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. — 1954. — V. 40, June 15. — Р. 480 — 484) с нумерологией — Numerology of polypeptide chains/ /. Science. — 1954. — V. 120, Nov. 12. — Р.  779 – 780, Possible mathematical re!ation between  deoxyribonuc!eic acid ргоtеiпs.,  с М. Икасом обсуждает статистику белков с РНК (ргоtein and ribonuc!eic acid composistion),  Topological properties of coiled hеliсаl system и информацию (Information transfer in the living cell / /  Scientific  American. — 1955, Oct., с А. Ричем и М. Икасом, что вышло в Проблема передачи информации от нуклеиновых кислот к белкам/ /  Вопросы биофизики: Пер. с анrл.  под ред.  проф. Г.М.Франка.· — М.: ИЛ, 1957. — С. 205 — 263.

Из этой топологии, м.б. с полости Гамова, в 1954 следовала математика: Numerology of polypeptide chains// Science. — 1954. — V. 120, Nov. 12. — Р.  779 — 780. Possible mathematical relation between  deoxyribonucleic acid ргоtеiпs.- Оп information transfer (от НК к белку, ЦДБ Крика) Проблема передачи информации от нуклеиновых кислот к белкам/ /  Вопросы биофизики: Пер. с анrл.  под ред.  проф. Г.М.Франка.· — М.: ИЛ, 1957. — С. 205 — 263.и

Математика с М. Штерном. Puzzle-Math. Draw. — отдельный разговор, как и в случае с Мебиусом в био- вставив в Mr.Tompkins learns the facts оf life. — Lond.: Саmbridge University Press, 1953, 88 р.) вопросы происхождения всего (Expanding Universe and origin of galaxies. — Кореnhagen, 1953, 13 р. Origin оf proto galaxies / /  Astronom. J.  — 1953. -V. 58. — Р.  39. Start of things/ /  Newsweek. — 1953. — У. 39) и био- Possible relation between NA and protein structures/ / Nature.-1954.- V. 173,  с М. Икасом. Statistica! corre!ation о! ргоtein and ribonuc!eic acid composistion/ / Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. — 1955. — V. 41.  — Р.  1011 — 1019.

от Topological properties …к expanding и Evolutionary Universe/ / Scientific American.-1956. -, Sept. — для биологов: The physics  of  the expanding Universe / /  Syтposium оп information  theory  in biology, GatIinburg, Тепп. — 1956. — L.; N.Y., 1958. — Р.  59 — 63. И после ответа на вызов спутника (А rocket around the Мооп/ /  Scientific American. — 1957, June), с М. Штерном). Puzzle-Math. Draw. Ьу Rebecca Files.-Lond.; N.Y.:The МасМil!ап Со., Viking Press, 1958, 199 р.

Это понятие углубило и физику: Matter, Farth and sky, The principle of uncertainty/ / Scientific American. — 1958. — Jan. и The creation of the Univeгse, с М. Икасом. The cryptographic approach  to the  protein synthesis и The exclusion principle / /  Scientific  American.-1959. — July., с Дж. Клевелэндом). Physics: Foundations and frontiers.- N. У.:Prentice-Hal!,1960,  Niels Bohr:Zum 75. Biography of physics:

и биологию: с В. Бриттином — Negative entropy and photosynthesis/ /  Proc. Nat. Acad. Sci. USA.-1961.- УА7 — Р. 724 — 727. и The heart оп the other side/ / University of Colorado Literary Magazine. — Spring 1961. — У. 72., в 62 Gravity: Classic and modern views. и The physical sciences  and technology, А planet called Earth: А biographical — путь к 63 био-жизни: The origin of the life/ /Trans.  of the Bose Research Institute Calcutta. — 1963. — У. 24. What is life?  Trans.of the Bose Research Institute, Calcutta. — 1963. — У. 24.

1965-66: «Cosmogony» и Cosmological theories  of the origin  of  chemical elements / /  Perspectives  in  modern physics, Essays in  honor of H.A.Bethe.-N.Y.: John Wi1ly Dwel Sons, Interscience Publishers, 1966.- может, помогло тому получить нобелевскую?

последняя книга, с М. Икасом. Мг. Tompkins inside himself: Adventures in the new biology/ With ill.  Ьу G.Gamow. — N.Y.: The Viking Press, 1967, 274 р.

и последние идеи- Does gravity change with time? / Electricity, gravity  and  cosmology / Variability of elementary charge and  quasistellar objects/ Нistory of the Universe and two  letters  to  РЫl / / Science. — 1967. — У. 158. — Р. 766.— Nov. 10.  — Р.  766 — 769. Case оf the vanished correlation in statistics  оf quasistellar  objects / /  Nature. — 1967. — V. 216, Nov. 4.  — Р. 461  — 462.

био Surface tension and the contraction  of  muscles/ / Proc.Nat.Acad.Sci. USA. — 1967. — V. 57. — Р. 187.

с Р.Алфером и Р.Херманом  Thermal’ cosmic radiation and the formation о! protogalaxies/ /Ргос. Nat.Acad.Sci. USA.-1967.- V. 58.-Р.  2179 — 2186. Observational properties  of the  homogeneous  and isotropic expanding Universe / /  Phys. Rev. Letters. — 1968. — У. 20, June 3. — Р. 1310 — 1312.

Комбинаторные принципы в генетике/ / Прикладная комбинаторная математика: Сб. статей под ред. Э. Беккенбаха;  Пер. с англ. под ред.  М.Е. деза. — М.: Мир, 1968. — С. 289 — З08. Naming the units/ /  Nature.-1968.-V. 219, Aug. 17. — Р.  765

Последние с Р.Алфером: А possible  relation  between cosrnological quantities and  the characteristics of elernentary particles/ Numerology of the constants of nature/  Ргос. Nat. Acad. Sci. USA. -1968. — У. 61.  — Р.  363 — 366.- У. 58.У. 59. — Р. 313.- У. 61. — Р.  263. 202.

Оn the origin  of galaxies / /  Properties  of matter under unusual conditions. Е. Teller  60th  birthday volurne. — N.Y.: John Wiley and Sons,  Interscience Publishers, 1968. Basic principles of the new rnechanics/ /Science Мопthly.  — У. 51.

Му world line: Ап inforrnal  autobiography. — N. У.: The Viking Press. — 1970. — Р.  178

 

 

Сам Гамов, Георгий Антонович (1904—1968) искал корни своей наследственности со времен борьбы запорожских казаков с русскими до генетических линий и экспериментов — скрещиваний с Ро, в Игоре

С фамилией Гамов известны позже: Гамов, Дмитрий Иванович (1834—1903) — генерал-майор, исследователь восточного побережья полуострова Корея. Гамов, Иван Михайлович (1885—1969) — депутат IV Государственной думы от Амурского и Уссурийского казачьего войска, атаман амурских казаков в период Гражданской войны.  Гамова, Юлия Петровна (род. 1935) — украинская советская бандуристка, выступавшая в трио «Днепрянка», Народная артистка УССР.

Гамов, Игорь Леонидович — советский и молдавский экономист-строитель, зав. кафедрой Технического Университета Молдовы. Гамов, Леонид Иванович — советский и молдавский инженер. Гамов, Сергей Петрович (род. 1961) — советский и российский актёр театра и кино.

  1.  История рода Гамовых

Дмитрий Иванович Гамов (30 июня [12 июля1834[1], с. Выковка, Тульская губерния — 22 мая 1903[1]Москва) — генерал-майор, исследователь восточного побережья полуострова Корея. Представитель дворянского рода Гамовы[2].

Именем Гамова назван мыс и полуостров в заливе Посьетамаяк на одноименном мысе и посёлок при маяке. Описывая мыс Гамова архимандрит Палладий писал: «Мыс назван так в память офицера генерального штаба Гамова, принадлежащего к плеяде наших ученых тружеников, которые с лишениями и разными затруднениями научно исследовали неведомый край Приморской области; непростительно было бы не увековечить имена их наряду с призрачными Босфорами и Золотыми Рогами; мы могли бы обойтись и без УлиссовДиомидов и Патроклов, когда у нас есть свои Улиссы науки и самопожертвования»[3].

Дмитрий Иванович Гамов родился в семье помещика сельца Выковки Одоевского уезда Тульской губернии (ныне — в Арсеньевском районе Тульской области) отставного майора Ивана Матвеевича Гамова и помещицы сельца Захарово Белевского уезда Тульской губернии Анны Дмитриевны, дочери Дмитрия Николаевича Ладыженского. Восприемниками при крещении были помещик сельца Новокрутого Одоевского уезда колежский регистратор Василий Игнатьевич Сычев и помещица сельца Выковки Анна Петровна Картавцева. Выпускник Морского кадетского корпуса (1851), участник описанного И. А. Гончаровым перехода вице-адмирала Е. В. Путятина из Кронштадта в Тихий океан на фрегате «Паллада» (18521855 год). В ходе перехода участвовал в гидрографических работах на восточном побережье Кореи и в заливе Посьета. Произведен в мичманы 13 августа 1854 года. В ходе этих исследований первым увидел мыс, позднее названный его именем[3].

Участник боевых действий Крымской войны на Балтийском море. В 1855 году коалицией в составе БританскойФранцузскойОсманской империй и Сардинского королевства была снаряжена эскадра в составе 67 судов. Гамов участвовал в отражении нападения эскадры.

В 18561860 гг совершал плавания в Балтийском и Средиземном морях. Произведен в лейтенанты 17 апреля 1860 года. 25.11.1862 г. Прикомандирован к Офицерской стрелковой школе 25 ноября 1862 года, к Преображенскому полку — 17 августа 1863 года. В марте того же года произведен в поручики, в марте 1866 года — в штабс-капитаны.

Д. И. Гамов отвечал за полковой госпиталь (1868 — 1870 гг.) и за хозяйство полка (1870 — 1875 гг.); произведён в подполковники 30 августа 1873 года. Начиная с 1875 года Гамов был адъютантом генерала от инфантерии П. Г. Ольденбургского, после смерти которого 2 мая 1881 года зачислен «по гвардейской пехоте», а позднее в запас. Уволен от службы с производством в генерал-майоры 15 ноября 1886 года, после чего удалился в бывшее имении матери в селе Большое Захарово Белевского уезда Тульской губернии.

Умер Д. И. Гамов в Москвепохоронен на Семёновском военном кладбище.

В честь гардемарина Д. И. Гамова назван мыс, открытый в 1854 году экипажем фрегата «Паллада» и полуостров Гамова на юго-западном побережье Приморского края, на восточном побережье залива Петра Великого, с бухтой Спасения. Этот мыс — самая южная точка полуострова, с маяком Гамов. Высочайшая точка 506 м (гора Туманная). Населённые пункты Витязь и Маяк Гамов. Восточного участка Дальневосточного государственного морского заповедника.

 

Ю.И.Лисневский
ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ )1Ч~НОГО 47
1
Георгий Антонович (Джордж) Гамов — ученый, внесший
существенный вклад в развитие мировой науки. Он выступил
пионером в развитии трех ее, казалось бы, самых различ­ных областей, получивших позже интенсивное развитие в трудах многих ученых, — ядерной физики (главным образом,
теории альфа-распада), космологии (теория Большого Взры­ва, предсказание и почти точный расчет реликтового излу­чения) и биофизики (предложен первый принцип расшифровки
генетического кода ДНК). Безусловной заслугой Гамова
была также серия научно-популярных книг (около 20) о
весьма широком спектре наук — от микрофизики до макро­физики, от биофизики до истории науки. Ему по праву при­надлежит роль зачинателя нового (<<гамовского:,) стиля
научно-популярной литературы — из «первых рук:. перво­классного ученого массовому читателю с очень характерны­ми отличительны~и признаками. Недаром в 1956 г. он был
удостоен Калинговской премии ЮНЕСКО за эту его деятель­ность, параллельную интенсивной научной и педагогической работе.
Гамов не был удостоен научных наград, например, Нобе­левской премии, но по крайней мере два его, наиболее крупных достижения (теория альфа-распада в ядерной физи­ке и теория Большого Взрыва в космологии) безусловно бы­ли «нобелевского ранга:. — и по влиянию, которое они ока­зали на последующее развитие соответствующих наук, и по достигнутым результатам. Это чувствовал и сам ученый, и его коллеги, и все научное сообщество.

Сбор материалов о Гамове начался с сентября 1981 г. и
продолжается до настоящего времени. Ниже приводятся лишь
основные, как правило, архивные находки, которые могут
до некоторой степени дополнить его автобиографию.
2
Уже первый, любительский и несистематический архивный
поиск, проделанный двоюродным племянником ученого Игорем
Леонидовичем Гамовым, подтвердил, что род Гамова действительно уходит в глубь русской истории, по крайней мере в XVH век. Работая в архиве г. Белёва (центр БелёвскогО
района Тульской области). он обнаружил две ветви дворянского рода Гамовых в <Указателе литературы по геральдике дворянства Савелова» и «Исторических очерках г.J1ивен»
(ч. 1, с. 343). Первая ветвь происходит «от сына боярс­кого Евсиния Тарасовича Гамова, владевшего поместьями в 1634 г. (его потомство внесено в IV часть родословной
книги Курской губернии)>>.
Среди родственников Гамова в России сохранились вос­поминания о деревне Гамовке в Николаевской области, ко­торая когда-то до революции принадлежала их потомкам.
3
Преображенский кафедральный собор располагался на
бывшей Соборной площади в центре Одессы. Основан в 1795
г., через год после основания города. Строительство со­
бора было закончено в 1903 г. Это был один из самых
больших храмов России, вмещавший до 9 тысяч человек. По
воспоминаниям жителей, снесен на пасху 1935 г. Властям
города пришлось тогда уплатить огромную неустойку
купол собора был хорошо виден с моря и был внесен в мор­
ские лоции в качестве ориентира.
4
Сохранился любопытный документ, ставший известным нам
благодаря любезности Р. И. Чуприной:
с:УССР. Комиссия по охране и обработке революционных ар­
хивов при Губюротделе г. Одессы. Июня 4-ГО дня 1921 г.,
NQ 846, г. Одесса
Председателю ГуБИСПОЛКОМ<:t
Комиссия просит в срочном порядке принять участие в
судьбе матери известного социалиста КАJ1ЬВИНО — Надежды
Александровны J1ебединцевоЙ. Покойный тов. Кальвино (Все­
волод Владимирович J1ебединцев) начал свою революционную
деятельность в Одессе в конце 90-х годов в качестве про­
пагандиста социалистических идей в рабочих кругах. Его
беззаветная преданность идеям революции и природный дар
!lеотразимого влияния на массы быстро выдвинули его в
авангард революционного движения. В промежутке времени с
155
1900 по 1905 г. Кальвино ведет работу в рабочих и сту­
денческих кругах Одессы, неоднократно прерываемую
обысками, арестами, высылками, организует типографии,
устраивает склады оружия и пр. С 1905 по 1907 г. Кальви­
ио — эмиграит, за которым и за границей продолжает зорко
следить охранка, рано оценившая его как опасного врага.
За границей Кальвино не складывает оружия и не предается
бесплодным теоретическим размышлениям, а продолжает ие­
утомимо бороться с деспотизмом во всех его проявлениях и
всеми способами, ему доступными. Он пропагандирует среди
пролетариата Франции, Испании и Италии, призывая его к
борьбе за светлое царство социализма, он настаивает на
пропаганде действием, на активных, по преимуществу во­
оруженных выступлениях. В результате Кальвино завоевыва­
ет себе широкую славу среди пролетариата Западной Евро­
пы, и его выступления в 1906 г. на митингах протеста
против кровавых ужасов царизма, организованных им в
Риме, Милане, Генуе и Венеции, вызывают среди участников
преклонение перед геро~м-социалистом из России.
Недолго пробыл Кальвино в эмиграции, ужасы реакции в
России не позволяли человеку с его темпераментом оставаться вдали от центра событий. Он возвращается в Петро­град и организует сложную сеть террористических выступ­лений. Большая часть их была провалена предательством Азефа. Тов. Кальвино был схвачен н казнен царскимн пала­чами по «процессу семи:. (взрыв Государственного Совета и
покушение на министра юстиции ЩеГЛОВИiОГО) в 1907 г. По­следние замыслы не удались Кальвино, но память о полном
самоотвержения и героизма борце за рабоче-крестьянское
дело останется вечной — его образ вдохновил Леонида Ан­дреева, который вывел его под именем Вернера в «Рассказе о семи повешенных:..
Мать тов. Кальвино сумела не ТОлько воспитать героя революции, но и поддержать его на тяжком пути самопожертвования, выполняя конспиративные поручения и оказы­вая ценные услуги подполью. Эти услуги относятся как к пребыванию Кальвино в Одессе, так и в эмиграции, куда она последовала за ним.
Комиссия считает Своим долгом ходатайствовать о на­значении тов. Надежде Александровне Лебединцевой едино­временного пособия, усиленной пенсии и пайка.
Председатель Н.М.Осипович. Секретарь Руссов (подписи):.
Одна из племянниц Всеволода Владимировича, Анна, уже
в советское время была репрессирована, сослана в Воркуту
и там погибла (конечно, об этом факте, произошедшем го­раздо позже, Г.А. Гамов мог и не знать).
5
В настоящее время удалось довольно полнО восстановить
генеалогическое древо Гамовых. Судьба их складывалась
довольно трудно в 20 — 30-е годы и разбросала их по всей
России; они сейчас живут в Кишиневе, Смоленске, Москве.
С некоторыми из них удалось встретиться, поговорить или
обменяться письмами, которые будут опубликованы в упомя­нутой монографии. Особенно плодотворным был контакт с Владимиром Ивановичем, Леонидом Ивановичем и Игорем Леонидовичем Гамовыми. Последний завязал переписку с сыном
ученого в Америке Рустемом-Игорем Гамовым.
Гораздо меньше известно о родне со стороны матери
ученого Александры Арсеньевны J1ебединцевоЙ. Благодаря
помощи Р. И. Чуприной удалось найти только потомков Влади­мира Арсеньевича J1ебединцева (бывшего до революции пред­седателем Одесской судебной палаты), живущих сейчас в
Санкт-Петербурге и Одессе.
Превратности нашей советской истории коснулись и Га­мовых, и Jlебединцевых.
у деда ученого, Михаила Андреевича Гамова, было
действительно четыре сына и дочь, но судьба их сложилась
несколько иначе, чем описано в автобиографии ученого.
Старший сын Иван в самом деле был офицером, дослужился
до ПОлковника в белой армии и был неоправданно, вместе с
ТЫсячами других добровольно сдавшихся в плен офицеров,
157
не пожелавших покидать Родину,~ расстрелян красными после
бегства Врангеля нз Крыма в 1922 г. Офицером был еще
один сын Владимир, но он, дослужившись до поручика и так
нигде и не повоевав, однажды простудился на вечеринке и
умер от воспаления легких до 1912 г. Еще один сын Михаил
был банковским служащим и умер своей смертью до 1917 г.
Наконец, Антон окончил Новороссийский университет и стал
преподавателем русского языка и литературы. Дочь Мария
действительно свое:i1 семьи не имела и всю жизнь прожила в
семье брата Ивана; умерла она в 1921 г. от тифа.
Можно предположить, что ученый или не хотел привле­кать излишнее внимание к своим родственникам в России,или просто мало о них помнил в момент написания автобио­графии, или избегал излагать трагические истории. Напри­мер, он никак не описывает расстрел своего дяди (Ивана) и самоубийство своего отца (см. далее), хотя об обоих
наверняка знал много подробностей.
6
После 1909 г. родители Гамова несколько летних сезо­нов снимали легкую пристройку на даче под Одессой (10-яСтанция Большого Фонтана, ул. Академическая, 16) у кол­леги отца по гимназии, также статского советника МихаилаАндреевича Базилевича. Дочь последнего Вера (1898-1982) в детстве росла вместе с Юрой. Поэтому сохранилось
несколько их совместных фотографий. Конечно, та летняя
пристройка к настоящему времени (лето 1983 г.) не сохра­нилась, но, пожалуй, и сейчас цела сама дача — каменное сооружение с массивными колоннами и маленьким бассейном
перед ним, со старым дубом напротив и парой старых ска­меек в теперь уже запущенном тенистом саду.
7
Летом 1983 г. удалось встретиться с одноклассником
Юры Гамова по реальному училищу и увидеть его как бы со стороны в то время. Таким одноклассником оказался канди­дат экономических наук, доцент Одесского института иа-158
родного хозяйства Владимир Иванович Можаровский (род. в 1902 г.). Вот его рассказ:
«Смутное время тогда было. Одесса четырнадцать раз переходила из рук в руки:. петлюровцы, Махно, красные, белые, снова красные… Помню, по утрам высовывали из
подворотен головы, чтобы узнать, какая на сегодня в го­роде власть.
Гамов был высоким, сутулым, застенчивым блондином. Он
не мог за себя постоять, что вызывало насмешки в ребячь­ей компании, хотя до драк не доходило. Он постоянно боялся, что его тронут или толкнут. Был осторожным и
даже боязливым, хотя был выше нас ростом. Голову имел
большую, как у взрослого, а голос у него был детский, за
что его дразнили «девчонкой:.. Но это не часто — что-то в нем было такое, что выделяло его среди сверстников.
Народ в училище был разночинный — мелкие помещики,
болгары, греки и городские. Гамов принадлежал к интелли-·
генции. 3апомнилось, как однажды на перемене он сказал,
что собирается поступить в Одесский университет. Он хо­
рошо владел математикой, физикой, тригонометрией. Уже
был знаком с высшей математикой. Никто тогда не сомне­
вался, что он туда поступит. Помню еще один случай. Он
взял лист бумаги, нарисовал на нем Землю и Луну, привел
формулы расчета полета на Луну. Надо преодолеть земное
притяжение, считал он, после чего сопротивления движению
корабля уже не будет и затем будет действовать уже лун­
ное притяжение. Все это было на большой перемене или во
время «окна:. В занятиях. Это было очень необычно в то
время. Нам казалось, что это не осуществится при нашей
жизни. Однажды он пришел в училище с микроскопом. Пока­
зывал лист акации, потом каплю воды, и мы увидели шеве­
лящихся микробов.
Учитель математики его почти не спрашивал. Jlишь иног­
да: «Ну, что ты, Гамав, скажешь по этому вопросу?» С фи­
Зикой было так же. Он хорошо понимал физику полета сна­
ряда, знал баллистику. Некоторые из нас потом хотели
159
пойти в артучилище, изучать метеорологию. Кажется. он
тоже говорил что-то такое …
Гамов хорошо владел языками. У нас преподавали немец­
кий и французский. Он говорил, что немецкий — это язык
техники, а французский — для общения в обществе (В нашей
истории был период, когда нужно было скрывать знания
языков). Помню. как-то он принес немецкие словари и вы­
бирал из них термины. Вообще, он был самым грамотным
среди нас …
Одним из предметов был у нас закон божий. Перед нача­
лом занятий мы читали молитвы. Преподавали его священник
и ксендз (для католиков). Если прослойка евреев была
большая, приглашали раввина. Закон божий учили все, но
Гамов в нем разбирался. Он чем-то выделялся в смысле ре­
лигии.
Все, кроме Гамова, любили оперу, театр. Я любил иг­
рать в футбол. Он вообще спортом ре увлекалея.
На улицах Одессы грабили. Все боялись Мишки Япончика.
Поэтому ходили в рваных пальто. Гамов одевалея лучше
всех нас.»
8
В одном из советских архивов сохранился документ, ко­
торый сегодня мы назвали бы аттестатом о среднем образо­
вании:
«УССР. Одесское реальное училище, учрежденное В.А.Жуков­
ским, 4 мая 1920 г. ,N’Q 91.
Удостоверение
Учеиик Гамов Георгий Антоиович окончил семь классов
Одесского реального училища, учрежденного В.А.Жуковским,
что подписью И приложением печати удостоверяется.
Заведующий, секретарь (подписи)>>
ЩГАОР, ф. 7240, оп. 6, д. 445, л. 3).
Собственно, в архиве хранится только то, что осталоСЬ
от аттестата. Когда-то он был сложен в несколько раз,
160
-явно долго «испытывался» под давлением и через трение и,
наконец, с задней стороны склеен по полностью протертым
сгибам — по-видимому, самим Гамовым — даже необрезанны­
ми, случайно подвернувшимися под руку полосками бумаги.
Такое впечатление — а так, вероятно, и бы./ю — что его
долгое время хранили под пяткой в обуви. Что же, это не
удивительно, если учесть, что время начала 20-х годов
было смутным, тревожным, превратности дороги из Одессы в
Москву непредсказуемыми, а этот документ для 17-летнего
паренька имел особую ценность, чтобы сохранить его при
любых обстоятельствах.
Не исключено, что идею такой «транспортировки» подал
ему отец. Во втором ботинке таким же оборазом сохраня­
лась зачетная книжка с отметкой об успешном окончании
1-го курса НГУ (не сохранилась). Мужчины — народ не­
практичныЙ.
9
Николай Петрович Кастерин (1869 — 1947) — известный
русский физик-теоретик, ученик А. г. Столетова, автор ряда
исследований в области распространения звуковых волн в
неоднородной среде, процессов образования донного льда,
научной фотографии и скрытого фотографического изображе­
ния. Основные его работы сделаны в Институте физики
Одесского государственного университета.
В 1888 г. Н. п. Кастерин поступил на физико-математи­
ческий факультет Московского университета, после оконча­
ния которого работал лаборантом и был оставлен для под­
готовки к профессорскому званию. В 1896 — 98 п. нахо­
дился в научной командировке за границей у проф. э. Вар­
бурга в Берлинском университете, в Криогенной лаборато­
рии у проф. r. Лоренца и Г. Камерлинг-Оннеса. Избран в
1899 г. доцентом кафедры теоретической физики МГУ.
В 1905 г. за диссертацию «О распространении волн в
неоднородной среде» ему была присуждена сразу степень
Доктора физики,…

Иваненко был выскочкой, Гамов — совсем другое дело.
Он был на голову выше всех остальных и в прямом, И В пе­
реносном смысле. Учился он на курсе старше, но почему-то
всегда оказывался с нами, в нашей компании …
Маргарет Бор говорила, что Гамов никогда не остался
бы за граннцей один, без жены. Его жена [А. В. не знала,
как ее зовут. — Ю. Л.] производила впечатление женщнны,
которая искала женихов с большим будущим. Сначала это
был Матвей БронштеЙн. Здесь что-то не получилось. Затем
еще КТО-то. И, наконец, Гамов. Здесь получилось! У меня
такое впечатление, что Гамов в чем-то от нее зависел -или, действнтельно, любил, или был неловким увальнем,
или не имел опыта общения с женщинами, или она просто
ему при грозила, что уйдет, если он не устроит ей краси-/
вую жизнь за границей. Что-то такое в ней было. Это была
авантюрная женщина… По-моему, прозвища Джонни, Дау,
Димус — это не от Гамова. Это могло быть коллективным
творчеством молодой компании … :’
19
Работа, порученная Гамову в ГаИ, состояла в том, что­
бы разработать метод обнаружения и выделения однородных
по плотности (свободных от неоднородностей — шлиров, или
свилей) кусков стекла из монолитных стеклянных блокоВ,
получаемых на заводе в стекловаренных печах. Именно из
таких кусков вытачивались затем линзы для оптических
приборов.
174
Простейший метод обнаружения неоднородностей был, по­
видимому, известен ранее — монолитный стеклянный блок
помещался в ванну с жидкостью подходящей преломляемости
и освещался сбоку источником света. При удачно подобран­
ном показателе преломления блок становился практически
невидимым, анеоднородности — видимыми. Задача состояла
в том, чтобы отбить от блока куски, свободные от шлиров
(свилей). «Изобретение:. Гамова состояло в том, что он
для этой цели применил. .. отбойный молоток.
Согласно архивным данным, работа Гамова в ГОИ произ­
водилась под непосредственным руководством профессора
Д. С. Рождественского и официально называлась «исследова­нием возможности браковки стекла в немоллированном видев жидкости подобранного показателя преломления:.. Она бы­
ла начата 15 октября 1924 г. и была рассчитана на 5 — 12месяцев.
…Гамова она месяца, 4  считалась «сделанной
декабря, в отчете о
4:Пока определенных результатов нет. Гамов.:. Больше фами­
лия Гамова в связи с этой работой в отчетах не встреча­
ется, хотя сама работа продолжалась. Например, она упо­
миналась в июньском (1925 г.) докладе Д С. Рождественско­
го в Главном управлении военной ПРQмышленности, где упо­
минались авторы простейшего метода отбраковки — Г. Н. Рау­
тиан и Е. Ф. Юдин. Очевидно, эта работа представляла собой
действительно важную, но технологическую проблему.
(ЛГАНТД, ф. 169, оп. 1, ед. хр. 101, л. 32; ед. хр. 102,
л. 28, 81, 84; ед. хр. 115, л. 51.)
Одновременно с Гамовым в ГОИ работал ассистент Влади­
мир Константинович Прокофьев, занимавшийся «изучением
аНомальной дисперсии в парах цезия и разработкой метода
Изготовления спаянных плоскопараллельных кюветок:.. В от­
чете о деятельности Научного отдела ГОИ за октябрь 1924
— октябрь 1925 п. указана его работа «Абсолютное опре­
деление числа диспергирующих электронов в кадмии и руби­
дии».
175
.. 11[
В письме от 24 января 1983 г. доктор физ.-мат. наук
В. К. Прокофьев вспоминал: «Весной 1921 г. мне, [тогда]
еще сту денту-физику Петроградского университета и лабо­
ранту при мастерских ГОИ, Д. С. Рождественский поручил
продолжение его классических работ по аномальной ди­
сперсии в парах щелочных металлов… ‘8 частности, нужно
было экспериментально показать, что величины коэффициен­
тов формулы Зельмейера являются атомными постоянными, не
зависящими от плотности паров и температуры.
Моя работа быстро продвигалась. Уже осенью 1922 г. я
сделал мой первый научный доклад о полученных результа­
тах на III съезде Российской ассоциации физиков в Нижнем
Новгороде.
Д. С. Рождественский, верный своей идее шире привлекать
молодежь для научных исследований, направлял ко мне по­
мощников. Так, в 1923 — 24 п. (точно не помню) у меня в
рабочей комнате… появился долговязый, немного неопрят­
ный юноша в очках. Это был Гамов.
Мы вместе продолжали эксперименты… Результаты были
опубликованы в Трудах ГОИ и в немецком журнале. Текст
этой статьи был написан мною, так как Г.А. Гамов вскоре
отошел от этих исследований. Однако, считая его соавто­
ром, я счел необходимым поставить под статьей и его фа­
милию.
Г. А. Гамов больше интересовался теорией. В то время
интенсивно развивалась квантовая механика, оживленно об­
суждались идеи Эйнштейна по теории относительности.
Помню, мы посещали лекции А.А.Фридмана по теории относи­
тельности, которые он читал в Главной Геофизической
Обсерватории на набережной Васильевского острова …
Как-то Гамов сказал мне, что он поСлал в журнал Zei tschrift {иг Physik, свои теоретнческие расчеты, на какую
тему — мы подробно не обсуждали. Но я посоветовал ему
показать эту работу В.А.Фоку, который к тому времени в
нашей среде молодых физиков считался весьма серьезным
теоретиком …
176
Вскоре Гамов с некоторым смущением сообщил мне, что
при просмотре полученной из Германии корректуры (а они
приходили довольно быстро) он нащел ощибку и не знал,
что ему делать — если исправить ощибку, пропадет весь
смысл статьи. Я посоветовал написать редактору проф.
к.Шеллу о появлении новых идей и просьбе о снятии публи­
кации этой статьи.
Как поступил Гамов, я не знаю 51 …
Г. А. Гамов был очень нерящливым эксперимен «атором.
Как-то я прихожу в рабочую комнату после обеда и вижу,
что вся черная поверхность двух больших лабораторных
столов (площадью около 4 кв. метров), на которых была
собрана экспериментальная установка, покрыта белым нале­
том соли. «Что такое?» — спрашиваю у Гамова. Оказывает­
ся, он готовил проявитель и фиксаж для фотопластинок.
Гипосульфит, как известно, растворяется с трудом. Для
ускорения растворения Гамов стал нагревать колбу с раст­
вором на газовой горелке. Естественно, колба лопнула и
весь раствор разлился по столу …
Другой случай. В начале 20-х годов главной прикладной
задачей ГОИ была организация отечественного производства
оптического стекла высокого качества… Гамов также по­
лучил задание по развитию метода визуального контроля
неоднородностей (свилей) в необработанных кусках стекла
при их погружении в ванну с иммерсионной жидкостью близ­
кого к стеклу показателя преломления. .. для этой работы
с завода привозили большие куски стекла, чтобы помещать
их в ванну. Мне не раз приходилось видеть на заводе, как
рабочий резким и сильным ударом отбивал куски стекла,
причем стекло совершенно не крошилось. Гамов для этого
Применил отбойный молоток и пытался им отбить большие
Куски стекла. При этом по всей комнате разлетались мел­
кие осколки стекла, хотя иногда, правда, удавалось от­
бить желаемые куски. Наблюдая это, я посоветовал Гамову
посмотреть, как это делается на заводе, и поучиться у
рабочих. Однако он ответил, что так удобнее работать.
177
Вскоре эта работа была прекращена без особого резуль­
тата … »
20
2 октября 1925 г. Г.А. Гамов написал заявление дирек­
тору Физико-технической лаборатории (будущего ЛФТИ), оз­
наменовавшее собой начало его деятельности в науке: «На
основании личных переговоров с зав. расчетным подотделом
В.А.Фоком прошу зачислить меня сотрудником вышеупомяну­
того отдела Лаборатории», и был зачислен на должность
ассистента.
К этому заявлению была приложена весьма информативная
автобиография:
«Родился в Г.Одесса в марте 1904 г., где и получил сред­
нее образование в реальном училище В. А. Жуковского. В
1921 г. (в 1920 Г.? — ю. л.) поступил на математичекое
отделение физико-математического факультета Новороссийс­
кого университета, где работал у проф. С. О. Шатуновского и
В.Ф.Когана по основаниям математики (теория множеств об
основаниях геометрии).
В 1922 г. перевелся на Физическое отделение физико­
математического ‘факультета Ленинградского университета,
который и окончил в 1924 г. За время пребывания в Уни­
верситете занимался теоретической физ!!кой, в частности,
вопросами строения атома и выполнял у проф. Д. С. Рождест­
венского дипломную работу на тему «Отношение диспесных
постоянных главной серии щелочных металлов» (доложено на
IV съезде Росс. асс. физиков).
По окончании Университета продолжал работать под ру­
ководством проф. Ю. А. Круткова по применению теории воз­
мущений небесной механики к атомным процессам и выполнил
работу об особых точках адиабатических преобразованиЙ. Б
настоящее время представлен проф. Ю.А. Крутковым к ос­
тавлению при Университете по кафедре теоретической меха­
ники.
178
Места службы:
1) сотрудник вычислительного бюро Астрономической Об­
серватории в Одессе. 1921 — 22 п ..
2) сотрудник метеостанцин Лесного института. Леннн­
град. июль 1922 — сентябрь 1923 г .•
3) заведующий полевой метеорологической обсерваторией
1-й Артшколы. Ленинград. сент 1923 — окт. 1924 г.,
4) нештатный сотрудник ГОИ. Ленинград. ОК1 1924 -апрель 1925 г.
Ленинград. 2/Х-1925 г. Г. Гамов»
(Архив ЛФТИ. д.452. л.1, 2, 3).
21
Из бесед с Александрой Васильевной Яковлевой, учив­
шейся вместе с Гамовым в ЛГУ: «Гамов был заметной, яркой
фигурой в Университете. Всегда себя как-то проявлял. Был
высоким, но не неотразимым. Постоянно острил, любил шут­
ку. сочинял ребусы. Ландау (<<Дау») и Иваненко (<<Димус»)
были с нашего курса. а Гамов (<<Джонни» ) — со старшего
курса. но они (<<три мушкетера») всегда держались вместе.
одной компанией, или «джаз-бандом». как они себя называ­
ли 52
Вместе посещали семинары — «понедельники Лукирского»,
вместе оформляли стенгазету «Physikalische Dummheiten».
Помню, одна из них была посвящена П.и.лукирскому, другая
— Теренину. Все вместе они ходили в библиотеку, в теат­
ры. в кино.
Помню, за Гамовым одно время закрепилось прозвище
«кающийся дворянин». дело в том, ЧТО в 1923 — 24 п. в
университете проходила «чистка» — некоторых студентов по
ИХ социальному происхождению исключили, но Гамова
почему-то не тронули, хотя было известно, что он был сы­
ном дворянина 53.
Знаю, но не помню — от кого, что после ВОйны он хотел
вернуться. Якобы даже обращался в Союз с соответствующей

 

 

 

7
Г. А. Гамов в своих воспоминаниях почеr.,у-то опустил
описание поездки в Англию той ЗИМОй и, в частности, свое
выступление 7 февраля 1929 г. на открытии дискуссии о
строении атомных ядер в Королевском обществе — честь,
безусловно очень большая для молодого аспиранта из дру­
гой страны. В своем вступительном слове Резерфорд тогда
ГОворил: «В течение прошлого года были предприняты по­
ПЫтки выйти из тупика и получить дальнейшие сведения [о
Строении атомных ядер] , применяя идеи квантовой механи­
Ки. Эта идея была разработана м-ром Гамовым, которого мы
187
очень рады приветствовать здесь сегодня, а также Герни и
Кондоном. Изменение потенциала вблизи ядра примерно
такое, как это показано на рисунке … , но из вычислений
м-ра Гамова пик кривой гораздо ближе к ядру — примерно
0,7 . 10-12 см вместо (4 + 5) . 10-12 см. Максимум по­
тенциала соответственно выше — примерно 30 МэВ и падает
чрезвычайно быстро вблизи [центра] ядра. Таким образом,
ядро, предполагаемое сферическим, окружено очень высоким
потенциальным барьером. Никакая альфа-частица, рождаю­
щаяся из ядра, не может перепрыгнуть через этот барьер,
так как, если бы она сделала это, она вылетела бы с
энергией, значительно большей чем наблюдаемая для альфа­
частиц. Но согласно волновой механике частицы могут со­
вершать подвиги, которые совершенно невозможны по клас­
сической механике. Вместо того, чтобы перепрыгивать
барьер для выхода из ядра, альфа-частица или, скорее,
волновая система, с которой она идентифицируется, проса­
чивается сквозь барьер и, наконец, появляется с кинети­
ческой энергией, равной общей энергии, которой она обла­
дает внутри барьера. Я не буду останавливаться на этом
новом интересном вопросе, который позже будет обсуждать­
ся м-ром Фаулером и м-ром Гамовым. Ими будет показано,
что эта теория приводит к очень малому радиусу ядра ура­
на — около 7 . 10-13 см — и в этом малом ядерном объеме
находится место для 238 протонов и 146 электронов. Это
звучит парадоксально,
была первая реакция
распада Гамовым.
но не столь уж невероятно». Такова
Резерфорда на объяснение альфа-Выступление r.A:laMOBa на дискуссии было посвящено
первому рассмотрению ядра как «водяной капли» и проблеме
решения соответствующего уравнения Шредингера методом
самосогласованного поля. Р. Фаулер в своем выступлении
отметил, что предложенное объяснение альфа-распада
«это очень красивая теория», и «мы можем быть абсолютнО
уверены, что она правильна; ее огромное достоинство со­
стоит в том, что она дает нам закон Гейгера — нэттола
188
для альфа-распада совершенно независимо от деталей атом­
fjOfO строения» [там же, с. 388).
28
Между тем продолжалось единоборство Гамова с советс­
кой бюрократией. Так и не получив пока ответа на свое
первое заявление от 1 октября 1928 Г., 20 января следую­
щего года он пишет и отправляет новое заявление:
«В Правление ЛГУ аспиранта Г. АТамова
Заявление
В июне прошлого года я был командирован за границу на
4 месяца для работы по квантовой механике. дальнейшее
пребывание за границей [стало] возможным благодаря при­
глашению меня проф. Bohr’om [по]работать в Копенгагенс­
ком институте теоретической физики. Для дальнейшей рабо­
ты мне совершенно необходимо пребывание в Берлине и Лей­
дене, где различными учеными ведется дальнейшая разра­
ботка моей теории. Ввиду этого я прошу Правление ЛГУ хо­
датайствовать перед Наркомпросом о продлении моей коман­
дировки до осени, а также о предоставлении необходимых
средств для пребывания за границей в размере 1000 руб­
лей.
Ввиду того, что представлениые мне в Копенгагене сум­
мы кончаются в феврале месяце с. г., мне необходимо знать
ответ не позднее 20 февраля с. г.
Г.Гамов.
Cambridge, 20 января 1929 г.
Ответ прошу адресовать мне в Копенгаген, Blegdamsvej,
15.»
Письмо было довольно быстро зарегистрировано в ЛГУ -28 января 1929 г. На заявление последовала на этот раз
ДОвольно быстрая реакция, о чем свидетельствует следую­
щая «Выписка из протокола М2 15 заседания Комиссии по
научным зарубежным командировкам при Наркомпросе РСФСР
()Т 4 февраля 1929 г.
189
… 5. Слушали. Ходатайство акад. А.Ф.Иоффе о продле-нии срока заграничной командировки ассистента ЛГУ
Г. А. Гамова.
Постановили: Продлить срок заграничной командировки
Г.А.Гамова до l/Х С.г. с выдачей ему дополнительной суб­
сидии в 750 руб. Постановление Комиссии от 31/ХII-28 г.,
протокол 11, п. 16 в части запрещения перевода валюты
Г.А.Гамову — отменить»
[Архив ЛГУ, ф. 1, оп. 3, св. 20, д. 656, л. 21 — 22].
Уже 14 февраля эта выписка была отослана Г.АТамову.
Очевидно, такая оперативность связана не только с тем,
что вмещался Иоффе (и, возможно, косвенно Н. Бор), но,
главиым образом, успехами самого г.А. Гамова и тем ре­
зонансом, который они получили в советской прессе.
29
В ноябре 1928 г. и в последующее время в советских
газетах появился ряд восторженных заметок, сообщавших,
что «сын рабочего класса», человек «от станка» объяснил
самый маленький механизм в мире — ядро атома, что «со­
ветский парень показал Западу», что «может собственных
Платонов и быстрых разумом Невтонов российская земля
рождать». Более того, уже 25 ноября 1928 г. «Правда»
опубликовала стихотворение «придворного поэта» Llемьяна
Бедного «Llo атома добрались … », в предисловии к которо­
му говорилось: «24-летиий аспирант Ленинградского уни­
верситета Г. А. Гамов сделал открытие, произведшее огром­
ное впечатление в международной физике. Молодой ученый
разрешил проблему атомного ядра».
30
Результаты командировки Гамова с июня 1928 по июllЬ
1929 г. рассматривались по крайней мере на двух заседа­
ниях Физической предметной комиссии Физико-математичес­
кого факультета ЛГУ и ее Президиума.
190
Первое заседание проходило 28 июня 1929 г. без
участия Гамова. Приведем выдержку из протокола заседа­
ния: « … Ю.А.Крутков разобъясняет, что [.A.raMoB нахо­
дится в настоящее время в Симеизе: Отчет от него будет
потребован телеграфом. По истечении срока командировки
Наркомпроса ои остался дополнительно на 6 месяцев на
стипендии Oerstedt’a. В настоящее время он представлен
Rutherford’om А.Н.Крыловым и Ю.А.Крутковым как кандидат
на Рокфеллеровскую стипендию. Его работа, выполненная
за граиицей относительно применения теории Schrodinger’a
к ядру атома в настоящее время пользуется широкой из­
вестностью и была отмечена советской прессоЙ …
Постановили: Поручить Президиуму paCCMOTl’eTb отчет
Г. А. Гамова по представлении и ходатайствовать перед Нар­
компросом о предоставлении Г. А. Гамову новой командировки
«а границу на 1 год.»
По-видимому, Гамов присутствовал только на заседании
Президиума, который рассмотрел 11 нюля его отчет и под­
твердил ранее принятое решение: «Слушали: отчет аспиран­
та Георгия Антоновича Гамова о заграничной командировке.
Постановили: Признать результаты командировки r. А. Гамова
исключительно успешными, отчет о командировке утвердить,
считать чрезвычайно важным предоставление Г.А. Гамову ко­
мандировки в 1929 — 30 П. в Англию для работы в Cavendish Laboratory.»
Нельзя не отметить нсключительно уважительный тон
этого постановления: «Георгий Антонович… Г. А. Гамов … »
[Архив ЛГУ, ф. 1, оп. 3, св. 20, д. 656, л. 24 — 27].
31
За два года второй заграничной командировки Гамовым
было опубликовано довольно много — около 10 научных ра­
бот на самые разные темы, но все они не производил и впе­
Чатления чего-либо законченного или значительного, по­
дОбно его недавней теории альфа-распада. Не в этом ли и
Былa главная причина того, что Г.А.Гамов при описании
191
этих двух лет не нашел в них ИИ'{его более достойного,
чем рассказ о своей тогда (<<38 лет назад») поврежденной
коленке?
32
Сохранившиеся в Архиве ЛГУ документы свидетельствуют,
что Г.А.Гамов вначале собирался вернуться из-за ‘границы
уже по крайней мере осенью 1930 г., но затем его планы
измеиились. 06 этом свидетельствует сохраиившаяся пере­
писка с уииверситетом.
«Kobenhavn, 14 апреля 1930 г.
Уважаемый т. Серебряков!
Перед моим последним отъездом за границу Вы меня про­
сили выставить свою кандидатуру в Университете перед
возвращением назад. Так как я собираюсь вернуться в Ле­
нинград осенью с. Г., не откажите в любезности известить
меня подробнее о шагах, которые я должен предпринять в
этом направлении
Мой адрес: G.Gamow,
Епglапd.»
Ваш Г. Гамов.
54 Vict()ria Park, Cambridge,
22 апреля это письмо было переСлано Серебряковым рек­
тору ЛГУ. Через три дня на письме появилась резолюция:
«Гамова необходимо использовать 6 ЛГУ. 25/IV-30 г.
(Подпись)>>. 18 мая на письме ПОЯВИJlась еще одна резолю­
ция: «Сч! таю желательным привлечеНие Гамова в число ра­
ботников ЛГУ. 18.V.30 г. (Подпись)>>. По крайней мере од­
на из резолюций принадлежала рею·ору. Отдельно в деле
хранится записка: «Сообщите Гамаву в Кембридж, что он
назначен ст. ассистентом и ему наДJiежит к осени присту­
пить к работе. 29.IV. (Подпись)>>.
ХРОНОЛОГИ’1ески следующим хранится письмо ректора:
«Кембридж, Г. А.гамову от 28. VI. 30 г., N2 301
ЛГУ настоящим уведомляет Вас, ’11’0 Вы зачислены ассиС­
тентом Физико-математического фаКультета на ФИЗИ’1еское
отделение для ведения занятий на III курсе.
192
В связи с началом учебного года 1 сентября Вам надле­
жит прибыть к месту службы не позднее 28 августа для
оформления своих служебных дел.
Ректор, управделами (подписи)>>.
Далее следует ответ Гамова (получен в ЛГУ 22 июля
1930 г.):
«В канцелярию Правления ЛГУ.
В ответ на Ваше отношение от 28 июня с. г. я должен, к
сожалению, сообщить, что для меня является едва ли воз­
можным приступить К занятиям на Физическом отделении ЛГУ
в начале этого учебного года.
В настоящее время я связан своей
[неясно] и не смогу вернуться в Ленинград
января 1931 г. Подробно по этому поводу я
‘ю. А. Круткову
работой с …
раньше 1-го
пишу проф.
Ваш Г.Гамов
Ziirich, Hodlaubstrasse, 11~ G.Gamow.»
Автор этих дополнений получил письмо от проф. Карла
Хуфбауера (США) от 25 мая 1990 г., в котором он сообщает
о якобы имеющихся у него копиях писем Гамова, адресован­
ных Н. Бору из Ленинграда от 10 января и 25 февраля 1931
г. То есть получается, что в январе того года Гамов вро­
де бы приезжал в Ленинград, чтобы затем «возвратиться В
Копенгаген на одну из конференций Бора». По-видимому,
это какое-то недоразумение; никаких следов подобной по­
ездки ни в архивах, ни в переписке ученого не обнаруже­
но. Такая поездка кажется невероятной и из-за сопряжен­
ных с этим трудностей ее оформления и из-за последовав­
Шего примерно в это же время переполоха, который вызвало
Уже порядком затянувшееся отсутствие Гамова в Союзе. об
ЭТОМ свидетельствуют сохранившиеся архивные документы.
«liаркомпрос РСФСР, Сектор науки, 211IIl-31 г.,
Ленинградскому Гос. университету.
Ввиду того, что срок командировки аспиранта Г. А. Гамо­
Ва давно истек, а между тем ни от Университета, ни от
дж.Гамов 193
самого т. Гамова никаких сведений у Комиссии не имеется,
письма же, адресованные по прежнему его адресу Ziirich,
HabIaubstrasse, 11, возвращаются за выбытием адресата,
прошу в самом срочном порядке, не позднее чем в 3-дневный по получении сего срок прислать весь имеющийся в
Университете материал в копиях (переписка, отчеты и
т.д.), а также его теперешний адрес, если таковой Уни­
верситету известеи.
Зам. председателя Комиссии по загран. командировкам
(Удальцов):.
(Зарегистрировано в ЛГУ 26 марта 1931 г.)
Ответ ЛГУ последовал действительно в срочном порядке
— 31 марта с припиской «По имеющимся частным сведениям
Гамов иаходится в Англии — Кембридж». Переполох был
столь велик, что ЛГУ запросил справку в Центральном ад­
ресном бюро Ленинграда о месте проживания Гамова и полу­
чил ответ: «Проживает: проспект к..Либкнехта, Д. 19/21,
кв. 72, 7 отделение милиции. Справку наводила Потехи на.
31 августа 1931 г.»
Дело приобретало нешуточный оборот. Но появился сам
Гамов, который написал заявление:
«Директору ЛГУ
Заявление
Ввиду моего возвращения из заграничной научной команди·
ровки и окончания моего аспирантства прошу оформить
окончание моего аспирантского стажа и зачислить меня в
штат Ленинградского Государственного Университета.
Ленинград, 11 сентября 1931 г. Г.Гамов»
На заявлении резолюция ректора: «Т. Савченко. 1) Прошу
оформить окончание аспирантского стажа на общих основа·
ниях. 2) Командировать для доклада т. Гамова в Москву на
2 дня. (Подпись)>> [Архив ЛГУ, ф. 1, оп. 3, св. 20, до
656, л. 51 — 58].
Так закончилась вторая командировка Г. А. Гамова за РУ I
беж Очень скоро он пожалеет о том, что возвратился.
194
33
После возвращения из командировки Г А. Гамов был при­
ШП на основную работу физиком (впоследствии — старшим)
в Физико-математический институт (ФМИ) Академии наук
СССР (пока в Ленинграде) — тот самый, на базе двух отде­
лов которого позже — после переезда в Москву в 1934 г. -06разовались Физический (ФИАН) и Математический (МИАН)
институты АН СССР.
Кажется довольно странным, что физика Гамова почему­
то опекал руководитель Математического отдела и. М. Вино­
градов (о чем свидетельствуют косвенные данные), а руко­
водитель Физического отдела С. и. Вавилов никак не пересе­
кался (по крайней мере, в дошедших до нас воспоминаниях)
с г. А. Гамовым, хотя они обязательно должны были встре­
чаться, например, по ядерно-физической проблематике Фи­
зического отдела или хотя бы потому, что С. И. Вавилов
принимал активное участие в 1-й Всесоюзной конференции
по атомному ядру в 1933 г. (существует его фотография в
составе оргкомитета этой конференции).
ко-математического института АН СССР
найден.
Пока архив Физи­
(до 1934 г.) не
Кроме того, с 1 сентября 1931 г. Гамов зачисляется по
совместительству на должность доцента «по сектору физики
ЛГУ на 120 часов годовых и научным сотрудником 1-го раз­
ряда Физического НИИ», а также «физиком, научным сотруд­
ником 1-го разряда Государственного Радиевого института
(ГРИ).»
Уже 11 сентября того же года Гамов выдвигает перед
Правлением Ленинградского государственного университета
и Сектором науки Наркомпроса ходатайство о нОвой поездке
за границу «для окончания раБОты», а 12 — 14 сентября
~омандируется в Москву «для доклада о проделанной за
Границей работе».
195
34
Точный текст телеграммы был следующим:
«Москва, Волхонка 14, Большая Сов. Энциклопедия, Отд.
Точного Знания, Б. М. Гессену.
Пр6читав Ваше изложение 65-м томе, с энтузиазмом при­
ступаем изучению эфира. С нетерпением ждем статей тепло­
роде и флогистоне. — Бронштейн, Гамов, Иваненко, Измай­
лов, Ландау, Чумбадзе.
Ленинград, Сосновка 2, Физ. -тех. институт, Теоретич. ка­
бинет» [г. Е. Горелик, В. Я. Френкель. Матвей Петрович Брон­
штейн (1906 — 1938). М., Наука, 1990, с. 79 — 80].
Нельзя не процитировать еще один абзац из той же кни­
ги, откуда взят этот текст: «За фототелеграммой последо­
вали «оргвыводы» — Бронштейн и Ландау на некоторое время
(с 29.01.1932) были отстранены от преподавания в ЛПИ
(<<за антиобщественное выступление по статье тов. Гессена
в БСЭ … »). В 1931/32 учебном году Бронштейна пригласили
(по инициативе студентов, что было тогда возможно) пре­
подавать и в университет. Студенты успели уже оценить
педагогический талант Бронштейна, но в связи с «Гессе­
ниадой» он и здесь был отстранен от преподавания. Его
заменил Гамов (разочаровавший слушателей, несмотря на
свое громкое имя). Основным местом работы Гамова был
ФМИ, и он фактически не пострадал от истории с фототеле­
граммой, о которой рассказывал (с неточностями) в автО­
биографии.» (Там же.) Единственную «неточность», допу­
щенную дж. Гамовым в его описании «Гессениады», можно
усмотреть только в том, что он по памяти передал содер­
жание телеграммы (это он, кстати, оговорил в своем текС­
те). Естественно, он не указал, что «Б. м.гессен вместе с
А. Ф. Иоффе были редакторами отдела физики БСЭ» и что «ди­
ректор ЛФТИ (А. Ф. Иоффе) гораздо яснее, чем его МОЛОДЬ1е
сотрудники, понимал, какую важную роль играл Б. м.гессеН,
защищавший философскую правомочность новейшей физики оТ
А. К. Тимирязева и его сподвижников».
196
35
Родители л. Н. Вохмянцевой русские, выходцы из
крестьян деревни Починки Яранского уезда Вятской губер­
нии .
. Согласно «Трудовому спнску» (пенсионное дело Н. и. Вох­
минцевой, NQ 8637, 9074 Дзержинского рай собеса) ее отец,
Николай Алексеевич Вохминцев (1885 — 1934), имел «низ­
шее» образование, профессию «машиностроитель», беспар­
тийный, член профсоюза с 1918 Г., на воинском учете ни­
когда не состоял.
Начал трудовую деятельность в 1900 г. на Бондюжском
химическом заводе в с. Тихая Гора Вятской губернии в
должности чертежника. Затем несколько раз менял место
работы, не изменяя ее характера, и постепенно вместе с
семьей перебрался в Москву, поселившись по адресу: Труб­
ная ул., д. 26а, кв. 14, где стал работать инженером­
конструктором Сектора механизации цнии торфяной промыш­
ленности (Инсторф) ВСНХ РСФСР с 1921 г.
С 1927 по 1933 г. подал заявки на 13 изобретений раз­
личных механизмов по добыче торфа, два из которых были
отмечены денежными премиями (1500 и 1000 руб.). В по­
следние годы часто болел. Был похоронен за счет Инс­
т<}рфа.
Ее мать, Н.адежда Ивановна Вохминцева (1886 — 1956),
родом из той же деревни Вятской губернии. Нигде не рабо­
тала, домохозяйка. После смерти мужа вплоть до своей
кончины получала пенсию «за умершего кормильца» (70 р.
50 к.).
В сохранившихся пене ионных документах Вохминцевых не
осталось никаких упоминаний о дочери, уехавшей вместе с
мужем в Америку — как будто ее просто не было; более
того, в пенсионном деле Н. и. Вохминцевой есть прямая
запись «число членов семьи 1». Если известно, что
Г.А. Гамов помогал посылками своему отцу, то об аналогич­
ных деяниях его жены своим родителям ничего не известно.
Если такое и было, то тщательно скрывалось.
197
Несчастная судьба брошенных родителей — тяжелый укор
супругам Гамовым, укор, который по праву должна разде­
лить вся наша бывшая античеловеческая система ценностей.
Их дочь, Любовь Николаевна Вохминцева, была единст­
венным ребенком в семье. Она родилась в 1909 г. Окончила
девятилетку (школу 11 ступени). В 1926 г. поступила на
математическое отделение физико-математического факуль­
тета 1-го МГУ. На IV курсе сменила узкую специализацию
«радиотехника» на «теоретическую физику», сдав соответ­
ствующие зачеты и экзамены. 27 января 1931 г. получила
удостоверение об окончании Физического отделения физико­
математического факультета 1-го МГУ по специальности
«теоретическая физика». Почти все личное дело студентки
\ л. Н. Вохминцевой СОСТОИТ из справок в «платную КОМИССИЮ»
МГУ из домоуправления о составе семьи (5 человек с одним
работающим — отцом), справок с места работы отца о полу­
чаемой им зарплате. Вот один из таких документов:
«В Платную комиссию 1-го МГУ от студентки 11 курса мате­
матического отд. Л.Н.ВохминцевоЙ
Заявление
Прошу сбавить назначенную мне плату в 123 рубля в
год, которую я заплатить не могу по следующим причинам:
вследствие частых заболеваний отца, на иждивении которо­
го я нахожусь, его заработок сокращается, так как Страх­
касса выплачивает не все жалование, а максимум 170 руб­
лей. При сем представляю удостоверение Домком’а в том,
что плата за квартиру бралась соответственно сумме, вы­
плачиваемой Страхкассой. Кроме того, на иждивении отца
находятся 4 человека, из которых двое (его родители)
стары и больны.
12.11.1928 г. Вохминцева.»
Плата за обучение по годам составляла 42, 112, 123 и
85 руб. в год. Если учесть, что зарплата отца в эти годы
была 200 — 235 руб. в месяц, то, понятно, жизнь для
семьи была несладкой.
198
Среди преподавателей Вохминцевой в МГУ Быии А. Б. Млод­зеевский (физика), А. К. Тимирязев (теоретическая физика, кинетическая теория материи), С. и. Вавилов (физическая
оптика), М.А.Леонтович (специальный оптический практи­кум), Б.М.Гессен (философия естествознания) [Архив МГУ, ф. 1, оп. 14л, ед. хр. 241].
После окончания МГУ Л. Н. Вохминцева была направлена на
работу инженером-оптиком на один из МОСКОElСКИХ оптичес­ких заводов. Брак с Г. А. Гамовым был зарегистрирован 1 ноября 1931 г. Уехала с ним в Ленинград, где, по­-видимому, не работала. В заграничных поездках работала эпизодически, главным образом лаборанткой. От брака с Гамовым сначала родилась дочь, но она умерла вскоре пос­ле родов, и затем — 4 ноября 1934 г. — сын Рустем-Игорь.
Известно, что в Америке Вохминцева по крайней мере неко­торое время работала в редакции журнала — писала рефера­ты русских статей по оптике и спектроскопии. Брак с Га­мовым был расторгнут в 1956 г. Жила в шт. Колорадо (США). Панически боялась каких-либо связей с СССР. Умерла в 1985 г.

(после Барбары Перкинс, 1974, организовавшей лекции Гамова в Колорадо, переехала за сыном?)

Очевидно, если Судоплатов не врал, то вербовали через связь с ее родственниками

 

44
Наконец, приведем наиболее содержательную часть переписки составителя (Лисневского -) с сыном ученого Рустемом-Игорем Гамо­вым (Колорадский университет, США). Из письма Р.-И. Гамова от 6 января 1983 Г.:
«… Сожалею, что очень затянул с ответом на Ваше
первое письмо. Отчасти это произошло от мысли, что я ма­
ло чем могу Вам помочь. ОТ проф. [Дж.] Кауффмана Вы по­
лучили [ксерокопию книги отца] «Моя мировая линия», ко­
торая, уверен, будет полезна для Вашего исследования.
Барбара Перкинс, вторая жена отца, умерла… в 1976 г.
Все документы о жизни отца находятся в нашей Библиотеке
Конгресса США. Моя мать жива, но вряд ли она может что­
либо добавить к материалам, содержащимся в «Моей мировой
линии», и, в связи с этим, я не хотел бы ее беспокоить.
Отец стал профессором Колорадского университета в
1956 Г.; дО этого в течение 22 лет он был профессором
Университета дж. Вашингтона. Я стал студентом в 1957 г. -начал изучать биофизику; с 1968 г. стал профессором био­инженерии в Колорадском университете. Отец умер в 1968 г. Прилагаю список моих публикаций, хотя, думаю, они мало что добавят к Вашей истории.
Вы должны ясно представлять себе, что отец преуспел в
науке как западный ученый, и связь между ним и Россией
была прервана. С другой стороны, я рад, что Вы выступили
с инициативой провести это исследование и желаю Вам
успеха. Я понимаю разговорный русский, но спотыкаюсь на
печатном слове … »
Из письма Р. -И. Гамова от 1 апреля 1983 г.:
«… В своем письме от 7 февраля 1983 г. Вы просите
меня высказать свое откровенное мнение, что я и собира­юсь сделать в этом письме.
Не было бы проблем, если бы мы провели вечер вместе,
попивая водочку и уплетая сырой бэкон, — тогда Вы многое
узнали бы о моем отце. Во время пирушки легче вспомина­ются шутки отца, которые он разыгрывал перед другими.
Если бы отец был жив, он развлек бы Вас историями, слу­чавшимися с ним, но если бы Вы попросили его записать
эти истории, он наверняка отказался бы. Не потому, что
он слишком занят, и не потому, что он не хотел бы преда­вать гласности эти истории, — он отверг бы это предложе­ние просто потому, что это потребовало бы «слишком много усилий».
С другой стороны, если какой-нибудь журнал заплатил бы ему 10 000 долларов за эти истории, он, «ей богу», сделал бы такую попытку.
Это сказано об отце и… немного о себе. Отец провел бы и действительно проводил много часов со студентами, официантами, мужчинами и женщинами, рассказывая им свою
последнюю теорию. Он любил слушателей. С другой стороны,
он не стал бы читать лекцию в университете, если бы ему не прислали «первоклассный» чек. Противоречие? да, но такова жизнь.
Вероятно, отец имел очень большое влияние посредством своих популярных книг… По-моему,
218 его книга «1, 2, З,… бесконечность» привлекла десятки мужчин и женщин в
науку. Читали ли Вы ее?
Мне известно, что д-р Джеймс Уолтон… собирается на­
писать книгу под названием «Клуб галстука ДНК». ЭТО ис­тория об ученых, которые изучали механизм протеинового синтеза; отец там — главное действующее лицо.
Этим летом я увижу мать, но я не хочу раздражать ее
воспоминаниями об отце. Это может причинить ей боль. Хо­тел бы обсудить это с ней лично. наедине. Меня очень тронуло. что Вы нашли дом моей бабушки [Н. и. Вохминцевой на Таганке — ю. л.) — и я надеюсь полу­чить от Вас весточку после Вашего возвращения из Одессы.
Вы. конечно, знаете историю о распятии, при надлежавшем
моему прадедушке, в которое попал снаряд и которое было
разбито на части в русско-японской войне (описано в
«Моей мировой линии»). А вдруг оно еще существует?.»
Из письма Р.-и.гамова от б июля 1983 г.:
«… Фотография моей матери московского периода очень
забавна. Невероятно. что такие документы сохранились до
сих пор. В этой стране было бы удивительно найти фото­
графию профессора спустя столько лет. не то что сту­
дентки. Я говорил с матерью об отце. К моему удивлению,
она не рассердилась так, как я этого .ожидал, хотя и была
далека от эитузиазма. Мы с ией гадали и удивлялись, по­
чему в Советском Союзе возник вдруг такой интерес к от­
цу, хотя раньше его было так мало …
Посылаю Вам другую свою фотографию, которая передает
МОе русское лицо немного лучше [это реакция на просьбу,
выраженную в моем предыдущем письме. — ю. Л.). Я очень
люблю лошадей и знаю, что в Советском Союзе есть замеча­
тельные арабские лошади, называемые русскими арабами … »
Из письма P.-И.Гамова от 27 сентября 1983 г.:
«… Спасибо за Ваше большое и очень интересное письмо.
На меня произвела действительно большое впечатление Ваша
219
поездка в Одессу, и в каком-то очень реальном смысле я
хотел бы быть там вместе с Вами. Также удивительно, как
Вам удалось отыскать первую(?) подругу отца.
Как Вы можете себе представить, к нам в Университет
часто приезжают русские, и мне доставляет огромное удо­
вольствие разговаривать с ними на моем плохом русском и
пить хорошую водку. Может быть, и Вы однажды будете та­
ким визитером?
Теперь позвольте мне сказать Вам, почему Вы поставили
меня в затруднительное положение, и мне, в свою очередь,
придется и Вас поставить в такое положение. Я искренне
верю, что Вы серьезный историк и стремитесь собрать как
можно больше информации о моем отце, но моя уверенность
мало значит по следующим причинам.
Я не знаю ни одного русского в США, который’ не считал
бы, что Советское правительство — порочное правительст­
во. Я вполне понимаю, что немногие люди считают свое
правительство хорошим, но боюсь, что Советское прави­
тельство дошло до крайних пределов средоточия зла. Бо­
юсь, что придется присоединиться к этому мнению. Понят­
но, конечно, что мы судим только о правительстве, а не о
людях, которые, по мнению большинства, замечательные.
Исходя из сказанного, Вы должны понять, что есть
много вопросов в Вашем письме, на которые я не хотел бы
отвечать, даже если бы у меня и были на них ответы,
просто потому, ЧТО они попадут в Советскнй Союз. Напри­
мер, как Вы могли просить меня ответить на вопрос под
номером 13? Большинство живущих здесь русских посчитало
бы такую информацию важной для Вашей тайной полиции.
Честно говоря, я не понимаю, как Вы можете задавать воп­
рос под номером б… Отец покинул Советский Союз из-за
отсутствия личной и научной свободы, и это, конечно, ни­
как не повлияло на то, что Сталиным было убито около 13
или, может быть, 17 миллионов русских.
Поверьте, 5fo далек от политики, так же как мой отец,
но я ясно представляю себе паранойю, которую чувствуюТ
220
большинство живущих здесь русских. Они отказываются ве­
рить, что Вы свободно отправились в Одессу для проведе­
ния своих историко-научных поисков. Я же просто не знаю.
Поэтому я не могу ответить на вопросы 4, 6, — 8, 11 -14. Если Вы дадите немного времени, я попытаюсь ответить
на Ваши остальные вопросы.
Поймите также мою мать. Она ужасно подозрительно от­
носится к СССР. Кроме того, развод моих родителей был
очень болезненным. Поэтому обсуждение чего-либо с моей
матерью в отношении отца в лучшем случае затруднительно,
а то, что информация попадет в Советский Союз, еще более
затрудняет ситуацию … »
Это был ответ на мое действительно длинное письмо, в
котором я перечислил, пожалуй, все скопившиеся к тому
времени вопросы о жизни Гамова в США, подробностях его
отъезда в Америку, о егО взаимоотношениях с Л. Н. Вохмин­
цевой, об адресах родственников и друзей в СССР, с кото­
рыми он, возможно, переписывался и т. п. Теперь настала
моя очередь удивляться, что такое письмо дошло до меня.
Ответ Р.-и. Гамова действительно поставил меня в за­
труднительное положение (не будем забывать, что на дворе
был 1983 г.)….

…его, пожалуй, самое содержательное письмо.
с… Искренне благодарен за Ваше последнее письмо от
25 октября 1983 г. При отношениях, которые сложились
между нашими странами, сейчас важнее всего говорить
ясно. Я понимаю, что мое последнее письмо было по край­
ней мере жестким, но, на мой взгляд, я ясно выразил в
нем свои истинные чувства. И у меня такое впечатление,
что и Вам тоже удалось сделать то же. Однако, пожалуй­
ста, поймите меня правильно — я не согласен с Вами, ког­
да Вы пишете: «Что касается других вопросов, поднятых в
. Вашем письме, то я считаю, что они неуместны в нашей пе­
реписке. » Наоборот, как раз те моменты, которых я кос­
нулся, и привели к тому, что мой отец покинул Советский
Союз. Ваш вопрос NQ 4 задан прямо — «чем было вызвано это
решение?». Хотя я отказался отвечать на него, в опреде-222
ленном смысле я уже сделал это. Мне приятно и я немного
удивлен, что мое письмо все-таки попало к Вам!
Ответ на вопрос .N~ 2 даже забавен. В книге отца «Моя
мировая линия» на странице 104 приведена в сокращенном
виде версия его генетического эксперимента. Насколько я
знаю от обоих родителей, однажды отец и мать сидели ря­
дом друг с другом на семинаре по физике. Мать курила и
держала руку, обратив ладонь к собеседнику (она и сейчас
курит так). Отец заметил, что линии жизни на ее правой
руке не пересекаются, что встречается довольно
он попросил ее показать левую руку. Отец мне
вал, что когда он потянулся к ее левой руке,
очень взволнован, но мне трудно в это поверить.
редко, и
рассказы­
он был
Незави-симо от того, действительно ли он испытывал волнение или
нет, линии не пересекались и на его левой руке. Это было
очень необычно.
Как отмечено в книге, мои линии жизни тоже не пересе­
каются. Я только недавно узнал от своей матери, что я не
первый ее ребенок — у меня была еще сестра, которая
умерла при родах. Пересекались ли ее линии жизни или
нет, осталось неизвестным.
Как я упоминал уже несколько раз, у меня большая
страсть к лошадям. Как утверждал отец, это объясняется
тем, что я был зачат после катания моих родителей верхом
в Вашингтоне, О. К. Говорят, что при этом он был в одежде
для верховой езды. Недавно я спросил об этом У матери,
но она только сказала, что отец всегда отличался богатым
воображением. Последнее действительно так, но я верю и
тому, что говорил отец.
Я подозреваю, что мою мать привлекли в отце его рост
(6 футов 4 дюйма) (194 см) и его раскованная манера по­
ведения. В последние годы, мои годы, я не помню случая,
чтобы отцовская раскованность производила благоприятное
впечатление на мать, но очевидно, что раньше ей это нра­
вилось. Моя мать — [присланная Вами] ее фотография не
дает правильного представления о ее внешности была
223
удивительно красивой женщиной и ей не нравилось играть
второстепенную роль.
А теперь нечто, не совсем относящееся к теме. отца
очень забавляла одна книга по генетике, изданная на рус­
ском языке под названием «Почему Я похож на папу?». Отцу
нравилась эта книга потому, что в одной из глав он нашел
страницы о себе. Там писалось, что известный русский фи­
зик покинул Россию и теперь живет в маленьком ветхом до­
мике с покосившейся трубой. Никто не мог себе предста­
вить, каким образом автор пришел к такому заключению:
дом отца в Боулдере не был, конечно, особняком, но он
также и не был полуразвалившейся хижиной! Загадка раз ре­
шилась, когда отец догадался, что его личная почтовая.
бумага могла каким-то образом попасть в Советский Союз.
Мой отец, как Вы, вероятно, знаете, был большим поклон­
ником Уолта Диснея и часто копировал его мультипликации.
Одна из таких мультипликаций и представляла собой ма­
ленький домик со сломанной трубой. Сейчас я дома, но ут­
ром я постараюсь разыскать экземпляр этой книги и листок
его почтовой бумаги.
На шестой вопрос ответить действительно трудно, не
больно, а именно трудно. Отец действительно пил и осо­
бенно сильно в последние годы жизни, НО это, конечно, не
было причиной развода моих родителей. Скорее наоборот,
развод привел к тому, что оба стали сильно пить. Мне ка­
жется, отец так до конца и не избавился от этого. Многие
из его друзей считали — отец пил от сознания потери «ма­
тушки России», но я не согласен с этим. Безусловно, отец
очень скучал по России, как и все живущие здесь русские,
которых я знаю, но, что касается отца, то прнчина его
упомянутой склонности была, вероятно, все же жестокость
развода — как в юридическом, так и в психологическом
плане.
Если мне пришлось бы быть пристрастным, то я должен
бы сказать, что к отчужденности и в конечном _ счете к
разводу привело то, что мать была несчастлива с отцом.
224
Мать до сих пор окончательно не простила меня за то, что
я не принял ее. сторону — против отца.
Барбара была замечательной женщиной, но
иной, чем мать. Барбара изучала литературу,
совершенно
она была
знакома с работами отца задолго до того, как они позна­
комились, и поэтому заранее восхищалась им. Она не имела
отношения к науке и была убеждена, что это ей недоступ­
но. Я считаю, что отчасти это было вызвано ее склон­
ностью к мистике — она была поклонницей теории Фрейда и,
кажется, скупала по возможности все книги, относящиеся к
анализу снов. В отношении издания отцовских работ Барба­
ра была чрезвычайно добросовестной и сделала действи­
тельно очень много. Она писала стихи и обладала прекрас­
иым музыкальным слухом. Однажды она написала одну вещь
на английском языке после того, как отец продекламировал
ее по-русски. Кажется, это была пьеса, пародия на Фаус­
та, которую можно найти в последней части книги «Трид­
цать лет, которые потрясли физику». Барбара была немного
старше матери, и это постоянно раздражало мать.
В последнее время я несколько раз разговаривал с ма­
терью по телефону, но все никак не представлялось случая
спросить ее о том, что Вас интересует. Однако я думаю,
что со временем мне
пока я дал Вам немного
Искренне Ваш
удастся это сделать. Надеюсь, что
полезной информации.
Р. -и. Гамов, адъюнкт-профессор».
Это письмо — обвинение нашей позорной и, к счастью,
ушедшей в прошлое партийно-цензурной системе, связанной
с недомолвками, иносказаниями, намеками, эзоповским язы­
ком, наконец, со сделками с совестью! Р. -и. Гамов пра­
вильно уловил главную вынужденную фальшь в моем письме -фразу о «неуместности». И здесь же выразил свои радость
и удивление по поводу того, что его письмо все-таки по­
пало ко мне!
Письмо — очень интересное и содержательное. Пожалуй,
единственное, в чем нельзя согласиться здесь с Р.-и. Гамовым, это с его трактовкой причины того, что
8 дж Гамов 225
«отец действительно пил и особенно сильно в послеДние
годы жизни». Хотя сын И отмечает мнение большинства дру­
зей, что Т;:Iкая причина — в потере «матушки России», но
сам, по-видимому, до конца не осознает всей глубины тра­
гедии, которую переживал отец. Если разводиться или не
разводиться было во власти Дж. Гамова, то иметь или не
иметь родину от него не зависело никак — он сам добро­
вольно (хотя и не так, как хотел) ради свободы творчест­
ва лишил себя ее. Даже совершить поездку в Россию он не
мог, не подвергая свою жизнь опасности! Это было ЛИЧНОЮ
болью отца, болью, которой он не мог поделиться с сыном,
который не смог бы его понять. Этим можно было поделить­
ся только с очень немнагими соотечественниками, оказав­
шимися в том же положении. Поэтому ностальгия по родине
прорывалась завуалированно в довольно частых обращениях
к русской поэзии; к былым друзьям и коллегам, к русскому
фольклору в его научно-популярных произведениях. От тос­
ки по родине действительно можно было завыть и … за­
пить.
И сын, выросший на другой родине и никогда не теряв­
ший ее, может просто это не пони мать.
Наконец. 15 февраля 1984 г. я получил последнее и
очень краткое письмо Р. -и. Гамова. Фактически это была
записка. от начала и до конца (в отличие от всех других
его писем) написанная от руки:
«10 января 1984 г.
Дорогой Юрий!
Я желаю Вам очень Счастливого Нового Года! Считаю.
что фактически я [остался] совершенно один. Я не вложил
[в прошлое письмо Вам] копию почтовой бумаги отца [и не
дал] ссылку на книгу по генетике «Почему Я похож на
папу?» [Посылаю их.]
Надеюсь. Вы будете рады вложениям.
С наилучшими пожеланиями и пожеланием теплой весны
Игорь.»
226
К письму были приложены два документа. Бо-первых, это
ксерокопия листа, на котором были наклеены липкой лентой
две полустранички русского текста и их машинописный пе­
ревод на английский. Не исключено, что оригинал принад­
лежал когда-то Дж. Гамову. 80-вторых, это ксерокопия ори­
гинального письма Дж. Гамова сыиу. Цель присылки этой
копии — показать образец его почтовой бумаги, но, безус­
ловно, письмо имеет и самостоятельную ценность. Поэтому
приводим его перевод:
Дача Гамова. 21 сент. 1967 г.
«Дорогой Игорь!
После твоего позднего звонка я переписал вчерашнее
письмо.
Моя статья с переменной е2 появится в выпуске Phys.
Rev. Letters от 25 сентября, но на горизонте сгущаются
,учи. Б выпуске Ар. J. Letters (июль 1967 г.) Маартен
Шмидт и др. анализируют спектр квазара 3С=191 и получа­
ют, что хотя красное смещеиие имеет множитель 3 (точнее,
2,945 ± 0,001), постоянная тонкой структуры а (= e
2
/hc)
«изменяется» только на множитель 0,98 + 0,05, т. е. не
изменяется вовсе.
Но так как мы не знаем, что такое квазары, трудно
сказать, что это означает. Однако у меня появилась новая
мысль.
Если использовать в качестве системы единиц с, h, л
(элементарная длина ‘» 10-13 см), найдем, что масса тяже­
лОй частицы есть:
м = h/лс (не ново),
барион
параметр сильных взаимодействий (ядерные силы):
протяженность = Л (также не ново); глубина потенциальной
стенки ио = hс/л = 10—4 эрг = 100 МэБ (ново!); постоян­
ная Ферми слабого взаимодействия «(3 = распад) g = сhл2
(ново! численно правильно с точностью до 10 %). Это по­
Лумир Ньютона, не изменяющийся с возрастом Вселенной.
8* 227
Полумир Максвелла (demimonde) является чисто электри-ческим и, если е2
t, массы лептонов и мезонов:
т = е
2
~ t.
лс2
Звучит забавно!
Вчера я пошел на встречу со своим классом (Физика
461) и не нашел студентов. Только один зарегистрировал­
ся, ио не пришел. Поэтому я снова не читаю лекции В этом
семестре. Со мною за компаиию еще два других безработных
профессора: 1) Бил Лоув, чей отдел 3 элементарной физики
был аннулирован из-за отсутствия студентов, 2) дейв
Линд, по курсу ядерной физики которого зарегистрирова­
лись только 4 студента, так что он аннулировал класс.
Так что для меня планируется устроить общеуниверситет­
ские популярные лекции по науке. Что случилось с этим
университетом?! Билл, Дейв и я собираемся объявить курс
о «Твердых, ядерных и теоретических свойствах LSD [?] н
STP (?)>>. Может быть, это принесет [неясно].
С наилучшими пожеланиями Максу, а также Цирульнику и
веснушчатой Мэри.
Джо.
Барбара шлет тебе привет.»
Письмо свидетельствует, что за год до кончины Дж. Га­
мов был бодр, жизнерадостен и работоспособен. Собствен­
но, об этом даже лучше свидетельствует библиография его
работ — его научная активность сохранял ась на высоте до
последних дней жизни.
По причинам, указанным выше, я перестал писать Р.­
И. Гамову в конце 1983 г. Естественно, и он поступил так
же. В конце концов он должен был понять истинную причину
моего молчания… Как я сейчас корю себя за проявленное
малодушие! Мучительно анализируя эт, историю, прихожу к
неутешительным выводам. Нет, это была не трусость! Все
дело в том, что я вырос и воспитался в той системе, в
которой «дисциплинированность», «исполнительность» почи-228
тались за главные добродетели,
ловеком системы:!>. Это был как
короче говоря, я был «че­
раз тот случай, когда «по­
ложительное:!> становится «отрицательным».
прозрение наступило позже. И было нелегким.
К сожалению,
Последние несколько лет я пытался восстановить пере-писку — писал по всем известным мне адресам, посылал вы­
шедшие статьи о Дж. Гамове, пытался связаться с сыном че­
рез американских историков науки, приезжавших в ИИЕТ АН
СССР, пробовал даже действовать через американское по­
сольство в Москве. Такие же попытки предпринимал и род­
ственник Дж. Гамова Игор~ Леонидович Гамов (с другой
целью). Все оказалось безрезультатным. Последнее мое об­
ращение (по трем известным мне адресам) было сделано в
середине августа 1990 Г., где я (в который раз!) изви­
нился за свое молчание 1983 г. и попросил прислать фото­
графию могилы Гамова в Боулдере. Ответа нет до сих пор.
Впрочем, Р.-И. Гамов все же проявил себя довольно не­
ожиданным образом. 17 декабря 1989 г. в газете «Советс­
кая Россия» под заголовком «Спасительный мешок» была на­
печатана маленькая заметка: «Альпинистам хорошо извест­
но, что разреженный воздух высоко в горах может вызвать
головную боль, головокружение, затрудненное дыхание, пе­
реутомление и т. п. Американский ученый Игорь Гамов из
Колорадского университета предложил для разрешения этой
проблемы переносной надувной мешок весом 5,4 кг, который
плотно закрывается, и давление внутри него повышается с
помощью простого ножного насоса. Специальные клапаны
следят, чтобы давление было постоянным. Выдыхаемая дву­
окись углерода высвобождается, уступая место свежему
притоку воздуха. Лечение «высокогорной болезни» обычно
длится около двух часов.» Хочется надеяться, что в по­
добном амплуа мы еще не раз услышим о сыне Дж. Гамова.
Нет никакого сомнения в ценности приведенной перепис­
ки. Она дала так необходимые человеческие черты облика
дж. Гамова и его ближайшего окружения, которые не может
дать никакое изучение архивов.
229
Собственно, вскоре все прояснилось. сентября
1990 г. позвонил Игорь Леонидович Гамов из Кишинева и
сообщил, что он, наконец, получил короткое письмо от Р.­
И. Гамова. Вскоре пришли и копии самого письма и прило­женной к нему статьи из американского журнала о «мешке Гамова» с фотографией его изобретателя на фоне Памирских
гор. В статье содержалось описание «мешка» И сообщалось, что он спас жизни по крайней мере шести альпинистов. А в письме сообщалось о намерении приехать «на несколько дней в Советский Союз» для чтения лекций о своем изобре­тении и о своем желании встретиться со своим родственни­ком. В статье была информация и о Дж. Гамове.
Оказывается, здание Колорадского университета называ­ется (по-видимому, среди студентов) «Башней Гамова». И еще: «Игорь знает много историй о своем отце русского
происхождения… Когда отмечалось 100 дней со дня рожде­ния Игоря, Дж. Гамов угощал всех своих гостей вином (Брэнди Александер ) из детских бутылочек малыша. По­скольку Э. Теллер непьющий, он получил взамен детское пи­тание, которое ему очень понравилось». Действительно, это шутки Гамова!

ИВАНЕНКО ниже…:

Д.Д.Иваненко
ЭПОХА ГАМОВА ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННИКА
Считая своим долгом содействовать лучшему пониманию
истории отечественной физики, я рад возможности сделать
еще один, небольшой, вклад, рассказывая о своем знаком­
стве (1923 — 34 п.) и дружественной совместной работе
(1923 — 28 п.) с Георгием Антоновичем Гамовым. Выдаю­
щийся вклад Гамова, начавшего квантовую трактовку атом­
ных ядер, широко признанную мировой наукой, представляет
одно из главных достижений советской физики; его теория
процессов в Ранней Вселенной, развитая уже в годы пребы­
вания в Америке, при ведшая к объяснению образования лег­
ких ядер и замечательному предсказанию реликтового излу­
чения, явилась первым существенным шагом во всем разви­
тии современной космологии вслед за эпохальным доказа­
тельством петроградекого механика А.А.Фридмана (1922
23 гг.) возможности нестационарной расширяющейся Вселен­
ной; оказался важным и его подход к расшифровке генети­
ческого кода.
На наш взгляд, историки науки, наряду с исследованием
подлинных публикаций, трудов конференций, переписки, ар­
хивов, должны стараться собрать возможно больше материа­
лов, так сказать из первых рук, организуя и/нтервью со
здравствующими учеными, побуждая их писать свои автобио­
граФJ;fческие записки. Систематическую работу подобного
типа уже проделали американские историки науки, записав
на пленки многочасовые беседы, например, с Оппенгеймером
(руководителем А1анхеттенского проекта первой атомной
бомбы) и рядом других самых видных современных ученых.

Еще в сороковых годах общее внимание привлекла кни­га Шредингера о проблеме жизни (ряд не очень удачных его высказываний теологического типа вызвал в Советском Сою­зе резкую критику первой публикации перевода (1948 г.) всей книги, с обычными «оргвыводами» в адрес сотрудников издательства). Переломным моментом в современной генети­ке, как известно, явилось поразительное выяснение струк­туры ДНК (Крик и Уотсон, 1953 г.), что потребовало расшифровки генетического кода и привело в частности и к теории Гамова. Биологией, генетикой, биофизикой заинте­ресовались также Курчатов, Тамм, Капица, Ферми и другие
виднейшие физикн квантисты, ядерщики; среди них в самые
последние годы (1990) Абдус Салам с сотрудниками (стара­ясь объяснить известное преимущественное наличие «левой ас-симметрии основных биологических объектов на базе своей с Вейнбергом теории электрослабых взаимодеЙствий).
Не вдаваясь здесь в детали характернстнкн эпнзодов
Советской физики, заметим, что, занимаясь с сотрудниками
известными космологическими ассимметриями (зарядовой,
барионной; осью времени расширяющейся всей известной
Части Вселенной), у меня возникла гипотеза, отмеченная и
в публикациях, связать эти асимметрин не только с микро­физикой, но и с биологической выделенностью «левых» объ­ектов (о чем мы в частности беседовали в Триесте с Моха­
медом Абдусом Саламом в 1990 г. в его институте). Предполагая, подобно упомянутым выше ученым, начать связы­вать современную физику с биологией, я предложил для
скромного начала создать в ТСХА (Тимирязевская Сель.­Хоз. Академия в Москве), куда я был приглашен заведовать кафедрой физики, Биофизическую лабораторию для исследо­вания растений радиоактивными изотопами, применяя в частности методы хроматографии, большим специалистом в которой являлся профессор Е. Н. Гапон; совместно -с членом ТСХА В. М. Клечковским, аспирантом В. В. Рачинским (ныне профессор ТСХА), при большой поддержке И.В.Курча­това был выполнен в 1944 — 1947 гг. ряд интересных ра­бот, результаты которых были опубликованы в трех стать­ях. Был организован семинар с рефератами работ по гене··
тике, с обзором книги Шредингера и т.д. (Еще в ЛФТИ при подготовке полета стратостата в начале 1935 г. (как из­вестно, завеРШ!fвшегося катастрофой) с участием по нашей
рекомендации физика Усыскина, на нашем ядерном семинаре
уже шла речь о выяснении влияния космическнх лучей на мутации дрозофил) Моя работа в новом, многообещающем центре биофизики, была прервана после разгрома советской
генетики стараниями сторонников Лысенко, получивших
одобрение высших партийных инстанций на известной сессии
ВАСХНИЛ 1948 г. Затем биофизическая лаборатория была
присоединена к обнинским институтам, а генетика в нашей
стране стала возрождаться примерно только через 20 лет.

 

О М.П.Бронштейне. Позднее к нашей тройке теоретнков Джаз банда (названных «мушкетеры», как вспомнил о троих «неразлучных» И Гамов, беседуя гораздо позже, уже в США
в 1956 г., с одним из коллег), присоединился Бронштейн (1906 — 38).
Матвей Петрович Бронштейн (сын врача из ВинницЫ, участника I мировой войны) начал свой «приготовительный класс» с очень раннего вхождения в науку в Киеве, участ­вуя в студенческом кружке п.с.Тартаковского (будущего сотрудника ЛФТИ и Сибирского физтеха в Томске), и уже в
280 1925 г., опубликовав свою первую рабо’У (учитывающую «гипотезу:. фотона).
В 1926 г. он поступает в лгу, астрофизикой (температура Солнца где сперва занимается
и др. ), публикуя резулътаты, высоко оцененные Милном. В своих воспоминаниях
Д.Я.N\артынов (многолетний директор ГАИШ мгу), не удер­жавшись от высоких эпитетов, пишет, что мол::дые астроно­мы, работавшие совместно, Амбарцумян и Козырев (репрес­
сированный, но уцелевший после ряда лет заключения) были связаны с «талантливой группой студентов Университета, в которую входили М. П. Бронштейн, Г. А. Гамов, Л. Д. Ландау,
Д.Д Иваненко — блестящее созвездие будущих звезд первой величины», нередко приезжавшие в Пулково. В традициях Джаз банда Бронштейна удачно назвали «Аб­батом (вспомнная известного персонажа Анатоля Франса…

…Мы с Аббатом были
главными организаторами антиэфирной фототелеграммы Гес­сену и вместе с ним отбивались на «прораБОТОЧНОМ:t собра­нии ЛФТИ после бледного выступления Дау и в отсутствие
авторитетного «подписанта» Гамова.
Наряду с интересом к теории звезд и ядру, Бронштейн
включился и в разработку теории полупроводников (сперва
считавшуюся первой главной темой института). Перу Аббата
принадлежит немало ценных обзоров в известном журнале
Н. И. Бухарина «СОРЕНА» (Социалистическая реконструкция и
наука). Бронштейном (переводчиком) и мною (редактором)
был издан перевод классической книги Дирака об основах
квантовой механики (1932); редактором второго издания
(1937) был сам Аббат. Из работ Бронштейна меня до сих
пор интересует кван;ование гравитации (его докторская
диссертация 1935 г., где исследовалось квантование сла­бого поля и его измеримость).
Когда, наряду с другими сотрудниками ЛФТИ, ЛГУ и т.д., Я был репрессирован в 1935 г. после убийства Киро­ва (о котором я, кстати сказать, впервые узнал из теле­фонного утреннего звонка Аббата, возвращавшегося из
Москвы в Ленинград в одном поезде со Сталиным), и в кон­це концов был спасен, будучи направлен в Томск (усилиями 51. И. Френкеля, А. Ф. Иоффе, С. И. Вавилова и других ученых),
у нас началась усиленная переписка с Бронштейном (см.,
например, «Известия ЦК КПСС, 1991 г., М 3, статью, по­
священную аресту л.Д.Ландау в 1938 г. с публикацией
текста его докладов и Т.д., как известно, по настойчиво­
му ходатайству П.Л. Капицы и на его поручительство Дау
был освобожден после годового заключения в тюрьме). На­
ряду с научными новостями, Аббат проинформировал меня о
своей женитьбе на литераторе Л. К Чуковской (с которой я
был уже относительно близко знаком, как и с ее отцом
282
Корнеем Ивановичем Чуковским). При первой же моей поезд­
ке из Томска в Ленинград в 1936 г. я прежде всего, ес­
тественно, был встречен Аббатом, с которым мы два дня
обсуждали, день и ночь, научные и другие весьма актуаль­
ные проблемы тех лет.
Об аресте Бронштейна в августе 1937 г. я узнал из од­
ного из писем Я. И. Френкеля, когда еще никто ./е знал о
его дальиейшей судьбе (приговор и расстрел в феврале
1938 г.~. Я, конечно, также пытался приложить и свои
скромиые усилия к попыткам его спасения, обсуждал этот
вопрос с Иоффе и Вавиловым. Так еще один из самых силь­
ных теоретиков молодого поколения оказался в· ужасном
списке жертв террора в нашей стране.
о Н. и. Бухарине. Уместно сообщить здесь некоторые мало
известные подробности об интересе к физической науке
Н. И. Бухарина, одного из наиболее известных в стране чле­
нов руководства коммунистической партии и Коминтерна,
редактора «Правды», затем «Известий»,
Больщого террора в 1938 г. В 1931 г.
павшего жертвой
Бухарин вместе с
А. Ф. Иофф~ и Б. М. Гессеном участвовал во втором междуна­
родном конгрессе по истории науки в Лондоне, познакомил­
ся с Капицей и посетил Кавендишевскую лабораторню в Кем­
бридже (о чем Капица вспоминает в одном из своих пиеем к
Резерфорду). Выступления советских делегатов, указывав­
ших на целесообразность учета социально-экономической
ситуации при анализе истории науки, вызвали на конгрессе
большой интерес. Будучи избран в Академию наук, Бухарин
руководил здесь сектором истории науки (преобразованным
затем в нынешний Институт Истории Естествознания и
Техники).
Впервые я увидел Бухарина лично на заседании Акаде­
мии, когда ее президент Карпинский приветствовал вновь
избранных ее членов Луначарского и Бухарина, выражая им
благодарность за содействие развитию науки в стране и
предотвращение эксцессов периода Французской революции
283
(гильотирование Лавуазье и
как и, увы, многие другие,
т. д.); очевидно, Карпинский,
не предвидел волн террора,
жертвой которого стала и физическая наука нашей страны,
особенно с 30-х годов, вплоть до начала перестройки в
середине 80-х годов. Н. И. Бухарин хорошо понимал значение
физики, он посещал ЛФТИ и был, очевидно, относительно
близок к А. Ф. Иоффе. Одна из встреч (В конце 1931 г.) с
ним как раз имела место за вечерним чаем у Иоффе, когда
меня с 51. ИФренкелем пригласили Абрам Федорович и Анна
Васильевна (вторая супруга Иоффе А. В. Ечеистова, моя од­
нокурсница по университету). Бухарин и Иоффе вернулись с
важного заседания Академии; речь у нас шла, прежде все­
го, о создании по моему предложению журнала на западно­
европейских языках. Бухарин одобрил издание, Иоффе не­
сколько колебался, склонялся к его публикации не в Харь­
кове, а в Ленин граде (одно из проявлений появившегося у
Абрама Федоровича монополизма и некоторой «боязни» ин­
тенсивного развития в Харькове УФТИ, идейного филиал~
ЛФТИ}. Вспоминаю еще одну из личных встреч с Бухариным,
уже после открытия нейтрона и организации ядерного отде­
ла в ЛФТИ в декабре 1932, после публикации моей протон­
нейтронной модели ядра. Он интересовался развитием ядер­
ной физики, одобрил организацию экспедиции в Армению для
исследования космических лучей на одной из горных вер­
шин; ему понравился также, к сожалению, оказавшийся не­
реальным наш проект космической экспедиции в ряд южных
стран (после известных трансконтинентальных наблюдений
Комптона). Смеясь, Бухарин просил взять и его с собой в
поездку (которая, конечно, не состоялась).
Когда в Германии к власти пришел Гитлер и началось
увольнение «неарийских» ученых, Лауэ в ряде писем присы­
лал нам целые списки физиков с рекомендацией принять их
на работу в советские центры.
Сам Макс фон Лауэ мужественно держал себя, например,
никак не отрекаясь от поддержки теории относительносТИ
Эйнштейна. Вопросы, связанные с деятельностью Гейзенбер-284
га, во время второй мировой войны, когда он одно время
СТОял во главе ядерных работ, еще далеко не выяснены.
В первый период войны Гейзенберг был уверен в победе
Германии и, по-видимому, имел в виду заранее обеспечить
для своей страны руководящее положение в мировой науке.
Один из немецких историков физики, публикуя после кончи­
ны великого теоретика обзор его раЬОТ, писал, что Гей­
зенберг «выполнял свой гражданский долг». Во всяком слу­
чае, как известно, в нацистской Германии не только не
сумели сконструировать атомные бомбы, но даже не реали­
зовали постройку реактора; конечно, сыграло роль не­
достаточное внимание правительства к ядерному оружию,
главные средства отпускались на ракеты, построенные с
большим успехом; очевидно, физнки в Германии, в противо­
положность американским коллегам, не представляли всей
сложностн проблемы н ,неОбходимости гораздо большего раз­
маха работ.
Мы с Я. И. Френкелем. при поддержке С. И. Вавилова, соз­
дали небольшую комиссию для реализации устройства на ра­
боту, в частиости в Jlенинграде, некоторых немецких физи­
ков. Насколько я помню, Бухарин также в принципе предва­
рительно одобрил это мероприятие, которое, однако, не
получило окончательной поддержки в высших инстанциях со
ссылкой на отсутствие квартир и Т.д. Как известно, ряд
немецких физиков и математиков сумели все же получить
работу в Советском Союзе (например проф. математики
Нетер, брат знаменитой своими теоремами о сохраняющихся
величинах Эмми Нетер; с ним я встретился во время работы
в Томске); большинство же немецких ученых, изгонявшихся
из Германии, уехало в США.
Напомним, что интерес Бухарина к науке и ее истории
связан с его деятельностью в качестве руководителя науч­
но-исследовательского сектора ВСНХ СССР (К которому при­
надлежал и институт Иоффе еще до перехода в снстему АН
СССР). В апреле 1931 г. в Москве под шефством Бухарина
была организована 1 Всесоюзная конференция по планирова-285
нию науки (я был на нее направлен из ЛФТИ и являлся од­
ним из членов редакционной комиссии). После реорганиза­
ции в марте 1932 г. Комиссии ПО истории науки Бухарин
стал директором нового института Истории науки и техни­
ки, который до последнего времени является центром в
этой области в стране, устанавливая контакты с междуна­
родными организациями по истории знаний и публикуя авто­
ритетный журнал «Вопросы истории естествознания и тех­
ники:..
Известио знакомство Бухарина и с работами Гамова. На
одном из заседаний, посвященном успехам ядерной физики,
Бухарин предложил Георгию Антоновичу исследовать ВОЗМОж­
ность применения также в лабораторных условиях предпола­
гавшихся, тогда еще весьма предварительно, ядерных про­
цессов в звездах. Напомним, что Бухарин являлся органи­
затором и главным редактором научно-популярного журнала
«СОРЕ НА» (Социалистическая реконструкция и наука), типа
нынешней «Природы», весьма распространенного среди ин­
теллигенции.
Наряду с обзорами по современной науке в нем публико­
вались статьи по ее организации. Ряд интересных публика­
ций, посвященных физике, напечатал здесь М. П. БронштеЙн. _
Об А. А. Фридмане. Учитывая огромное значение работ
Фридмана, впервые построившего в 1922 г. теорию Вселен­
ной, эволюционирующей со временем, в частности расширяю­
щейся, явившуюся основой всей современной космологии це­
лесообразно коротко остановиться на биографии этого вы­
дающегося ученого.
Результаты Фридмана, выигравшего полемику с Эйнштей­
ном, имели особое значение для престижа русской науки,
оказавшейся способной в труднейшие ранние послеоктябрь­
ские годы не только развивать следствия воззрений запад­
ных физиков, но и выдвинуть фундаментальную концепцию,
определившую целое новое направление математики, теориИ
относительности и всего’ естествознания.
286
Как отметили три автора (э. А. Тропп, В.Я. Френкель,
А.Д.Чернин (1988)), «кровей у Фридмана было намешано
более чем достаточно». Дед Фридмана Александр Иванович,
выходец из военных кантонистов, рожденный в еврейской
семье, служил лекарским помощником, дошел до коллежского
секретаря; бабка — солдатская дочь. Отец, по семейной
традиции также Александр (Александрович), окончил кон­
серваторию в Петербурге, _ композитор, танцор кардебалета,
капельмейстер лейб-гвардии Преображенского полка, прожи­
вал в одном из зданий Зимнего дворца. Дед по материнс­
кой, чешской линии И. к. Воячек приехал в Петербург из Мо­
равии в 1857 Г., изучал чешскую музыку, являясь органис­
том Русской оперы, профессором консерватории, затем
также капельмейстером. Бабушка — дочь полковника царской
армии о. И. Меллер, очевидно из обрусевших немцев (ее
отец — Карл Иванович Меллер). Мать А.А.Фридмана — Людми­
ла Игнатьевна Воячек окончила консерваторию в Петербур­
ге, пианистка.
Фридман учился во 2-й гимназии с высоким уровнем пре­
подавания. Еще гимназистом, совместно со своим многолет­
ним товарищем Я.Д. Тамаркиным, он выполнил работу по тео­
рии сравнений, принятую Гильбертом для публикации в ве­
дущем журнале того времени. Наряду с другими гимназиста­
ми Фридман активно участвовал в социал-демократической
организации средних школ в конце 1905 года. В дальнейшем
А. А. Фридман непосредственного участия в политической
деятельности не принимал.
В Санкт-Петербургском университете (1906 1910)
Фридман активно участвует в математическом кружке, явля­
ется учеником В. А. Стеклова. После сдачи магистрского эк­
замена Фридман меняет чисто математическую деятельность
и поступает в начале 1913 г. на должность физика в Аэро­
логическую обсерваторию в Павловске, входившую в состав
Главной физической обсерватории, устанавливает контакты
с Б.Б.Голицыным, будущим ее директором, крупнейшим миро­
вым сейсмологом (его сменил в качестве директора в фев-287
рале 1925 г. А.А.Фридман за несколько месяцев до своей
кончины). Фридман участвовал также в «домашнем кружке
(семинаре) П.с.Эренфеста», работавшего в Петербурге
вместе с супругой ТА.АфанасьевоЙ в 1907 — 1912 гг. Не­
задолго до войны удачной оказалась командировка Фридмана
в Лейпциг в школу теоретической метеорологии В. Бьеркне-са. Важным этапом в жизни А.А.Фридмана явилось его учас­
тие в действующей армии в Первой мировой войне (1914 -1917 гг.). На фронте он проводил аэрологические наблюде­
ния, расчитывал полеты самолетов, удачно участвовал лич-но в боевых полетах и бомбежках, был удостоен Георгиев­
ского креста и других наград. В исключительно интересных
письмах с фронта обоим своим шефам, Стеклову и Голицыну,
офицер Фридман, наряду с научными вопросами, подрОбно
рассказывает о положении русской армии. Как видно из
дневника Стеклова, ему не очень понравилось увлечение
Фридмана военной карьерой; Стеклов даже говорнт о «бах­
вальстве» своего ученика, забывая, что речь идет о бое­
вом офицере. Вместе с тем Фридман был направлен в Киев
для чтения лекций по аэронавигации для летчиков и в на­
чале 1916 г. был назначеи руководителем соответствующей
службы фронта. По предложению флота генерал-лейтенанта •
академика А. Н. Крылова Фридман опубликовал конспект лек­
ций по аэронавигации. В Киеве стал членом физ.-мат. Об­
щества, начал чтение лекций в университете Св. Владимира.
После переезда в Москву Фридман короткое время летом
1917 г. был директором завода «Аэроприбор». Немаловажные
годы деятельности А. А. Фридмана связаны с его работой в
недавно организованном (октябрь 1916 г.) Пермском уни­
верситете. По моему предложению на одной из аудиторий
Пермского университета (странным образом ныне носящего
имя Горького, как и Харьковский и ряд других университе­
тов) помещена доска, отмечающая работу в университете
выдающегося ученого Фридмана.
Наряду с аэрологическими и боевыми полетами Фридман
не забывал о «чистой» науке и постарался ознакомиться во
288
взятом русскими Львове с новыми научными книгами. Экзем­
пляр классических работ по релятивизму, изданный в Гер­
мании, со статьями Лоренца — Эйнштейна — Минковского был
подарен Фридманом Боргмановской библиотеке физического
факультета Петроградского университета с надписью (цити­
руя по памяти): «Сия книга изъята в городе Львове воль­
ноопределяюшимся А. Фридманом:.. Конечно, я не ожидал,
увидев эту книгу в студенческие годы, что русское изда­
ние будет опубликовано с комментариями и дополнением
статьи Пуанкре под редакцией В.КФредерикса и д.Д.Ива­
ненко в начале 1935 г.
Возвратившись в начале 1920 г. из Перми в Петроград,
Фридман возобновил работу в геофизической обсерватории,
создав здесь математический отдел, и начал организовы­вать целую школу механиков теоретиков-метеорологов.
Фридман участвует в возрождении математического Общест­ва, публикует статьи в Большой Советской Энциклопедии и ряде журналов (в т. ч. В основанном им журнале «Климат и природа», конец 1924 г.)
Очень тяжело Александр Александрович переживал развод
с первой супругой Е. П.ДорофеевоЙ (в 1911 г.); в 1923 г.
он женился на сотруднице обсерватории Наталье Евгеньевне
Малининой. Их сын уже не застал скончавшегося 16 сентяб­ря 1925 г. отца; во время войны и после нее служил в армин ‘шофером, детей не имел. На нем закончился род Фридманов.
Конечно, Гамову, мне и другим студентам было ясно ог­ромное значение космологии Фридмана и его выигрыша в по­лемике с Эйнштейном. Профессор Ю.А.Крутков подробно рас­сказывал нам о том, что он с большим трудом уговорил
Эйнштейна, которому он привез личное письмо Фридмана с
подробными выкладками, ознакомиться с этими расчетами.
Рассмотрев в конце концов выкладки петроградского меха­ника, Эйнштейн понял, что никаких ошибок у Фридмана нет,
о чем он и написал в краткой заметке, признав неправильность первой своей публикации.  Эйнштейн сам участвовал в развитии кос­мологии Фридмана.
Мне посчастливилось слушать ряд докладов Фридмана в
математическом Обществе, в частности, об ‘одной из его
последних зарубежных поездок; запомнились замечания
Александра Александровича о мещанском стиле жизни ученых
в Голландии, где он, конечно, никогда не мог бы ПОсе­
литься, учитывая кипучую обстановку 20-х годов с органи­
зацией новых институтов и вузов в Советском Союзе. Я
вспоминаю также его последнее сообщение, посвященное
космологии, в котором он уже связывал свою теорию рас­
ширения Вселенной с наблюдениями разбегания галактик
американским астрономом СлаЙфером. Как -известно, закон
разбегания окончательно установлен в 1929 г. Хабблом, в
ПОJIНОМ согласии с теорией Фридмана. Во всяком случае,
вопреки мнению ряда авторов, считавших, что Фридман
смотрел на свои результаты только как математические вы­
воды из общей теории относительности, очевидно, что
Фридман уже понимал глубокое значение своего фундамен­
тального результата о необходимости учета эволюции Все­
ленной со времеием. Вспоминая еще раз нежелание Эйнштей­
на пересмотреть принципы своей статической космологии,
видио, что великий автор первой общерелятивистской кар­
тины Вселеииой понимал, что дискуссия с Фридманом каса­
ется не каких-нибудь незначительных неточностей в коэф­
фициентах, но что речь идет о самом фундаментальном ре­
зультате, именно, опризнании невозможности статического
характера Вселенной.
Фактически с необходимостью космология Фридмана при­
водила к модели Большого Взрыва Вселенной (формально из
начальной точки). Описание поведения плазмы протонов,
нейтронов, фотонов близ начального взрыва с их превраще­
ниями совместно с гравитонами в изотопы легких элементов
(водород, гелий, литий) было предпринято Гамовым во вто­рой половине 40-х годов и ОТНОсится к числу его наиболее фундаментальных достижений, учитывая, прежде всего, за-290
мечательное предсказание наличия заполняющего Вселенную
реликтового излучения, охлажденного примерно за 15 мил­лиардов лет расширения, до температуры всего в несколько градусов Кельвина. Открытие в 1965 г. предсказанного Га­мовым излучения с температурой 2,7 К (Пензиас и Вильсон) явилось одним из наибольших триумфов современной космо­логии Фридмана — Гамова. Однородность излучения с воз­можной разницей температуры в разных направлениях, не превышающей 10-5к, была подтверждена многими наблюдения­ми. Однако в самое последнее время результаты наблюдений при помощи советского устанавливают также ~ 1 O-Q К. спутника «Прогноз», по-видимому, низшую границу неоднородности
Как я указал в докладе на юбилейной конференции 1988 г. в Jlенинграде, у Фридмана были религиозные взгляды, …ЛГУ В. И. Смирнов, сам явственно религиозный человек (уже
в послеуниверситетские годы он высказывал в наших бесе­дах особый интерес к Достоевскому, критикуя атеистически настроенных писателей — Анатоля Франса и других). Свой
второй брак Александр Александрович совершил также цер­ковным венчанием в 1923 г., что, конечно, было необычным в те годы. Трудно сказать, по завещанию ли самого
А. А. Фридмана или его религиозно настроенных коллег, но
похороны ученого сопровождались православной траурной церковной службой.
Кончина в расцвете сил 37 -летнего классика физики, механики, метеорологии, организатора науки, патриота России, боевого офицера мировой войны, поразительно ра­ботоспособного человека, общего любимца коллег, учени­ков, высоко ценимого лидерами западных научных центров, была огромным ударом по отечественному и всему современ­ному естествознанию.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ К ВОСПОМИНАНИЯМ Д Д ИВАНЕНКО
1 Френкель В Я • Чернин А Д Возвращается Гамов// При­рода — 1989 — No 9 — С 82 — 102
2 Горелик Г Е • Френкель В Я Матвей Петрович Бронштейн — М — Наука, 1990
3 Вяльцев А Н Открытие элементарных частиц — М Наука, 1984
4 Erasmo Recaml 11 Caso Ма)огапа — Mllano Arnoldo Мопdаdоп Edltore, 1987
5 Капица П Л Письма о науке (1930 — 1980) — М Мос-ковский рабочий, 1989
6 Иваненко Д Д Новые подходы к единой теории (В книге Г Ю ГР.,едер Эволюция основных физических идей — Пер с нем — Киев Наукова Думка, 1985)
7 Троnn Э А, Френкель В Я, Чернин А Д Александр Александрович Фридман — М Наука, 1988

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие Введение
1. Детство в Одессе
2. Университетские годы в J1енинграде
3. За границей в Гёттингене, Копенгагене и Кембридже 51
4. Последнее возвращение в Россию 80
5. Крымская кампания 91
б. Сольвеевскии конгресс 99
Послесловие:
заметки о моей жизни в Соединённых Штатах 112
Краткая хронология личной и профессиональной жизни
Дж. Гамова 133
Публикации Джорджа Гамова 137

ниже:
Ю. И. Л и с н е в с и й
Дополнительные материалы к биографии учёного 151
Д.Д.И в а н е н к о
Эпоха Джорджа Гамова глазамн совремеНника 231
Список литературы к воспоминаниям Д.Д. ИlЗa!’lенко 292
Примечания 293

…Вохминцева в заграничных поездках работала эпизодически, главным образом лаборанткой. От брака с Гамовым сначала родилась дочь, но она умерла вскоре после родов, в 1934 году — сын Рустем-Игорь. В Америке Вохминцева некоторое время работала в редакции журнала — писала рефераты советских статей по оптике и спектроскопии. Брак с Гамовым распался в 1956 году.
Их сын в переписке с Ю.И.Лисневским, исследователем творчества Гамова, «ее фотография не   дает правильного представления о ее внешности, она была удивительно красивой женщиной и ей не нравилось играть второстепенную роль».
Она жила в штате Колорадо, сильно опасалась каких-либо связей с СССР, умерла в 1985 году. Своей родины она опасалась не случайно — как вспоминал их сын, посольство какое-то время требовало возвращения. А Судоплатов в 1994 написал о вербовке, за счет родственников, очевидно, ее.
Гамову же остался Кембридж, и сотрудница его издательства с Англии стала его другой женой, позже завещав его университету лекции (с 1971 г. дополняющие «клуб Гамова»,  51-ю в 2017 г. о Г-волнах читал Торн), где с 2008 их комитет и кафедру физики возглавлял Пол Бил.
Он работал всю жизнь, выдавая примерно по 5 публикаций в год, научные, и научно-популярные, и статьи, и книги.
И одна из его научно-популярных публикаций — о генетическом коде — навела А.Д.Сахарова на размышления о генетических последствиях ядерных испытаний. Сахаров попробовал так добиться большего влияния ученых, как когда-то Гамов, и то, что было дальше, показывает правоту его выбора, оплаченного краткой жизнью.
     Сын Гамова перешел от танцев матери в университет Гамова, стал постдоком уже нобелевского «герр Макса» Дельбрюка, переходя от его фагов-бактерий к эу- сенсорам грибов и др., профессором биофизики и химии, как турист и альпинист изобрел ряд устройств, как «мешок Гамова» — устройство для насыщения крови человека кислородом при горной болезни, кислородном голодании, спасшим немало жизней. В «…гениях» написано, что на сайте отражены их общие работы с отцом, найдите